УДК 342.734

ПЕНСИЯ ЗА ВЫСЛУГУ ЛЕТ И ИХ СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВАЯ ОЦЕНКА С ПОЗИЦИЙ ОТРАСЛЕВОЙ НАУКИ И КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВОСУДИЯ

Угличина Ксения Германовна1, Радченко Анастасия Евгеньевна1
1Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, Челябинский филиал, студент факультета «Экономики и права»

Аннотация
Статья посвящена пенсии за выслугу лет и их социально-правовой оценки с позиций отраслевой науки и конституционного правосудия. Авторами были выявлены проблемы в данной сфере.

Ключевые слова: , ,


Рубрика: 12.00.00 ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Угличина К.Г., Радченко А.Е. Пенсия за выслугу лет и их социально-правовая оценка с позиций отраслевой науки и конституционного правосудия // Современные научные исследования и инновации. 2020. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2020/01/91082 (дата обращения: 03.02.2020).

Научный руководитель: Пинская Елена Владимировна

доцент кафедры государственно-правовых дисциплин,

Российская академия народного хозяйства

и государственной службы при Президенте РФ,

Челябинский филиал

Начиная с 2000-х годов российская пенсионная система претерпела достаточно большие изменения. В большинстве своем они связаны с экономическими новациями, внедрявшимися в начале 90-х годов, а также с кризисной ситуацией, которая нависала над российской экономикой. Все эти события не могли не сподвигнуть пенсионную систему на совершенствование и приближения к современным реалиям, что делает данную тему достаточно актуальной и на сегодняшний день.

Изменения коснулись так же и двух составляющих пенсионной системы – обязательное пенсионное страхование и государственное пенсионное обеспечение. Подверглась изменениям и ключевая составляющая пенсионной системы – подсистема обязательного пенсионного страхования.

В государственном пенсионном обеспечении также есть свои проблемы, которые требуют внимания, а главное поиска решения. При постановки цели создания единой, непротиворечивой, адекватной пенсионной системы необходимо решать назревшие проблемы в обеих ее составляющих частях на основе принципа единства и допустимой (не разрушающей) дифференциации. И одна из таких проблем – проблема пенсионного обеспечения за выслугу лет государственных гражданских служащих.

Статья 39 Конституции РФ гарантирует социальное обеспечение в области пенсионного обеспечения. Помимо Конституции, данные положения имеются в важнейших международных правовых актах: ст. 25 Всеобщей декларации прав человека (1948), разделах V, IХ, Х Конвенции МОТ № 102 «О минимальных нормах социального обеспечения» (1952). Говоря о пенсии за выслугу лет, следует отметить тот факт, что с течением времени менялся субъектный состав получателей пенсии, условия назначения данной пенсии, порядка определения ее размера. В целом данный вид пенсии характеризует специфику национального законодательства в части пенсионного обеспечения отдельной категории граждан. Главное отличие названного вида пенсии состоит в том, что если пенсии по старости, по инвалидности, по случаю потери кормильца могут быть как страховыми, так и государственными, то пенсия за выслугу лет – это всегда сфера государственного пенсионного обеспечения.

В законодательстве СССР пенсия за выслугу лет предоставлялась разным категориям работников в связи с длительной профессиональной деятельностью (педагогическим, медицинским работникам и др.). В России же круг лиц путем включения в него ряда категорий, в том числе государственных служащих. Таким образом, в принципе, пенсию за выслугу лет можно назвать «пенсией госслужащих», причем это не только специфика России. Конвенции МОТ, определяя старость, инвалидность, потерю кормильца основаниями пенсионного обеспечения (в международных правовых актах – основаниями обеспечения пособиями), допускают возможность исключения из сферы применения конвенций (т.е. из общей системы обеспечения) государственных служащих. Так, в соответствии со ст. 39 Конвенции МОТ № 128 «О пособиях по инвалидности, по старости и по случаю потери кормильца» (1967) любое государство – член Организации, ратифицировавшее Конвенцию, может исключить из сферы ее применения государственных служащих, «когда эти категории охватываются специальными системами, обеспечивающими в общей сложности пособия по крайней мере равные тем, которые предусматриваются … Конвенцией». Положения аналогичного характера содержались и в ранее принятых конвенциях МОТ 1933 года (№№ 35-40) [5].

Многие ученые высказывали свое мнение по поводу проблемы повышенного пенсионного обеспечения для отдельных категорий граждан. По мнению М.Л. Захарова и Э.Г. Тучковой: «сформировалась привилегированная обособленная подсистема пенсионного обеспечения государственных чиновников» [3]. Н.В. Антипьева также подтверждает, «что в отраслевой науке сформировалась негативная точка зрения, связанная с дифференциацией в социальном обеспечении государственных служащих» [1]. В эту привилегированную систему были включены лица, замещавшие государственные должности Российской Федерации. Давая оценку сложившейся обособленной подсистеме, В.С. Аракчеев, Д.В. Агашев, Л.А. Гречук отмечают: «стремление законодателя к дифференциации … стало чрезмерным, что в итоге привело к существенному разрыву в уровне обеспечения…». Это приводит, считают авторы, к «сверхобеспечению», которое является «явным нарушением принципа социальной справедливости» [2].

Рассматривая критическую точку зрения данного вопроса, необходимо определить, что более высокий уровень пенсионного обеспечения всегда оправдывается достаточно большим объёмом ограничений госслужащих. Так, по мнению О.А. Кащеевой: «государственные служащие в связи с налагаемыми на них ограничениями, оказываются «в неравном положении по сравнению с гражданами, которые не состоят на государственной службе, поскольку уровень оплаты труда государственных служащих значительно ниже уровня оплаты труда работников негосударственной сферы экономики…» [4]. В такой постановке вопроса автор видит некое социальное неравенство и даже нарушение принципа социальной справедливости.

Особая позиция по данному вопросу у Конституционного Суда РФ, причем уже много лет она остается неизменной. Неоднократно в своих решениях Конституционный Суд указывал, что специфика государственной и муниципальной службы в Российской Федерации «предопределяет особый правовой статус государственных и муниципальных служащих». Исходя из особенностей этого статуса, характера выполняемых функций, установленных ограничений, «законодатель вправе с помощью специального правового регулирования устанавливать для государственных и муниципальных служащих определенные гарантии в области пенсионного обеспечения в зависимости от продолжительности, условий прохождения службы и других объективно значимых обстоятельств» [6]. В реальности, когда встает вопрос о выплате пенсии госслужащим, Конституционный Суд признает необязательный характер такой пенсии.

Механизм выплаты пенсии за выслугу лет государственным служащим определен в ст.ст. 7, 14, 21 Федеральный закон «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» от 15.12.2001 № 166-ФЗ.


Рис. 1. Специфика выплаты пенсии за выслугу лет

При обращении в Конституционный Суд граждан, имеющих право на две пенсии (за выслугу лет и по инвалидности), но не имеющих право получать их одновременно, суд принимает стандартные решения об отказе, при которых аргументирует это тем, пенсия за выслугу лет – это не основное (гарантированное), а дополнительное социальное обеспечение. Такой вывод прямо или косвенно присутствует во многих определениях Конституционного Суда (от 25.05.2017 № 1044-О; от 19.07.2016 № 1589-О; от 23.04.2015 № 880-О; от 21.12.2006 № 604-О и др.). Таким образом, граждане, недовольные «исчезновением» пенсии за выслугу лет, к сожалению, не смогут изменить сложившуюся ситуацию, и это еще раз доказывает, что в пенсионном законодательстве не должно быть каких-либо нормативно закрепленных возможностей искусственного повышения уровня пенсионного обеспечения.

Считаем, что в основе предоставления пенсии за выслугу лет должны лежать два определенных и понятных для людей фактора: стаж и заработная плата. Это необходимо для того, чтобы человек самостоятельно мог на них воздействовать, тем самым формируя определенный уровень своего материального обеспечения в послетрудовом периоде.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Антипьева Н.В. Единство и дифференциация в праве социального обеспечения. М.: Проспект, 2016. 240 с.
  2. Аракчеев В.С., Агашев Д.В., Гречук Л.А. Право социального обеспечения России. Томск, 2006. Ч. 1. 228 с.
  3. Захаров М.Л., Тучкова Э.Г. Право социального обеспечения России. М.: Волтерс Клувер, 2004. 581 с.
  4. Кащеева О.А. Институт исчисления размеров пенсий в праве социального обеспечения: теория и практика: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. 25 с.
  5. Миронова Т.К.  Пенсии за выслугу лет и их социально-правовая оценка с позиций отраслевой науки и конституционного правосудия / Т.К. Миронова // Matters of Russian and International Law. 2018, Vol. 8, Is. 8A Сб. научн. статей. Режим доступа: http://pravosobes.ru/Science/pensii_za_vyslugu_let_voprosy_mezhd_2018.pdf. – дата обращения: 09.11.2019.
  6. Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июня 2007 г. № 12-П «По делу о проверке конституционности пунктов 9 и 10 статьи 7 Закона Нижегородской области «О пенсии за выслугу лет лицам, замещавшим государственные должности Нижегородской области» в связи с жалобой гражданина Н.Д. Пирожкова» // Российская газета. – 2007. – № 157.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Угличина Ксения Германовна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация