УДК 342.9

ДОГОВОРНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В СИСТЕМЕ СОВРЕМЕННОГО АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА РОССИИ

Мальцев Родион Евгеньевич
ЧОУ ВО "Омская Юридическая Академия"

Аннотация
институт административного договора является сравнительно молодым, по отношению к другим институтам административного права. В виду того, что договорные начала, в теории отечественного административного права, исследуются сравнительно недолго и институт административно-договорных отношений является не до конца сформированным и постепенно развивающимся, отсутствует единое мнение о его необходимости и значимости в отечественном административном праве. При этом диспозитивные способы осуществления государственного управления планомерно занимают свое, вполне обоснованное место, в системе административного права России.

Ключевые слова: , , ,


Рубрика: 12.00.00 ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Мальцев Р.Е. Договорные отношения в системе современного административного права России // Современные научные исследования и инновации. 2019. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2019/09/89720 (дата обращения: 06.02.2020).

На современном этапе развития административного права формы государственного управления подвергаются существенной реформации, основными целями которой выступают модернизация государственного управления, состоящая в создании правового поля, наиболее полно обеспечивающего права и свободы человека и гражданина, повышение ресурсной экономичности, без снижения эффективности государственного управления,  а также соблюдение баланса между публичными и частными интересами.

Актуальными являются вопросы осуществления государственного управления, так как укрепление позиций гражданского общества и построение правового государства, с которыми на данном этапе развития государства имеются существенные проблемы, невозможно без эффективной системы управления.

По мнению ученых, изучающих положение и значимость административного права в современной системе российского права, основная роль административистики состоит в формировании правовой государственности, в первую очередь направленной на обеспечение законности и обоснованности публичного управления.

В числе прочего, она должна быть направлена на установление правовых стандартов организации и функционирования органов власти, осуществляющих публичное управление, а также на установление общих правил осуществления отдельных процедур, реализуемых при осуществлении государственного управления, и являющихся составной частью административного процесса.

Профессор Г.В. Атаманчук, раскрывая классическое понимание  управленческой деятельности, обращает внимание на превалирование административных методов правового воздействия, при реализации управленческих функций, и выделяет характерные для них признаки, в том числе «прямое влияние государственного органа или должностного лица на волю исполнителей путем установления их обязанностей, норм поведения и издания конкретных команд; односторонний выбор способа решения стоящей задачи, варианта поведения, однозначное решение ситуации, подлежащее обязательному исполнению; безусловная обязательность распоряжений и указаний, невыполнение которых может повлечь за собой различные виды юридической ответственности» [1, с. 59].

Данный пример в полной мере раскрывает суть административного права, которая заключается в желании органов, осуществляющих управление, полностью контролировать процесс реализации возложенных на них функций.

Однако, изменение тенденций развития административного права в общем и теории государственного управления, в частности, способствовало возникновению новых, отличных от классических, моделей регулирования управленческих отношений.

Например, Ю.Н. Старилов обращает внимание на то, что «в последние годы появились новые формы организации – горизонтальные отношения, то есть отношения, основанные на равенстве субъектов управления» [ 2, с. 489].

Исследую возможные способы модернизации государственного управления, В.А. Потехин отмечает, что существует обоснованная необходимость в поиске других подходов к реализации управленческой деятельности, так как построение жесткой вертикали власти, при игнорировании инициативности иных субъектов, является неэффективным [3. с. 59].

Общеправовые постулаты равенства субъектов правоотношений, наличия автономии воли сторон и самоопределяющихся центров, а также частной инициативы принято относить к сфере регулирования частноправовых отраслей права [3. с. 59].

В виду этого достаточно остро стоит вопрос о соотношении частноправового и публично-правового регулирования в рамках реформирования, проводимого в области административного права.

Проблема определения критериев, разграничения частного и публичного права, имеет достаточно глубокую историю и огромное количество позиций. Основной же является позиция, сформированная еще в римском праве, указывающая на интересы субъектов правоотношения, которые защищаются соответствующими нормами.

Так Ульпиан, юрист классического римского периода, утверждал, что публичное право «относится к состоянию Римского государства, а частное имеет в виду интересы отдельных лиц» [4. с. 24]. Указанная классификация, по мнению большинства ученых, была реализована в странах романо-германской правовой системы. Однако часть ученых придерживается позиции, согласно которой разграничение права на частное и публичное присуще всем правовым системам и проявляется как в обычном праве, так и в континентальных правовых системах.

Стоит отметить, что данная полемика, на современном этапе развития права, не имеет под собой практического смысла, в виду того, что она лишь способна показать исторический путь формирования отраслей права, включающий в себя, как идейную составляющую (чьи интересы подлежали защите), так и специфику формировавшихся правоотношений (выступают в качестве второстепенных критериев их разделения).

Основным критерием, позволяющим разграничить указанные процессы, является способ правового регулирования, который обычно предстает перед нами синтезом императива и диспозитива, и применим к любым областям общественных отношений.

Исходя из вышеизложенного, закономерным является утверждение А.В. Васильева, согласно которому «отделить публичное право от частного и создать самостоятельную совокупность норм публичного и частного права невозможно, поскольку в типично публичном праве, например уголовном, присутствуют нормы частного права, а в типично частном, гражданском или семейном, нормы публичного права. Поэтому, думается, можно говорить лишь о существовании правовых норм, регулирующих публичные и частные общественные отношения» [5. с. 100].

Схожей по смыслу является позиция Т.Н. Радько, утверждающего, что «отдельно взятую отрасль права невозможно считать отраслью абсолютно частного или только публичного права».[6. с. 65]

Взаимопроникновение частного и публичного права в настоящее время является объектом отдельных исследований. Все больше вопросов разрешается посредством отрицания строгого разграничения частного и публичного права.

Фактически с началом конвергенции регулятивных процессов, в отечественной теории права, можно смело утверждать о заимствовании административным правом частноправовых конструкций «субъективного права», «обязательства», «договора».

Теоретически использование частноправовых методов направлено на снижение нагрузки с системы государственного управления путем реализации потенциала, заложенного в частноправовых отношениях, а также,  за счет гибкости нормативного регулирования, наличия элементов конкурентной среды и личной предприимчивости, стимулируемой присутствием частных интересов.

Указанные свойства являются причиной появления устойчивой тенденции применения элементов частного права в публично-правовых отраслях. Однако каждое такое использование, имеющее своей целью повышение эффективности правового регулирования в той или иной сфере общественных отношений, где данные методы и конструкции невозможно признать традиционными, нуждается в теоретическом обосновании.

Стоит отметить, что противники использования договорных моделей, регулирования общественных отношений, в области административного права, в качестве невозможности их применения, приводят довод о том, что сущность договорной модели противоречит власти-подчинению (субординации) как главному признаку отношений, регулируемых административным правом, в силу чего модель административного договора слабо развита в России и в принципе не должна реализовываться в области публичных правоотношений.

Приведенное суждение является не совершенным в силу того, что история возникновения и функционирования института административного договора в зарубежном законодательстве насчитывает более ста лет. Кроме того, данный факт не подвергается сомнению и не критикуется, в том числе учеными, по мнению которых использование рассматриваемой конструкции, в национальном законодательстве, невозможно и неэффективно.

В целом основной проблемой данной позиции является недостаточность доказательственной базы и отсутствие достаточной глубины обоснования. Простое указание на отличие предмета и метода правового регулирования само по себе не объясняет, каким образом это влияет на невозможность использования договорных начал в публичном праве, и выступает скорее в качестве формального барьера. Более того, при рассмотрении вопроса о методах правового регулирования, используемых в различных отраслях права, как правило, речь идет не о единственном способе воздействия на общественные отношения, а лишь о преобладающем и характерном.

В связи с этим, следует заключить, что, ввиду отсутствия единого и исключительного метода правового регулирования, в административном праве возможно применение договорных начал, реализованных в институте административного договора.  Препятствия, приводимые в большинстве научных работ, выступают в качестве архаичного восприятия форм осуществления государственного управления и направлены не на развитие и повышение его эффективности, а на возможность сохранения за органами управления публично-властных полномочий.

Закрепление диспозитивных форм осуществления государственного управления, на достаточно высоком уровне, возможно в случае детальной теоретической проработки механизмов их реализации (развитие концепции административного договора) и последующего законодательного закрепления в нормативно-правовых актах базовых положений, регулирующих общественные отношения по поводу заключения административных договоров.

Указанное нормативное закрепление возможно, как на базе норм гражданского права, регулирующих договорные отношения, так и посредством полного обособления административных договоров, с учетом специфики публичных правоотношений.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Атаманчук Г.В. Теория государственного управления: курс лекций. – 4-е изд., стер. – М.: Омега-Л, 2006. С. 57-59.
  2. Административное право: учебник // Б.В. Россинский, Ю.Н. Старилов. – 4-е изд., персмотр. и доп. – М.: Норма, 2009. С. 488-489.
  3. Новицкий И.Б. Римское право: учебник для вузов. – М.: ЗЕРЦАЛО-М, 2006. С 24-25.
  4. Потехин В.А. Развитие взаимодействия государства и гражданского общества как условие модернизации управленческой деятельности // Власть. – 2010. – №8. – С. 59-64.
  5. Васильев А.В. Публичное и частное в праве // Теоретические и практические проблемы правопонимания: материалы III Международной научной конференции, состоявшейся 22-24 апреля 2008 года в Российской академии правосудия // под ред. В.М. Сырых, М.А. Заниной. – 2-е изд. C. 100-107.
  6. Радько Т.Н. Теория государства и права: учебн. – 2-е изд. – М.: Проспект, 2009. С. 65-67.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Мальцев Родион Евгеньевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация