УДК 364.4

ПРОБЛЕМА НАСИЛИЯ В ОТНОШЕНИИ СОЦИАЛЬНЫХ РАБОТНИКОВ СО СТОРОНЫ ЛИЦ С ДЕВИАНТНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ

Кивенко Кристина Станиславовна
Российский государственный социальный университет

Аннотация
В статье автором анализируется, становящийся все более актуальной в современном мире, проблема насильственных действий в отношении работников социальных служб и нападений на них во время выполнения ими своих должностных обязанностей со стороны лиц отличающихся девиантным поведением.

Ключевые слова: , , , , , , , , ,


Рубрика: 22.00.00 СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Кивенко К.С. Проблема насилия в отношении социальных работников со стороны лиц с девиантным поведением // Современные научные исследования и инновации. 2019. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2019/04/88958 (дата обращения: 09.04.2019).

Профессия социального работника давно и прочно связана с вопросами агрессии, конфликта и насилия. В последнее время конфликты и насилие на рабочем месте стали не просто реальным, а все более распространенным явлением.  И сама социальная работа основана на общении работников социальных служб и их клиентов, зачастую людей эмоционально неустойчивых, уставших от жизненных проблем и неустроенности, поэтому для нее характерны конфликты[5, с. 213-217]. Помимо того, именно социальные работники при выполнении своих профессиональных обязанностей, являются представителями одной из профессий, чей профессиональный долг сталкивает их с лицами отличающимися девиантным, а иногда и преступным поведением, им приходится работать с маргинальными слоями общества и даже психически больными людьми.

Ряд громких примеров насилия по отношения к социальным работникам происходящие по всему миру, включая самые благополучные страны, нашли свое отражение в средствах массовой информации. Так, наиболее красноречивый случай произошел  8 ноября 2018 городе в Бейт-Даган, где женщина у которой социальная служба изъяла из семьи дочь, после того, как выяснилось, что мать страдает психическим расстройством и не в состоянии обеспечить ей должный уход, разбила молотком окно машины сотрудницы социальной службы, а затем попыталась ее задушить. Данный инцидент, только по счастливому стечению обстоятельств не завершился трагической развязкой, работница социальной службы хотя и поранилась осколками битого стекла, но ей удалось вырваться и убежать[1]. Впоследствии полиция задержала нападавшую.

Все это привлекает внимании не только общественности, но и профессионального сообщества к данному вопросу, и делает необходимым сосредоточить свое внимание на возможности насилия по отношению к работникам социальных служб со стороны лиц отличающихся девиантным поведение, с которыми им приходится сталкиваться выполняю свою работу.

Но в отечественной практике, это еще все же  недостаточно изученный аспект профессии социального работника. Так, за исключением нескольких частных исследований отсутствует ясные статистические данные о насильственных действиях и  нападениях именно на социальных работников, в то время как подобные нападения например, на сотрудников полиции или медицинских работников, не только статистически учитываются, но и подвергаются зачастую тщательному разбору с выделение причин и факторов подобных случаев. Достаточно подробно ведется такой учет даже в сравнительно близких к России странах. Так, Департамент статистики Эстонии учитывает данные по такого крода происшествий как отдельную категорию, причем в последние годы здесь отмечают, что участились нападения на социальных работников, например регистрировались случаи нападения со стороны наркозависимых подопечных[3].

Научные исследования по теме конфликтов и насилия в социальной работе проводились в разных странах и практически везде они показывают сходные результаты, причем практически повсеместно отмечается повышение уровня агрессии по отношению к социальным работникам. Наиболее обширные исследования на подобную тематику, практически на регулярной основе происходят в США, во многом благодаря деятельности Национальной ассоциации социальных работников (NASW). Эта организация, являющаяся профессиональной организацией социальных работников США, не только заказывает, но и публикует информацию  этих исследований для ознакомления с ней широкой общественности. Так если  в 1996 году в рамках национального исследования и обнаружилось, что 42 % социальных работники подверглись словесному оскорблению со стороны клиентов, 17,4% подвергались физическим угрозам, и 2,8 процента подверглись физическому насилию.  То в 1999 году другое национальное исследование показало, что  50,7 % членов NASW испытали агрессию в устной форме и 19,9 процента были физически атакованы.

Прослеживается эта тенденция и в наиболее детальном, недавнем исследовании Робина Рингстада, в котором участвовали 1 029 членов NASW. Подавляющее большинство  (86 %) из 1029 социальных  работников, участвовавших в опросе, отметили, что приходилось испытывать какой-то тип насилия со стороны клиентов во время их работы.  Не удивительно,  что психологическая агрессия, включая угрозы, словесные оскорбления и разрушение предметов (вещей принадлежавших социальному работнику, документов и т.п.), было более распространена, чем физическое  нападение.  Результаты показали, что 85,5 % социальных работников испытали какой-то тип  психологической агрессии со стороны клиентов в какой-то момент  в течение их карьеры и 62,3% испытали психологическую агрессию в течение последних 12 месяцев. Физическое нападение со стороны клиентов также не было редкостью,  30,2 %, сообщающие о том, что подвергались физическому насилию в какой-то момент в своей карьере и 14,7 процента сообщили о том, что такое нападение имело место в прошлом году. Наиболее часто сообщалось о таких случаях физического нападения: толчки (5,9 %) броски вещей (5,5%). Сообщается и о вовсе возмутительных случаях избиения, попытках удушения, ударах о стену, нанесение ожогов горячей посудой или ошпаривании, угрозе оружием (холодным и огнестрельным) и даже  сексуальном насилии[2]. Конечно такие случаи составляют всего около 1%, но и это чрезвычайно высокий показатель, указывающий на особую опасность, на первый взгляд такой мирной профессии, как социальный работник.

К сожалению, российские организации подобного плана (Межрегиональный профессиональный союз работников и сотрудников организаций социальной сферы или Союз социальных педагогов и социальных работников) пока не могут похвастаться столь подробными исследованиями. Фактически этим занимаются отдельные исследователи. Так, Н.А. Птицына провела пилотажное социологическое исследование (Иваново, 2012), объектом которого выступили специалисты по социальной работе в возрасте до 30 лет, выборочная совокупность составила 30 человек. В результате выяснилось, что практически все опрошенные, трудящиеся в различных органах и учреждениях системы социальной защиты населения, встречались с фактами насилия (95%). Причем, авторами насилия выступали клиенты (75%) и их ближайшее окружение [11, с. 361-367].

В подавляющем большинстве подобные случаи нападений, физического и морального насилия совершают люди и ранее отличавшиеся девинантным поведение. При этом в самом современном российском обществе наблюдается резкое обострение поведенческой девиации (многие обыденно уже описывают её как поведенческую «странность»», связанную с избыточной конфликтностью и склонностью к насилию.  Зачастую подобным поведением отличаются именно люди из социально незащищенных групп населения, у которых подобная система поведения вырабатывается  в результате глубокого неудовлетворения условиями своего существования  (независимо от того связаны ли эти условия с объективными или субъективными обстоятельствами). Корни этого явления различны, но среди прочих причин ведущими являются социальное неравенство и неодинаковый доступ к ресурсам социального развития индивида или социальной группы. Поэтому потребность в социальной работе с лицами отличающимися девиантым поведением и необходимость  тщательной подготовки специалистов социальных служб к подобной работе объективно возрастает. Но даже отрадный факт, что государство начинает «поворачиваться лицом» к лицам с девиантным поведением имеет и обратную сторону, особенно если социальный работник оказывается практически «один на один» с подобными людьми [8, с. 141].

В то же, время несмотря на тщательный разбор понятия «девиантное поведение» в научной литературе, среди занимающихся практической деятельностью социальных работников  существует значительное количество вопросов, и противоречий, а иногда и просто путаницы относительно понимания, что является нормальным, отклоняющимся или патологическим в поведении подопечных, их родственников и близких.  Как человек находящийся постоянно в человеческой среде с повышенным фоном поведенческих отклонений,  социальный работник постепенно свыкается с девиантным поведение окружающих, его взгляд как бы «замыливается». Основным аспектом этой ситуации является то, что социальные работники обычно придают большое значение социокультурному разнообразию и проявляют терпимость к широкому кругу девиантного поведения и «альтернативного образа жизни». Тем не менее, именно социальные работники должны особенно четко понимать природу и значение поведения  подопечного для того, чтобы быть не только эффективным в работе, но и понимать когда его поведение переходит грань допустимого и требуется принятие иных мер реагирования (например, привлечение сотрудников медицинско-психиатрической службы, полиции, МЧС и т.п). Путаница и разногласия по этим вопросам ослабляют способность выполнять основные функции социальной работы в обществе.

Проблемные семьи отличающееся повышенным уровнем насилия, пожилые и одинокие люди с отклонениями в поведении, трудные дети и подростки и даже бывшее заключенные, вот контингент людей  с которыми приходится иметь дело социальному работнику на постоянной основе. К тому же в подобной среде не редко процветают антисоциальные пороки, в особенности алкоголизм и наркомания. Еще более усугубляет ситуацию проживание лиц которым необходима социальная помощь в столь же неблагоприятных условиях  окружающей социальной среды, благоприятствующей развитию  девиантного поведения.

Вне зоны внимания современного профессионального сообщества (особенно относительно несовершеннолетних, осужденных или граждан, страдающих хроническими психическими заболеваниями) остается и вопрос о том, как должно строиться профессиональное общение в ситуации, если общество принуждает клиента к регулярному общению со специалистами. В данном случае речь идет о «недобровольных или частично добровольных» [6] клиентах, например, бывших заключенных или лиц страдающих психическими заболеваниями. Особая опасность проявления агрессивного для социального работника девиантного поведения возрастает в закрытой домашней обстановке, когда уменьшаются сдерживающее действие общественного окружения. Подтверждают это и беседы с практикующими социальными работниками, которые позволяют заключить, что наибольшие опасения у них вызывают посещения семей в домашних условиях (где сотрудники социальных служб могут встретиться с членами семьи, употребляющими психоактивные вещества или совершившими правонарушения) [7, с.375-380].

Конечно, к основным формам девиантного поведения в современных условиях можно отнести и преступность, алкоголизм, суицидальные наклонности, сексуальную распущенность. Каждая форма подобной девиации имеет свою специфику и представляет опасность. Но и в этом ряду злоупотребление наркотиками наиболее острая часть проблемы работы с лицами отличающимися девиантным поведением. В свою очередь наркомания – причинный фактор, вызывающий ряд тяжёлых последствий, психическую, телесную инвалидизацию, лишение возможностей  развития и как следствие повышенную агрессивность поведения [4, с.55-58] и готовность на любые насильственные действия в попытках получить доступ к очередной дозе.

Не меньшую потенциальную опасность представляет собой и работа в проблемных семьях. В семьях социального риска практически всегда имеет место, проявления агрессивного и жестокого обращения, как с членами своей семьи, так и с посторонними, особенно если они пытается вмешиваться во «внутрисемейные» дела.  В большинстве случаев любое общение с такими семьями проходит в атмосфере повышенного эмоционального напряжения, причем грань между конфликтным поведение, психологическим или эмоциональным насилием почти размыта, и социальный работник с трудом может контролировать фазу, когда она может перерасти в насилие физическое.  Причем самими лицами с девиантным поведением подобный переход не рассматривается как, что-то чрезвычайное, для них это обыденность.

К негативным последствиям изменений в обществе относится и рост жестокости и насилия в подростковой среде. Причем, насилие в подростковой среде чаще всего происходит в стенах образовательного учреждения, а попытки привлечения к решению проблем социальных работников, встречают, повышенную индивидуальную, а иногда и групповою агрессию  со стороны подростков. Результаты одного из исследований видов агрессивности свидетельствуют о том, что большинство подростков 53 % склонны к выраженной физической агрессивности, они могут использовать физическую силу против другого лица. Кроме того, у 22 % подростков наблюдается высоковыраженная обида. К высокой вербальной агрессии, ругани, оскорблениям склонны 29 % подростков. И что самое, страшное открытую жестокость в отношениях к людям проявляют до 40 % подростков[10, с.27].

Особую опасность для работников социальных служб представляет  проходящий в последнее время нашей стране эксперимент по сокращению психиатрических коек. Для этого имеется два основных повода – гуманизация общества и экономия бюджетных средств. Работающие с психически больными людьми учреждения объединяются или ликвидируются, а выписанные пациенты оказываются наедине с обществом.  Так, количество психиатрических больниц в России сократилось с 270 в 2005 году, до 195 в 2016 году[11]. Но такие бывшие пациенты в большинстве своем не обладают навыками жизни в этом самом обществе, зачастую одиноки и нуждаются в социальной помощи. Как следствие они оказываются под надзором работников социальной службы. И даже если данные лица не представляют реальную угрозу для себя или для окружающих (что отнюдь не редкость), работа с такими людьми, по определению обладающими отклонениями в поведении требует от работников социальных служб специальных навыков и повышенной психологической устойчивости.

В общем, в общении с любыми лицами имеющими отклонения в поведении, социальный работник должен уметь различать когда поведение при всей странности и отличиях от общепринятых норм находится в рамках законопослушных действий, а когда они приобретают признаки опасной агрессии или насилия нуждающегося в пресечении с применим мер властного контроля.

Социальные работники должны иметь набор необходимых технологий работы с лицами отличающимися девиантным поведением, а не просто опираться на личные способности и навыки к погашению агрессии. Такими технологиями могут быть и меры психологической социальной  профилактики применяемые к этим лицам,  наработка поведенческих приемом у самих социальных работников. В том числе необходимо обучение социальных работников специальным приемам самозащиты и обеспечение их необходимыми средствами (электрошокерами, газовым оружием и т.п.). При общении с заведомо агрессивными личностями должны создаваться условия, препятствующие проявлению девиации, даже если подобные будут носить предупредительно-карательный характер.

Помочь, в предупреждении появлений агрессивного девиантного поведения может применение зарубежного опыта стран, уже сформулировавших собственные методы борьбы с данной угрозой. Например, опыт социальной работы в графстве Стаффордшир (Великобритания), свидетельствует о том, что обязательным условием посещения неблагополучных семей является работа специалистов в паре, причем информация о маршруте социальных работников известна не только в центре социальной помощи, но и в полиции. Сотрудники оснащены мобильными средствами связи (соответственно, в любой момент они могут рассчитывать на поддержку правоохранительных органов). Принципиальное значение имеет то обстоятельство, что их клиентам известен этот механизм[12, с.363].

А в общем, именно социальные работники, сами, «кровно» заинтересованы в том, чтобы понять насколько опасно отклоняющееся, ненормальное поведение подопечных и их окружения, чтобы вовремя избежать опасности или купировать ее.  К тому же, при наличии необходимых навыков общения с людьми отличающимися девиантным поведением и специальных механизмов реагирования  деятельность социального работника может осуществляться с большей эффективностью.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. If: за пять лет число несчастных случаев на рабочем месте выросло на 60 процентов [Электронный ресурс] //  «Postimees» — новостной портал. – URL: https://rus.postimees.ee/2867681/if-za-pyat-let-chislo-neschastnyh-sluchaev-na-rabochem-meste-vyroslo-na-60-procentov (дата обращения 18.02.19).
  2. Robin Ringstad Conflict in the Workplace: Social Workers as Victims and Perpetrators  [Электронный ресурс] // Бибиотека научных публикаций Questia – URL: https://www.questia.com/read/1G1-148764830/conflict-in-the-workplace-social-workers-as-victims (дата обращения 18.02.19).
  3. Алон Амир Сотрудницу соцслужбы пытались задушить:  объявлена забастовка соцработников [Электронный ресурс] // Сайт «Вести». – URL: https://www.vesty.co.il/articles/0,7340,L-5396098,00.html (дата обращения 18.02.19).
  4. Боряк В.П., Бикеева Е.А. Медико-социальная работа с молодежью с девиантным поведением. // Kant. – 2015. – № 1.
  5. Воробьева Е. Способность разрешать конфликты — неотъемлемая черта социального работника // Актуальные проблемы теории и практики психологии и социологии Тезисы II Всероссийской студенческой научно-практической конференции. – М.: Перо, 2017.
  6. Гулина М.А. Словарь-справочник по социальной работе. [Электронный ресурс] // Национальная социологическая энциклопедия. – URL: http://voluntary.ru/dictionary/903/word/nedobrovolnyi-klient (дата обращения: 19.02.2019).
  7. ЖЕСТОКОСТЬ И НАСИЛИЕ КАК ФОРМА ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ ПОДРОСТКОВ. Бейгуленко О.В., Ардашова Ю.И., Бочарникова Н.А. Жестокость и насилие как форма девиантного поведения подростков. //Технологии социальной работы с различными группами населения VI Всероссийская научно-практическая конференция. – Чита: Изд. ЗГУ, 2017.
  8. Захарова А.Р. Девиация и социальная работа. // Россия и мир: национальная безопасность, вызовы и ответы. Двадцать первые Вавиловские чтения: материалы международной междисциплинарной научной конференции: в 2 ч. Ч.1. – Йошкар-Ола: Поволжский государственный технологический университет, 2018.
  9. К чему приведет массовая ликвидация психиатрических больниц в России? [Электронный ресурс] // Данные Информагенства КВ. – URL: https://rossaprimavera.ru/article/42d3791a (дата обращения 18.02.19).
  10. Птицына Н.А. К проблеме насилия в профессиональной деятельности специалистов по социальной работе // Социокультурные корни насилия в современном обществе: Материалы международной конференции. – Нижний Новгород:  ООО «Научно-исследовательский социологический центр», 2013.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Кивенко Кристина Станиславовна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация