УДК 908

СОЗДАНИЕ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РЕГИОНАЛЬНЫХ ПАРТИЙНЫХ СТРУКТУР АЛТАЯ В КОНЦЕ 1930-Х Г.

Головинова Юлия Владимировна
Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ
Алтайский филиал, кафедра теории и истории государства и права кандидат исторических наук, доцент кафедры теории истории государства и права

Аннотация
Настоящая публикация посвящена вопросу формирования партийных органов Алтайского края. Автором показано, что создание региональных партийных структур края, осуществлялось в условиях жесткого централизованного управления всей организационной деятельностью партийных органов.

Ключевые слова: , , , , , ,


Рубрика: 07.00.00 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Головинова Ю.В. Создание и деятельность региональных партийных структур Алтая в конце 1930-х г. // Современные научные исследования и инновации. 2019. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2019/03/88826 (дата обращения: 25.03.2019).

В последние два десятилетия проблемы региональной партийно-государственной элиты как особой социальной группы  советского периода отечественной истории привлекают пристальное внимание исследователей. Как правило, при сравнительном анализе социальных и политических трансформаций, итоговым результатом которых является современное российское государство, чаще всего ученые рассматривают периоды «перестройки», реже «позднего сталинизма» и «хрущевской оттепели». Однако редко обращаются к 1930-м гг. – эпохе становления режима коммунистов в его «классическом», сталинском виде. Поэтому, чтобы глубже понять суть данной государственности, следует обратиться к анализу коренных оснований советской политической системы, утвердившейся к концу 1930-х гг. Ведь именно в это время в Советском Союзе формировалась особая, номенклатурная разновидность властвующей элиты. Тем более представляется очевидным, что некоторые принципы номенклатурного способа формирования института государственной власти с его системой «вертикального» подчинения Центру в известной мере унаследованы  современной российской элитой.

Создание  региональных партийных структур края, осуществлялось в условиях жесткого централизованного управления всей организационной деятельностью партийных органов, городских и районных комитетов партии Организационным бюро ЦК ВКП(б) по Алтайскому краю. В число функций этого органа, прежде всего, входили оперативное рассмотрение неотложных партийно-политических и хозяйственных вопросов, организация структурных подразделений аппарата крайкома партии и других краевых ведомств и организаций. Например, в соответствии с  постановлением бюро от 9 октября1937 г. краевая газета «Красный Алтай» − печатный орган Оргкомитета ЦК ВКП(б), Оргкомитета ВЦИК по Алтайскому краю и Барнаульского горкома ЦК ВКП(б) − была переименована в «Алтайскую правду» [1]. Изменения в административно-территориальном делении Алтайского края в период его обособления влекли за собой частые перестройки в структуре краевого партийного аппарата уже на самом начальном этапе его формирования. В этот сложный переходный период, когда уточнялись административные границы между областями и районами, происходило постоянное разукрупнение районов в крае, еще более усиливалась потребность в кадрах руководящего звена. Требовались подготовленные кадровые работники, а их было тогда недостаточно. Поэтому одними из важнейших функций не только Организационного бюро, но и краевого партийного комитета становятся организация подготовительной учебы и последующая правильная расстановка партийных, советских и хозяйственных кадров на ключевых участках работы в крае. В итоге, за 9 месяцев1938 г. было  выдвинуло 1700 кандидатур, направленных в дальнейшем на партийно-политическую и хозяйственную работу [2]

В период формирования местных партийных организаций одной из функций управленческой деятельности партийного аппарата, в частности руководящих партийных кадров, стали частые командировки в районы в нижестоящие партийные комитеты с целью ознакомления с обстановкой, а также выработки форм и методов партийной работы.

Централизованно решалась проблема слабого роста численности первичных организаций правящей партии посредством специального постановления  Оргбюро «О приеме в ВКП(б)». В нем отмечался слишком замедленный рост количества первичных парторганизаций в таких районах, как Усть-Калманский, Старо-Бардинский (Красногорский), Панкрушихинский, Сорокинский, Ключевский и др. В постановлении говорилось, что «вместо терпеливой воспитательной работы в партийных организациях часто применялась такая крайняя мера как исключение из рядов ВКП(б). При этом  использовались стандартные обвинительные формулировки: ”пассивность”, ”непригодность”, ”не оправдал доверия” и т.п.» [2]. В результате были запланированы конкретные мероприятия по росту партийных рядов, а краевому партийному комитету предписывалась реализация этих мероприятий.

В период формирования краевого партийного аппарата важнейшим методом осуществления управления краем со стороны центральных органов власти  оставалось жесткое администрирование, когда работа региональной элиты строилась на директивах и постановлениях, полностью регламентирующих ее деятельность. Основными задачами работы партийного комитета края того исторического отрезка были комплектование кадрового состава аппарата власти и установление разграничений в должностных полномочиях. И в реализации их задач преобладали административно-политические методы.

Важнейшим фактором формирования партийных органов края стала политика репрессий, направленная против партийной номенклатуры, характеризующаяся арестами руководящих партийных работников. Кампания репрессий началась централизованно после февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) 1937 г. Сначала каток репрессий прошел по высшему уровню номенклатуры – ЦК ВКП(б), а потом  был направлен в регионы, так как большинство местных партийных руководителей являлись членами ЦК ВКП(б) [3]. В 1938 г. в Алтайском крае подверглись репрессиям ряд секретарей горкомов и райкомов ВКП(б). Причем, как правило, вместе с ними арестовывались руководители организаций, учреждений МТС, колхозов и совхозов. Официально политика репрессий была нацелена на поиск и уничтожение «троцкистов» в местных партийных организациях, осуществляющих вредительскую  деятельность. В марте 1937 г. появляется новая формулировка «враг народа». Уже на первой краевой партийной конференции, состоявшейся в июне1938 г., призывы к усилению борьбы с врагами народа звучали в отчетном докладе, сделанном первым секретарем крайкома ВКП(б) Л.Н. Гусевым, а также в каждом выступлении делегатов. «Мы можем прямо сказать, − заявлял первый секретарь крайкома в июне1938 г., − что и в нашем Алтайском крае за истекший год этой мрази, этой нечести – врагов народа было разоблачено и уничтожено немало»[4].

Так, в мае1937 г.  был арестован первый секретарь Змеиногорского райкома ВКП(б) М.М. Тян по делу троцкистско-фашистских вредителей в Змеиногорске. Обвинения во вредительской деятельности в составе право-троцкистских организаций и в контактах с националистической фашистской организацией сразу же после образования Алтайского края были предъявлены секретарям партийных комитетов: Славгорода − Хайкину, Рубцовска − Каткову, Ойротской области − Енчинову, Бийска − Кренцеву, Земкову, Залесовского, Краюшинского районов − Бушманову, Савичеву и другим. Все они были репрессированы [5]. Выступая на первой партийной конференции, начальник УНКВД по Алтайскому краю С.П. Попов докладывал, что в самом Барнауле была ликвидирована крупная право-троцкистская организация, которая возглавлялась секретарями Барнаульского горкома партии Рыневичем, Семенихиным, Копыловым, председателем горсовета Трелиным.

Перед самым запретом массовой карательной кампании репрессии затронули весь районный уровень руководящих партийных работников края. В октябре1938 г. в УНКВД по Алтайскому краю составлялись замечания по кандидатурам секретарей всех районов края и в соответствии с ними решалась судьба этих людей. Так, уже в ноябре1938 г. были расстреляны секретарь Локтевского райкома ВКП(б) М.П. Абрамчук, секретарь Н.-Киевского райкома ВКП(б) М.И. Воронин и др.[6]

В конце 1930-х гг. многие секретари райкомов партии, а вместе с ними руководители колхозов и совхозов подверглись жесточайшим репрессиям за якобы саботажи в проведении сельскохозяйственных кампаний, срывы выполнения хлебозаготовок государству и иную вредительскую деятельность, то есть за все то, что происходит на любом сельскохозяйственном предприятии. Так, были репрессированы первый и второй секретари Хабарского райкома  ВКП(б) Н.А. Авдеев и П.Н. Макаров. На них, а также на ряд других руководящих работников района в мае1938 г. в крайком партии поступила докладная записка, в которой сообщалось о вредительской работе этих лиц. Их обвинили в уничтожении почти двух с половиной тысяч голов крупного рогатого скота, более трех тысяч свиней и более шести тысяч овец, при том, что такого количества скота просто не могло быть в районе. Первый секретарь Н.А. Авдеев был приговорен к высшей мере наказания Военной коллегией Верховного суда СССР 2 ноября1938 г. и в тот же день расстрелян в Барнауле [6]. Так было и в Старобардинском районе, когда арестовали в июле1938 г. первого секретаря райкома  ВКП(б) Ф.Г. Шмыгова. Его обвинили в организации вредительской и террористической деятельности и в ноябре расстреляли. По тем временам это был один из немногих партийных руководителей, имевших солидное образование: 3 года учебы на рабфаке Тимирязевской академии и 2 года – в Академии внешней торговли [6].

Второй секретарь Усть-Калманского райкома Жиганков в январе1939 г. был обвинен в проведении антигосударственной линии, в составе банды в районе он вел подрывную работу в колхозном и совхозном строительстве. Бывший секретарь Шипуновского РК ВКП(б) Шокин обвинялся в участии в контрреволюционной работе [6].

В1938 г. фабрикуется дело против первого секретаря Усть-Калманского райкома ВКП(б) В.А.Гераскина, которого обвиняли в «создании контрреволюционной организации», ведении подрывной деятельности в районе. На основании обвинительного заключения  9 декабря1938 г. Алтайкрайсуд приговорил В.А. Гераскина к высшей мере наказания, в октябре1939 г. мера наказания была изменена на 25 лет лишения свободы, учитывая, что «особо тяжелых последствий от преступных действий… не наступило».

Решением бюро крайкома ВКП(б) от 6 ноября1940 г., когда волна массовых репрессий уже спала, первый секретарь Угловского райкома партии Д.А. Ефремов был снят с поста секретаря, исключен из рядов ВКП(б) и привлечен к судебной ответственности. Его обвинили в проведении работы, направленной на дезорганизацию хлебозаготовок, якобы вместе с председателем райисполкома Лариным  он давал указания председателям колхозов «государству хлеб не сдавать».

Репрессии затронули все уровни краевой  власти. Начавшись в районных и городских комитетах, параллельно они проходили и в краевом комитете партии. Так, в мае1938 г. был снят с работы второй секретарь крайкома ВКП(б) И.П. Сипченко. Ему инкриминировали то, что он находился в хороших отношениях с разоблаченными врагами народа из числа бывших руководителей Запсибкрайкома ВКП(б) и крайисполкома, допустил «засорение врагами народа» районных организаций в Рубцовске, где он ранее работал. Вскоре его арестовали, а затем расстреляли [6]

Основной целью проводимой политики репрессий против региональной партийной элиты было желание центральной власти и лично И.В. Сталина искоренить самостоятельность местных руководителей, создав повсеместную «атмосферу страха», подчинить их воле Центра. К тому же в результате чисток формировался так называемый кодекс поведения члена партии, который создавал ЦК ВКП(б) и требовал его исполнения, потому что только так можно было бороться с ростом влияния местных партийных функционеров[7]. Репрессии нанесли большой удар по краевому партийному комитету, лишив его опытных кадров. Но, как отмечает в своей монографии  В.П. Мохов, влияние региональных партийных органов на жизнь общества не стало сколько-нибудь меньшим. Партийные органы продолжали выполнять широкий круг обязанностей, объединяя своим руководством деятельность предприятий в регионе, так как на уровне районов, городов, областей, краев не было структур исполнительной власти, имеющих такие широкие полномочия, как у СНК СССР [8].

Вместе с тем существенными факторами, влиявшими на деятельность партийной организации края, были изменяющиеся условия экономического развития региона. Первый (1938-й) календарный год, наступивший после выделения региона в самостоятельную административно-территориальную единицу, хронологически четко совпадал с началом третьей пятилетки. К моменту образования Алтайский край оставался по своей специализации сельскохозяйственным регионом. Даже обрабатывающая промышленность была здесь развита в недостаточной степени. В то же время для индустриализации регион имел богатую сырьевую базу и располагал определенным потенциалом трудовых ресурсов. Колхозно-совхозный сектор аграрной экономики мог обеспечить достаточно емкую основу для дальнейшего развертывания на территории края комплекса легкой и пищевой промышленности. По мере заметного увеличения технологического индустриального потенциала всей страны развивались и основные отрасли промышленности Алтайского края. Именно в этот период впервые за многие годы наметился рост главных отраслей тяжелой промышленности. Продолжались строительство новых и реконструкция старых предприятий текстильной, швейной и пищевой промышленности.

В конце 1930-х гг. Алтай превращается в активно развивающийся регион, в котором формировалась перерабатывающая и обрабатывающая промышленность. Все это не могло не отражаться на складывании партийного комитета региона, отраслевых отделов в его структуре.

К тому же Алтайский край оставался по-прежнему сельскохозяйственным регионом, сохранявшим значительный удельный вес в аграрном секторе экономики страны.  В начале 1940-х гг. среди всех краев, областей и автономных республик СССР Алтай занимал первое место по производству зерновых культур и второе − по общей площади посевов, которая год от года увеличивалась. Многие колхозы достигали поистине рекордных успехов. Так, именно в Алтайском крае началось «ефремовское движение», которое ставило своей целью добиться наивысшей урожайности яровой пшеницы. В край для изучения этого впечатляющего опыта приезжали многочисленные делегации из областей Сибири и других районов страны. Несмотря на рекордные достижения в посевах пшеницы, а также в животноводстве, продуктивность отраслей в целом оставалась невысокой. В определенной степени этому способствовали стратегически ошибочные установки высшего органа партийной власти в крае. Например, с1938 г. Алтайский крайком стал внедрять практику выдвижения передовиков сельского хозяйства на административную работу в аппарат районных комитетов партии. Это привело к  отрыву «мастеров высокого урожая» от непосредственного участия в работе своих колхозов и совхозов. Такая ситуация объяснялась тем, что парткомитеты испытывали крайний дефицит в грамотных специалистах на момент формирования управляющих административных органов, а взять их можно было только непосредственно среди работников сельского хозяйства. Такие «ошибки» приводили к несвоевременному ремонту техники, к слабой подготовке механизаторских кадров, к затягиванию сроков уборки зерна. В результате, пытаясь решить проблему кадрового обеспечения райкомов, руководители парткомитетов получали другую проблему, связанную с ошибками и просчетами в ведении хозяйственных работ. Подобные действия краевых партийных органов, в свою очередь, подвергались острой критике со стороны центральных органов власти. Например, на майском (1939 г.) Пленуме ЦК ВКП(б) краевые власти были подвергнуты критике в вопросе руководства организацией уборки урожая и хлебозаготовок в1938 г.

Таким образом, формирование партийной элиты края происходило в сложных исторических условиях: административно-территориальное обособление региона, раскручивание маховика репрессий.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Алтайская правда. 1937. №1. 11 окт. С.1.
  2. Очерки истории Алтайской организации КПСС. – Барнаул : Алтайское книж. изд-во, 1985
  3. Колдушко, А.А. Первый этап политических репрессий 1936–1937 гг. в отношении руководства партийных органов Свердловской области [Электронный ресурс] / А.А. Колдушко. – URL : http://www.el-history.ru/node/329
  4. ГААК. Ф. П-1. Оп. 1. Д.97. Л. 48.
  5. ГААК. Ф. П-1. Оп. 1. Д. 97. Л. 338339
  6. Жертвы политических репрессий в Алтайском крае. Т. IV (1938 – июнь 1941). − Барнаул : Управление архивного дела администрации Алтайского края, 2002. − 674 с.; Т. V (июнь 1941 – май 1945). − Барнаул : Управление архивного дела администрации Алтайского края, 2002.
  7. Глотова, О.А. Изменения в системе подготовки сталинских партийных кадров в связи с публикацией «Краткого курса истории ВКП(б)» / О.А. Глотова // Международный исторический журнал. − 2002. − №20. − С. 19
  8. Мохов, В.П. Региональная политическая элита России (1945−1991 годы) / В.П. Мохов. – Пермь : Перм. книж. изд-во, 2002. – 238


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Головинова Юлия Владимировна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация