УДК 343.851

К ВОПРОСУ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПРАВОНАРУШЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С ПОБЕГАМИ ИЗ ИУ, СИЗО И ПРИ КОНВОИРОВАНИИ: ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ АСПЕКТ

Баранов Андрей Николаевич
Федеральное казенное образовательное учреждение высшего образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний»
старший преподаватель кафедры организации режима и надзора юридического факультета

Аннотация
В данной статье анализируются отдельные аспекты предупреждения и профилактики преступлений связанных с побегами осуждёнными, лицами содержащимися под стражей.

Ключевые слова: , , , ,


Рубрика: 12.00.00 ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Баранов А.Н. К вопросу предупреждения правонарушений, связанных с побегами из ИУ, СИЗО и при конвоировании: оперативно-розыскной аспект // Современные научные исследования и инновации. 2019. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2019/02/88725 (дата обращения: 25.03.2019).

Предупреждение побегов из мест лишения свободы, на наш взгляд, является одним из наиболее важных и актуальных вопросов Федеральной службы исполнения наказаний. Среди особо учитываемых преступлений, определяющих оперативную обстановку в пенитенциарных заведениях, побеги из мест лишения свободы занимают одно из ведущих мест, как и в структуре преступлений, посягающих на интересы правосудия. О высокой побеговой активности лишения свободы также свидетельствуют данные о предотвращении побегов из мест изоляции, а также динамика применения дисциплинарных взысканий, которые начинаются за так называемые изменения маршрута передвижения и оставление места работы осужденными, пользующимися правом бесконвойного передвижения, и другие нарушения режима, совершенные без цели уклонения отбывания наказания.

В специальной литературе отмечается, что в настоящее время уклоняются от отбывания наказания около тысячи человек, совершивших побег из учреждений уголовно-исполнительной системы, при этом, около
30 % бежавших покинули территорию Российской Федерации[1].

Побег из исправительного учреждения обладает значительной общественной опасностью, которая выражается в затруднении осуществления правосудия; оставлении не реализованными целей уголовного наказания; создании лицам, осуществляющие побег, прецедента для других осужденных, продолжении ими преступной деятельности, мести свидетелям, потерпевшим и работникам правоохранительных органов. Все это создает у населения представление о нетрудоспособности государства вести эффективную борьбу с преступностью.

Ухудшение криминогенной ситуации в пенитенциарных учреждениях, изменение качества осужденных и лиц, содержащихся под стражей, неизбежно приводят к увеличению вероятности совершения преступлений в ходе осуществления конвоирования.

Анализ ведомственных документов, подготовленных территориальными органами ФСИН России по результатам служебных проверок по факту побегов, позволил выделить факторы риска, способствующие совершению побегов осужденных, в том числе и при конвоировании.

1. Внутренние (личностные) факторы риска совершения побега (на индивидуальном уровне):

- особенности истории жизни подозреваемых, обвиняемых и осужденных (опыт совершения побега в детские годы из дома, детского дома, интерната, воспитание в неблагоприятных семейных условиях; отсутствие постоянного места жительства, особые условия проживания);

- психические аномалии, химические зависимости;

- наличие индивидуально – значимой, остропроблемной, психотравмирующей, фрустрирующей ситуации или условий;

- особенности восприятия сложившейся ситуации как благоприятной для совершения побега;

- наличие нарушений установленного порядка отбывания наказания, отнесение к категории лиц, состоящих на профилактическом учете;

- определенный набор индивидуальных характеристик (криминологических,

социально – демографических, социально – психологических, личностных), способствующих совершению побега.

2. Внешние факторы риска совершения побега (на уровне учреждения УИС):

- неэффективное руководство (на разных уровнях служебной иерархии) деятельностью подчиненных, ненадлежащий контроль выполнения должностных обязанностей подчиненными;

- неэффективная организация и реализация системы контроля (надзора и охраны) поведения подозреваемых, обвиняемых и осужденных;

- низкий уровень выполнения сотрудниками УИС служебных и профессиональных обязанностей, наличие у них профессиональной и личностной деформации;

- слабая организация профилактической работы с подозреваемыми, обвиняемыми и осужденными, формальное отношение к изучению их личности;

- неэффективность взаимодействия служб учреждения УИС;

- низкий уровень подготовки сотрудников УИС к выполнению служебных и профессиональных обязанностей, их неопытность;

- неблагоприятная социально – психологическая обстановка в учреждениях УИС,

- неэффективная реализация основных средств исправления осужденных;

- существенные недостатки эксплуатации инженерно – технических средств[2].

Вторая группа факторов указывает на низкий уровень выполнения сотрудниками УИС служебных и профессиональных обязанностей, недооценку серьезности ситуаций, связанных с побегом, безответственное, попустительское отношение части персонала к процессу профилактики чрезвычайных ситуаций в среде лиц, содержащихся в местах лишения свободы.

Устранение данных недостатков является наиболее значимым, приоритетным направлением, поскольку относится к категории «служебного долга», влияет на качество процесса исполнения наказаний, связанных с лишением свободы, и содержания лиц, изолированных от общества. Оно требует повышения качества отбора и подготовки кадров УИС, уровня первоначальной подготовки в учебных центрах для лиц, принятых стажерами на должности сотрудников УИС, а также уровня служебно-боевой и профессиональной подготовки сотрудников УИС.

На сегодняшний день в рамках реализации Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации
от 14 октября 2010 года № 1772, принят ряд мер, направленных на повышение безопасности в учреждениях, осуществляющих уголовное наказание в виде лишения свободы. К ним относятся осуществление мер по борьбе с побегами, повышение квалификации и служебной подготовки сотрудников службы безопасности. Все это, с одной стороны, уменьшает возможность побега из исправительной колонии или следственного изолятора, а с другой стороны создает дополнительную мотивацию к побегу во время конвоирования. Существование этой тенденции также подтверждается увеличением числа попыток совершить побеги во время конвоирования почти в два раза за последние пять лет.

Для преступлений, совершаемых при конвоировании, характерны многие черты пенитенциарной преступности в целом, но вместе с тем они обладают рядом специфических черт. В связи с этим при изучении и разработке мер предупреждения преступлений необходимо опираться на достижения пенитенциарной криминологии, появление которой связано со спецификой детерминации и особенностями профилактики преступлений в исправительных учреждениях. При этом профессор В. Г. Громов предлагает относить преступления, совершенные «во время следования этапом» к пенитенциарной преступности «в широком смысле слова»[3], а к собственно пенитенциарным преступлениям – только преступления, совершенные осужденными в местах лишения свободы.

Эта точка зрения относительно преступлений, совершенных во время конвоирования специальными подразделениями службы конвоирования Федеральной службы исполнения наказаний, носит противоречивый характер, поскольку основным критерием является место, а не субъект преступления. Большинство исследователей не включают преступления, совершенные во время конвоирования, в число пенитенциарных преступлений. Так, по мнению А.З. Ирикханова, «пенитенциарным преступлением, по российскому уголовному праву, следует признать запрещенное уголовным законом общественно опасное, виновное и наказуемое деяние, совершенное осужденным к лишению свободы в период отбывания наказания в тюрьме, исправительной колонии, воспитательной колонии, колонии-поселении, лечебном ИУ и следственном изоляторе… в связи с оставлением его для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию»[4].

Эта точка зрения имеет глубокие исторические корни, поскольку только в течение последних пятнадцати лет 200-летней истории конвоирования специальные подразделения функционально и организационно включаются в систему органов, исполняющих наказание.  Ранее эти функции были возложены на структуру органов МВД, и, соответственно, устранение причин и предотвращение преступлений во время конвоирования осуществлялось без надлежащей взаимосвязи с пенитенциарной криминологией. Исключение преступлений при конвоировании из собственно пенитенциарных противоречит положению о включении периода конвоирования в срок исчисления наказания в виде лишения свободы.

Преступления, совершенные лицами, содержащимися под стражей во время конвоирования сотрудниками изоляторов временного содержания и конвойных подразделений  Министерства внутренних дел России, фактически не являются строго пенитенциарными. Однако детерминация их совершения и меры профилактики идентичны преступлениям, совершенным при конвоировании подразделениями уголовно-исполнительной системы, следовательно, они требуют единого подхода при их изучении.

Преступления, совершаемые осужденными и лицами, содержащимися под стражей, в период нахождения их под охраной караулов по конвоированию, в основном повторяются, что представляет собой повышенную социальную опасность. Конечно, преступление может быть совершено не только лицом, уже приговоренным к тюремному заключению, но и задержанным, и в этом случае данное деяние не будет рассматриваться как рецидив.

Исходя из вышеизложенного, можно сформулировать следующее определение преступления при конвоировании: это запрещенное уголовным законом общественно опасное, виновное и наказуемое деяние, совершенное осужденным к лишению свободы, либо лицом, содержащимся под стражей, во время принудительного перемещения органами, уполномоченными законом на постоянной основе осуществлять конвоирование (этапирование).

При конвоировании могут быть совершены далеко не все преступления, которые имеют место в исправительных колониях или следственных изоляторах. Подавляющую часть преступности осужденных в исправительных учреждениях составляют: преступления против личности (убийства – ст. 105, 107, 108 УК РФ; доведение до самоубийства – ст. 110 УК РФ; причинение вреда здоровью – ст. 111, 112, 113, 115, 116, 117, 119 УК РФ; преступления против половой неприкосновенности и половой свободы – ст. 132, 133 УК РФ), преступления против общественной безопасности и общественного порядка (захват заложника – ст. 206 УК РФ; массовые беспорядки – ст. 212 УК РФ; хулиганство – ст. 213 УК РФ); преступления против правосудия и порядка управления (побег из места лишения свободы – ст. 313 УК РФ; дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, – ст. 321 УК РФ).

Проведенный анализ статистики преступлений, совершенных за последние восемь лет в караулах, наряжаемых от подразделений ФСИН России и МВД России, показывает, что в качестве преступлений при конвоировании учитываются только побеги и нападения на караул.

Прежде всего, деятельность караулов по конвоированию направлена на предотвращение побега. Из всех перечисленных преступлений побег может осуществляться только по предварительному умыслу. Оставшиеся преступления совершаются спонтанно, под влиянием ситуации и во многом обусловлены слиянием обстоятельств или личных характеристик сопровождаемых. Опасность побегов заключается не только в том, чтобы уклониться от отбывания наказания, но и от последствий, которые могут произойти в ходе его совершения: нападения на охрану и обладания оружием; убийство лиц, осуществляющих конвоирование; захват заложников и др.

По справедливому мнению, В.М. Гаврилоя, «побеги влекут ресурсные затраты на розыск и задержание преступников. Задержание преступников при совершении таких криминальных деяний требует значительных сил и средств»[5]. Особую общественную опасность представляет побег из-под охраны караулов по конвоированию, в том числе и потому, что он совершается в людном месте и может быть сопряжен с причинением вреда третьим лицам. Побегом является самовольное противоправное оставление осужденными или лицами, содержащимися под стражей, установленного для них места нахождения, путем преодоления любым способом линии охраны (т. е. пространства, ограниченного прогулочным двориком, помещением камеры, салоном автомобиля и самолета, каютой судна, купе вагона и т. п.). Побегом при конвоировании считается самовольное преодоление конвоируемым линии охраны различными способами, а попыткой к побегу – действия, направленные на преодоление линии охраны.

Анализ побегов, допущенных при конвоировании позволил выделить следующие основания для классификации данного вида преступления:

1) по моменту формирования умысла у конвоируемого лица;

2) по способу совершения;

3) по месту совершения.

По моменту формирования умысла побеги можно разделить на предварительно спланированные и совершенные под влиянием внезапно возникшего умысла. Последние чаще всего совершаются в том случае, когда у конвоируемого складывается впечатление, что система охраны недостаточна для пресечения его противоправных действий. И. Н. Побединский, С. М. Асдиев, Т. Н. Волкова предлагают все побеги (так же, как, впрочем, и попытки побега) разделить по способу совершения на следующие виды: побеги с использованием оружия; совершение побега путем подкупа должностных лиц караула; совершение побега при нападении на личный состав караула; имитация конфликта в целях совершения побега; захват заложников при совершении побега; совершение побега на «рывок»; обман и использование доверия сотрудников УИС при совершении побега из-под охраны караулов по конвоированию; совершение побегов в результате подмены одного конвоируемого другим[6].

В целом, вышеуказанная классификация основана на анализе практических действий и охватывает практически все виды побегов. Однако в ней рассматриваются методы одноранговой связи, которые по отношению к побегам во время конвоирования могут определяться отношением целого и конкретного.

В связи с этим представляется целесообразным классифицировать побеги при сопровождении в порядке совершения таким образом:

1. Побеги, которые не связаны с насилием. Наказание за это действие предусмотрено частью 1 ст. 313 УК РФ (совершение побега на «рывок», совершение побега путем нарушения целостности специальных автотранспортных средств, совершение побега путем подкупа сотрудников конвоя, совершение побега путем обмана и использование доверия сотрудников службы конвоирования, совершение побегов в результате подмены одного конвоируемого другим).

2. Побеги, связанные с нападением на состав караула либо с угрозой применения насилия, а также с использованием оружия (ч. 3 ст. 313 УК РФ).

3. Побеги, совершенные группой лиц, в случае если при этом имел место предварительный сговор, то преступление охватывается составом, предусмотренным ч. 2 ст. 313 УК РФ.

Один случай побега может происходить одновременно с использованием нескольких методов, например, побег, осуществляемый группой лиц, почти всегда будет связан с насилием. Наибольшую опасность представляют побеги, совершенные с применением насилия в отношении сотрудника службы конвоирования. Их можно разделить на: совершенные с оружием или без него, осуществляемые исключительно сопровожденными лицами или с нападением третьих лиц на персонал службы конвоирования. Подавляющее большинство респондентов из специальных подразделений (75%) отметили, что наибольшую угрозу в сопровождении представляют попытки совершения групповых преступлений во время конвоирования. Причем среди сотрудников, осуществляющих конвоирование более 5 лет, данный показатель был еще выше и составил 89,4 %.

Нападение на караул не всегда может быть совершено с целью совершения побега. Надо отметить, что личный состав караулов по конвоированию, особенно при следовании в специальном вагоне, регулярно сталкивается с нежеланием гражданских лиц подчиняться законным требованиям караула. В таком случае лица могут быть привлечены к административной ответственности. Имеются случаи нападения на личный состав из хулиганских побуждений, например, в состоянии алкогольного опьянения. Сами указанные действия не представляют особой угрозы для караула, но могут создать условия, благоприятные для совершения побега или нападения со стороны конвоируемых, в том числе и путем захвата заложников из числа третьих лиц. Часть же преступлений, имеющих место в карауле, остается латентной и не всегда только по причине сокрытия происшествия личным составом караула. Так, из 370 транзитных этапируемых четыре человека жаловались на пропажу личных вещей при конвоировании, трое из них считают, что ущерб, причиненный им, превышает одну тысячу рублей. Однако далеко не во всех случаях следует говорить о совершении преступления, так как вещи могли быть утеряны.

Находясь под стражей, человек буквально становится невольным, поскольку от него больше ничего не зависит, за исключением того, что в иерархии внутри места лишения свободы есть место. Это еще одна причина для совершения побега. Свободная воля является главной ценностью демократического общества. В результате право выбора гораздо более ценно, чем в любой другой государственной системе. Попадая в места лишения свободы, человек переходит в место, где нет места для человека. Самое сложное в том, чтобы справляться с таким психологическим давлением, когда нет возможности принимать какие-либо осмысленные решения, и все подчиняется строгому графику, внутренним законам исправительного учреждения. Побег в таких ситуациях становится выходом из отчаяния, попытки, по крайней мере на короткое время, дышать в воздухе настоящей свободы, встретиться с близкими родственниками.

Задачами профилактики побегов являются:

- определить причины и условия, способствующие побегу, разработать и осуществить меры по их устранению;

- выявление лиц, от которых возможно ожидание побега, разрабатывать и принятие мер по оказанию на них воспитательного, индивидуального профилактического воздействия;

- обеспечение надежной защиты, изоляции и надзора за осужденными;

- взаимодействие по этому вопросу с органами внутренних дел, государственными и общественными организациями в субъектах Российской Федерации.

Суть охраны подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений состоит в осуществлении комплекса мер, направленных на обеспечение их надежной изоляции и постоянного надзора за ними, с тем, чтобы исключить возможность их сокрытия от следствия и суда, побега, сокрытия вещественных доказательств, препятствование установлению истины в уголовном преступлении или продолжении заниматься преступной деятельностью и обеспечение исполнение приговора. Конвоирование подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений является надежной защитой этих лиц, когда они перемещаются по территориям мест содержания под стражей или их доставки к месту назначения.

Служба конвоя – это деятельность по организации и практической реализации сопровождения подозреваемых и обвиняемых лиц, совершивших преступления в место назначения в установленном порядке. Как уже было обозначено выше, основными задачами этой службы являются: обеспечение своевременной доставки лиц, взятых под стражу, в пункт назначения; поддержание установленного для них режима; предотвращение и пресечение попыток, сопровождаемых побегом, самоубийством и нападением на конвой; задержание лиц, пытающихся освободить тех, кого сопровождают из-под стражи.

Изучение опыта действий подразделений по конвоированию ФСИН России при происшествиях и ЧО показывает, что наиболее распространенными видами правонарушений со стороны спецконтингента, квалифицируемыми как ЧО, являются:

- нападение на караул в спецвагоне или в спецавтомобиле;

- побег на рывок под вагон при приеме (сдаче) спецконтингента на обменных пунктах;

- групповое членовредительство осужденных в специальных транспортных средствах;

- попытка опрокидывания транспортного средства путем раскачивания.

В целях недопущения и профилактики указанных эксцессов необходимо строго, буквально до запятой, выполнять требования приказов и инструкций, регламентирующих организацию конвоирования в УИС.

Прием осужденных и лиц, содержащихся под стражей, начинается с опроса претензий и проверки личности каждого лица, подлежащего приему, по справкам личных дел, после этого производится личный обыск.

На подлежащих конвоированию осужденных и лиц, содержащихся под стражей, должны быть оформлены следующие документы:

- личное дело, запечатанное в пакет, с приложенной к нему справкой по делу на каждого конвоируемого;

- продовольственные аттестаты и попутные списки на каждого конвоируемого или группу лиц, направляемых в один пункт назначения;

- справки-ориентировки на лиц, склонных к побегу, в допечатанном виде (оформляются отделом безопасности органа-отправителя) в количестве не менее 5 экз., они должны содержать фотографии конвоируемого, фамилию, имя, отчество, год рождения, статью и срок, приметы, родственные и иные связи.

Все документы скрепляются печатью органа-отправителя. Вскрывать личные дела конвоируемых лиц запрещается.

Справка по личному делу, которая должна быть заполнена чернилами или компьютерным способом без сокращения слов и разборчивости. В правке наклеены фотографии конвоируемого лица (полное лицо и профиль). Без фото могут быть выданы личные документы для лиц, отправленных из органов внутренних дел в СИЗО в пределах субъекта Российской Федерации.

В личных делах особо опасных преступников, склонных к побегу, красная полоса применяется по диагонали; по свидетельствам осужденных, являющихся лидерами преступной среды, и тем, кто находится на оперативных учетах, зеленая полоса размещается по диагонали; по информации осужденных и заключенных, содержащихся под стражей других категорий, может быть указано: «страдает от психических расстройств», «больной туберкулезом», «не принимает пищу», «беременность» (термин указан), «при условии, что изолированный контент от … (фамилии) ».

Исправления сделаны и заверены печатью отправляющего органа.

В целях исключения подмены при приеме конвоируемых должен присутствовать:

- в исправительном учреждении – оперативный дежурный (ДПНК, ДПНТ);

- в СИЗО – дежурный помощник начальника следственного изолятора (ДПНСИ).

Помимо указанных должностных лиц при приеме осужденных и лиц, содержащихся под стражей, в рабочее время должны присутствовать: работник отдела специального учета учреждения, медицинский и оперативный работники.

О приеме осужденных и лиц, содержащихся под стражей, в местах лишения свободы начальники караулов расписываются в журнале оперативного дежурного учреждения. Расписка оформляется с применением мастичного штампа установленного образца. Принятых лиц согласно справкам по личным делам начальник караула записывает в путевом журнале.

Не подлежат приему для конвоирования лица:

- с неправильно оформленными документами;

- больные (по заключению врача);

- не прошедшие санитарной обработки;

- в нетрезвом состоянии;

- одетые не по сезону.

По результатам полного обыска обнаруженные запрещенные к хранению предметы, вещества, продукты питания, деньги, ценные бумаги караулом изымаются для временного хранения, а взамен выдается квитанция.

По мнению психологов, следующие социально-демографические и личные особенности являются важными факторами, которые следует учитывать при прогнозировании побеговой ситуации среди осужденных возраста, характера преступления, отношения к совершенному преступлению и приговора суда, опыт противозаконной деятельности в криминальных сообществах, наличие стрессовых факторов, вызывающих стресс, например, задолженность по кредитам, семейные проблемы и т. д.), приспособляемость[7].

Возраст осужденного важен для прогнозирования активности побегов. Самыми склонными к побегу являются заключенные в возрасте от 16 до 35 лет.

Лица, находящиеся под стражей, состоят под конвоем при их доставлении к следователю, в суд, в медицинское учреждение, для участия в производстве следственных действий, на обменные пункты и в других случаях. Виды конвоирования разнятся в зависимости от маршрута следования и назначения. Так, судебное конвоирование связано с доставкой и охраной подсудимых из следственного изолятора в суд и обратно; плановое конвоирование – когда осужденных железнодорожным, автомобильным или другим транспортом доставляют к месту отбытия наказания; особый конвой – это транспортировка особо опасных рецидивистов или лиц, приговоренных к пожизненному лишению свободы.

Линией охраны являются:

- в ИВС, СИЗО – потолки, окна, двери камер и помещений, ограждение прогулочного двора и КПП;

- зале судебного заседания – ограждающий барьер;

- камере для содержания подсудимых – стены, потолок, пол, окна, дверь;

- при конвоировании в легковом автомобиле – салон автомобиля;

- в грузовом автомобиле – борта и пол кузова;

- специальном автомобиле – стены, потолок, пол, двери камер;

- на речных или морских судах – стены кают (трюмов), палубные перекрытия, окна (иллюминаторы), двери (люки);

- железнодорожном транспорте – стены, потолок, пол, окно, дверь, купе;

- в самолете (вертолете) – салон, двери (люки);

- на гужевом транспорте или пешим порядком – условная линия, определяемая местом нахождения конвоиров.

Часовой, первым заметивший побег, громко подает сигнал «Побег!», принимает меры к его пресечению с применением огнестрельного оружия, если предусмотрено табелем поста, переходит на преследование бежавшего (бежавших), находящихся в поле его зрения.

При побеге из спецвагона немедленно выбрасывается указательный знак для обозначения места побега, поезд останавливается стоп-краном.

Сотрудники, получившие данные о побеге или обнаружившие признаки побега осужденного из охраняемого объекта (нарушение охранной сигнализации, пролом в стенах вагона, кузова автомобиля, отсутствие осужденного на проверке), немедленно сообщают об этом начальнику караула, а тот, в свою очередь, оперативному дежурному отдела по конвоированию.

Начальник караула немедленно принимает меры к охране следа (следов) побега; докладывает о происшествии своему начальнику отдела по конвоированию; информирует дежурного горрайоргана внутренних дел по месту совершения побега об установочных данных, особых приметах бежавшего (бежавших); на ближайшей остановке (обменном пункте) передает фотографии бежавшего (бежавших); в соответствии с планом охраны информирует другие взаимодействующие правоохранительные органы. Для задержания бежавшего (бежавших) направляется резервная группа с помощником начальника караула по кинологической службе, караулы переводятся на усиленный вариант несения службы. Обмен с встречным караулом, если побег совершен с обменного пункта, останавливается.

В караулах по конвоированию при побеге осужденных (подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений) из спецавтомобиля для непосредственного преследования и задержания бежавших также направляется резервная группа (группа преследования) во главе с начальником караула, производится перевод оставшихся осужденных, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений из поврежденной камеры в исправный или в другой автомобиль.

При конвоировании на водном транспорте – о побеге ставится в известность капитан судна и по согласованию с ним силами караула и команды судна производится розыск бежавших в грузовых, пассажирских и служебных помещениях; если бежавший бросился в воду, преследование и задержание его осуществляются резервной группой на шлюпке, при этом продолжительность остановки судна не должна превышать времени, оговоренного в договоре. В случае побега в период приема (сдачи) в порту (на пристани) задержка судна не допускается. Преследование бежавшего вплавь сотрудниками из состава караула запрещается.

Караулам устанавливается район действий по пресечению побегов, осужденных в радиусе 5 км от линии охраны. При конвоировании на транспортных средствах район действий караула по пресечению побега определяется от места побега конвоируемых.

При побеге осужденных, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений во время конвоирования пешим порядком частью сил караула организуется охрана осужденных, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений на месте, а резервная группа караула со служебной собакой направляется на преследование для задержания бежавших.

Группа преследования неотступно следует за бежавшим, обозначает направление движения преступника установленными сигналами (сигнальными патронами, другими ясно видимыми и слышимыми сигналами, знаками, ориентирами) с целью вывести на путь движения бежавшего другие розыскные наряды. Информирует по средствам связи другие служебные наряды о ходе преследования.

Настигнув бежавшего, начальник розыскного наряда требует от него прекратить движение. При невыполнении преступником этого требования для его задержания применяется служебная собака или оружие.

Задержание включает в себя следующие действия:

1) обездвиживание – постановка преступника в неудобную для нападения или сопротивления позицию;

2) применение наручников – выполняется для лишения преступника возможности активно оказывать сопротивление;

3) обыск (досмотр) – выполняется с целью поиска и изъятия у преступников оружия, предметов, которые могут использоваться в качестве средств нападения и других запрещенных предметов;

4) сопровождение – выполняется с целью доставки преступника от места задержания к определенной точке (спецавтомобиль, запираемое помещение и т. д.).

Побег считается предотвращенным, если бежавший задержан в результате непосредственного преследования силами караула по конвоированию.

Побег считается пресеченным, если бежавший задержан в районе действий караула и не совершил нового преступления. По результатам инцидента составляется акт о побеге в двух экземплярах.

Следует иметь в виду, что человек, который сбежал, представляет собой большую общественную опасность, потому что в целом, пытаясь скрыть следы, он может совершать новые преступления. Чтобы найти беглых преступников, значительные силы и средства правоохранительных органов отвлекаются, и их задержание, как правило, несет повышенный риск для жизни и здоровья сотрудников. Поэтому конвой должен принять все меры для предотвращения побега.

Когда сигнал «побег» выдается сопровождающим, который первым его заметил, конвой продолжает предпринимать действия, направленные на то, чтобы задержать беглеца и повысить защиту других конвоев. С этой целью начальник конвоя немедленно отправляет поисковую или преследующую группу; осмотр кабин, трюмов, отсеков, залов и других помещений транспортных средств, на которых проводился конвой; при необходимости, с помощью должностных лиц, обслуживающих поезд или судно, организует проверку билетов и пассажирских документов.

Независимо от времени суток, погодных условий и дистанции, преследование продолжается до тех пор, пока преследуемые не будут задержаны. Когда задержанный выбегает в крайнем случае и в соответствии с установленным порядком, конвой может использовать огнестрельное оружие. Исключая побег, наряды должны проявлять изобретательность, максимальную бдительность, принимать меры личной безопасности и безопасности граждан в зоне побега.

Подводя итоги, мы отмечаем, что нелегко свести стремления заключенных к побегу, это требует постепенной работы во всех областях в нынешней системе исполнения приговоров. Атмосфера в исправительных учреждениях является довольно тяжелой, подавление личности по иерархии не обвиняется, а возможности для саморазвития получают минимум. Изменение таких недостатков радикально изменит всю организацию мест содержания под стражей, обеспечит оптимальное размещение осужденных и их последующую интеграцию в нормальную жизнь без затрат ресурсов на обеспечение защиты от побегов.

Побеги из пенитенциарных учреждений – очень сложное социально-психологическое и юридическое явление. Борьба с ними не должна ограничиваться только совершенствованием уголовно-правовых мер. Необходимо повысить эффективность работы исправительных колоний, разработать и провести профилактические мероприятия на стадии выявления преступного намерения бежать.


[1] Официальный сайт ФСИН России  // URL: http://www/fsin–rossii–ofizialnyj–sajt. (дата обращения: 14.01.2019).

[2] Чернышкова М. П., Дебольский М. Г., Дегтярева О. Л. Социально-психологический анализ побеговых ситуаций в учреждениях УИС: Аналитический обзор. – М.: ФКУ НИИ ФСИН России, 2015. – С. 23.

[3] Громов В. Г. Пенитенциарная преступность // Соврем. право. – 2007. – № 9. – С. 65–69.

[4] Ирисханов А. З. Совершенствование уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности по противодействию пенитенциарной преступности : автореф. дис. … канд. юрид. наук. Владимир, 2008.  – С. 19.

[5] Гаврилов В.М. Криминологические меры предупреждения побегов из исправительных колоний : автореф. дис. канд. юрид. наук. Рязань, 2016.  – 23 с.

[6] Побединский И. Н., Асдиев С. М., Волкова Т. Н. Ухищрения, применяемые осужденными и лицами, содержащимися под стражей, в целях совершения побегов при конвоировании, и меры по их профилактике: учеб. пособие. – М., 2009. – С. 12.

[7] Назарец А.А. Указ. соч. – С.91-93.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Гаврилов В.М., Криминологические меры предупреждения побегов из исправительных колоний : автореф. дис. канд. юрид. наук. Рязань, 2016.
  2. Громов В.Г,. Пенитенциарная преступность // Соврем. право. – 2007. -
    № 9.
  3. Ирисханов А.З., Совершенствование уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности по противодействию пенитенциарной преступности : автореф. дис. канд. юрид. наук. Владимир, 2008.
  4. Побединский И.Н., Асдиев С.М., Волкова Т.Н. Ухищрения, применяемые осужденными и лицами, содержащимися под стражей, в целях совершения побегов при конвоировании, и меры по их профилактике: учеб. пособие. – М., 2009.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «AndreyVUI»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация