УДК 622.34:622.013

ДОБЫЧА И ПЕРЕРАБОТКА МИНЕРАЛЬНОГО СЫРЬЯ В КОНТЕКСТЕ «ЧЕТВЕРТОЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ»

Хопунов Эдуард Афанасьевич
доктор технических наук, пенсионер

Аннотация
Цель настоящей публикации - обратить внимание ученых, технологов, конструкторов и разработчиков нового оборудования, на проблемы встраивания технологий добычи и переработки минерального сырья в текущий этап «четвертой технологической революции», охватившей уже множество отраслей науки и техники. Вместе с тем, даже полная цифровизация и роботизация технологических процессов добычи и переработки минерального сырья, не избавит отрасль от избыточного энерго- и водопотребления, поскольку не решены базовые проблемы нерационального расходования указанных ресурсов. Предшествующий этап технологической революции не решил задачи рационального недропользования, снижения потребления энергетических, водных и иных ресурсов в процессах переработке минерального сырья. Тем не менее, закономерности развития жизненного цикла техники и технологий обусловливают неизбежность встраивания процессов добычи и переработки минерального сырья в новый технологический уклад, что приводит к актуализации указанных выше проблем.
В работе поставлены цели и задачи по достижению более высокие количественные показатели технологий и ресурсосбережения, рассмотрены основные научные предпосылки для решения поставленных задач.

Ключевые слова: , ,


Рубрика: 25.00.00 НАУКИ О ЗЕМЛЕ

Библиографическая ссылка на статью:
Хопунов Э.А. Добыча и переработка минерального сырья в контексте «четвертой технологической революции» // Современные научные исследования и инновации. 2019. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2019/01/88433 (дата обращения: 13.01.2019).

Цель настоящей публикации – обратить внимание ученых, технологов, конструкторов и разработчиков нового оборудования, на проблемы встраивания технологий добычи и переработки минерального сырья в текущий этап «четвертой технологической революции», охватившей уже множество отраслей науки и техники. В отличие от «высоких технологий»  процессы переработки минерального сырья не имеют всесторонней фундаментальной поддержки. Связано это со спецификой указанной отрасли, состояние которой зависит от множества наук и технологий, начиная с геологического изучения и разведки недр и заканчивая природоохранными процессами утилизации отходов и рекультивации нарушенных земель. Гигантский размерный диапазон, с которым приходится иметь дело в рассматриваемой отрасли (почти девять порядков:104-10-5метров) во многом объясняет отставание от общего тренда вхождения в «четвертый технологический уклад». Вместе с тем, даже полная цифровизация и роботизация технологических процессов добычи и переработки минерального сырья, не избавит отрасль от избыточного энерго- и водопотребления, поскольку не решены базовые проблемы нерационального расходования указанных ресурсов.

Оценивая влияние «четвертой технологической революции» на отрасли, связанные с добычей и переработкой минерального сырья, можно отметить, что в основном они коснулись «оцифровки» результатов при построении 3D карт залегания извлекаемых минералов, количественного описания структуры и состава месторождения, геофизических методов разведки и т.п. За последние десятилетия существенно изменился инструментарий минералогических исследований, который позволил существенно увеличить объем информации о составе и структуре минералов в руде, и что еще более важно, представить эту информацию в цифровом виде, доступном для компьютерной обработки больших баз данных. Предшествующий этап технологической революции не решил задачи рационального недропользования, снижения потребления энергетических, водных и иных ресурсов в процессах переработке минерального сырья. Тем не менее, закономерности развития жизненного цикла техники и технологий обусловливают неизбежность встраивания процессов добычи и переработки минерального сырья в новый технологический уклад, что приводит к актуализации указанных выше проблем. В соответствие с динамикой жизненного цикла (которая описывается S-кривыми или логистическими кривыми) подготовка к смене поколений техники и технологии должна происходить задолго до того как произойдет исчерпание потенциала развития действующих технологий (пологий участок S-кривых). Переходу на новый уровень, как правило, предшествует смена парадигмы, которая обеспечивает более высокие качественные и количественные показатели новых технологий [1,2].

В основе рассматриваемых подходов лежат традиционные ресурсосберегающие принципы добычи и переработки минерального сырья: не добывать, не дробить и не обогащать ничего лишнего. Несмотря на то, что в настоящей работке рассмотрены вопросы сбережения преимущественно энергетических, водных и минеральных ресурсов, в общем же случае понятие ресурсосбережения включает в себя также финансовые, интеллектуальные, людские и иные ресурсы. В работе отражены вопросы сбережения энерго- и водопотребления, поскольку стоимость этих не возобновляемых ресурсов будет лишь возрастать в силу их истощения.

            Что касается смены парадигмы технологий добычи и переработки минерального сырья, то в настоящее время можно говорить о предпосылках ее формирования, в основе которых лежат фундаментальные и прикладные исследования, разработка устройств и технологий на новых принципах добычи и переработки минерального сырья. Формированию новой парадигмы предшествуют этапы постановки целей и задач, решение которых и позволит достичь новые качественные и более высокие количественные показатели технологий. В теории решения изобретательских задач (ТРИЗ) [3] существует понятие «идеальный конечный результат», формулировки которого можно принять в качестве целевых установок новой парадигмы. Для процессов добычи и переработки минерального сырья «идеальный конечный результат» можно представить следующим образом:

  • достижение теоретически необходимого и технологически достаточного уровня потребления энергии, воды и других привлекаемых ресурсов;
  • максимальное (в идеале -100%) использование минерального сырья, разведанного и добываемого в разрабатываемом месторождении;
  • достижение оптимального соотношения между полнотой извлечения (с учетом всего комплекса содержащихся минеральных комплексов), затратами всех ресурсов (финансовых, энергетических, водных и др.) и динамикой цен на металлы и минеральное сырье.

Высокие требования к конечному результату, лежащему в основе сменяющейся парадигмы, предполагают постановку следующих целей:

  • минимизировать суммарные энергозатраты на добычу и переработку минерального сырья;
  • достичь максимальной полноты извлечения при уменьшении объема отвалов и хвостохранилищ;
  • минимизировать водопотребление.

В соответствие с поставленными целями возникает широкий спектр научных, конструкторских и технологических задач:

  • разработка новых моделей оценки запасов твердых полезных ископаемых;
  • разработка новых технологий взрывной отбойки оптимально использующих волновые эффекты для избирательного разупрочнения различных текстурно-структурных неоднородностей составляющих взрываемого массива;
  • разработка сквозной модели энергопотребления процессов добычи и переработки минерального сырья;
  • создание нового типа устройств, способных адаптивно изменять параметры деформирования под меняющиеся свойства объектов разрушения (в том числе и в ходе дезинтеграции);
  • разработка устройств для избирательного разрушения руд с выводом из процесса продуктов, являющихся раскрытыми  на данной стадии;
  • разработка модульных устройств для «сухого» разделения минеральных компонентов на максимально возможно большем числе этапов рудоподготовки;
  • разработка устройств для оценки прочности и энергию разрушения объектов дезинтеграции на всех стадиях рудоподготовки (в диапазоне нескольких порядков: от нескольких сантиметров до десятков микрометров).

Технологии взрывной отбойки, измельчения, обезвоживания и сушки концентрата относятся к процессам с наибольшим потреблением энергии в процессах добычи и переработки минерального сырья. Необходимость разработки сквозной модели энергопотребления по всем  циклам «добыча – переработка» обусловлена тем, что затраты энергии на измельчение зависит от энергии, затраченной на взрывание, а затраты на обезвоживание и сушку зависят от степени измельчения (т.е. тоже от затрат энергии).

Из изложенного следует, что необходимы   разные модели, описывающие ресурсосбережение:

  • сквозная модель энергопотребления в процессах добычи (с переводом химического эквивалента энергии взрыва в кВт), измельчения, обезвоживания и сушки;
  • стоимостная (экономическая) модель, учитывающая все затраты, полноту извлекаемого сырья, степень комплексности и промышленного использования всего минерального сырья, содержащегося на данном месторождении (включая вскрышные и скальные породы как сырье для строительной и дорожно-строительной индустрии).

 Стоимостная модель (учитывающая и энергетическую модель), как инструмент управления, должна иметь возможность описывать и отслеживать весь процесс получения товарного продукта при разных сценариях: текущем (реалистичный), оптимистическом и пессимистическом (в зависимости от конъюнктуры рынка и степени рисков). Необходимо учитывать, что показатели раскрытого и обогащенного продукта  определяет потребитель (металлурги, химики и др.). Например, требования к металлургическому сырью для агломерата и окатышей существенно отличаются как по содержанию железа, так и по гранулометрическому составу железорудного концентрата.

Поскольку поставленные задачи предполагают создание принципиально новых устройств, методов и технологий, уместно в их разработке использование упомянутой теории решения изобретательских задач, базирующейся на применении широкого спектра различных физических явлений для разрешения технических и технологических противоречий. Тем более, что современные IT-технологии открывают новые возможности широкого применения ТРИЗ и АРИЗ (алгоритмы решения изобретательских задач) в различных областях техники и технологий.

Рассмотренные положения и поставленные задачи основаны на анализе научных предпосылок:

  • теорий волновых процессов, обусловленных взрывом и иными видами динамического нагружения многокомпонентных твердых тел (горные породы, минеральные комплексы и т.п.);
  • связей сложно напряженного состояния горных пород с дезинтеграцией руд на разделяемые минералы и комплексы;
  • теорий разделения разнородных материалов по петрофизическим характеристикам;
  • принципов разрушения с одновременным разделением в пространстве фрагментов с разными свойствами.
  • методологии оценки запасов учитывающую конъюнктуру рынка, динамику цен на минеральное сырье и металлы.

            Рассмотрим основные научные предпосылки для решения поставленных задач.

Принципы разработки новых устройств и технологий рудоподготовки, в которых получение конечного продукта рассматривается как последовательность циклов преобразования структурных элементов разделения в структурные элементы раскрытия, изложены в работах [4-6]. Ключевым моментом является то, что первые структурные элементы разделения формируются из горной массы – продуктов взрывного разрушения, а последующие стадии селективного разрушения предполагают разрушение только тех срастаний минералов, которые подлежат извлечению на данной стадии рудоподготовки. В этом отношении физически неверно отождествлять измельчение и процессы селективного разрушения. Принципиальное отличие рассматриваемых процессов – это цели и методы их достижения: цель измельчения – максимальный выход заданных классов крупности, которое достигается многократным сокращением размера исходного фрагмента при увеличении вновь образованной поверхности; цель селективного разрушения – раскрыть минералы (минеральные комплексы) для последующего концентрирования.

  Селективное разрушение предполагает совпадение (или незначительно отличие)  поверхности срастания разделяемых минералов и вновь образованной поверхности, что обусловливает соответствие теоретически обоснованных затрат энергии  фактическим затратам. Принимая во внимание, что поверхность срастания, как правило, на порядки ниже вновь образуемой поверхности при традиционном измельчении, раскрытие минералов в процессах рудоподготовки не требует разрушения руды до размера извлекаемого минерала, а значит и появления избыточной вновь образованной поверхности. Таким образом, только за счет сокращения числа разрушаемых частиц (выводя из процесса раскрытые минералы) селективное разрушение позволяет в разы снизить энергопотребление на раскрытие минералов. Энергопотребление при традиционном измельчении в 40-70 кВтч/т нельзя признать физически обоснованным, поскольку, как показывают расчеты, рациональная рудоподготовка должна иметь величину энергопотребления на порядок ниже (даже с учетом сопровождающих потерь). Анализ низкой эффективности раскрытия минералов при обычном измельчении показал[4], что существует несколько факторов избыточного энергопотребления:

  • низкая вероятность актов нагружения при возрастающем (на несколько порядков) числе частиц;
  • меняющиеся условия передачи частицам энергии нагружающих устройств;
  • разрушение минералов вмещающих пород, не содержащих извлекаемых минералов на данной стадии;
  • соизмеримость размера частиц с размером шероховатости измельчаемого тела (например, шаров) при разрушении частиц менее 100мкм, затрудняющая эффективную передачу усилий разрушения.

Экспериментальные результаты свидетельствуют о том, что с уменьшением размеров частиц энергия и усилие разрушения уменьшаются. Зависимости величины разрушающего усилия и энергии разрушения от размера частиц (d) имеют вид: F=kdn и А≈kdn+1ε(d)/2 (k-коэффициент размерности, показатель (n) зависит от свойств разрушаемых минералов, ε(d)-деформация частиц при нагружении). Одновременно с фактором снижения прочности необходимо учитывать степенной характер увеличения числа вновь образованных частиц в процессе измельчения. Например, зависимость числа частиц исходного размера (d) при линейной степени сокращения (i) имеет степенной характер N=(i3)q (qчисло сокращений). Для кубических частиц из однородного материала в случае объемного сокращения крупности с линейной степенью однократного сокращения (i=2, сокращение размера кубической частицы в два раза) число вновь образованных частиц при сокращении частицы размером 2 мм до размера 0,0625мм составит более 32000 единиц). Существенное (на порядки) превышение роста числа частиц относительно показателей снижения прочности и энергии их разрушения при сокращении размера приводит к очевидному росту энергопотребления при измельчении, даже без учета увеличения потерь на аморфизацию, агрегирование, различного рода излучения и неэффективную передачу разрушающих усилий.

 Основой встраивания процессов взрывной отбойки в общую картину энергосбережения, повышения полноты и комплексности использования извлекаемого сырья может служить конвергенция наук о Земле: геологии, геофизики – разведка и описание месторождения; геотехнологии, геомеханики – добыча и формирование горной массы, минералургии – рудоподготовка, обогащение полезных ископаемых, извлечение. Как показали результаты исследований связи обогатительных характеристик руд с показателями буримости и взрываемости горных пород [4], рудоподготовку целесообразно начинать с первых стадий механического воздействия, т. е. со стадий подготовки взрывной отбойки и  взрывного воздействия. По разным оценкам энергозатраты на взрывное дробление составляют 1,5-3% всех затрат на рудоподготовку, остальные 98,5-97% – затраты на дробление и измельчение. Снижение энергозатрат на процессы последующей дезинтеграции руд при увеличении расхода взрывчатых веществ (ВВ) не вызывает сомнения [7], вопрос лишь в экономическом обосновании целесообразности таких решений, поскольку энергозатраты на дробления и без того имеют самые низкие значения (на уровнях близких к теоретическому значению). Отследить и однозначно подтвердить значимость влияния расхода ВВ на более энергоемкие процессы измельчения достаточно сложно, так как в большинстве своем эти изменения обусловлены увеличением содержания мелких классов и изменением структуры грансостава  продуктов взрывной отбойки. Поскольку стоимость химической энергии (ВВ) в шесть раз выше стоимости электрической энергии [8], а для некоторых типов руд удельные энергозатраты на буровзрывные работы соизмеримы с энергозатратами на дробление, вопрос относительно роли ВВ в повышении эффективности дезинтеграции не столь очевиден, учитывая анализ избыточных энергозатрат при измельчении[4]. В этой связи логично перенести вопросы оптимизации энергоэффективности буровзрывных работ в плоскость поиска новых технологий повышения эффективности передачи энергии ВВ разрушаемому массиву. Одно из направлений – избирательное взрывание основывается на том, что горные породы в силу переменного состава минерального сырья обладают различным акустическим импедансом. Если представить иерархию структур неоднородности взрываемого блока в виде размерного ряда: d1,d2,…dj , то в соответствие с волновой теорией можно добиться в массиве формирования упругих волн различной длины λ12….λj ,соизмеримых с размерным рядом структурной неоднородности. В широком амплитудно-частотном спектре ударных волн (упругих волн) всегда найдутся частоты, совпадающие с частотой собственных колебаний элементов неоднородности, присутствующих в разрушаемом блоке. Тем самым могут быть созданы предпосылки для резонансного поглощения энергии упругих волн структурными элементами неоднородности горного массива с разным акустическим импедансом и возможности для их селективного разупрочнения. Предполагается, что избирательные технологии взрывания позволят получить горную массу не в виде фрагментов с хаотичным распределением по размерам, а куски, разрушенные по текстурной неоднородности, с селективным набором петрофизических характеристик для последующего разделения.

Предпосылки для разработки селективных буровзрывных технологий на базе данных геолого-технологического картирования месторождения и параметров бурения скважин созданы предыдущими исследованиями [7-12]. Современные геотехнологии располагают большим арсеналом средств для управления взрывом : изменение конструкции заряда (гирляндовые, шланговые и сплошные), применение комбинированных зарядов с изменяющимися энергетическими свойствами по длине скважины, вариация массы заряда, варьирование сетки скважин, изменение интервала замедления, порядка инициирования контурных зарядов, применение электрических детонаторов с электронным взрывателем и др.

Возможность появления волновых эффектов и формирования собственных колебаний на неоднородностях структуры разрушаемого блока теоретически показана в работах [11,12]. Тесная связь показателей геологической и физической неоднородности массива горных пород открывает возможности для адекватного совмещения моделей геоинформационных систем и технологических моделей рудоподготовки, например, через параметры энергоемкости бурения. Подчеркнем основные назначения избирательной взрывной отбойки:

  • формирование горной массы, состоящей из текстурных элементов разделения, пригодных для первичной предконцентрации по соответствующей совокупности разделительных признаков;
  •  селективное разупрочнение структурных элементов для снижения энергозатрат на последующее раскрытие руд.

Вопросы снижения водопотребления в значительной мере связаны с процессами рудоподготовки: мокрое измельчение, мокрая магнитная сепарация, флотация и др. Очевидно, что наиболее оптимальным является применение сухих методов на большинстве стадий разрушения и сепарации. Мокрые методы обогащения целесообразно включать в схему  в предельном случае, когда контраст  физических свойств недостаточен для реализации  сухих методов   разделения. Тем не менее, предконцентрации за счет многопоточных схем  на стадиях сухого разрушения и сепарации позволяет уменьшить  массовую долю переработки в мокрых переделах и свести к минимуму объемы водопотребления.

Предел дезинтеграции сухими методами определяется экономической целесообразностью применения механического разрушения для формирования структурных элементов раскрытия руд со сложной структурой срастания разделяемых минералов. К ним относятся различного рода эвтектические структуры с микронными размерами выделяемых минералов или аналогичные им по строению (так называемые труднообогатимые руды). В тех случаях, когда недостаток контраста физических свойств разделяемых минералов становится ограничителем для использования сухих методов сепарации (гравитационных, магнитных, электрических и др.) целесообразно применять методы модификации свойств или использовать физико-химические, мокрые методы сепарации. Следует отметить, что постановка задач существенного снижения водопотребления в процессах переработки минерального сырья, открывает новые возможности в развитии сухих методов разделения. Большие перспективы в этом плане у методов радиометрической сепарации (включающие весь спектр и диапазон средств возбуждения и анализа отклика: рентгенорадиометрические, фотометрические, рентгенолюминесцентные, гамма-радиометрические и т.п.), главным образом, в части снижения нижнего предела крупности разделяемых веществ и производительности. Сочетание радиометрических методов и методов вибрационного взвешивания частиц в пространстве позволило бы подойти к решению задачи снижения крупности разделения данными методами.

 Изменение системы оценки запасов как элемент новой парадигмы. Действующая система оценки запасов минерального сырья базируется на некоторых средних оценках рыночной стоимости извлекаемого сырья и, даже при высокой точности геофизических методов оконтуривания месторождения и полных петрофизических характеристиках, достоверность результатов на волатильных рыночных показателях всегда может быть оспорена. Кроме того, меняющаяся  конъюнктура на металлы и минеральное сырье увеличивает волатильность рисков и снижает надежность оценок инвестиционных проектов разработки месторождений, снижает стабильность и финансовые показатели работы действующих предприятий по добыче и переработке минерального сырья. В этих условиях более приемлемой может оказаться оценка запасов, основанная на динамичной модели, учитывающей волатильность содержания извлекаемых элементов, и допускающей корректировку вида геолого-экономических кластеров с учётом конъюнктуры рынка на сырье. При таком подходе целесообразно выделить три категории запасов твердых ископаемых оцениваемых ресурсов минерального сырья[13]:

  • физические запасы, характеризующие массовое содержании всех минеральных ресурсов месторождения, выявленных в ходе детальной разведки, и представленных в виде развернутого набора качественно-количественных характеристик, определяющих добычу минерального сырья и извлечение используемого компонента;
  • извлекаемые (технологические) запасы представляют собой перечень (классификатор) товарных продуктов, которые могут быть получены (извлечены) из минерально-сырьевого ресурса в виде металла, концентрата, промпродуктов для соответствующих отраслей и т.п.; в этой категории должен быть представлен весь комплекс технологий, обеспечивающих получение всей совокупности продуктов;
  • экономические запасы основываются на экономической оценке минерально-сырьевых ресурсов как с позиций национального богатства, обеспечивающего устойчивый доход от эксплуатации недр и максимальный социально-экономический эффект, так и с позиций инвестиционного актива.

Характерно, что категория “экономические запасы” отражает два взгляда на минеральные ресурсы: собственника недр и недропользователя, при этом критериями рационального недропользования может служить масса максимального использования минеральных ресурсов (т) и энергоэффективность (кВт/т) его получения. Рациональное использование минеральных ресурсов в большей степени зависит от качества разведки, действующих технологий добычи и переработки, обеспечивающих предельную полноту извлечения добываемого компонента, а также от конъюнктуры рынка, определяющей спрос и цены на металл или сырье.

Заключение

Обозначены контуры новой парадигмы добычи и переработки минерального сырья. Основу модификации составляют представления о структурных элементах разделения и раскрытия, которые формируются из горной массы в продуктовые потоки, начиная с первой стадии предконцентрации (с использованием радиометрических, магнитных и иных методов сухой сепарации). После каждой стадии разрушения образуются новые структурные элементы разделения, из которых формируются новые потоки для последующей дезинтеграции. Данная технологическая последовательность формирования структурных элементов раскрытия и разделения (в связке дезинтеграция-сепарация) осуществляется вплоть до получения конечных продуктов из исходного минерального сырья. Несмотря на то, что из-за уменьшения кратности разрушения, приходится увеличивать число циклов “селективное разрушение – сепарация”, данный подход позволит применять сухие методы обогащения вплоть до размеров, при которых физические методы разделения (гравитационные, магнитные, электрические т.п.) еще способны обеспечивать концентрирование извлекаемых элементов.

 Конвергенция технологий добычи и переработки минерального сырья, способна дать синергетический эффект от селективных буровзрывных работ и рациональной дезинтеграции руд, которые добычу горной массы превращают по сути в первую стадию рудоподготовки, формирующую несколько продуктовых потоков. Новые технологии призваны заменить действующие, основанные на превращении месторождения в горную массу, на измельчении ее в миллиметрово-микронный промпродукт, на приложении огромных усилий по разделению этой разноразмерной массы и в создании проблем, связанных с многотоннажными хвостами и отходами обогащения. Технологическая реализация новой парадигмы основывается на принципе избирательности, способном учитывать текстурно-структурную иерархию руд, изменение технологических характеристик сырья и большую дисперсию параметров, определяющих его свойства и их изменение в процессах переработки.

Конвергенция технологий добычи и переработки минерального сырья базируется на возможности совмещении геоинформационных моделей (ГИС), описывающих распределение структурной неоднородности минеральных фаз в месторождении, с цифровыми моделями физических процессов динамического разрушения при взрывной отбойке и последующей рудоподготовки. Для горных работ такими моделями являются связи показателей геолого-технологического картирования (физические и минералогические характеристики руд) с параметрами буримости и взрываемости. Указанный подход позволит планировать стратегию селективной рудоподготовки на основе объединенной геолого-минералогической информации о свойствах и характеристиках залегания добываемого сырья и информации, предоставляемой технологической минералогией на основе моделей связи характеристик минералов, состава и строения руд с их технологическими свойствами. Например, программно-технический комплекс Blast Maker (широко применяемый для3-х мерного геолого-математического моделирования) позволяет использовать в качестве исходной информации данные, переданные непосредственно с бурового станка, что может быть использовано для оптимизации ведения буровзрывных работ в режиме реального времени и в режиме накопления данных в ходе эксплуатационного бурения. Таким образом, информация в виде показателей энергоемкости бурения и свойств буровых шламов, в ходе эксплуатационного бурения, может напрямую использоваться не только для расчетов параметров селективного взрывания, но и для формирования технологических сортов руд, прогнозирования процессов их последующей переработки.

Необходимо также отметить “не очень высокую” заинтересованность недропользователей в сокращении энергозатрат, водопотребления и комплексного использования всего минерального сырья в разрабатываемом месторождении. Задача собственника недр найти средства для стимулирования ресурсосбережения, например тарифным и налоговым регулированием.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Селективное разрушение минералов / Ревнивцев В.И., ГапоновГ.В., Зарогатский Л.П., Костин И.М.,Финкельштейн Г.А., Хопунов Э.А., Яшин В.П. М.:Недра,1988. 286с.
  2. Яницкий О.Н. Четвёртая научно-техническая революция и глубинные изменения процессов глобализации. Вестник института социологии. 2017. т.8. №2 С.13-33.
  3. Альтшуллер Г.С. Творчество как точная наука. Петрозаводск: изд. Скандинавия.2004.208с.
  4. Хопунов Э.А. Основы дезинтеграции руд и техногенных материалов. М.: РУСАЙНС. 2016.474с.
  5. Хопунов Э.А. Теория и практика избирательной переработки минерального и техногенного сырья. М.: Нобель Пресс Lennex Corp,2014. 343 с. ISBN:978-5-519-02669-7
  6. Хопунов Э.А. Инновационные технологии в процессах переработки минерального сырья. Saarbrücken Germany:Palmarium Academic Publishing, 2015.106 с. ISBN:978-3-659-60282-5
  7. Демидюк Г.П., Викторов С.Д., Фугзан М.М. Влияние взрывного нагружения на эффективность последующих этапов обогащения. Сб. Взрывное дело №89/46 «Совершенствование буровзрывных работ в народном хозяйстве». М., Недра, 1986, С. 116-120.
  8. Симаков Д. Б. Обоснование рациональной степени дробления в технологических процессах на карьерах: автореф. дис. … канд. техн. наук. Магнитогорск, 2007. 17 с.
  9. Тангаев И. А. Энергоемкость процессов добычи и переработки полезных ископаемых, М., Недра. 1986. 232 с.
  10. Жариков С. Н. Зависимость энергоемкости взрывания горных пород от энергоемкости их бурения // Горный журнал. 2009. № 6. С.60 – 62
  11. Нагорный В.П., Денисюк И.И., Швейкина Т.А., Лихван В.М. Определение частоты собственных колебаний разрушаемого блока горного массива // Изв.ВУЗ. Горн.журнал 2013. № 6.С.147-150.
  12. Серяков В.М., Волченко Г.Н, Серяков А.В. Геомеханическое обоснование схем отбойки рудных блоков, учитывающих перераспределение статического поля напряжений при короткозамедленном взрывании // Физико-технические проблемы разработки полезных ископаемых. 2005 № 1. С. 46-52.
  13. Хопунов Э.А. Конвергенция технологий переработки минерального сырья // Изв. ВУЗ Горн. журнал.2016. №4.С.131-139.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Хопунов Эдуард Афанасьевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация