УДК 342

РЕГУЛИРОВАНИЕ ОБОРОТА И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КРИПТОВАЛЮТ В СООТВЕТСТВИИ С ЗАКОНОПРОЕКТОМ «О СТИМУЛИРОВАНИИ РЫНКА КРИПТОВАЛЮТ И ИХ ПРОИЗВОДНЫХ В УКРАИНЕ»

Гараев Алмаз Анварович
Смоленский государственный университет
к.ю.н., доцент кафедры права

Аннотация
Огромный интерес во всем мире проявляется к технологии блокчейн. Блокчейн уже применяется в криптовалютах. Один их первых законопроектов в мире и первый на постсоветском пространстве по регулированию оборота криптовалюты разработан и внесен в Парламент в Украине. Среди государственных деятелей нет единого понимания того, что из себя представляет криптовалюта и как необходимо регулировать ее оборот. Тем более интересным будет взгляд депутатов на это новое явление в жизни общества и точка зрения автора статьи на внесенный на рассмотрение законопроект.

Ключевые слова: , , , , , , , , ,


Рубрика: 12.00.00 ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Гараев А.А. Регулирование оборота и использования криптовалют в соответствии с законопроектом «О стимулировании рынка криптовалют и их производных в Украине» // Современные научные исследования и инновации. 2018. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2018/03/85968 (дата обращения: 07.06.2018).

Мы живем в эпоху больших информационных перемен. В 1975 году Гордон Мур выдвинул эмпирический закон, согласно которому каждые два года происходит удвоение числа транзисторов, размещаемой в микросхеме [1].  При этом благодаря росту числа транзисторов и их быстродействию производительность процессоров удваивается каждые 18 месяцев. Несмотря на экспоненциальный рост вычислительной мощности современных компьютеров, они не остаются «без работы». Все новые и более сложные задачи появляются перед человечеством, которые требуют все больше вычислительной мощности и вовлечения в общественную жизнь новых информационных технологий.

Наряду с количественным ростом обрабатываемой информации происходят и  качественные изменения, революционным образом меняющие нашу жизнь. Вступление человечества в постиндустриальную эру ознаменовалось появлением новых, революционных информационных технологий, кардинально меняющих жизнь каждое десятилетие:

1980 годы – разработка и выпуск доступных Персональных Электронно-вычислительных машин, их массовое распространение среди потребителей;

1990 годы – взлет популярности сети Интернет;

2000 годы – повсеместный обхват территорий сотовой связью и социальными сетями.

Последняя свершившаяся революция, которую еще не все осознали, это появление и развитие технологии блокчейн (2009 год).

Технология блокчейн позволяет создавать систему децентрализованного хранения данных, стойкую к негативному воздействию на нее, фальсификации, дезорганизации или разрушения.

Технология блокчейн впервые была использована для создания криптовалют. Стремительный рост популярности криптовалют заставил государственных деятелей многих стран использовать популярность в своих интересах, в первую очередь для повышения своей известности. Недостаточно разбираясь в том, что из себя представляет технология блокчейн, но желая примкнуть к революции (технологии блокчейн), народные избранники Украины предложили свое видение законодательного регулирования оборота и использования криптовалют [2].

Кто будет регулировать оборот криптовалют? На основании первой статьи законопроекта криптовалюта определяется как программный код, являющийся объектом права собственности и который может выступать средством мены. Законодатели Украины предложили  признать криптовалюту легальным платежным методом, но не валютой (как это сделано в Японии). В то же время, согласно третьей статье законопроекта, государственное управление в сфере обращения криптовалюты осуществляется Национальным Банком Украины. Закрепление управления криптовалютами в ведение Национального Банка Украина подчеркивает, что криптовалюта, как товар, наиболее близка к деньгам.

Необходимо отметить, что в других странах мира также нет единого мнения по статусу криптовалют. Помимо Японии криптовалюта как платежное средство признается в Германии [3]. В Болгарии криптовалюта признается как финансовый актив. В Австралии и Канаде криптовалюта предварительно признана в качестве нематериального актива, имущественного права. В Хорватии статус криптовалют определен как виртуальная валюта [4]. В некоторых штатах США криптовалюту признали имуществом. Однако ни в одной стране мира (за исключением Японии) закон по криптовалютам не принят.

Примечательно, что японская иена находится на первом месте среди мировых валют, с помощью которых проводят операции с биткойном. По данным портала СryptoСompare, на нее приходится 60% объема торгов. На втором месте – американский доллар (20%), на третьем – южнокорейская вона (8,5%). Рубль занимает 13-ю строчку с показателем в 0,2% [5].

Во второй статье законопроекта определяется какое законодательство будет действовать в сфере регулирования криптовалюты. Общие положения обращения криптовалюты регулируются Конституцией Украины, Гражданским кодексом Украины, Хозяйственным кодексом Украины, Налоговым кодексом Украины, Законом Украины «Об информации», нормативными правовыми актами Национального Банка Украины и другими законами Украины. Вместе с тем, в данные правовые акты не включены отдельные нормы, регулирующие порядок обращения криптовалюты. Согласно заключительных положений к законопроекту (Глава IV), после издания закона, планируется привести в соответствии с данным законом подзаконные правовые акты в соответствии с требованиями нового закона. Кроме того, предусматривается пополнить Закон Украины «О Национальном банке Украины” нормой, расширяющей полномочия Национального банка Украины. Национальному банку Украины планируется дать полномочия по определению порядка создания и деятельности криптовалютных бирж, мониторинга всех криптовалютных транзакций, порядок идентификации субъекта криптовалютных операций.

С учетом статьи 3 законопроекта, Национальный Банк Украины должен осуществлять управление в сфере обращения криптовалют. В то же время внесение изменений в Закон Украины «О Национальном банке Украины” по изменению полномочий по вопросу управления данным законопроектом не предусматривается. Это создает неясную ситуацию по вопросу статуса криптовалют: это все же денежные средства (раз управляет Национальный банк Украины) или товар (тогда необходимо наделять Национальный банк Украины полномочиями по государственному управлению помимо денежных средств, иным имуществом, в данном случае криптовалютой). Этот недостаток законопроекта также отмечается другими специалистами в области блокчейна. В законопроекте регулятором рынка криптовалют выступает Нацбанк. В то же время операции с криптовалютой определены, как бартерные. Возникает вопрос, почему к регулированию гражданско-правовых отношений (бартера) привлекается финансовый регулятор. Это положение не соответствует законным полномочиям Национального Банка Украины [6].

После принятия закона планируется внести изменения в подзаконные правовые акты Кабинету Министров Украины. В первую очередь это будет касаться Государственной фискальной службы Украины.

На основании проекта закона видно, что государство не собирается регулировать рыночную цену на криптовалюту. Согласно статьи 4 законопроекта государство не несет обязательств, а также не возмещает стоимость криптовалюты в случае ее обесценивания или потери по любым другим причинам. Также из формулировки статьи следует, что государство в отличие от денежных вкладов, хранящихся на счетах в банках, не гарантирует  возмещение в случае потери криптовалюты. В данном случае можно согласиться с логикой законодателя, поскольку все операции по криптовалюте носят безотзывной характер, их нельзя отменить и оспорить. В то же время, государство хочет регулировать, управлять, контролировать и налогооблагать операции с криптовалютой и при этом не хочет иметь обязанности, не желает нести никакой ответственности и не стремится защищать владельцев криптовалюты.

Вторая часть статьи определяет взаимоотношения между государством и сервисами по онлайн обмену криптовалюты. По законопроекту государство не гарантирует и не осуществляет каких-либо мер по обеспечению деятельности онлайн-сервисов по обмену криптовалюты.

Особенностью криптовалют на современном этапе является высокая волатильность (изменчивость) обменного курса в сравнении с курсами обмена традиционных валют, эмитированных государством. Так волатильность биткойна в отдельные периоды достигала 25% в день и до 300%  в месяц. Обменный курс на криптовалюту складывается на основе спроса и предложения и подвержен значительному влиянию новостям по ограничению или наоборот расширению применения криптовалют в той или иной стране. Механизм сглаживания и снижения колебания курса пока не придумали.

По представленному законопроекту среди основных терминов отсутствует определение онлайн-сервиса по обмену криптовалюты. Напрямую в законе эта деятельность законопроектом не запрещается. Более того, в восьмой статье законопроекта «Деятельность криптовалютной биржи» в части 5 предусмотрен обмен криптовалюты с помощью онлайн-сервисов по обмену криптовалюты в сети Интернет. Это позволяет сделать предположение, что законодатель считает онлайн-сервисы по обмену валюты и криптовалютные биржи родственными понятиями. По законопроекту криптовалютная биржа – это организация, которая обеспечивает взаимосвязь между субъектами криптовалютных операций, обеспечивает обмен криптовалюты на электронные деньги, валютные ценности, ценные бумаги. Предполагаем, что в будущем, появится возможность приобретать ценные бумаги на криптовалютной бирже, однако в настоящее время такой вариант конвертации криптовалюты не реализован ни на одной криптовалютной бирже в мире. А вообще не очень понятна логика авторов законопроектов по использованию разных терминов: криптовалютная  биржа и онлайн-сервис по обмену валюты с учетом специфики торговли криптовалюты, которая существует только в цифровом виде – как информация. Получается, криптовалютную биржу можно назвать онлайн-сервисом по обмену валюты и тем самым избежать государственного регулирования?

Также криптовалютная биржа (возможно и онлайн-сервис по обмену валюты) может быть полностью децентрализованной, без управляющего центра и поэтому такая криптовалютная биржа не будет организацией. Поэтому остается не ясным вопрос входит ли в сферу правового регулирования будущего закона децентрализованная криптовалютная биржа, не являющаяся организацией или любые другие децентрализованные платформы?

В пятой статье описывается процедура майнинга криптовалюты, таким, как его видят авторы законопроекта.  Криптовалюта получается как вознаграждение системы блокчейн, в результате ее генерации в системе блокчейн майнером, который выполнил необходимые условия для ее получения. Данное определение на первый взгляд похоже на описание майнинга, содержащееся в википедии. Майнинг, также добыча (от англ. mining — добыча полезных ископаемых) – деятельность по поддержанию распределенной платформы и созданию новых блоков с возможностью получить вознаграждение в форме новых единиц и комиссионных сборов в различных криптовалютах, в частности в Биткойн [7]. Однако по законопроекту акцент делается на получение вознаграждения, а в википедии во главу угла поставлена функция поддержания работоспобности блокчейна. Если законодатель главной задачей законопроекта ставит развитие блокчейна в стране, то необходимо менять приоритеты, сместив их с получения дохода на поддержание доверия в блокчейне. Вообще, правильнее было бы говорить о майнинге, как об одном из вариантов эмиссии криптовалюты.

Важным указанием в законопроекте является признание права собственности на криптовалюту, полученную майнером. Если криптовалюта признается государством правом собственности, то государство должно охранять это право, обеспечивая его защиту. Упоминание о том, что криптовалюта является объектом налогообложения и во взаимосвязи с ст. 6 законопроекта позволяет предположить, что собственник криптовалюты будет, как минимум, дважды облагаться налогом: собственно сам факт наличия криптовалюты в собственности (как налог на имущество), так и операция по ее обмену (мены) – как налог с оборота. Кроме того, третий вид налога должен будет заплатить майнер – за получение криптовалюты в результате майнинга.

В соответствии с ч. 3 ст. 5 законопроекта майнер самостоятельно принимает все необходимые действия для защиты и хранения собственной криптовалюта. Данное положение можно трактовать как обязанность майнера (правильнее говорить о собственнике криптовалюты, а не только о майнере) проявлять должную степень заботливости и осмотрительности при владении своей криптовалютой. С другой стороны, не хотелось бы чтобы при применении данного закона государство использовало эту норму в качестве ограничения своей ответственности при защите права собственности на криптовалюту.

На основании ч. 4 ст. 5 законопроекта майнер по своему усмотрению выбирает тип криптовалюты для майнинга. Вполне возможно, что законодатель этой нормой хотел подчеркнуть диспозитивный характер процедуры выбора криптовалюты для майнинга, не требующий получения специального разрешения (лицензии) на это вид деятельности. Кроме того из формулировки данной нормы можно сделать вывод, что законопроектом разрешается майнить любые виды криптовалюты, включая полностью анонимные.

В ч. 5 ст.5 законопроекта установлено, что майнинг криптовалюты может осуществляться собственными и/или арендованными средствами майнера по его собственному выбору и на его риск и страх. Формулировка данной нормы использует термины, характерные для регулирования предпринимательской деятельности – «на свой риск и страх». Нуждается в дополнительном описании процедура майнинга на арендованном оборудовании. Кто в этом случае должен оплачивать налог за майнинг: арендодатель оборудования или арендатор?

В соответствии с ч.1 ст. 6 законопроекта субъект криптовалютных операций имеет право свободно распоряжаться криптовалютой, в частности осуществлять операции по мене (обмену) криптовалюты любых видов на другие криптовалюты, обменивать ее на электронные деньги, валютные ценности, ценные бумаги, услуги, товары и тому подобное. Указанный перечень обмена не является закрытым, следовательно, криптовалюту можно обменивать на традиционные деньги (валюты). Также законопроектом предусматривается применение к криптовалюте  общих норм распространяемых на право частной собственности.

Порядок налогообложения операций по майнингу и обмену криптовалюты регулируется законодательством. В данной норме упоминается о двух объектах налогообложения. Однако, согласно ч. 5 ст.2 законопроекта криптовалюта является объектом налогообложения. Упоминание об объектах налогообложения не в одной норме, а в разных статьях законопроекта, говорит о несовершенстве юридической техники применяемой авторами законопроекта.

С нашей точки зрения, является избыточной норма, изложенная в ч. 4 ст. 6 законопроекта. Использование криптовалюты не может быть применено против основ национальной безопасности Украины, для призывов к свержению конституционного строя, нарушению территориальной целостности Украины, совершению террористических актов, финансированию терроризма, легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, обращения наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров и других противоправных действиях. Действия, указанные в данной норме запрещены не только при использовании криптовалюты, но и при использовании любых денежных средств (не только криптовалюты) или при любых обстоятельствах.

Не полную ясность представляется воля авторов законопроекта установившие в ч. 5 ст. 6 норму, что субъект криптовалютных операций самостоятельно заботится о защите криптовалюты и целостности блокчейна. Во-первых, целостность блокчейна не может устанавливаться субъектом криптовалютных операций, поскольку блокчейн децентрализован. Блокчейн работает на основе программного кода, и его целостность может быть нарушена только из-за наличия ошибок при проектировании системы. Сам пользователь на это никак повлиять не может, за исключением отказа от криптовалютных транзакций с криптовалютой, имеющей изъяны по безопасности. Во вторых, не понятно, может ли субъект криптовалютных операций доверить свою криптовалюту какому- либо доверенному лицу, фонду, если по норме законопроекта он обязан самостоятельно заботиться о защите криптовалюты.

Вторая глава законопроекта называется «Порядок проведения операций с криптовалютой». Статья 7 Криптовалютные транзакции состоит из пяти частей. В первой части установлено правило, согласно которому к криптовалютным транзакциям применяются общие положения о договоре мены, в соответствии с законодательством Украины. Криптовалюта по законопроекту находится ближе к товару, чем к денежным средствам. Следовательно, операции по обмену криптовалюты (товара) могут облагаться налогом. Движение денежных средств  от субъекта к субъекту в большинстве случаев налогообложению не подлежит. Остается неясным вопрос действия Украинского законодательства на субъекты, не являющиеся резидентами Украины при совершении криптовалютных операций. Также, учитывая в большей части анонимность совершаемых криптовалютных транзакций, налогообложение операций с криптовалютой будет практически невыполнимо, если только сами участники операций добровольно не захотят продекларировать свои операции. Исключение также может составить случай определения субъекта криптовалютной транзакции при совершении операций по обмену криптовалюты на обычные денежные средства (либо обратной процедуры). Также не совсем понятен порядок применения законодательства по договору мены в случае необходимости, например, поворота договора мены, если криптовалютные операции, работающие на основе технологии блокчейн, не отменяемы и не могут быть оспорены.

Во второй части статьи 7 законопроекта установлена норма о том, что данные о криптовалютной транзакции хранятся в системе блокчейн и являются открытыми и общедоступными для всех субъектов криптовалютных операций. Блокчейн может быть открытым и приватным. Приватный блокчейн может быть доступен не всем субъектам. Данное норма полностью применима к такой криптовалюте как биткойн, однако есть ограничения на ее применение в отношении анонимных криптовалют. Получается, анонимные криптовалюты находятся за пределами регулирования данного законопроекта?

Также можно отметить нечеткую формулировку в части общедоступности для всех субъектов криптовалютных операций. Это касается общедоступности для субъекта к конкретной, совершенной им операции или любой субъект, совершивший криптовалютную операцию может претендовать на получение сведений обо всех сделках, совершаемых в блокчейне?

В части три статьи 7 законопроекта сформулирована норма, которая устанавливает перечень обязательных сведений, которые должны содержаться в блокчейне для подтверждения криптовалютной транзакции. Криптовалютная транзакция содержит сведения о криптовалютном адресе (кошельке), из которого выполняется передача, получателе, объеме перевода, временных метках, определяющих момент передачи. Данная норма не противоречит действующему протоколу функционирования криптовалюты биткойн. Однако, полагаем, что сведения о криптовалютной транзакции, которые используются в той или иной криптовалюте, устанавливаются ее внутренним кодом, задумкой разработчиков, а не волей законодателя. Также возможно создание криптовалюты, использующие для проведения транзакции иные реквизиты, чем указаны в законопроекте. Тогда под новую криптовалюту необходимо будет изменять закон или регулировать ее другим правовым актом.

На основании части 4 ст. 7 законопроекта субъект криптовалютных операций самостоятельно гарантирует проведение транзакций с криптовалютой. В данном случае следовало бы сформулировать эту норму иначе: субъект криптовалютной операций самостоятельно осуществляет проведение транзакции с криптовалюта. Имеется в виду, что для проведения транзакции не требуется получение согласования на совершение и исполнение операции с третьей стороной, поскольку технология блокчейн, используемая в криптовалютах, позволяет обходиться без доверенной стороны или регулятора, подтверждающего или заверяющего событие.

Наибольшее количество комментариев от специалистов получила часть 5 статьи 7 законопроекта: «субъект криптовалютной операции обязуется хранить данные о проведенных транзакциях в течении 5 лет».

Например, Н.Дубнович написал, что среди прочих «шероховатостей» законопроекта: … обязательство субъектов криптовалютных операций (среди которых криптобиржа, собственник криптовалют и майнер) сохранять данные о транзакциях в течение пяти лет. Последний пункт особенно показательный, когда начинаешь рассуждать о глубине понимания авторами самой технологии блокчейн [8].

Как отмечает А.Афян, законопроект обязывает субъектов права собственности сохранять данные о проведенных транзакциях в течение 5 лет, защищать криптовалюту и отвечать за целостность системы блокчейн. Дело в том, что участник операций с криптовалютой никак не может повлиять ни на сохранность, ни на защиту данных, потому что идея, на которой основана технология блокчейн, предполагает immutable-систему. Это означает, что за ее целостность и сохранность в принципе переживать не стоит, участникам транзакций так уж точно. Это делает требование о сохранении данных и какой-либо защите криптовалюты по сути невыполнимым и совершенно useless [9].

Сама идея и принцип работы технологии блокчейн позволяют хранить данные в неизменном состоянии не только 5 лет, а вечно. Поэтому, чтобы не показывать свою некомпетентность в этом вопросе законодатели должны убрать эту норму из законопроекта или изложить ее по другому.

В статье 8 законопроекта регулируется деятельность криптовалютной биржи. Планируется, что регулирование деятельности криптовалютных бирж будет осуществлять Национальный Банк Украины. Так, в частности порядок создания и деятельность криптовалютной биржи будет определяться порядком, установленным Национальным Банком Украины.

Рассмотрим мнения специалистов по этому вопросу.

«Авторы законопроекта совершили одну серьезную ошибку. Они возложили регулирование оборота криптовалют на Национальный Банк Украины, хотя сам Нацбанк однозначно заявил, что криптовалюта — это не валюта, а значит находится вне его компетенции», — прокомментировал положения документа советник главы Государственного агентства по вопросам электронного управления Константин Ярмоленко [10].

Следующий момент, который противоречит законам формальной логики, — квалификация операций с криптовалютой как бартерных, и наделение финансового регулятора полномочиями по их контролю. По такой аналогии, обмен мешка картошки на несколько килограмм сала должен регулировать Нацбанк (Н.Дубневич) [11].

Согласно законопроекту криптовалютная биржа обязана осуществлять мониторинг всех транзакций, идентификацию и персонификацию субъекта криптовалютных операций в порядке, установленном Национальным Банком Украины. Данная норма, выраженная не достаточно четко, вводит в деятельность криптовалютных бирж правило KYC (know your customer – знай своего клиента). Правило KYC это термин банковского и биржевого регулирования для финансовых институтов и букмекерских контор, а также других компаний, работающих с деньгами частных лиц. В соответствии с KYC финансовые институты должны идентифицировать и установить личность контрагента прежде, чем проводить финансовую операцию. Это требование распространяется на получение разумно полных сведений о контрагентах – юридических лицах, характере их бизнеса и отдельных хозяйственных операциях, для обеспечения которых проводится финансовая операция. Считается, что такая практика препятствует отмыванию денег, финансированию терроризма и уклонению от уплаты налогов [12]. Требования правила «Знай своего клиента» закреплены в Федеральном законе от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» [13].

Согласно ч. 3 и ч. 5 ст. 8 законопроекта обмен криптовалюты может осуществляться криптовалютной биржей и с помощью онлайн-сервисов в интернете. Законопроектом допускается обмен криптовалюты на бирже на электронные деньги, финансовые ценности, ценные бумаги. В тоже время, несмотря на то, что криптовалюта является предметом договора мены, ее нельзя обменять на другие, «не финансовые» товары. Упоминание о возможности обмены криптовалюты через онлайн-сервисы, деятельность которых не определена в законопроекте, сразу ставит в неравное положение криптовалютные биржи и онлайн-сервисы. Получается, деятельность криптовалютных бирж будет регулироваться государством, биржи будут платить налоги, в тоже время онлайн-сервисы по обмену остаются «без контроля» со стороны регулятора.

Исходя из ч. 6 ст.8  законопроекта  субъект криптовалютных операций осуществляет мену (обмен) криптовалюты с помощью онлайн-сервисов по обмену криптовалюты на свой страх и риск. В системной связи данной нормы и второй части ст. 4 законопроекта (государство не гарантирует и не осуществляет каких-либо мер по обеспечению деятельности онлайн-сервисов по обмену криптовалюты) можно предположить, что государство будет гарантировать защиту прав участников криптовалютных операций только на криптовалютной бирже.

В деятельности криптовалютной биржи, как и любой другой деятельности, законодатель стремится решить вопрос налогообложения. Согласно ч. 4 ст. 8 законопроекта доход, полученный криптовалютной биржей от осуществления криптовалютных операций, подлежит налогообложению в соответствии с требованиями действующего законодательства Украины. Останется неопределенным вопрос налогообложения децентрализованной криптовалютной биржей, не являющейся организацией.

В случае нарушения использования и обращения криптовалюты на территории Украины предусмотрена уголовная, административная и гражданско-правовая ответственность (ст. 9 законопроекта).

Выводы. Законопроект является одним из первых, представленных в мире, и поэтому содержит много неточностей и нестыковок. Во многом это связано с новым явлением, возникшем в общей жизни – криптовалютой, основанной на технологии блокчейн. Криптовалюта не вписывается ни в одно из традиционных, уже разработанных правовыми нормами  понятий: товар, финансовый актив, денежные средства, субъект, подлежащий правовому воздействию и поддерживающий работоспособность криптовалютной системы. Положительным моментом в законопроекте является не запрет использования и обращения криптовалюты, а рассмотрение криптовалюты как одного из элемента прав, свобод граждан Украины.

Полагаем, что для становления криптовалют на современном этапе гораздо более полезным будет отказ от правового регулирования криптовалют, в том виде, какой он есть в законопроекте, по крайней мере, на один год.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Д.Трефил. 200 законов мироздания. Математика. Закон Мура // https://elementy.ru/trefil/21172/Zakon_Mura (дата обращения 03.03.2018)
  2. Законопроект «О стимулировании рынка криптовалют и их производных в Украине» // http://w1.c1.rada.gov.ua/pls/zweb2/webproc4_1?pf3511=62684 (дата обращения 03.03.2018)
  3. Постановление Министерства финансов Германии о признании биткоина законным платежным средством // https://ru.scribd.com/document/372651554/2018-02-27-Umsatzsteuerliche-Behandlung-Von-Bitcoin-Und-Anderen-Sog-Virtuellen-Waehrungen?irgwc=1&content=10079&campaign=Skimbit%2C%20Ltd.&ad_group=100652X1574425X9500e2d739b200f9bb75184445325028&keyword=ft750noi&source=impactradius&medium=affiliate#from_embed (дата обращения 03.03.2018)
  4. Правовой статус криптовалют (цифровых денег) – мировой и российский опыт // http://itsynergis.ru/assets/docs/legal_status_cryptocurrency_in_World.pdf (дата обращения 03.03.2018)
  5. Кто будет бит. Почему Россия выберет жесткий вариант регулирования криптовалют // https://iz.ru/659290/kto-budet-bit (дата обращения 03.03.2018)
  6. Артем Афян. Одна неделя, два законопроекта: шаг вперед или памятник парламентскому пиару? // https://forklog.com/odna-nedelya-dva-zakonoproekta-shag-vpered-ili-pamyatnik-parlamentskomu-piaru/ (дата обращения 03.03.2018)
  7. Майнинг // https://ru.wikipedia.org/wiki/Майнинг (дата обращения 03.03.2018)
  8. Мнения: что не так с законопроектами о регулировании криптовалют в Украине // https://forklog.com/mneniya-chto-ne-tak-s-zakonoproektami-o-regulirovanii-kriptovalyut-v-ukraine (дата обращения 03.03.2018)
  9. Артем Афян. Одна неделя, два законопроекта: шаг вперед или памятник парламентскому пиару? // https://forklog.com/odna-nedelya-dva-zakonoproekta-shag-vpered-ili-pamyatnik-parlamentskomu-piaru/ (дата обращения 03.03.2018)
  10. К.Ярмоленко. На сайте Верховной Рады наконец-то опубликован текст первого законопроекта про оборот криптовалют в Украине // https://www.facebook.com/groups/bitcoin.ua/permalink/759442127590479/ (дата обращения 03.03.2018)
  11. Мнения: что не так с законопроектами о регулировании криптовалют в Украине // https://forklog.com/mneniya-chto-ne-tak-s-zakonoproektami-o-regulirovanii-kriptovalyut-v-ukraine (дата обращения 03.03.2018)
  12. Знай своего клиента // http://www.kyc.com    (дата обращения 03.03.2018)
  13. Федеральный закон от 07.08.2001 № 115-ФЗ “О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма” // ИПС Консультант Плюс (дата обращения 03.03.2018)


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Гараев Алмаз Анварович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация