УДК 34

ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ УКЛОН В СИСТЕМЕ СУДОПРОИЗВОДСТВА РФ

Македонский-Ниархос Руслан Александрович
Российский государственный социальный университет

Аннотация
О независимости судей, о «круговой поруке» следствия, прокуратуры и судов.

Ключевые слова: , , , ,


Рубрика: 12.00.00 ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Македонский-Ниархос Р.А. Обвинительный уклон в системе судопроизводства РФ // Современные научные исследования и инновации. 2018. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2018/01/85331 (дата обращения: 11.01.2018).

Изучая данную тему, следует отметить, что термин «Обвинительный уклон» достаточно прочно вошел в употребление в юридической науке. Если же рассматривать на нормативном уровне обвинительный (карательный) уклон российского правосудия получил оценку еще в Постановлении Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 года № 1801-1 «О Концепции судебной реформы в РСФСР».

Разберем более подробно, что же скрывается за понятием обвинительного уклона?! Не ставя перед собой задачу выработки строго научного определения, я исходил из семантического значения данного термина. Обвинительный уклон, как и любой другой уклон в системе судопроизводства, – это отклонение полученного результата от запланированного. Обвинительный уклон – есть уклонение от справедливого разрешения уголовного дела в обвинительную сторону.

Доказательством существования обвинительного уклона является статистика: за последние 3 года доля лиц, которым в ходе разбирательств выносился оправдательный приговор, едва превысил 1%. Для контраста любят вспоминать при этом сталинскую Россию, в которой выносилось 12 % оправдательных приговоров. Отсюда многие делают далеко идущий вывод о том, будто Россия — это полицейское государство, правды там нет.
В то же время в странах Запада обвинительных приговоров в разы меньше, а кое-где и до 50% судебных решений – оправдательные. То есть, получается, что российская судебная система имеет исключительно обвинительный уклон, где каждое уголовное дело, дошедшее до суда, сулит обвиняемому срок.

В России говорят так: «Привели в суд – значит виновен!» Российская судебная система носит заведомо обвинительный уклон. Это понятие настолько укоренилось в общественном сознании, что люди теряют доверие к судам и, как следствие, к государственной системе. А справедливость пытаются восстановить другими, противозаконными способами.
Практически никто из обвиняемых в уголовном преступлении не может сколько-нибудь серьёзно надеяться на оправдательный приговор.

Почему же судьи выносят чаще всего обвинительный приговор? Причин несколько. Назовём основные:

1. Каждый судья в среднем рассматривает от 20 до 30 дел в неделю. Поэтому из-за большой нагрузки физически нет возможности тщательно и объективно разбираться в обстоятельствах всех дел. Как результат, приговоры выносятся на основе слабых доказательств.

2. Психологически-профессиональный фактор. Судьи воспринимают себя не как защитников закона, а как борцов с преступностью. Это в большей мере обусловлено тем, что такие люди в судьи приходят из прокуратуры и полиции. Они остаются во власти своих профессиональных навыков.

3. Судью, вынесшего оправдательный приговор, прокуратура может обвинить в коррупции. А за этим последуют проверки не только судьи, но и всего суда, его председателя.

Следовательно, я делаю вывод, что суд – это элемент карательной машины государства. Он на стороне обвинения. Судьи являются выходцами из карательной системы. Бывших адвокатов в числе судей очень мало. А вот всяких прокуроров, бывших оперативников – сколько угодно. У них сознание изначально уже построено в соответствии с прошлой работой. А вообще корень проблемы лежит в оценке системы правоохранительных органов. Для них оправдательный приговор – это чудовищное происшествие. Оправдать человека – значит ударить по своему приятелю – прокурору, следователю. А судья иногда с ним вместе водку пьет, на охоту ходит.

Прокуроры – ярые противники оправдательных приговоров. Почему? Это объяснить не сложно. Оправдательный приговор – это, так сказать, «двойка» следствию и прокуратуре. Получается, они не смогли собрать достаточно доказательств. Каждое проигранное дело – это выговор прокурору, а три выговора в год – увольнение.

Итак, делаю вывод вышесказанному, что главная причина обвинительного уклона: судьи зависимы от прокуратуры. Более 80% судей «заражены» обвинительным уклоном.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации и Уголовно-процессуальным кодексом (далее – УПК) Российской Федерации, обвинительный уклон прямо запрещен, поскольку закон гарантирует справедливое расследование и рассмотрение уголовного дела на основе состязательности и равноправия сторон компетентным, независимым и беспристрастным судом (статьи 46, 120 (часть 1), 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации), что полностью соответствует принципам справедливого судебного разбирательства, закрепленным в статье 14 Международного Пакта от 16 декабря 1966 года «О гражданских и политических правах» и статье 6 Конвенции 4 ноября 1950 года «О защите прав человека и основных свобод»[2]. Статья 6 УПК Российской Федерации провозглашает равнозначность задач уголовного процесса как в виде защиты прав и законных интересов потерпевших от преступлений, так и защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Указанные нормативные акты также закрепляют ряд конкретных гарантий, провозглашенных на уровне правовых принципов, призванных противостоять обвинительному уклону (презумпцию невиновности[10], гарантированность подозреваемому, обвиняемому своевременного оказания квалифицированной юридической помощи, привилегию против самообвинения и другие).

Следовательно, в действующем законе, на первый взгляд, не должно быть нормативных предпосылок для обвинительного уклона, однако он все-таки объективно существует в правоприменительной практике, тем не менее закон не работает или работает не так, как это задано нормативно. Глубинные причины этого явления связаны с социальными, политическими, экономическими, психологическими закономерностями и особенностями. Вместе с тем остается место и для юридической науки, в рамках которой мы также можем говорить о нормативных предпосылках обвинительного уклона, которые, как представляется, существуют на макро и микроуровнях правового регулирования.

«Обвинительный» уклон российского правосудия объясняется тем, что в нашей стране дело сначала расследуется, а уже потом идёт в суд. Прокуроры просто не берут дела, у которых нет судебных перспектив, и следователи это прекрасно понимают. Поэтому дела без достаточной доказательной базы до суда не доходят, они закрываются на более ранних этапах. В суде же рассматриваются только дела с «железными» доказательствами, поэтому в большинстве случаев приговоры по этим делам обвинительные. В тех же США любое дело полиции идёт в суд, а уже потом начинается следствие. Доказательства могут быть найдены, а могут и нет. Поэтому и количество обвинительных приговоров там по статистике меньше — в процентном отношении.

Надо также отметить, что в других странах зачастую возбуждается больше уголовных дел. [20]. В Бельгии и в Чехии суды выносят 0,3 % оправдательных приговоров, в Португалии — 0,6 %, в Германии — 0,9 %[17].

Посмотрим на статистику за 2015 год. Из 5 млн зарегистрированных преступлений уголовные дела были возбуждены по 2,5 миллионам. До суда дошёл миллион дел, из этого миллиона в полноценные обвинительные приговоры переросли только 200 тысяч. Остальные 800 тысяч — это сделки со следствием и прекращённые по разным причинам дела[18]. Таким образом, в России обвинительными приговорами в 2015 году закончились только 4% возбуждённых уголовных дел.

Согласно проведенным исследованиям[16], 62% адвокатов указывают на то, что по их ходатайства о приобщении к делу документов, предметов, проведении процессуальных действий безосновательно отклоняются. 23% опрошенных пояснили, что ходатайство перед его удовлетворением неоднократно отклонялось; 10% опрошенных отметили, что ходатайство было удовлетворено лишь на стадии судебного следствия; 19% опрошенных говорят о том, что подобное ходатайство не было удовлетворено ни на стадии предварительного расследования, ни на стадии судебного рассмотрения уголовного дела, в связи с чем полученные материалы были приложены лишь к кассационной жалобе. В 89% случаев отклонялись ходатайство защитников о дополнении материалов предварительного следствия, заявленные по результатам ознакомления с материалами оконченного расследования (часть четвертая статьи 217 УПК Российской Федерации).

Иная ситуация складывается с ходатайствами, заявленными суду государственным обвинителем. По оценкам 56-ти % опрошенных прокуроров, поддерживающих государственное обвинение, их ходатайства удовлетворялись полностью, 30-ти % – примерно на 3/4, 10-ти % – примерно наполовину, 4-х % – в пределах 1/3. По этим же делам были приняты судом во внимание возражения по ходатайствам защиты, представленные прокурорами: полностью – у 28% опрошенных, примерно на 3/4 – у 37%, примерно наполовину – у 35% [16].

По-моему, мнению, одной из проблем российской судебной системы нужно отметить низкую квалификацию судебных органов.

Нужно заметить, что судьями, как правило, становятся бывшие сотрудники силовых структур - внутренних дел или прокуратуры, реже - из нижестоящих судов или помощников, совсем редкие случаи - из секретарей судебных заседаний. Бывшие сотрудники сохраняют свои связи в органах и могут «подсуживать» своим, особенно это видно на примере уголовных дел. Кроме того, они слабо разбираются в гражданском процессе, что тоже влияет на качество судебных решений. Судей из «гражданских» - адвокатуры или коммерческих структур, очень и очень немного, и они зачастую заседают в арбитражных судах. Но, надо заметить, сейчас ситуация постепенно меняется, и таких судей становится всё больше и больше. Судьи - это очень закрытое сообщество, попасть туда, просто сдав квалификационный экзамен, практически невозможно. Как и в любых других органах, всё решают связи.

Изучив тему, и задавая себе вопрос является ли одной из основных проблем судебной системы «обвинительный уклон», могу ответить, что да. Для этого достаточно сравнить количество оправдательных приговоров, которые выносит суд присяжных, и тех, что выносят обычные судьи. В 2013г. доля оправданных в профессиональном суде составляла от 0,2 до 2%, в судах присяжных – 13%. По моему мнению, эта проблема возникла потому, что судьи являются выходцами из карательной системы. Как упоминалось мной выше – бывших адвокатов в числе судей очень мало, а прокуроров наоборот. У них сознание изначально уже построено в соответствии с прошлой работой. Для них оправдательный приговор – это целое происшествие. Оправдать человека – значит ударить по своему приятелю – прокурору, следователю.

Необходимо отметить и то, что судьи сильно опасаются того, что их приговор будет отменен вышестоящей инстанцией. Отсюда и стремление наказать построже. Если смягчат – это ничего, а если отменят – это плохо.

Смею предположить и высказать мнение о том, что существует солидарность и вышестоящие суды привыкли поддерживать своих коллег. Вероятность изменения или отмены оправдательного приговора вышестоящим судом следующая: 42% оправдательных приговоров отменяется, а обвинительных – 0,9%.

Суды, как правило, не отклоняют ходатайства следствия. Например, в 2014 году суды отклонили лишь 8,3% ходатайств об аресте и лишь 1,2% ходатайств о его продлении.

Еще один важный показатель – процент удовлетворения ходатайств об аресте по тяжким преступлениям и средней тяжести – разница невелика, 3-4%. Судьи арестовывают человека лишь потому, что его просят арестовать.
Рассмотрим механизм, порождающий порочную практику. В суд дело попадает из следственных органов, задача которых – изложить версию и предъявить обвиняемого, а там – сами разбирайтесь. Если у следователя нет ничего, кроме словесных обвинений, он всегда может сказать: «У меня не было оснований не доверять показаниям свидетеля» [12]. В свою очередь, районный суд предпочитает не спорить с местной прокуратурой, подтверждает ее версию, как бы подразумевая – в сути дела пусть разбираться кассационная инстанция, а мы демонстрируем твердость и неотвратимость.

Закладывается мнение, что судебная система до сих придерживается порочной практики, считая, что лучше посадить невинного, нежели отпустить виновного. А теперь посмотрим, как это происходит. Я, занимаясь изучением данной темы выявил интересные явления. Оказывается, приговоры на основе голословных обвинений стали обыденными и даже у адвокатов не вызывают протеста: «Свидетель сказал, подписал и повторяет в суде, что мы можем этому противопоставить?»[15].
Адвокаты уже смирились – в их глазах суд вовсе не занимается выяснением истины, а превратился в штамповочный автомат, ставящей печать на все, что ему подсовывают.

В газетах давно уже ставится вопрос перед высшими инстанциями – внести порядок и справедливость в разборе подобных дел, однако ничего существенного здесь не сделано.

Развитие торговли привело к еще одному виду «подстав», когда вор, присвоивший чужую собственность, успешно «переводит стрелки» на невинного. И здесь клевета успешно срабатывает.
Хочу отметить, что в последнее время российские судьи стали значительно чаще назначать наказания, не связанные с лишением свободы (в 45% случаев в 2013 году по сравнению с 29,4% в 2009 году)[17]. Не думаю, конечно, что суды стали гуманнее, скорее всего это связано с тем, что у нас избыточное тюремное население. Также появились альтернативные меры вроде принудительных работ, которые являются разновидностью лишения свободы. Да и правоохранительные органы главным образом заинтересованы просто в обвинительном приговоре. А каким будет наказание – не так важно. Судья оправдать не может, дает условное, и все довольны.
По-моему мнению, чтобы избавиться от обвинительного уклона
надо менять сознание судей. Судья видит в квалификационной коллегии не столько орган защиты, сколько орган преследования, в том числе за пустяковые ошибки. Это орган, который поддерживает председателя суда, а неугодных судей отбраковывает. Вот такая кадровая политика. Еще надо избавляться от карьерных судей. Во всяком случае, в первой инстанции. Надо больше представителей народа на эти должности. Я говорю не только о присяжных заседателях, но и о почетных мировых судьях.
Помимо исследуемой мной темы об обвинительном уклоне, можно также отметить еще  две важные проблемы. Первая – отсутствие независимости. Основная зависимость – от председателя суда. А он обычно выполняет политический заказ. Он управляет своими судьями. Судебная власть устроена по принципу исполнительного производства. Получается некое министерство по описыванию дел. Это самая чудовищная ошибка – судья не может быть чиновником. Вторая проблема – невысокая правовая культура. Судьи чувствуют себя людьми, отчужденными от народа РФ. Даже если вы прочитаете кодекс судейской этики, вы заметите, что судья должен ставить нормы кодекса выше человеческой морали.

Порой закладывается мысль о том, что судьи выносят обвинительные приговоры, чтобы сохранить работу, отчасти, но сейчас судья уже сам знает, какое решение надо вынести. Хотя есть знаменитый случай в Волгограде, где председатель велел каждое утро всем судьям приходить и докладывать по делам, в которых заинтересованы местные власти, и об арестах. Был даже издан специальный приказ.

И возникает законный вопрос: как с этим бороться?

Требуются радикальные методы. Судьи должны быть реально независимыми от прокуратуры, остальные причины исчезнут сами собой.

1. Нужно лишить прокуратуру права обжаловать оправдательные приговоры, пусть это делают пострадавшие.

2. Ограничить права прокуратуры в подаче апелляций и кассаций по собственной инициативе.

3. Дать судье законные основания инициировать деятельное раскаяние обвиняемого по своему усмотрению.

Если рассмотреть порядок финансирования судебной системы, то из года в год повторяется одна и та же история – Судебный департамент и председатели высших судов должны идти на поклон в правительство и в Госдуму для того, чтобы отстоять необходимые средства на будущий год. Понятно, что, когда судебная власть ежегодно должна выпрашивать деньги на свое существование, ни о какой реальной независимости суда не может быть и речи.

В большинстве европейских стран существуют законы, по которым судебной системе полагается определенный процент от расходной части бюджета. У нас фактически Судебному департаменту ежегодно выделяется 0,7% бюджета. Почему не принять закон, по которому судебная система будет получать те же 0,7% расходной части в течение к примеру 5 лет? Тогда в течение этого времени судебная власть не должна будет ходить на поклон ни к исполнительной власти, ни к законодательной. Это очень важный инструмент обеспечения независимости судебной власти[13].

Мы уже упоминали об обвинительном уклоне, о необходимости преодоления, как подчеркивал президент РФ, «обвинительной связки судов с правоохранительными органами». Но эта проблема не может быть решена без организации судебного контроля за расследованием. Возможный путь – воссоздание существовавшего в дореволюционной России института следственных судей, которые могли бы на определенное время выделяться для рассмотрения всех споров на досудебных стадиях производства. Следственные судьи именно как представители судебной, а не обвинительной власти должны быть в стадии расследования арбитрами между сторонами обвинения и защиты. Это может обеспечить и действительную состязательность, и устранение обвинительного уклона, и большую объективность при применении мер пресечения, рассмотрении жалоб и ходатайств стороны защиты в ходе досудебного производства. Институт следственных судей может восстановить утраченный конституционный баланс контрольных функций суда, обвинения и защиты.

Речь идет о проблемах не только самой судебной системы, но о дальнейшем развитии России как правового государства, в котором каждый чувствует себя защищенным.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Послание Президента Владимира Путина Федеральному Собранию Российской Федерации от 12 декабря 2012 года // Российская газета. 2012.
  2. Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993: по состоянию на 05.02.2014. – Режим доступа : http://www.pravo.gov.ru.
  3. Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. -31 октября.- № 44. – ст. 1435.
  4. Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2011 год // Российская газета. 2012. -6 марта.
  5. Есина А.С., Семененко М.Э. Теоретические и прикладные аспекты деятельности прокурора по поддержанию государственного обвинения в суде первой инстанции //  СПС «КонсультантПлюс»
  6. Зорькин В.Д. Конституционно-правовые проблемы судебной системы Российской Федерации: Доклад Председателя Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькина на VIII Всероссийском съезде судей, Москва, 17 – 19 декабря 2012 г. // Судья. 2013.- № 1.- С. 6 – 12.
  7. Калинкина Л.Д. Право стороны защиты на заявление ходатайств по УПК РФ не подлежит ограничению // Адвокатская практика.- 2010. -№ 3. -С. 31 – 35.
  8. Калиновский К.Б. Обвинительный уклон в уголовном судопроизводстве: нормативные предпосылки в действующем российском законодательстве // Обвинение и оправдание в постсоветской уголовной юстиции/ Под ред. В.В.Волкова. М.: Норма-2015.- С. 93-103.
  9. Лукьянченко В.В. Обвинительный уклон при применении уголовного законодательства (содержание, типичные проявления, последствия, причины и пути преодоления). / В.В. Лукьянченко.-2010.- Режим доступа : СПС «Гарант».
  10. Морщакова Т.Г. Комментарий к статье 49 Конституции Российской Федерации // Комментарий к Конституции Российской Федерации. Постатейный. 2-е издание. Под ред. В.Д. Зорькина. М., - 2011.
  11. О различных подходах к понятию обвинительного уклона/ Поздняков М.Л. Смысл и двусмысленность обвинительного уклона // Как судьи принимают решения: эмпирические исследования права / Под ред. В.В.Волкова. М., 2012. -С. 54-106.
  12. Проблема обвинительного уклона в механизме реализации полномочия следователя на привлечение в качестве обвиняемого и способ ее решения // Российский следователь. 2010.- № 6.
  13. Правоохранительная деятельность в России: структура, функционирование, пути реформирования. Часть. 1. Диагностика работы правоохранительных органов РФ и выполнения ими полицейской функции. Научн. Рук. В.Волков, Э.Панеях. СПб.: Институт проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге, 2012. -С. 131-132.
  14. Фомин М.А. Обвинительный уклон судьи: способы противодействия // Уголовный процесс. 2011. -№ 10. -С. 68-74.
  15. Право адвоката-защитника на ознакомление с материалами уголовного дела после завершения предварительного расследования: проблемные вопросы регламентации и практической реализации // Адвокат.- 2012. -№ 4.- С. 16 – 25.
  16. Пальчикова М.В. Особенности разрешения ходатайств участников судебного разбирательства в уголовном судопроизводстве // Адвокат.- 2012.- № 1. -С. 25 – 33.
  17. Рагулин А. Право на доказательства // ЭЖ-Юрист.- 2010. -№ 30. -С. 5; Краткая характеристика состояния преступности в Российской Федерации за январь – декабрь 2013 года. // Сайт МВД Российской Федерации.//Режим доступа: http://mvd.ru/Deljatelnost/statistics/reports/item/1609734


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Македонский-Ниархос Руслан Александрович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: