УДК 314.74

СОХРАНЕНИЕ РУССКОГО ЯЗЫКА В ЛИТВЕ: ЛИЧНЫЙ ОПЫТ И МНЕНИЯ ФИЛОЛОГОВ

Маркова Светлана Дмитриевна
Вильнюсский университет
Институт языков и культур стран Балтийского региона преподаватель, докторантка

Аннотация
Проблема сохранения русского языка сегодня является актуальной не только в Литве, но и в других странах. В статье уделяется внимание личному опыту и мнениям филологов-русистов, работающих с русским языком профессионально. Рекомендации представляют особый научный интерес в контексте социолингвистических исследований.

Ключевые слова: , , , , , , , , , , ,


Рубрика: 22.00.00 СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Маркова С.Д. Сохранение русского языка в Литве: личный опыт и мнения филологов // Современные научные исследования и инновации. 2017. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2017/12/85165 (дата обращения: 23.09.2018).

Респонденты

Филологи – 7 респондентов, с которыми были проведены интервью автором данной статьи в 2016 году в Вильнюсе. Собирательный образ филологов представляется следующим: большинство из них – русскоязычные или представители из смешанных семей (русско-польское происхождение, русско-украинское, русско-литовское). Язык в семье и окружении – русский, за некоторыми исключениями использования литовского языка в рабочей среде.

Образование было получено на русском языке.  Окружение с детства состояло из русских и русскоговорящих. Также было отмечено, что даже в случае литовского происхождения, основным разговорным языком  был русский.

В настоящее время практически 80% окружения русскоязычные. Затронув вопрос идентичности и национальной принадлежности, большинство причисляет себя к русскому обществу, хотя осознают, что литовское окружение воздействует на изменение собственных представлений о себе и формирование новых аспектов личностного развития. Касательно идентичности и национальной принадлежности считают, что именно Родина закладывает основные постулаты развития личности.

Анализ

Анализируя мнения филологов, стоит отметить, что многие из них придерживаются того, что проблемы с адаптацией у русскоязычного населения возникают больше не на языковом, а на культурном уровне, которые впоследствии формируют такую проблему как проблема самоидентификации. Русские представлены в стране в качестве многочисленных небольших групп, чаще образованных на культурно-досуговой основе, реже – политической, слабо взаимодействующих между собой, не имеющих общего центра, лидера, объединяющей идеи. Многочисленные группы не формируют ни общего культурного, ни политического поля, что представляется особо заметным на фоне высокой степени организации других, политически и культурно консолидированных общин, например, польской.

Проблемы общения – взаимодействия русских детей в большинстве случаев, по мнению филологов-экспертов связаны не столько с языковым барьером (хотя данная проблема, по их признанию, имеет место быть) сколько с включением этих детей  в местную литовскую культуру, что непременно отражается в менталитете.

Поскольку, по мнению филологов, специфика менталитета «литовских русских» зачастую препятствует успешной адаптации их в России, единственным путем своего выживания они видят частичную или полную адаптацию к литовским условиям, при сохранении, однако, тесной психологической связи с Россией. Интересен факт, что, даже фактически интегрируясь в литовское общество, русские склонны убеждать себя, что интегрируются в «Европу», оправдывая факт потери русской идентичности приобретением более значимой для них европейской идентичности.

Стратегии воспитания русского языка придерживается филолог по образованию из русскоязычной семьи, считающий, что для формирования хорошего уровня языка нужно соблюдать определенную стратегию и контролировать использование других языков в домашней обстановке: «Стратегия такая – домашнее обучение, чтобы русский был родной язык, потом начальная школа будет на русском языке, а дальше хоть китайский язык, но он не должен быть единственным языком».

Филологи отмечают, что в отношении себя дискриминации не чувствуют, так как  уровень литовского языка на хорошем уровне, однако по собственным наблюдениям и рассказам знакомых, знают, что к людям, плохо говорящим на литовском языке, отношение критическое.

Такого же мнения придерживается респондент из смешанной семьи – литовца-отца и русской матери по происхождению. Она отмечает, что русский язык является ее родным языком и основным языком в рабочей среде. Несмотря на это, в целях формирования у своих детей высокого уровня владения литовским языком она выбрала языковую стратегию воспитания детей на литовском языке:

 «У нас была установка не путать языки детям, поэтому пока не сформировалась литовская речь, пока не выбрали они свой язык общения, мы выбрали язык в семье литовский».

Не оставила без внимания респондентка и вопрос дискриминации русскоязычных семей в Литве. Проявление дискриминации  в отношении русскоязычных происходит, по ее словам, и в литовских образователей учреждениях, как на уровне детей, так и на уровне воспитателей, учителей:

«Я могу рассказать про свою племянницу, она поступила в литовскую школу, после третьего класса ее вынуждены были перевести, потому что с ней никто не хотел общаться из-за того, что она русскоязычная, отдали ее в русскую школу, но сейчас она уже заканчивает школу, и все наладилось».

Также стоит уделить внимание следующему респонденту. Респондент и ее муж – русские, дочь тоже русская, русская школа и высшее образование получено на русском языке, в семье преобладает русский язык. Дочь замужем, муж из смешанной семьи (мать полька, отец белорус, но получили русское образование), тоже говорит на русском языке. Внуки также используют только русский язык.

Выбор языковой стратегии обусловлен желанием сохранить родной русский язык. Считает, что русский необходимо сохранять в первую очередь в русскоязычных семьях, а в двуязычных семьях необходимо использовать два языка.

В вопросе, кто должен сохранять язык и на каком уровне, утверждает, что большое влияние оказывает не только семья, но и школа. Сам респондент сохраняет русский язык используя его в разговорной речи, просматривая фильмы русские, читая литературу, а также используя русский язык в рабочей среде.

Считает, что обязательным фактором является чтение, так как именно оно закладывает основы грамматики и пополняет словарный запас, но подчеркивает, что это касается только русскоязычных семей. Рассматривая смешанные семьи – двуязычные, указывает, что это является «подарком Божиим», так как наличие двух языков в семье позволяет ребенку с малых лет изучать и постепенно адаптироваться к языкам, без нанесения ущерба и стресса.

Утверждает, что выбор литовского образования многих родителей обусловлен растущей ассимиляции в обществе, желанием получить образование, престижную работу, которые в основном ориентированы на титульную нацию.

Также подчеркивает, что билингвальная языковая стратегия не является негативной в том случае, если не идет в ущерб изучению родного языка, что, по признанию респондента, бывает крайне редко. В большинстве случаев, изучая два языка, впоследствии дети хуже знают именно родной язык, появляется литовский акцент, что также негативно влияет на свой родной язык.

Следующий респондент принадлежит к смешанной семье (муж русский, респондентка из русско-литовской семьи). В семье говорит на двух языках, совершенно свободно. Муж придерживался только русского языка, это было принципиально. Также и дети говорили и по-русски,  и по-литовски. Старшая закончила русскую школу, младшая дочь – литовскую школу. Младшая владеет двумя языками в совершенстве, а младшая по-русски только говорит, писать уже не может. Это наложило свой отпечаток. Младшая в связи с полученным образованием и изученным языком имеет свой интересный менталитет, литовский. Между собой дочери говорят только на литовском.

Расхождение выбора языковой стратегии для своих детей обусловлено разными точками зрения мужа и респондента. Также респондент  считает, что ничего страшного в изучении неродного языка нет, что это является необходимостью:

«Мы живем в Литве, мы должны знать языки, на котором к нам обращаются. Ничего в этом страшного нет. Более того, мы же смешанная семья. Все свои проблемы, всю свою боль и переживания я переживаю на литовском языке».

Также респондент заметила, что выбранная стратегия  – спонтанная и естественная. Считает, что жить в стране и не знать языка это «нонсенс».

Несмотря на то, что респондент из смешанной семьи, в которой по большей части использовали литовский язык, окружение друзей в детстве и родственников матери в России способствовали изучению русского языка.

Считает, что сохранят русский язык необходимо: «Конечно нужно, так как корни уже давно упущены. Молодое поколение обязано просто сохранять. В больших городах в Литве живут все-таки больше русские люди, в русских семьях культуру, и традиции, историю… Об этом даже не нужно дискутировать. Очень жаль, что русские люди отдают в литовские школы. Очень жаль».

Также респондент делает акцент, что сохранение языка необходимо, так как это показатель духовности  и развития народа. Даже литовские люди, журналисты, по мнению респондента, которые поддерживают русскую культуру и язык, помогая русским общинам сохранять свой язык.

Выводы

Делая выводы по интервью с филологами, можно сказать, что все они считают, что сохранение русского языка необходимо. Однако они делают акцент больше не на образовательные учреждения, а на семью, указывая, что именно она выбирает и формирует свою стратегию.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Материалы интервью для диссертационного исследования Светланы Марковой «Инкультурация и языковое воспитание детей из русскоязычных семей Вильнюса»


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Маркова Светлана Дмитриевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация