УДК 37(091)

СОЗДАНИЕ ЛИТЕРАТУРНОГО НАСЛЕДИЯ ДЛЯ ЧЕЧЕНСКОГО И ИНГУШСКОГО ЯЗЫКОВ УЧЕНЫМИ, ПОЭТАМИ, УЧИТЕЛЯМИ И ПЕРВЫМИ ЧЕЧЕНСКИМИ ЖЕНЩИНАМИ-ПРОСВЕТИТЕЛЯМИ В СОВЕТСКОЙ ПЕРИОД КУЛЬТУРНОГО РАЗВИТИЯ РЕСПУБЛИКИ

Магамедова Асет Зайнаевна1, Дадаев Абдулбек Мовладиевич2
1Чеченский государственный педагогический университет, старший преподаватель
2Чеченский государственный университет, студент

Аннотация
В статье представлен исторический процесс преобразования чеченского и ингушского языков в литературные. Письменность и новый алфавит претерпели поэтапный переход от арабской графики к графике на латинской основе и далее переход к русской графике в конце 30-х годов XX века. Появление первых просветителей среди горских народов стало импульсом для стремительного развития языкознания в советский период. Благодаря совместным усилиям местных и российских ученых за короткий срок были разрешены важнейшие проблемы в языкознании, касающиеся фонетики, морфологии, лексики, синтаксиса и диалектологии. Создавались словари, методические пособия, задачники и т.д.

Ключевые слова: , , , , ,


Рубрика: 13.00.00 ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Магамедова А.З., Дадаев А.М. Создание литературного наследия для чеченского и ингушского языков учеными, поэтами, учителями и первыми чеченскими женщинами-просветителями в советской период культурного развития республики // Современные научные исследования и инновации. 2017. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2017/11/84653 (дата обращения: 10.11.2017).

В первые годы советской власти начинает реализовываться масштабный проект государственного значения – формирование системы образования в результате функционирования различных учебных учреждений, в том числе и обществ ликвидации неграмотности. Преподавание в школах велось на русском языке, хотя в течение нескольких лет в 30-е годы применялась полиэтническая система в образовании. Письменность и новый алфавит претерпели поэтапный переход от арабской графики к графике на латинской основе и далее переход к русской графике в конце 30-х годов XX века. Появление первых просветителей среди горских народов стало импульсом для стремительного развития языкознания в советский период. Благодаря совместным усилиям местных и российских ученых за короткий срок были разрешены важнейшие проблемы в языкознания, касающиеся фонетики, морфологии, лексики, синтаксиса и диалектологии. Создавались словари, методические пособия, задачники и т.д.

Чеченцы всегда почитали образованных людей. Родство с образованными людьми было желанным делом для любой семьи. Тот, кому были присуще такие качества как г1илакх (этика), оьздангалла (культура) и Iилма (знания) обладал непререкаемым авторитетом и уважением в чеченском обществе. В период с 1920 по 1940 годы известность получили многие чеченские поэты, писатели, драматурги и просветители: Ахмед Нажаев, Абдин Дудаев, Ахмад Сулейманов, Халид Ошаев, Арби Мамакаев, Магомед-Салах Гадаев, Саид Бадуев и другие [18, стр. 30].

В современной литературе имеется множество материалов о жизни чеченских ученых, передовых деятелей и простых коренных жителей. Один из них, Халид Ошаев, был талантливым писателем. В 1916 году поступил в Лесной институт в Петербурге, но успел закончить только два курса и вернулся на Кавказ. С 1930 по 1936 годы Ошаев – директор Горского педагогического института во Владикавказе. В это время выходят его пьесы: «Закон отцов», «Клещ», «Побег бюрократизма» и др. С 1936 по 1937 годы он руководит краевым Горским НИИ языка и истории в Пятигорске». Ошаев был объявлен врагом народа и провел десять лет в лагерях Гулага. [4, стр.68].

Основоположник чеченской драматургии Саид Бадуев, четыре года учился в реальном училище перед октябрьской революцией, но за четыре месяца до окончания был отчислен, за то, что не оплатил обучение. После установления советской власти С.Бадуев закончил учительские курсы и преподавал в школе. В 1930 году он становится художественным руководителем созданного им в том же году чеченского драматического театра. С.Бадуев стал автором многих литературных произведений, таких как повести «Бешто», «Огненная гора» и др. В период репрессий, в 1937 году   Саид Бадуев был расстрелян. [4, стр.68]

Магомед-Салах Гадаев – чеченский ученый, поэт и прозаик, драматург и философ закончил Рабфак в Ростове-на-Дону. Его арестовали в 1942 году и большая часть его произведений была создана им в лагерях. Гадаев автор выдающихся научных трудов, например, «Основные законы диалектики механического движения неорганической материи», «О количественных и качественных изменениях в процессе развития», «Время, пространство, бесконечность» и др., кроме того он писал пьесы и переводил классиков русской литературы [4, стр. 71]

О ценности того вклада, который внесли в культуру чеченского народа эти ученые можно ссудить по отрывку стихотворения Умара Ярычева, посвященного одному из них, поэту Ахмаду Сулейманову: «Для нас, потомков, а не для кого-то, одолевая быта интеграл, поэзию, как мед душистый в сотах, он в разнотравье горном собирал» [19].

Арби Мамакаев – талантливейший чеченский поэт.  Его сборники «Волны Терека», «Аслага и Салихат» считают лучшими в чеченской литературе, а поэт и прозаик Магомед Мамакаев является автором изданных большими тиражами романов «Мюрид революции» и «Зелимхан». К сожалению, в годы репрессий он стал узником лагерей Гулага на долгие семнадцать лет. Как отмечает М.Гешаев: «В конце 1030-х годов перед страной стала задача – скорее уничтожить зло неграмотности. Мамакаев засучил рукава и стал создавать учебники, составил алфавит» [4, стр.68].

В 1922 – 1928 годы были изданы буквари на языках кавказских народов, в основе которых была уже латинская графика. К сентябрю 1922 года Народный комитет просвещения (Наркомпрос) Горской республики подготовил к изданию чеченский букварь Т.Эльдарханова и ингушский букварь З.К.Мальсагова, а также грамматики и задачники на этих же языках [17, стр.326]. В Грозном почти одновременно выходят из печати двуязычные словари: «Чеченско-русский словарь» А. Мациева (1927 г.), «Краткий русско-чеченский словарь» З.Д. Шерипова (1928 г.), в Буйнакске «Словарь на семи языках» (арабском, кумыкском, аварском, русском, лакском, чеченском, даргинском) Абу-Сафьяна (1928 г.) [5, стр. 6]

Широкое распространение в образовательном пространстве Чечни приобрел Чечено-русский словарь А.Мациева. Начинал работу просветитель с изучения небольшого чечено-русского словарика, изданного П.К. Усларом в качестве приложения к «Грамматике чеченского языка». О работе чеченского ученого пишет З.Берсанова: «В поисках материалов по чеченской лексике он ездил по селам Итум-Калинского, Чеберлоевского районов, вдоль и поперек обошёл равнинную Чечню. Он выверял правильное правописание и значение того или иного слова, получал у старожилов сведения об архаизмах, уточнял их смысл и попутно собирал чеченские пословицы и поговорки, крылатые фразы. А.Мациев записывал слова и выражения, связанные с древними поверьями чеченцев. Вся эта кропотливая работа вылилась в солидный труд – широко известный на Кавказе чечено-русский словарь, увидевший свет в 1927 г.оду» [3, с.8]. Объём словаря А.Мациева составил 184 страницы. В 1929 году в Чеченском издательстве «Serlo» была издана книга Ахмата Гехаевича «Самоучитель чеченского языка» [9].  В «Предисловии» автор самоучителя сразу предупреждает читателей, желающих изучить чеченский язык, что целью его книги является дать сведения для практического изучения данного языка и его задача будет выполненной, если учащийся будет в состоянии читать и понимать чеченскую крестьянскую газету «Серло» или популярную брошюру. На то, чтобы дать обучающимся самостоятельно читателям научное знание чеченского языка, он не претендует. Тем не менее, учебник А.Мациева получился удачным и использовался не только в качестве самоучителя для русских, живущих в крае, но и преподавателями родного языка.

Учебное пособие А.Мациева содержит алфавит чеченского языка на латинской графической основе (сначала печатные, а затем прописные буквы и соответствующие звуки в русском языке в одной строке). Он писал: «При составлении этого издания я пользовался популярным трудом П.К. Услара (Чеченский язык – изд. 1888 ) [12], что послужил для меня единственным в своём роде печатным материалом, откуда приходилось исчерпывать грамматические правила, но только те из них, которые неоспоримо верны и не подлежат никакому сомнению» [9, с. 3]. Следует заметить, что чеченский алфавит замечательный учёный-кавказовед составил на русской графической основе [9, с. 10]. Однако по правилам того времени алфавиты кавказских языков составлялись на основе латиницы. Фактически по этому учебнику параллельно с родным обучающийся достаточно легко мог изучить и русский язык. Особенностью учебника можно считать то, что А.Мациев после труднопроизносимых чеченских слов в начале книги указал в подстрочной транскрипции русскими буквами произношение каждого слова и его дословный перевод на русский язык. Например, на странице 85 читаем: «Masar – (машар) – мир,  Eskir (эскир) – армия, войско, Dottagh – друг, подруга » и так далее [9, c. 85] . Он справедливо считал, что таким образом читатель сможет, не роясь в словарях, прочесть и понять предложенный текст. Для этого А.Мациев предлагает обучающимся достаточное количество самостоятельных работ и упражнений для изучения и закрепления правил грамматики чеченского языка. Так, например, восьмой урок содержит диалог о себе и семье [9, c. 53], постатейный словарь, пояснения к уроку, которые являются продолжением лексической беседы учителя с учениками в классе и включают несколько новых слов, объяснение произношения гласных и согласных звуков. Здесь же мы находим понятия о вспомогательных глаголах (в конце учебника дополнительно помещается таблица спряжения глаголов), их изменениях, о правильном использовании существительных мужского и женского рода, об обращении [9, с. 54 – 56]. Далее даётся «Ключ» к уроку 6, то есть правильные ответы на вопросы, проверочное задание и упражнения в чтении 34 слов с русским переводом [9, с. 56 – 57].

В своём учебнике просветитель применил метод частого повторения новых слов и выражений с учетом того, что материалы предназначены для самостоятельного изучения. Он отмечает также, что применил метод преподавания грамматических правил чеченского языка «исключительно практическим способом» [9, с. 3]. Одновременно с учебником А.Мациев рекомендовал учащимся пользоваться «Русско-чеченским словарём», составленным З.Д. Шериповым [16, 9, с. 3]. В то же время он советовал по возможности общаться с чеченцами и прислушиваться к «их живой речи». Тексты, помещённые в «Самоучителе чеченского языка», носят познавательный характер: о К.Марксе и В.И. Ленине, о Советской армии, Кавказском крае, о колхозах, кооперативах, о временах года [9, с. 30 – 133] и многом другом.

Первое исследование по ингушскому языку, по словам А.С. Куркиева [11, с. 4 – 6], появилось в 1925 году Научная работа «Ингушская грамматика» была опубликована во Владикавказе, ее автором стал З.К. Мальсагов. Словарь насчитывал 2 010 слов, они давались с указанием множественного числа, грамматических классов и глагольных форм. Кроме того, к нему прилагалось 10 пословиц, небольшой список ингушских этнонимов (название этносов), антропонимов (имена людей), и топонимов (названия географических объектов). В 1927 году вышел из печати «Ингушско-русский словарь» М.Ужахова. Словарь был по-мнению ингушских лингвистов, «далеко не полный», но он «… оказал существенную помощь ингушам при изучении русского языка» [11, с. 6].

Созданием учебников для школ Чечено-Ингушетии в 30–40-е годы, наряду с другие просветителями и государственными работниками, занималась и Марьям Исаева. Просветительница создавала свои первые учебники по литературе для учащихся начальных классов, широко используя в них детские поучительные творения русских и советских писателей. Из источников мы узнаем: «для своей хрестоматии, изданной 1935 году, она мастерски переводит басни И.Крылова, «Детскую азбуку» Л.Толстого, «Ваньку» А.Чехова, стихи, сказки и отрывки из поэм А.Пушкина, М.Лермонтова, Н.Некрасова, Ф.Тютчева, С.Маршака, «Сон Обломова» И.Гончарова и другие» [1, с. 3]

Основой содержания литературного образования всегда было чтение. Активное участие в создании учебных пособий для учителей литературы на родном языке в этот же период принимала нарком просвещения Чечено-Ингушетии Марьям Чентиева. В учебном пособии по литературе для 4–7-х классов М.Чентиева описывает методы и приемы обучения в чеченской литературе: творческого чтения (исбаьхьаллин произведении ешаран метод) [13, с. 33], эвристический [13, с. 34], разбора и проверки (талламан метод) [13, с. 34–36]. Для ознакомления учащихся с различными образами персонажей М.Чентиева предлагает давать задание детям читать чечено-ингушские сказки, басни и приводит интересные отрывки из них [13, с. 46]

В своем пособии к хрестоматии по изучению родной литературы для 5-го класса чеченская просветительница предлагает давать такие задания, которые могли бы заинтересовать детей, сделав их непосредственными участниками разбираемого сюжета. Например, ставить перед детьми следующие вопросы: почему произведение им интересно читать, какие выводы он может сделать из прочитанной сказки (басни), самостоятельно завершить начатое произведение и определить его жанр, и т.д. Первая глава методического пособия посвящена разбору «илли» (героико-эпических песни чеченцев и ингушей).  Важность знакомства учащихся с «илли» автор объясняет словами: «Уьш 1аморан доккха маь1на ду… дешархошна гучудовлу халкъан г1иллакхаш» [14, с. 21], что в переводе на русский язык означает: «в их изучении огромное значение… учащиеся знакомятся с нормами поведения, этикой в чеченском обществе». Вторая глава содержит описание уроков по басням И.А. Крылова, Гайсултанова, С.С. Бадуева, М.А. Мамакаева. В Третьей главе разбираются произведения разного жанра: поэма Б.Саидова «Йиша-т1емало» (Медсестра), работа Н.К.Крупской и стихотворение Р.С. Ахматовой о Ленине, пьеса М.Мусаева «Теркан тулг1енаш» (Камни Терека) и другие. Автор пособия пишет: «исбаьхьаллин литературе безам кхуллуш, ойла, мотт кхиош 1амийра литературни произведенеш», что переводе на русский язык это означает: приобщение учащихся к богатствам литературных произведений влечет за собой воспитание эстетического вкуса, формирование культуры речи и художественного восприятия. [14, с. 3].

В 40-м году XX века в Грозном для начальной школы был издан букварь на ингушском языке (абат) М.Аушева и М.Хашагульгова. Букварь был составлен по правилам классической методики для детского учебного пособия. На каждый урок отводилось по две страницы, это было направлено на систематизацию представлений об окружающем мире у детей. Первое слово, с которым знакомили детей, было «Нана», что в переводе на русский язык означало «Мама» [2, с. 6, 7].  Текстовой материал размещался в виде столбиков слов, написанных по слогам. Начиная с 8-ой страницы букваря, шла работа с простыми предложениями и небольшими текстами для чтения. На каждой странице размещался иллюстративный материал, который прояснял смысл написанного и служил для содействия при составлении предложений и текстов. Кроме того, в конце каждого листа учебника были представлены образцы написания букв, их соеди­нений, отдельных слов и предложений: «…г1але бераша дика деш» (городские дети учатся хорошо) [2, с. 50], «… эзар, эскар, эца» (тысяча, войско, купить) [2, с. 59]. Изучение букв заканчивается на 60-ой странице, следующий лист – ингушский алфавит.  На последних девятнадцати страницах представлены небольшие стихи и тексты, некоторые из них содержали описание руководителей советского государства. В учебных заведениях всех уровней того периода огромное внимание уделялось техническим наукам, так как одной из важнейших задач советского государства было превращение в мощную индустриальную державу. Поэтому соответствует духу времени изображение на 78 и 79 листах букваря иллюстраций новых механизированных объектов ХХ века –  грузовика, аэроплана, трактора, комбайна и других [2, с. 78, 79].

Известное позитивное значение в системе образования имело ведение в январе 1944 года цифровой пятибалльной системы для оценки успеваемости учащихся. В июне этого же года Совет Народных Комиссаров СССР принял постановление о мероприятиях по улучшению качества обучения в школе, согласно которому учащиеся, оканчивающими начальную, семилетнюю школу сдавали выпускные экзамены. Выпускники средней школы сдавали экзамены на аттестат зрелости, отличники награждались золотой и серебряной медалью. Меры, предусмотренные в новом постановлении, были направлены на повышение ответственности педагогов и учащихся за качество знаний [6, с. 404]

В конце 50-х годов ХХ века начинаются теоретические и экспериментальные поиски путей совершенствования содержания школьного образования. В этой связи изучался широкий круг вопросов: зависимость содержания образования от уровня и характера развития экономики, науки, техники и культуры; принципы построения программы воспитательной работы и т. п. По новой программе последовательно осуществлялся принцип воспитания в труде в процессе организации жизни и учебной деятельности учащихся. Были изданы методические и учебные пособия для воспитателей детских садов и подготовительных классов школ [6, с. 413, 414].

Поиски и эксперименты завершились тем, что в системе народного образования страны, появились новые типы воспитательно-образовательных заведений, изменилась структура школьной сети страны: увеличилось число восьмилетних школ в связи с введением с 1959 году восьмилетнего всеобуча, повысился удельный вес полных средних школ, начальная школа перешла от четырехлетнего на трехлетнее обучение без снижения объема получаемых учащимися знаний. В связи с развитием науки, экономики и техники, изменений в школьных программах, разработки пособий для шестилеток и т.п. развернулась большая работа по разработке новых словарей.

Ученые всех республик Северного Кавказа во второй половине ХХ века работали с лексикографией. Например, из научной работы З.Б Лепшаковой следует, что в 1959 году в Карачаево-Черкесии языком обучения был принят русский язык и местные педагоги стали создавать новые учебники и методические пособия. В разработке учебной литературы в Карачаево-Черкесии приняли участие Д.Борлакова, А.Караева, М.М. Султанбекова. Созданные ими учебники были утверждены, так как отвечали установленным требованиям, «содержание и расположение материала соответствовало программе учебного предмета» [8, с. 143]. В Чечено-Ингушетиив 1961 году вышел доработанный вариант словаря А.Мациева объемом в 20 000 тысяч слов, работе над которым он посвятил 20 лет жизни. По словам учёного: «Чеченско-русский словарь – это труд всей моей жизни, выросший на почве искренней любви к родному языку и его носителю – чеченскому народу» [3, с. 13]. После предисловия в своей работе, А.Мациев пишет о построении словаря, где подробно дает описание тому, как работать со словарем на примере различных слов и словосочетаний. Один из таких примеров – это работа с глаголами. Некоторые чеченские глаголы требуют объекта (если они переходные), другие – субъекта (если они не переходные). Например, «дилла [дуьллу, диллира, диллина]» – глагол (моет или помыл) требует объекта, «хьажа [хьожу, хьаьжира, хьажна]» – глагол (посмотри, смотрю, посмотрел) требует субъекта [10, с. 17].

В том же году выходит из печати русско-чечено-ингушский словарь-справочник общественно-политических терминов. Создание трехъязычных словарей стало новой вехой в развитии лексикографии вайнахских народов. В словаре есть заимствованные слова из русского языка, которые одинаково читаются на всех трех языках: инструмент [7, с. 35], в некоторых новых словах разница только в окончаниях: индустрия – индустри (чеч.) – индустри (ин) [7, с. 35]. В 1962 году издают два трехъязычных словаря: Чечено-ингушско-русский, составленный А. Мациевым, И.А. Оздоевым и З.Д. Джамалхановым и Ингушско-чеченско-русский, составленный И.А. Оздоевым, А. Мациевым, З.Д. Джамалхановым. В этих словарях, одинаковых по типу и объему содержалось по 7 000 слов [15].

Создание алфавитов, письменности, литературы, учебных пособий, открытие новых школ нескольких типов (дневных, вечерних, интернатов и др.), подготовка педагогических кадров, реформирование школьных учебных программ, широкая агитационная работа по привлечению в учебные заведения населения горских республик стало плодородной почвой для развития образования, в том числе и женского, среди кавказских народов.


Библиографический список
  1. Амирова М. Подвижница /Столица. –2007.–­№8. – С.3
  2. Аушев М., Хашагульгов М. Букварь для начальной школы на ингушском языке / М. Аушев, М. Хашагульгов. — Грозный: Чечингосиздат, 1940.– 80 с.
  3. Берсанова З. Чеченский Даль // Нана ­– 2012 г. – № 11 – 12.  C.6 – 13.
  4. Гешаев М.Б. Муслим Гайрабеков. Просветительская и государственная деятельность. / М.Б. Гешаев, Х.В. Туркаев. – М.: Изд-во «Олвиг», 2013. – 224 с.
  5. Карасаев А.Т., Мациев А.Г. Русско-чеченский словарь. – М.: Русский язык, 2000. – 728 с.
  6. Константинов Н.А., Медынский Е.Н., Шабаева М.Ф. История педагогики. – М.: Просвещение, 1982. – 447 с.
  7. Краткий русско-чечено-ингушский словарь-справочник общественно-политических терминов / Сост.: К.З. Чокаев, И.А. Оздоев. – Грозный: Чечено-Ингушское книж. изд-во, 1961. – 109 с.
  8. Лепшокова З.Б. Становление и развитие системы женского образования на Северном Кавказе. Дисс. … канд. пед. наук. – Карачаевск, 2006. – 184 с.
  9. Мациев А.Г. Самоучитель чеченского языка. – Грозный: Чеченское изд-во «Serlo», 1929. – 136 с.
  10. Мациев А.Г. Чечено-русский словарь (около 20 000 слов, с приложением очерка чеченского языка. – Москва. – 2000. – 632 с.
  11. Оздоев И.А. Русско-ингушский словарь: 40 000 слов / Под редакцией Ф.Г. Оздоевой, А.С. Куркиева. – М.: Русский язык., 1980. – 832 с.
  12. Услар П.К. Чеченский язык/ П.К. Услар// Этнография Кавказа. Языкознание. II. – Тифлис, 1888. – С. 8.
  13. Чентиева М.Д Методика преподавания чеченской литературы в IV-VII классах. – Грозный: Чечено-Ингушское книжн. изд-во, 1987. – 128 с.
  14. Чентиева М.Д. Преподавание чеченской литературы в 5 классе (методическое руководство к хрестоматии). – Грозный: Чечено-Ингушское книжн. изд-во, 1980. – 141 с.
  15. Чеченско-ингушско-русский словарь / Сост.: А.Г. Мациев, И.О. Оздоев, З.Д. Джамалханов. – Грозный: Чечено-Ингушское книжн. изд-во, – 1962. – 197 с.
  16. Шерипов З.Д. Русско-чеченский словарь. 1928. 144 с.
  17. Эльбуздукаева Т.У.Чечня и Ингушетия в 20-30-е годы ХХ века: опыт модернизации. М.: Парнас, 2011.– 464 с.
  18. Юсупов А.У. В мире просветителя (на чеченском языке) / Грозный, 2013. – 348 с.
  19. Ярычев У. Ахмеду Сулейманову // Нана. – 2012. – № 5–6. С. 2.


Все статьи автора «Магамедова Асет Зайнаевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: