УДК 316.723

ВОВЛЕЧЕНИЕ ЛИЧНОСТИ В КРИМИНАЛЬНУЮ СУБКУЛЬТУРУ: ПРИЗНАКИ И МЕХАНИЗМЫ

Хорошая Виктория Сергеевна
Кубанский государственный университет
студент

Аннотация
Данная статья посвящена проблеме теоретического осмысления проблемы вовлечения личности в криминальную субкультуру. Рассматриваются личностные признаки и социально-психологические механизмы, оказывающие влияние на предрасположенность личности к преступному поведению. Делается вывод об опасности встраивания культурной диалектики в повседневные реалии, вследствие чего происходит размытие социальных границ преступности и правомерности.

Ключевые слова: , , , , , , , , ,


Рубрика: 22.00.00 СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Хорошая В.С. Вовлечение личности в криминальную субкультуру: признаки и механизмы // Современные научные исследования и инновации. 2017. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2017/09/84273 (дата обращения: 29.09.2017).

Преступность со всеми ее проявлениями существует в течение многих веков, тесно переплетается с общественной жизнью, является составной его культуры. Избыток элементов криминальной субкультуры привел к значительному криминогенному влиянию на общество, разрушению его нравственных и культурных ценностей.

В этих условиях существенно ухудшилось состояние криминогенной ситуации, поскольку асоциально настроенная и деморализованная личность, сформированная на факторах такой субкультуры, более склонна к противоправному поведению, в частности, к совершению преступлений.

Криминальная субкультура занимает определенное место в системе человеческих ценностей. Ее изучение помогает понять внутренние законы преступной среды со всеми присущими ей изменениями и т.д. В частности, из-за наличия в ней псевдоромантики, такая субкультура находит немало сторонников не только среди представителей старшего возраста, но и зачастую среди молодежи. А некоторые из последних приобщаются к преступной среде достаточно быстро, что является одним из способов компенсации жизненных проблем, просчетов, самоутверждения и тому подобное.

Современная наука изучает личность преступников в контексте ее общественно-опасного, противоправного деяния. Главным признаком личности преступных являются его деформированное моральное и правовое сознание.

Личность преступника – это личность человека, «самовольно прервавшая какой-либо узел из множества социальных связей, соединяющий ее с государством и обществом» [1, с. 116].

Разнообразие связей, качеств и типичных признаков, определяющих личность преступника, современная наука изучает в двух аспектах – юридическом (уголовно-правовом) и социально-психологическом.

Уголовно-правовая характеристика личности преступника основывается на правовых категориях, таких как вид преступления, рецидив, опасность преступления, вид наказания и его объемы. Важными также для уголовно-правовой характеристики личности преступника есть умысел на совершение преступления, организованность и квалификация, профессионализм преступника, последствия преступления.

Социолого-психологическая характеристика состоит в изучении механизмов взаимодействия «личность – среда»; выявлении неблагоприятных условий, под влиянием которых формируется личность преступника.

Социально-психологическое изучение личности преступника дает возможность раскрыть механизм действия непосредственных причин и условий, влияющих на преступное поведение личности. Социально-психологический анализ личности включает и морально-этическую характеристику личности преступника.

Всякое поведение, в том числе и преступное, всегда носит социально-этический смысл и оценку, оно несет отражение моральных качеств и признаков личности. Личность преступника раскрывается через структуру личности, которая состоит из совокупности ее социально-значимых качеств, которые сформировались в процессе общения с другими людьми, социальными институтами, государством, обществом.

В структуре личности выделяют биофизиологические, социально-демографические, морально-психологические, социально-ролевые, уголовно-правовые качества.

Уголовно-правовые и криминологические качества показывают степень деформации личности, ее особые качества, позволяющие определить наиболее существенные признаки лиц, совершивших преступление.

Биофизиологические признаки структуры личности – это пол, возраст, состояние здоровья, особенности физической телосложения, природные качества правовой системы и т.п.

Социально-демографические – образование, социальное происхождение и положение, род занятий, национальная и профессиональная принадлежность, семейное положение, материальная обеспеченность, принадлежность к сельскому или городскому населению.

Морально-психологические качества раскрываются через сознание, целеустремленность личности, особенности поведения и действий, привычки и склонности, уровне умственного развития, объем знаний, кругозор, содержание и разнообразие интересов и устремлений, жизненный опыт, практичность поведения, этичность, характер реагирования на различные проявления внешней среды, способность принимать и осуществлять принятые решения, умение регулировать свою деятельность и направленность поступков, обладание выдержкой, стойкостью, настойчивостью.

Социально-ролевые качества структуры личности реализуются через социальные роли и социальный статус, способность быть лидером и стремление к самостоятельности в принятии решений, подчиняемость, а также приспособленность к тем ролям, которые выполняет личность [2, с. 10].

Таким образом, понятие личности преступника включает в себя целый комплекс социально-демографических, социально-функциональных (ролевых), социально-психологических и криминально-правовых качеств, в той или иной степени связанных с преступным действием, и которые характеризуют его общественную опасность, объясняют причины совершения преступления. Также предрасположенность к обладанию набором данных качеств в структуре личности человека способствует вовлечению личности в криминальную субкультуру, ее принятие.

Социальная деформация возникает постепенно, и охватывает все более глубоко нравственные духовные и другие важные социальные основы личности. Процесс деформации ускоряется, если личность попадает в так называемую уголовную субкультуру, ценности которой формируются на основе пьянства, наркотиков, мелкого бесчинства, половой вседозволенности, азартных игр, мелких краж, показного геройства или в криминальном мире взрослых, где обучают преступному ремеслу молодых людей [3, с. 27].

Е. Б. Кургузкина считает, что личность потенциального преступника характеризуется наличием таких негативных факторов, которые отличают ее от других законопослушных людей: отчуждение от нормальных связей, отношений, ценностей, низкий уровень образования и культуры, нравственности, выражающийся в признании возможности использования уголовных средств достижения целей, а также сочетание таких психологических черт, как гипертрофованная импульсивность, тревожность [4, с. 29].

Усиленные социальные модификации, которые происходят сегодня в российском обществе, приводят к трансформированию ценностей в социальном и персональном сознании, внедрению идеалов, свойственных для общества потребления, разрушению традиционных норм и устоев, а также дискредитацию новых обычаев и ценностей. Наряду с этим, продолжают действовать традиционные и возникают новые, характерные для постиндустриального общества, источники формирования девиантного и криминального поведения личности, механизмы и способы приобщения членов общества (и, прежде всего, молодежи) к антисоциальным формам поведения.

Итак, в условиях социальной дезорганизации (т.е. аномии), которую можно наблюдать в современном обществе, происходит расширение поля криминальной и девиантной самореализации личности [5, с. 11].

Представленные в научной литературе традиционные модели приобщения личности к криминальным субкультурам акцентируются, как правило, на недостатке социализации, семейном неблагополучии, проблемах социального и медико-психологического характера.

Однако, подобные модели, таким образом, показывают свою ограниченность в условиях аномичного общества, которое характеризуется масштабом динамики происходящих в нем социальных трансформаций. В подобном обществе следствием быстрых и интенсивных изменений выступает утрата, разрушение и дестабилизации нормативных систем, которые теряют свою регулятивную функцию, и, следовательно, происходит ослабление нормативного контроля, снижение значимости права и морали. Возрастание числа совершаемых преступлений членами подобного сообщества сопровождается активным проникновением, распространением и внедрением криминальной субкультуры и криминальных ценностей в социальную структуру общества.

Вовлечение в криминальные субкультуры происходит с помощью самоидентификации личности с криминальными ценностями той или иной криминальной субкультуры. В условиях трансформации и модификации последней изменяются и направленность путей приобщения личности в криминальные субкультуры и осуществления ею криминальных действий[6, с. 101].

Источник привлечения личности в криминальную субкультуру можно рассматривать как реализуемую криминальную деятельность с помощью как сознательных, так и бессознательных или малоосознаваемых социально-психологических механизмов, которые представляют собой совокупность процессов, компонентов и явлений (объективных и субъективных, статических и динамических, внешних и внутренних и т.д.).

В основе формирования психологического механизма вовлечения личности в криминальную субкультуру и ее предрасположенности к совершению криминальной деятельности, лежат процессы асоциализации и десоциализации. В данном случае, под асоциализацией можно понимать процесс усвоения личностью антиобщественных, антисоциальных норм, ценностей, негативных ролей, установок, стереотипов поведения. В процессе асоциализации происходит закрепление антисоциальных образцов, а общепринятые нормы поведения, в свою очередь, отвергаются, данный процесс может иметь как стихийный, так и целенаправленный характер.

Десоциализация – это деформация личности на определенной стадии её нормальной социализации под стихийным или целенаправленным воздействием отрицательной микросреды (к примеру, дворовой компании сверстников, преступной группы и т.д.) [7, с. 33].

Следствием процесса десоциализации выступает разрушение у личности прежних представлений о социально-одобряемых нормах и ценностях и усвоение новых, антиобщественных ценностей. В результате десоциализации личность разрушает лишь некоторые собственные связи с обществом. Асоциализация осуществляется, как правило, в детском и юношеском возрасте, тогда как десоциализация может произойти и в более зрелом возрасте.

В процессе асоциализации и десоциализации отклоняющиеся стандарты поведения становятся для личности определенной внутренней нормой, потребностью, привычкой поступать в соответствии с ними. Следствием процесса вовлечения личности в криминальную деятельность выступает рассмотрение индивидом криминальной деятельности как возможной и приемлемой для него.

Способы вовлечения личности в криминальные субкультуры также могут быть как индивидуальные, так и групповые. В первом случае сам вовлекаемый индивид выступает одновременно субъектом и объектом вовлечения (т.е. происходит самововлечение). Во втором случае данный процесс осуществляется в рамках социального взаимодействия вовлекаемой личности и группы, представляющей ту или иную криминальную субкультуру, при этом группа здесь выступает субъектом, а личность – объектом вовлечения.

Современная криминальная субкультура отличается неоднородностью и зависит от особенностей преступной группы. В связи с этим социально-психологический механизм и характер вовлечения личности в преступную деятельность зависят и от специфических особенностей субкультуры криминальной группы.

В настоящее время разновидности криминальной субкультуры довольно широко представлены в структуре законопослушного общества: их содержание представляет собой сплав криминальных ценностей и внешне приемлемых, социализированных форм поведения. Благодаря этому возникают новые социально-психологические механизмы приобщения к криминальной деятельности, когда втягивание неустойчивой, конформной личности в преступную деятельность происходит постепенно, иногда незаметно для нее самой [8, с. 31].

Таким образом, подводя итог, необходимо заключить, что социальные реалии современного общества, связанные с трансформацией современной преступности, определяют направленность научного поиска на выявление, анализ и классификацию социально-психологических механизмов вовлечения личности в криминальную деятельность, исследование вновь появляющихся, характерных для трансформирующегося социума, детерминант её приобщения к криминальным ценностям.

Так, необходимо отметить, что предрасположенность к преступному поведению, как показывает практика, проявляется еще в раннем возрасте, что определяет высокую степень вовлечения в криминальную субкультуру именно молодежи.

В целом, среди признаков, определяющих успешность вовлечения личности в криминальную субкультуру, определяются  биофизиологическими (пол, возраст, состояние здоровья и т.д.), социально-демографическими (образование, социальное происхождение и положение, род занятий и т.д.), морально-психологическими (сознание, целеустремленность личности, особенности поведения и действий и т.д.), социально-ролевыми (социальные роли и социальный статус), уголовно-правовыми (степень деформации личности, ее особые качества) признаками личности.

При этом, среди механизмов вовлечения личности в криминальную субкультуру следует отметить индивидуальные, проявляющиеся, в первую очередь, в самововлечения личности в криминальную субкультуру, а также групповые механизмы, обусловленные взаимодействием личности с носителями криминальной субкультуры.

Также важно отметить, что в современном российском обществе, люди, не являющиеся представителями преступного мира, зачастую сталкиваются с проявлениями криминальной субкультуры в повседневных практиках. Более того, данные проявления не воспринимаются в обществе как девиации, а культура употребления криминальной диалектики, татуировок, музыки и т.д., давно стала частью современного мира.


Библиографический список
  1. Есберген А. Криминология. СПб.: Питер, 2014. 429 с.
  2. Бузало П.М. Криминология. М.: Юридическая литература, 2014. 194 с.
  3. Иванцова Н.В., Бельцов Д.В. Криминологическая характеристика несовершеннолетнего субъекта преступлений // Российский следователь. 2014. № 10. С.27-31.
  4. Кургузкина Е.Б. Теория личности преступника и проблемы индивидуальной профилактики преступлений. М.: АСТ, 2013. 229 с.
  5. Кусниденов К.К. Актуальные проблемы предупреждения преступности несовершеннолетних. М.: Наука, 2014. 297 с.
  6. Касьянов В.В., Нечипуренко В.Н. Социология права. Ростов н/Д.: Феникс, 2012. 480 с.
  7. Сухов А.Н., Деркач А.А. Социальная психология .М.: Инфра-М, 2011. 600 с.
  8. Сафуанов Ф.С. Психология криминальной агрессии. М.: Генезис, 2013. 300 с.


Все статьи автора «Хорошая Виктория Сергеевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: