УДК 910.3:913:94

ПРОБЛЕМА ГЕОПОЛИТИЧЕСКОГО ЗНАЧЕНИЯ КРЫМА В ИСТОРИИ И СОВРЕМЕННОМ МИРЕ: ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ «РОЗА ВЕТРОВ»

Гресь Роберт Андреевич
Санкт-Петербургский государственный университет
студент третьего курса

Аннотация
В данной статье прослеживается геополитическая история Крымского полуострова в пространственно-временном континууме, начиная с древнейших времен и заканчивая сегодняшней геополитической ситуацией. Через апеллирование к визуализации посредством «розы ветров» наглядно объясняется геополитическая напряженность вокруг полуострова количеством пересекающих его геополитических осей и их мощностями в разные исторические периоды. Сделаны выводы о том, что увеличение количества геополитических осей и/или приращение их мощностей при усилении геополитических систем приводит к активизации геополитических процессов, росту числа исторических событий и трансформациям политической карты региона.

Ключевые слова: , , , , ,


Рубрика: 07.00.00 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Гресь Р.А. Проблема геополитического значения Крыма в истории и современном мире: геополитическая «роза ветров» // Современные научные исследования и инновации. 2017. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2017/08/84238 (дата обращения: 29.09.2017).

Проблема геополитической роли Крыма в истории и современном мире привлекает множество ученых и публицистов России, Украины и стран Запада. Данная тема стала чуть ли не узловой в геополитических исследованиях на европейской части постсоветского пространства. Однако при проведении сравнительного анализа обнаруживается гипертрофированность в обозначении роли Крыма в мировой геополитической системе, что выражается в суждениях следующего характера: «кто владеет Крымом, тот владеет Евразией. Кто владеет Евразией, тот владеет миром». Позиции ученых по проблеме геополитической значимости Крыма имеют и некоторые разночтения: кто-то указывает на цивилизационные, этнические и конфессиональные аспекты: «Быть может, историческое предназначение Крыма и заключается в том, чтобы связывать разные времена, народы, цивилизации, конфессии, события?»  [1, с. 242]; “По отношению к Симферополю обнаружатся следующие равноудаленные от него центры мировой цивилизации: Стамбул – Киев, Афины – Москва, Каир – Рим – Санкт-Петербург. Для всех этих центров Крым был либо колонией, либо отдаленной провинцией»  [2, с. 86]). Другие рассуждают в политической ключе, делая акцент в первую очередь на государства и альянсы как на субъекты геополитической деятельности: “он /Крым – примечание автора/ является своеобразным нервным узлом геополитической системы на стыке центрально-европейской, евразийской и переднеазиатской геополитических платформ» [3, с. 155]. Многие ученые отмечают возрастание геополитического значения Крымского полуострова, а как следствие и геополитической напряженности, повышение конфликтогенного потенциала. Необходимо разобраться в ситуации и ответить на вопрос о действительном месте Крыма в “геополитической мезоструктуре Евразии” [3, с. 155]. К слову, аналогичный вопрос ставится и в учебной литературе: «Крым сейчас <…> должен определить свое достойное место на геополитической карте мира» [1, с. 245].
В чем же отличие Крыма от окружающих пространств с геополитической точки зрения? Сам по себе Крымский полуостров не примечателен с точки зрения ресурсов для осуществления геополитических процессов даже при сегодняшнем уровне развития, численности населения и экономике Крыма. Демографические, экономические, интеллектуальные и другие ресурсы полуострова достаточно малы для генерации или поддержания крупномасштабных геополитических процессов любой из геополитических систем региона – России, Турции, Украины, ЕС или США. Еще более выражено это было в XVIII-XIX веках, когда количественные показатели населения и экономики были еще меньше, поэтому в корне неверны утверждения наподобие следующего: «Микрокосм Крыма всегда притягивал великие державы» [4, с. 122]. Геополитические интересы и цели [5, с. 125-126] великих держав сходились не в пределах самого Крыма, они лишь пересекались на той части геотории, в которой расположен Крымский полуостров. Крым интересен с точки зрения открывающихся геостратегических возможностей, а не в силу своих сущностных характеристик.
Географическое расположение Крыма сделало данный полуостров прибрежной крепостью, тесно связанную с окружающим геопространством. Крым всегда был тем перекрестом, плацдармом, контроль над которым позволяет выйти на Балканы, Малую Азию, Кавказ или на просторы Восточно-Европейской равнины. Острая борьба за Крымский полуостров велась с XV века, так как именно через него проходили геополитические оси [6, с. 103] разных стран или, используя другую терминологию, геополитические интересы, потребности и цели [5, с. 125-126] и «идущие» к ним геополитические процессы. В ходе русско-турецких войн Крым не выступал конечной целью ни для одной из сторон. Российская империя стремилась к Стамбулу, Кавказу и Балканам, а Османская империя к расширению своего влияния на Балканах, Кавказу и «Дикому полю». Ни одно из этих стратегических направлений не могло быть реализовано без контроля над Крымским полуостровом. Помимо геостратегических возможностей крепость-Крым позволял «наращивать» геополитический потенциал – ресурсы для осуществления геополитических процессов на сопредельных пространствах. Именно после присоединения Крыма к Российской империи стало возможным безопасное развитие «Дикого поля», начали появляться новые города, промышленные предприятия, поднималось сельское хозяйство, увеличивалось население, что в итоге положительно сказалось на геополитическом потенциале Российской империи через увеличение геополитических ресурсов. Таким образом, Крымский полуостров открывал очень широкие возможности для осуществления геополитических процессов на Кавказе, Украине, Балканах и пополнения ресурсов для осуществления этих процессов.                 Крым в силу выше названных причин всегда попадал под геополитические оси стран на берегах Черного моря. И именно от количества этих осей, геополитических интересов, потребностей и целей на просторах Балкан, Кавказа, Восточной Европы или Малой Азии, а также от геополитических ресурсов и в целом геополитической мощи данных стран зависела геополитическая роль Крымского полуострова и уровень конфликтогенности внутри этой «региональной геополитической системы» [3, с. 155]. Отсюда вывод, что геополитическое значение Крыма колебалось в зависимости от эпохи, то есть в зависимости от государств, которые окружали полуостров и их качественных и количественных характеристик. Таким образом, можно составить некие геополитические «розы ветров» на разные временные промежутки, где в качестве направлений выступают различные активные геополитические оси. Визуализация в подобной форме позволит сравнить геополитическую напряженность в разные исторические периоды.
Первую «розу» геополитических осей можно составить на ориентировочно VIII век до н.э.. Данная роза включает в себя два вектора – греческий с юга и скифский с севера. Небольшие ресурсы греков и скифов в сочетании с разными типами хозяйствования и «территориального владения» (см. подробнее работы В.П. Семенова-Тян-Шанского [7]) создали уникальную для всей истории Крыма ситуацию, когда данная территория контролируется двумя геополитическими системами одного иерархического уровня, причем одна из них была теллурократической, другая талассократической. Боспорское царство претендовало на полный контроль над Крымским полуостровом, но осуществить его на длительный срок ему не удавалось. Подобная парадигма была поддержана римско-аланской системой в Крыму и сохранилась до IV века нашей эры, когда Крымом овладели готы и затем гунны. Со временем с юга начинало наблюдаться усиливающееся геополитическое и культурное влияние Византии, которая на время овладела Крымом. То есть вторая «роза» может быть составлена на V-VII века нашей эры, она также включает в себя две оси: северная представлена готами и гуннами, а южная Византией. В классическое Средневековье наблюдалась несколько иная ситуация:  геополитическая «роза» была представлена спектром северных геополитических векторов – тюркоязычные племена хазар, булгары, печенеги, русичи, половцы и наконец монголы [8]. Некоторые из них последовательно сменяли друг друга, какие-то соперничали. Геополитическое напряжение в Крыму в это время заметно возросло ввиду увеличения количества геополитических акторов (что может быть связано с ускорением исторического времени) и их сил. Параллельно с этим постепенно возникали итальянские колонии, после которых остались знаменитые генуэзские крепости. В позднее Средневековье восстановилась старая парадигма, когда Крым разделялся двумя типами геополитических систем – теллурократической и талассократической. Однако это было последнее проявление данной модели. Начиная с XVI века складывается новая геополитическая «роза», представленная тремя направлениями – южным (Османская империя), северо-западным (Речь Посполитая) и северо-восточным (Московское царство). Позднее северо-западная ось была представлена Австрийской (позже Австро-Венгерской) империей, а северо-восточная значительно усилилась – Московское царство превратилось в Российскую империю. Геополитическое напряжение достигло таких пределов, что в Крыму и бассейне Азовского моря начались активные и продолжительные боевые действия. С первой половины XIX века южная и северо-западная составляющие были дополнены различными геополитическими системами Запада, что привело к еще большому геополитическому напряжению и Крымской войне, оккупации Крыма немецкими войсками в ходе Первой мировой войны и боями за Крым в ходе Великой Отечественной войны. После Второй мировой войны возникла новая геополитическая эпоха, которая изменила геополитическую «розу» Крыма. В ней снова присутствовали только две составляющие – северная и южная, отныне представляемые двумя надрегиональными геополитическими системами. После распада одной из этих систем геополитическая «роза» в конце XX века снова преобразилась и теперь включает в себя северо-восточный вектор, представленный Россией, северный вектор – Украиной, западный – странами ЕС и США, южный – Турцией. Такое переформатирование сильно сказалось на геополитической роли Крыма и привело к новым историческим событиям регионального и даже мирового масштаба – присоединению Крыма к России. Таким образом, очередное изменение в геополитической «розе», отражающей векторы геополитических процессов – увеличение количества геополитических систем в регионе, их уменьшение или изменение качеств систем приведет к ослаблению или усилению геополитической напряженности с последующими событиями и, возможно, противостояниями.
Как видно, геополитическая роль Крыма зависит от проходящих через него геополитических осей и их мощностей. С другой стороны, ошибкой будет предполагать, что времена, когда Крым контролировался несколькими одноуровневыми геополитическими системами давно прошли. С сугубо политико-географической и  военно-технической точки зрения – да, но не с культурной, экономической или конфессиональной. Геополитические системы региона продолжают осуществлять комплексы духовно-, социо-, экономико- и этногеополитических процессов на территории Крыма через соответствующие инструменты воздействия, в том числе информационные, сводимые сегодня к общей категории «мягкой силы». Все это отражается на локальном уровне через повышение потенциала конфликтогенности, изменение степени гомогенности среды геополитических систем. Полиэтничность и поликонфессиональность Крыма является объектом воздействия геополитических процессов со стороны разных геополитических систем региона, часто имеющих противоположные цели. От того, какие из процессов все-таки реализуются, будет зависеть уровень конфликтогенности, степень гомогенности среды, геополитические картины мира населения полуострова, политико-географическое и геополитическое будущее Крыма.


Библиографический список
  1. Багрова Л.А., Боков В.А., Багров Н.В. География Крыма. – Киев: изд-во «Лебедь», 2001. – 300 с.
  2. Крылов В. С. Синергетика Крыма–территория геополитических бифуркаций // Humanities and Social Sciences, II (5). – 2014. – №. 31. – С. 84-87.
  3. Багров Н.В. Геополитическая модель трансграничного региона // Культура народов Причерноморья, 2002. – С. 155-160.
  4. Дергачев В. Геополитическая трансформация Крыма // Вестник аналитики. Институт стратегических оценок и анализа, 2008. – № 3(33) С. 118-137.
  5. Каледин Н.В. Принципы теоретизации и категории политической географии // Географическое образование и наука в России: история и современное состояние; Под. ред. Н.В. Каледина, В.В. Дмитриева, Т.А. Алиева. – СПб.: ВВМ, 2010. – С. 117-138.
  6. Зеленева И.В. Геополитика и геостратегия России (XVIII-первая половина XIX века) / Отв. ред. В.С. Ягья. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2005. – 270 с.
  7. Семенов-Тян-Шанский В.П. О могущественном территориальном владении применительно к России. Очерк политической географии, 1915.
  8. Дюличев В.П. Рассказы по истории Крыма. – Симферополь: ИД «Квадранал», 2005. – 320 с.


Все статьи автора «Гресь Роберт Андреевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: