УДК 94(470)

ЗАРОЖДЕНИЕ РЕВОЛЮЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АНАРХИСТОВ ЕНИСЕЙСКОЙ ГУБЕРНИИ НАЧАЛА XX В.

Горелик Софья Владиславовна
Сибирский федеральный университет
студент 2 курса Гуманитарного института направление «История»

Аннотация
В статье анализируется зарождение анархической мысли в Енисейской губернии XX в. На основе анализа архивных документов сформулированы выводы о деятельности анархистов в Енисейской губернии, показаны связи сибирского анархизма с центром, отношение местного населения к ссыльным анархистам и меры борьбы по отношению к ним со стороны местной администрации.

Ключевые слова: , , , , , , ,


Рубрика: 07.00.00 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Горелик С.В. Зарождение революционной деятельности анархистов Енисейской губернии начала XX в. // Современные научные исследования и инновации. 2017. № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2017/06/83389 (дата обращения: 09.06.2017).

Судьба любой политической партии строится на основе главной идеи, которая приобретает отклик в народных массах и укрепляется за счёт верных ей последователей. Как когда-то говорил Карл Маркс: идея становится материальной силой, когда она овладевает массами [13]. Этот постулат распространяется абсолютно на все партии и движения, имевшие свою уникальную историю в мире и ставившие перед собой цель изменения консервативного уклада повседневной жизни. В среде наиболее радикально настроенных партий выделился анархизм.

Активное развитие анархических мыслей в России приходится на конец XIX-начало XX вв. На тот период времени анархическое движение носило характер неравномерного брожения общественной мысли под непосредственным влиянием Западной Европы. На первых порах основные кружки анархистов образовываются за границей, где их политика, как явление сравнительно недавнего времени, приобрела наибольшую популярность в XX в., постепенно распространяя свои связи в России. Закономерные вопросы, которые возникают при изучении русского анархизма, касаются политического состояния их радикальной политики с началом нового «бунташного» века.

Какие стадии развития проходила идея анархизма в Российской империи, и что особенно интересно как эта идея отразилась, пользовалась ли она успехом на сибирских территориях нашего государства, а в частности на территории Енисейской губернии?

Актуальность изучения анархического движения обуславливается тем, что анархизм, как явление сравнительно недавнего времени, во многом построенное на парадоксальных мыслях существования общественной системы, смог всё же укрепиться в умах народа того времени. Модель действия, которую определили для себя анархисты, нельзя назвать гуманной для правительства и народа в целом, это скорее крайняя форма терроризма, неспособная к жалости и добродетели, но готовая уничтожить  многовековую систему за относительно недолгий срок. Истоки идей анархизма возводятся к XVII-XVIII вв., впервые термин «анархизм» был введён в научный оборот французским политиком Пьером Жозефом Прудоном в 1840 году. Но само слово «анархия» имеет более глубокие корни и переводится с греческого языка как беззаконие, беспорядок и хаос. Для современного читателя эти слова включены в синонимы погибели, вырождения норм ограничений и нравственности, но для основоположников доктрины анархизма это является выходом из-под власти правительственных элементов. Со временем политика анархизма менялась, приобретала более совершенные формы, находила сторонников и единомышленников, получила разветвлённые направления, переходила грань безумия и фантастики, связывая свои размышления с реальностью.  То, что было поставлено в противоречие с правом о естественной человеческой свободе, имеется в виду ограничение со стороны государства, отсталость системы консервативных взглядов, находило отрицание в кругу анархических партий и заставляло их искать новые способы приобщения общества к своей доктрине, пусть даже путём игнорирования всяких человеческих норм.

Здесь как раз возникает проблема изучения анархизма. Она состоит в том, что отсутствует масштабная и структурированная вещественная база по данному вопросу, нужно учесть и тот факт, что анархизм России находился в зародышевом состоянии и во многом уступал анархизму зарубежных стран, являясь скорее прототипом инородной первоосновы.  Глубинное изучение анархизма в России относится к периоду первой русской революции 1905-1907 гг. и советского времени. Здесь выделяются работы Н. И. Рогдаева[1], К. Н. Медынцева[2], П. Л., А. А. Борового[3]. В своё время анархизм критиковал В. И. Ленин, хотя и с пометкой на огромный труд М. А. Бакунина[4] и П. А. Кропоткина[5] в ходе становления революционной мысли.  Историография зарождения анархизма в Сибири не столь обширна и даёт скорее общую характеристику действий анархических групп на территории Восточной Сибири, частично Урала и Дальнего Востока. Те же фамилии Н. И. Рогдаева, К. Н. Медынцева, которые занимались описанием анархического движения на Урале и Приуралье [12, с. 5.]. Касаемо анархического движения в Енисейской губернии стоит упомянуть историка Штымбула А. А., который освятил некоторые аспекты деятельности анархических групп Енисейской губернии, их идейные позиции, взаимодействие с другими социалистическими партиями.[6] Известны такие фамилии как Горев Б. И.[7], характеризующий террористические акты анархизма в Сибири,   Е. Е. Колосов[8]. Воспоминания самих ссыльных анархистов Г. Сандомирского, Д. Ермаковского, И. Гейцмана и др. В фондах архива Красноярского края представлены оригиналы и отрывки писем ссыльных политических преступников, их планы и мысли по поводу революционного движения, происходящего в России первой половины XX в.

Цель данной статьи – охарактеризовать деятельность анархических партий на территории Енисейской губернии на период конца XIX – начала XX вв., а именно: конкретизировать основные идеи анархических партий России, так как нельзя понять цель деятельности анархизма в Сибири, не зная основных идей анархического движения; выявить связь центра и окраин, на примере связи с Енисейской губернией; определить меры борьбы, которые предпринимала власть по отношению к анархическим партиям.

Первоначально очаги возникновения анархизма сформировались в западных странах, собрания проводились открыто, несмотря на революционную пропаганду. Основные города, известные своими анархистскими съездами, были Лондон, Париж, Женева. В дальнейшем в этих городах продолжают проводиться съезды уже с открытыми антиправительственными взглядами и действиями, анархисты попадают в число преступных группировок, ведутся активные меры со стороны правительства в поимке наиболее опасных субъектов. Известны случаи ограбления иностранных банков с пособничества лидеров анархических групп и выдающихся их членов. Такими являлись Н. И. Музиль, Крейнер, Цукерман, Штейн Осип «Якобсон» [3. Л. 2-3 об.]

Основными представителями анархических групп в России по национальному составу были прибывшие из Кавказа, Иерусалима, Польши и пр. В России зарождение анархических мыслей относится к далёкому XVIII в., и по сравнению с Западом оно не получит широкого распространения в общественных кругах, более того, в народе революционное движение найдет своё порицание, постепенно вызывая негативные отклики и обвинения в шпионаже. [3. Л. 30 об.]. Анархизм в России продолжит следовать по программе заграничных группировок, постепенно ставя перед собой основные задачи переустройства общественного строя: освобождение человека от государства посредством внедрения коммун и общин; перестройка характера труда для русского человека; беспощадная борьба с капитализмом, религией, судами и предрассудками; самодисциплина как общепринятая модель поведения.

По отчётам от 12 июня 1908 года в России анархизм действовал как отвлечённое учение. Агитация в основном происходила среди интеллигенции, а также среди молодого поколения студентов и старших воспитанников, воспитанниц средних учебных заведений. По агентурным сведениям на момент января 1908 года на территории Российской империи число представителей анархистских групп насчитывало приблизительно 80-90 членов [4. Л. 15 об.]. Разумеется, истинное их количество неизвестно. Представленные данные содержат в себе сведения по числу участников Киевского съезда анархистов, на который были направлены ярчайшие члены анархических групп от многих городов Российской империи: Екатеринослав – 2, Одесса – 2, Харьков – 1, Варшава – 2 и пр. Разумеется, съезд был засекречен. Делегаты имели при себе пароль и назывались «Буревестниками». Целями названного мероприятия являлись действия по упрочению связи окраины и центра, создание полноценной кооперативной системы [4. Л. 15-16 об.].

Уже в 1910 году анархисты имеют общую федерацию. Однако, в Енисейской губернии анархическое движение не стало таким же популярным как в других уголках Сибири, но играло не меньшую роль в приобщении отдельных народных страт к стремительно развивающейся революционной деятельности. Известный тезис, который использовали анархисты в своей деятельности «Мы анархисты должны быть авангардом народных движений, первые шаги мы можем делать уже за границей».

Действительно, Сибирь вбирала в себя лишь некоторые отголоски основного курса, распространяющегося в странах Западной Европы.

Согласно архивным материалам отголоски анархизма в Енисейской губернии зафиксированы уже на период 1905 года и опять же совпадают с моментом брожения общественной мысли и революционными событиями Первой русской революции 1905-1907 гг. Так, наибольшее количество подозрительных личностей фиксировалось в г. Красноярске. Их деятельность в течение отчётных месяцев 1905 года носила для полиции «неизвестный характер». Агентурные сведения, которые отправлялись в Иркутское губернское жандармское управление не давали достаточного основания полагать, что подозрительные личности ведут в среде народа революционную деятельность, несмотря на это за ними была поставлена постоянная слежка. Распространение нелегальной литературы происходило за счёт людей, прибывающих в Енисейскую губернию из городов Самара, Рязань, Саратов, Иркутск [4. Л. 24.].

Было зафиксировано, что среди рабочих железной дороги Красноярска, Канска, Минусинска регулярно раздавались прокламации «с весьма антигосударственными мыслями». Так, например, опасение вызвал Амурский Андрей Гаврилович, который, якобы, проживал в г. Красноярске, крестьянин Нарков (имя и отчество неизвестны), пытавшийся образовать преступную группировку с целью погромов правительственных учреждений [1. Л. 10.].

В период январь – декабрь 1911 г. местной полицией составлялись фотороботы, а все неизвестные, но заподозренные в участии действий анархистских групп, получали прозвища: «Крот», «Садовник», «Студент» и пр. Наружное наблюдение за членами партии «анархистов-коммунистов», как они назывались тогда современниками, осуществлялось тайно.  Под особое внимание тогда попадали представители мещанского сословия, студенты, чиновники, ссыльные [2. Л. 10.].

Распространение революционных мыслей анархического характера, негативного рода высказываний по поводу самодержавной власти, осуществлялось в 1905 г. в основном в пивных и на улицах гг. Красноярска, Минусинска, Канска и пр. Позднее конспирация была усилена. Так, например,  в 1907 г. красноярской полицией предполагалось, что одна из революционных анархических групп Енисейской губернии пользуется для тайных совещаний со своими единомышленниками в г. Красноярске домом Мироновой (мещанки), на первый взгляд ни в чем не примечательной [2. Л. 24.].

Методами борьбы с анархистами со стороны правительственных сил были аресты, проводившиеся на регулярной основе и особо часто осуществлявшиеся после 1907 г. Однако это было не всегда эффективно по отношению к опытным оппозиционерам, так как многие предпринимавшиеся попытки со стороны полиции заканчивались неудачами. Так, например, в доме Мироновой анархисты как минимум проводили свои собрания не менее года. Красноярский вахмистр Журавлёв (имя и отчество не приводится) сообщал: «8 января 1908 г. при дальнейших агентурных наблюдениях  подозрительные личности перестали проявлять себя, собираться в доме Мироновой. Арестовать никого не успели» [5. Л. 13.].

Жандармских сведений, например, в 1910 г., предоставлявшихся местной полицией, было крайне мало. Недоверие, которое росло по отношению к анархистам, побуждало их предпринимать попытки программной переорганизации, поиске новых способов пропаганды, энергичной агитации, помощи политическим ссыльным и в сборе денег. В полицейских отчётах за период 1908 г. фигурировала фамилия крестьянина Турчанинова, целью которого было образование «сибирской федерации анархистов», строившейся на идеях «ассоционнального анархизма» среди политических ссыльных. Планировалось, что это будет преступная группировка с вербовкой, распространением нелегальной литературы и коммуной боевиков-разбойников, материальные средства которой шли в общую кассу для дальнейшего развития анархизма в Сибири [4. Л. 4 об.].

Развитие революционной общественной мысли в России, распространение революционных идей в народных массах привели к изменению первоначально «наблюдательного» характера деятельности жандармских управлений. В канун 1917 г. происходят массовые аресты людей, заподозренных в той или иной преступной деятельности по отношению к правительству. Особой «популярностью» у правоохранительных органов пользовались ссыльные. Агентурным путём составлялись выборки из писем политических заключённых, половина из этих писем пестрят желанием выбраться из сибирской глуши, условия были очень тяжёлыми, особенно если ссыльные приезжали вместе с семьями. Из агентурных сведений в отношении деятельности анархических группировок: «Ссыльные, находя для себя более выгодными жить на своём содержании, нанимают у крестьян лишь одну квартиру без стола, с платой от 1 руб. 50 коп» [3. Л. 2.].

Одна из выборок письма, засвидетельствованная на территории Енисейской губернии, гласит: «Приехало много новых ссыльных среди них есть и форменные хулиганы, есть и предатели, есть и проститутки» [6]. Стоит вспомнить того же Турчанинова. Недоверие, которое встречали члены различных политических партий, в конце концов, выливалось в аресты и доносы из крестьянской среды, которое, несмотря на тяжести первой половины XX в., активно содействовало жандармскому отделению. В Красноярске и других городах Енисейской губернии по архивным сведениям насчитывалось около 30 заподозренных в шпионаже, наблюдению подверглись 40 человек. Охоту за политическими заключёнными в Сибири начинали так называемые «шпики» – одно из прозвищ агентов тайного отделения полиции.

Наивысший расцвет анархическое движение в Енисейской губернии приобрело в революционные события 1917-1918 гг., когда произошла активизация деятельности революционных партий. Популярность приобретает движение анархистов–коммунистов. Его представители разворачивали стачки и митинги в среде рабочих заводов, железнодорожников [9]. Кроме того в Енисейскую губернию и Сибирь пребывали анархисты из Петрограда, Москвы, Твери. Например, Владимир Константинович Каминский [9], прибывший в г. Красноярск из Центральной России, с 8 декабря 1917 г. начал издание еженедельной газеты «Сибирский анархист». В ней осуществлялся призыв крестьян к захвату земли, считая, что она является достоянием всего народа, к передаче заводов и фабрик в рабочие руки, а всех благ – бедным [9]. Однако подобные высказывания анархистов находили противостояние со стороны большевистской власти, кадетов и эсеров, которые считали анархические группы «мелкой шайкой ссыльных преступников».

В дальнейшем история покажет, что анархисты активно содействовали социалистической революции, участвуя в гражданской войне, поддерживая идеологию большевиков в борьбе против самодержавной власти. В Сибири были сформированы анархистские отряды Каландаришвили, Пережогина, Третьякова, Орлова и др. Но всё же популярность подпольных группировок не была столь обширна – в 1917 г. их насчитывалось около десяти человек в г. Красноярске, не считая людей, которые подозревались в преступных диверсиях.

Таким образом, развернувшаяся анархическая деятельность в Енисейской губернии переживала этап зарождения, расцвета и постепенного затухания. В первые годы XX в. анархизм не приобрёл одобрения со стороны общества, носил характер преступной группировки. Жители Сибири со слов самих ссыльных приобретают статус «полуварваров», неспособных понять идеи свободы из-за своей врожденной неграмотности и нежелания что-либо менять. После революционных событий 1917 г. анархистское движение всё так же не обладало теми свойствами организованной системы, которая была присуща многим другим революционным группам. В момент наибольшей опасности, когда стоило принимать действительно важные решения, в среде анархизма происходил разлад, на передний план выступал индивидуализм, недисциплинированность, трусость, авантюризм. Просто, не было лидеров способных воссоединить разрозненные мысли членов партий не только Енисейской губернии, но и России в целом, что в конце концов, привело к полному краху всех анархических идей и постепенному угасанию их партийного огня.


[1]Рогдаев Н. И. Анархисты. Документы и материлы. Т. 1. 1883-1916 г. / Н. И. Рогдаев // М.: Наука, 1998. С. 404-428.

[2]Медынцев К. Н. Неплательщики. Духоборы. (Материалы по истории анархизма в России) / К. Н. Медынцев. – М.:  Всероссийская секция анархистов-универсалистов, 1997. – с. 10

[3]Боровой А. А. Анархизм / А. А. Боровой. – М.: Революция и культура, 1918. – 176 с.

[4]Бакунин М. А. Русские дела // Собр. соч. и писем (1828-1876) – М.:Издательство Всесоюзного общества политкаторжан, 1935. –  т. 4. – 624 с.

[5]Кропоткин П. А. Хлеб и воля. Современная наука и анархия / П. А. Кропоткин. – М.:Правда, 1990. – 643 с.

[6]Штырбул А. А. Анархистское движение в период кризиса Российской цивилизации (конец XIX – 1-я четверть XX вв.): учеб. пособие / А. А. Штырбул. – Омск: ОмГПУ, 1998. – 86 с.

[7]Горев Б. И. Аполитические и антипарламентские группы / Б. И. Горев // Санкт-Петербург: СПб, 1914. – 625 с.

[8]Колосов Е. Е. Сибирь при Колчаке: Воспоминания, материалы, документы / Е. Е. Колосов. – Петроград: Былое, 1923. – 190 с.


Библиографический список
  1. ГАКК. Ф. 827 «Циркулярные письма департамента полиции о замеченных в политической неблагонадёжности».    Оп. 1. 1903-1913 г. Д. 16.
  2. ГАКК. Ф. 827 «Переписка с департаментом полиции, Енисейским губернатором о наблюдении за деятельностью анархистов среди рабочих г. Красноярска». Оп. 1. 1908 г. Д.91.
  3. ГАКК. Ф. 827 «Циркулярные письма департамента полиции о принятии мер по борьбе с анархистскими группами». Оп. 1. 1908-1913 г. Д.106.
  4. ГАКК. Ф. 827 «Справки департамента полиции на партии анархистов (биографические сведения)». Оп. 1. Д. 341.
  5. ГАКК. Ф. 827 «Агентурные сведения по наружному наблюдению за членами местных организаций РСДРП, эсеров, анархистов по г. Красноярску». Оп. 1. Д. 341.
  6. ГАКК. Ф. 827 «Выборки из писем пол. заключенных полученных агентурным путём жандармами». Оп. 1. Д. 323.
  7. ГАКК. Ф. 827 «Сводки и отчёты о наблюдении по г. Красноярску за членами партии социалистов-революционеров, партии анархистов». 1911-1912. Оп. 3. Д. 28.
  8. Штырбул А. А. Анархистское движение в период кризиса Российской цивилизации (конец XIX – 1-я четверть XX вв.): учеб. пособие / А. А. Штырбул. – Омск: ОмГПУ, 1998. – 86 с.
  9. Дементьев А. П. Красноярские анархисты в 1917-1918 гг. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://zaimka.ru/dementjev-anarchists/.
  10. Чернышов В. В. Из истории деятельности политических партий и общественных организаций в Енисейской губернии в начале XX в / В. В. Чернышов // Красноярск: ГУНБ, 2003. – С. 76-79.
  11. Чувашова Е. И. Ссыльные анархисты в Восточной Сибири 1907 – февраль 1917 годов / автореф. дис….доктора исторических наук : 07.00.02 / Чувашова Елена Иннокентьевна. – Иркутск, 1995. – 24 с.
  12. Грачев А. В. Русские анархисты первой трети XX в. О предтечах анархизма в России / А. В. Грачев. // Омский научный вестник. – 2007. – №2 (54). – С. 39-42.
  13. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т.1. ред. Ковалева / К. Маркс, Ф. Энгельс. // М., Эксмо. 1983. ­­– с. 350-357.


Все статьи автора «Горелик Софья Владиславовна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: