УДК 316.64

СПЕЦИФИКА РОССИЙСКОГО МЕНТАЛИТЕТА В КОНТЕКСТЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ

Камнева Елена Владимировна
Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации
кандидат психологических наук, доцент кафедры «Управление персоналом и психология»

Аннотация
В статье рассматриваются психологические особенности российского населения, связанные, с переживанием нестабильной экономико-политической ситуации, которая оказывает существенное влияние на особенности менталитета граждан страны и содействует повышению уровня эгоцентризма/эгоцентрической направленности личности российского населения.

Ключевые слова: иррациональные поведенческие модели, менталитет, финансовая грамотность, экономическое поведение


THE SPECIFICS OF RUSSIAN MENTALITY IN THE CONTEXT OF ECONOMIC BEHAVIOR

Kamneva Elena Vladimirovna
Finance University under the Government of the Russian Federation
PhD in in Psychological Science, Associate Professor of Department «Personnel Management and Psychology»

Abstract
The article deals with the psychological characteristics of the Russian population, associated with the experience of the unstable economic and political situation, which has a significant impact on the features of the mentality of its citizens and contributes to increase the level of self-centeredness / self-centered orientation of the person of the Russian population.

Keywords: economic behavior, financial literacy, irrational behaviors, mentality


Рубрика: 19.00.00 ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Камнева Е.В. Специфика российского менталитета в контексте экономического поведения // Современные научные исследования и инновации. 2017. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2017/03/79293 (дата обращения: 10.03.2017).

В современном российском обществе отмечается явный дефицит экономической культуры на уровне массового сознания, что подтверждается отсутствием достаточных знаний основ теории и практики инвестирования, умения и навыков планирования семейного бюджета, неоправданной расточительностью, слабой финансовой дисциплиной, спонтанным, иррациональным расходованием личных денежных средств, недостаточным информированием относительно возможностей повышения материального благополучия, пассивностью при формировании пенсионного капитала и т. п. [4].

А.В. Борануков отмечает отсутствие у значительной части россиян готовности нести ответственность за свое материальное благополучие, умения квалифицированного управления своими финансами, преобладание иррациональных поведенческих моделей в повседневной жизни, отсутствие долгосрочных планов, связанных с повышением уровня социального капитала [4].

Среди основных причин текущего состояния экономической культуры и финансовой грамотности российского населения, существенно отстающих от аналогичных показателей в развитых странах, называют как продолжительное нахождение нашего общества вне рыночных отношений, так и отсутствие системности в вопросах разработки и реализации программ массового экономического просвещения. Представления в области экономики и финансов формируются преимущественно стихийным образом, методом чередования проб и ошибок.

Современное российское общество в лице среднестатистического гражданина характеризуется отсутствием глубокого понимания необходимости обладания широкими компетенциями в экономической и финансовой области, считая достаточными компетенции, необходимыми для обеспечения элементарной экономической безопасности. Значительная часть российского населения использует ненадежные источники финансово-экономической информации, руководствуется сомнительным советом или случайным мнением. Отсутствие системности в получении и выборе необходимой информации не позволяет определенной части россиян иметь представление об экономической и финансовой ситуации в целом.

Достаточно часто российским гражданам в сфере экономики свойственны непродуманное финансовое поведение, низкий уровень самодисциплины, склонность к непродуманным, спонтанным, импульсивным поступкам в распоряжении своими финансами, что характеризует иррациональный тип экономического поведения.

В массовом сознании российских граждан недостаточно представлен образ экономически рационального поведения, то есть такого типа поведения, необходимого для достижения приемлемого материального уровня, и который при этом не вступает в противоречие, как с системой жизненных принципов индивида, так и с системой базовых ценностей, декларируемых обществом.

В анализируемых нами работах по данной проблематике отмечается еще одна достаточно значимая для нашего исследования особенность российского общества, представляющая его спонтанную, инстинктивную реакцию в виде обратного реагирования на официальный экономический дискурс, когда реакцией населения на «успокоительные» заявления представителей государственной власти в отношении дальнейшего развития отечественной экономики становится лихорадочная скупка товаров первой необходимости, снятие банковских вкладов или конвертирование сбережений в иностранную валюту. Таким образом, можно выделить еще одну из закономерностей, существующую на уровне обыденного сознания членов общества, о взаимосвязи официально демонстрируемого экономического оптимизма и перспективы негативных экономических изменений в стране.

Экономическая и финансовая неграмотность населения негативно влияет не только на личное благосостояние населения, но и на положение на финансовых рынках. Неподготовленность клиентов финансовых услуг переводит деньги в разряд так называемых «некачественных денег», увеличение числа «неподготовленных» клиентов приводит к неадекватности поведения самих рынков.

Результаты, к сожалению, недостаточных по количеству исследований по данной проблеме исследований показывают, что уровень финансовой грамотности россиян невысок [5]. О.Е. Кузина отмечает в своей работе, что за время экономического кризиса уровень финансовой грамотности россиян не стал более высоким, но изменяется в сторону повышения субъективная оценка своей финансовой компетентности: в июне 2008 года половина опрошенных оценивает свои знания неудовлетворительно, в феврале же 2010 года доля «финансово некомпетентных» сокращается до третьей части респондентов. Можно предположить, что такое разногласие относительно динамики объективных и субъективных показателей показывает опасный тренд роста избыточной уверенности потребителей. По мнению автора, это следствие того, что во время кризиса средствами массовой информации значительно чаще поднимались вопросы экономики. Следовательно, рост потока информации привел к тому, что у людей появилось ощущение, что они стали более разбираться в экономических вопросах, даже несмотря на то, что реального изменения их финансовых компетенций не произошло. Сокращение объема экономической информации привело к снижению субъективных оценок уровня финансовой грамотности [5].

За последнее время Россия пережила несколько серьезных экономических потрясений. 1998 год запомнился россиянам дефолтом и девальвацией, последствия которых до сих пор наблюдаются в отечественной экономике. Следующий крупнейший экономический спад пришелся на 2008 год. Начавшись в США, он перекинулся сначала на страны Европы, а потом и на Россию. Наконец, события последнего времени также не внушают оптимизма, так наша страна опять столкнулась с очередной грандиозной экономической проблемой, которую еще предстоит решить.

Согласно данным психолого-экономических исследований можно выделить целый ряд особенностей российского населения, связанных, по-видимому, с переживанием нестабильной экономико-политической ситуации (здесь мы говорим, в первую очередь о субъективном ощущении индивидом нестабильности), которое оказывает существенное влияние на особенности менталитета наших граждан.

Н.В. Анненкова обращается к существующему целому ряду психологических феноменов, которые способны оказать влияние на этот феномен. Среди них рассматриваются феномены формирования личностной и социальной идентичности личности и эгоцентризма, имеющую непосредственную взаимосвязь с периодами кризисов, то есть периодами, так называемой субъективного ощущения нестабильности, в процессе адаптации к которым личность вынуждена искать (и находить) новые жизненные ориентиры, переосмысливать то, что произошло и что происходит, и прочее [1; 2; 3].

Идентичность рассматривается в качестве внутреннего динамического образования, интегрирующего отдельные черты личности в единый комплекс, систему, не теряя их своеобразия. На поведенческом уровне идентичность обнаруживается как процесс решения актуально значимых проблем, причем любое принятие решения относительно себя и своей жизни привносит в формирование структуры идентичности вклад в качестве элемента. Дж. Марсиа, исследовавший идентичность, в своей концепции статусов идентичности, предлагает в качестве базовых два критериях: наличие кризиса и наличие выбора в соответствии с личностными склонностями [8]. Таким образом, автором выделяется четыре статуса эго-идентичности:

достижение идентичности, относится к личности, которая пережила период кризиса и которой осуществлено определенное предпочтение идеологических и профессиональных и целей, и позиций (присутствие и кризиса (в прошлом), и выбора (в настоящем);

мораторий, относящийся к человеку, пребывающего в настоящий момент в кризисном состоянии, делающего выбор между альтернативами (кризис есть, выбора нет), характеристиками которого будут слабость и неопределенность его предпочтений;

предрешенность, которая отражает состояние личности, утвердившейся в своих существенных ориентациях, без присутствия признаков (или при их незначительности) переживания кризиса (кризиса нет, склонность/выбор есть);

диффузия идентичности, обусловленная отсутствием кризиса и отсутствием или избеганием принятых обязательств и решений (кризиса нет, склонностей/выбора нет).

В статусах идентичности отражается общая логическая последовательность формирования эго-идентичности. В тоже время данное положение теории Дж. Марсии не означает, что переход на каждый последующий статус возможен лишь при переходе с предыдущего. Действительно, только лишь мораторий может считаться стадией, которая обязательно должна предшествовать достигнутой идентичности, потому что поиск, свойственный для этого этапа, становится необходимой предпосылкой решения проблемы самоопределения, то есть, формирование идентичности. Данный поиск, не являясь линейным процессом, взаимосвязан с наличием у личности определенных ценностей, убеждений и целей. В то же время необходимо обратить внимание, что, даже при наличии в какой-то из областей реализованной идентичности, индивидуум может снова переживать кризисное состояние или возможно возвращение в диффузное состояние.

Несмотря на то, что феномен идентичности, прежде всего связан с подростковым (в отечественной периодизации с юношеским) этапом развития, актуален и для более поздних возрастных этапов, так как возвращение к кризису идентичности может быть на протяжении всего продолжения жизни личности [6], [7]. Это актуально и для российской современности. Российские граждане в целом ряде областей экономико-политической жизни искусственно поддерживаются в состоянии моратория (выбора – нет, кризис – есть), потому что в современной социальной реальности происходит постоянное возвращение к переосмыслению и новому самоопределению в той или иной области экономико-политической жизни: постоянное изменение законодательства, реформы в здравоохранении, образовании: введение единых государственных экзаменов (ЕГЭ), дальнейшее их реформирование, слухи об отмене. Если личностью игнорируются происходящие изменения, то личность из-за сложившихся обстоятельств возвращается к статусу диффузной идентичности, несмотря на то, ранее индивид был отнесен к статусу достигнутой идентичности. При необходимости переосмысления в целом ряде значимых жизненных сфер для человека, первоначально имеющего статус достигнутой идентичности, его общий статус может «вернуться» к статусу моратория, диффузной идентичности или предрешения.

Следующее понятие, описывающее период нестабильности, взаимосвязано с другим аспектом человеческого самосознания – эгоцентризмом. В психологической трактовке данного явления нет себе отрицательной моральной оценки, хотя и есть допущение, что проявления эгоцентризма могу быть и негативными.

Эгоцентризм определяется как центрированность на себе, связанная с недостаточной дифференциацией (различением) областей реальности [8]. Можно выделить следующие аспекты эгоцентризма, относящиеся к проявлениям эмоционально-личностной сферы [7]:

«воображаемая аудитория»;

«уникальность»;

«неуязвимость»;

«всемогущество».

В отечественной психологии рассматривается эгоцентрическая направленность личности, понимаемая в качестве направленности на удовлетворение своих собственных основных желаний, на принятие в расчет и отстаивание своих целей, планов, взглядов, без должной координации этих устремлений с другими людьми [7], что является препятствием адекватного понимания партнеров по взаимодействию.

Объектом внимания индивида, находящегося в периоде возрастных и личностных кризисов, в трудных и экстремальных ситуациях, становится сам человек. И если в детстве не сформирована способность к децентрации, то в «трудные периоды» происходит концентрация на своих состояниях, желаниях, устремлениях, на одном только способе действия. Согласно результатам исследований [7], [8] переживание нестабильности увеличивает значительное количество людей, отнесенных к статусу моратория (кризис есть, выбора нет), что приводит к более высокому уровню эгоцентризма/эгоцентрической направленности личности российских граждан. К этому приводит необходимость постоянного осваивания или переосмысливания нового в ранее знакомых или до сих пор незнакомых областях, что не позволяет осуществить свой выбор, не нуждающимся в постоянной корректировке длительное время. Нестабильные условия российской жизни приводит к увеличению количества людей, переживающих кризис, а также индивидов, постоянно переживающих собственную уникальность в связи с «достижением» собственной идентичности.

Все это содействует проявлению определенных эгоцентрических феноменов, которые принимают участие в становлении своеобразной жизненной позиции российских граждан, и специфики российского менталитета. Нестабильность российской жизни является фактором более высокого уровня эгоцентризма личности жителей страны, выступающего ресурсом и, в определенном смысле «защитой», поддерживающей индивида и «усиливающей» его личностную позицию. В то же время, данной направленностью характеризуется эгоцентрический характер мышления населения страны: неуязвимость; уникальность; воображаемая аудитория; всемогущество.

Следовательно, трансформация жизненных ориентиров (переживание нестабильности российской жизни) содействует повышению уровня эгоцентризма/эгоцентрической направленности личности российского населения. Данные особенности можно рассматривать в контексте нескольких феноменов, которые, становятся факторами, влияющими на возможность подверженности негативному информационно-психологическому воздействию. Это, прежде всего, ощущение собственной уникальности, неповторимой и недоступной пониманию других, а также переживание собственной неуязвимости, как субъективное ощущение того, что что-то действительно плохое не должно случиться со мной.


Библиографический список
  1. Анненкова Н.В. Динамика соотношения феномена подросткового эгоцентризма и становления идентичности. Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук / Московский городской психолого-педагогический университет. Москва, 2004.
  2. Анненкова Н.В. Ситуация кризиса и специфика российского менталитета // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Психология. 2009. № 18 (151). С. 4-10.
  3. Анненкова Н.В., Камнева Е.В. Специфика российского менталитета в условиях нестабильности // Научный вестник МГИИТ. 2011. № 2. C. 101-115.
  4. Борануков А.В. Экономическая культура и финансовая грамотность населения (на примере южно-российских регионов): диссертация… кандидата социологических наук: 22.00.06. Майкоп, 2014. 157 с.
  5. Кузина О.Е. Финансовая грамотность россиян (динамика и перспективы). Available: http://www.cbr.ru/fingramota/publications/kuzina.pdf.
  6. Elkind D. Egocentrism in addolescence//Child development, 1967, Vol.38, №4, p.1025-1034.
  7. Enright R.D., Shukla D.C. & Lapsley D.K. Adolescent egocentrism -sociocentrism and self-consciousness//Journal of Youth and Adolescence. -1980, Vol. 9, №2, p.101-116.
  8. Marcia J.E. Identity in adolescence//Handbook of adolescent psychology/Ed. By Adelson J.-N.-Y., 1980.


Все статьи автора «Камнева Елена Владимировна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация