УДК [639.211.4 + 639.211.6]:574.3(470.22)

БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПОПУЛЯЦИЙ РЯПУШКИ И КОРЮШКИ В ОСНОВНЫХ ПРОМЫСЛОВЫХ ВОДОЕМАХ РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИИ

Черепанова Надежда Степановна1, Широков Вячеслав Анатольевич2, Георгиев Андрей Павлович3
1Северный научно-исследовательский институт рыбного хозяйства Петрозаводского государственного университета – СевНИИРХ ПетрГУ
2Северный научно-исследовательский институт рыбного хозяйства Петрозаводского государственного университета – СевНИИРХ ПетрГУ
3Институт Водных проблем Севера Карельского НЦ РАН

Аннотация
Приведены особенности промысловой части популяций массовых рыб (ряпушки, корюшки) в основных водоемах Карелии. Особое внимание уделено ведущему структурно-популяционному показателю объектов изучения: сроков жизненного цикла, соотношению возрастов массовой половой зрелости, кульминации ихтиомассы, обеспечивающих сохранение и устойчивость промысла массовых видов.

Ключевые слова: биомасса, корюшка, кульминация ихтиомассы, ряпушка, численность


BIOLOGICAL FEATURES VENDACE AND SMELT POPULATIONS IN MAJOR FISHING WATERS IN THE REPUBLIC OF KARELIA

Cherepanova Nadezhda Stepanovna1, Shirokov Vyacheslav Anatolevich2, Georgiev Andrey Pavlovich3
1Northern Fisheries Research Institute
2Northern Fisheries Research Institute
3The Northern Water Problems Institute KarRC RAS

Abstract
Peculiarities of the commercial fish populations of mass (vendace, smelt) in the main reservoirs of Karelia. Particular attention is given to the leading structural and population indices of the study include the timing of the life cycle, the ratio of the mass age of puberty, the culmination of ichthyomass for the conservation and sustainability of fishery mass species.

Keywords: abundance, biomass, culmination of ichthyomass, smelt, vendace


Рубрика: 03.00.00 БИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Черепанова Н.С., Широков В.А., Георгиев А.П. Биологические особенности популяций ряпушки и корюшки в основных промысловых водоемах Республики Карелии // Современные научные исследования и инновации. 2017. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2017/03/78355 (дата обращения: 04.06.2017).

Ряпушка наряду с корюшкой является основной промысловой рыбой в большинстве карельских водоемов (Озера Карелии, 2013). Оба вида имеют и значительное сходство в своей биологии – планктонофаги, характеризуются сравнительно коротким жизненным циклом и ранними сроками наступления половой зрелости. Тем не менее, в каждом исследуемом водоеме (Онежское, Ладожское (северная часть) озера, Сямозеро, Топо-Пяозерское и Выгозерское вдхр.) как ряпушка, так и корюшка, имеют свои биологические особенности. Накопленные СевНИИРХ ПетрГУ ихтиологические данные за многолетний период наблюдений позволили обобщить материалы, связанные с анализом особенностей структуры популяций промысловых рыб (ряпушка, корюшка) в разных промысловых водоемах Карелии. В рамках данной статьи мы акцентируем внимание лишь на отдельных сторонах биологии этих массовых видов (сроки жизненного цикла массовая половая зрелость, численность, биомасса, кульминация ихтиомассы), имеющих существенное значение к проблеме ведения рационального рыбного хозяйства в целом и в решении вопросов регламентации режима рыболовства в частности.

Ряпушка (Coregonus albula L.) относится к рыбам с короткоцикловым периодом жизни. Продолжительность жизни в изучаемых водоемах колеблется от 5+ лет до 10+ лет. У ряпушки предельный возраст в разных водоемах отражает приспособленность популяции к тем условиям, в которых она существует. В Онежском озере предельный возраст ряпушки зафиксирован – 7+ лет (Гуляева, Покровский, 1983), в Ладожском озере – 10+ (Дятлов, 2002), в Топо-Пяозерском водохранилище – 5+-6+ лет (Лукин и др., 2006), Выгозерское водохранилище – 7+ лет (Александров и др., 1959), Водлозерское водохранилище – 6+ лет (Петрова, Бабий, 2000), Сямозеро – 8+ лет (Стерлигова и др., 2002).

Ряпушка одна из скороспелых рыб и может нереститься уже на первом году жизни (Покровский, 1953). В основной массе ряпушка карельских водоемах созревает на втором году жизни (1+). У незначительной части самок половозрелость может наступить и на третьем году жизни (2+), а у части самцов – на первом (Гуляева, Покровский, 1983), но в последнем случае реализация такой возможности нереста связывается лишь с особо благоприятными условиями года. Возраст полового созревания у рыб данной популяции связан в первую очередь с достижением определенных размеров. Особи ряпушки созревают примерно при одинаковой длине: Онежского озера при 8–10 см (наименьшие показатели длины половозрелых самок – 6,8 см, самцов – 7,8 см по данным В.В. Покровского (1953), Сямозера к концу первого года жизни в среднем достигает 9–11 см (Стерлигова и др., 2002), Выгозерского водохранилища длиной 8–10 см первыми начинают икрометание (Вебер, 1978), Ладожского озера при достижении длины (АС) 8–12 см (Дятлов, 2002), в Водлозерском вдхр. при длине (АС) 9,7–11,1 (Петрова, Кудерский, 2006), половозрелость самок в Пяозерском плесе наступает при длине 10,8 см (Лукин и др., 2006).

Говоря о специфике нереста карельской ряпушки, нельзя не отметить широкую вариабельность ее нерестовых параметров. Глубина нерестилищ колеблется в широком диапазоне – от 0,5 до 32,0 м, велико и разнообразие грунтов, на которые ряпушка откладывает икру – от твердых каменистых до мягких илистых. Период нереста варьирует от конца сентября до ноября включительно, в последнем случае икра выметывается уже подо льдом (Сямозеро, Выгозерское водохранилище). Сроки нереста ряпушки зависят от гидрометеорологических факторов. Заморозки способствуют ускоренному охлаждению воды, теплая осень, наоборот продлевает нерестовый период Естественно, что в этом широком временном интервале наблюдаются и значительные колебания температурного режима, сопутствующего началу нереста от 2,5°С в Сямозере, до 6–8°С (южная часть Онежского озера) до температур, близких к нулевым (в озерах с зимним нерестом ряпушки). Такая лабильность нерестовых параметров свидетельствует о широких адаптационных возможностях вида и, несомненно, способствует сохранению за ряпушкой статуса первостепенного объекта в получении товарной продукции с внутренних водоемов республики. В последнее десятилетие во всех исследуемых водоемах отмечалось снижение предельного возраста ряпушки в промысловых уловах практически на всех исследуемых водоемах (табл. 1)

Таблица 1. Среднемноголетняя численность и биомасса популяций ряпушки некоторых водоемов Карелии (Архивы СевНИИРХ ПетрГУ).

Воз-

раст,

лет

Топо-Пяозерское

вдхр

Выгозерское

вдхр

Онежское

озеро

Ладожское

озеро

Водлозерское

вдхр

Сямозеро

 

N B N B N B N B N B N B
1 4,4 15,9 20,5 94,9 209,6 879,1 224,6 821,6 2,3 11,1 1,0 11,9
2 2,0 14,2 7,4 75,2 71,5 908,2 84,1 615,9 1,0 13,0 0,4 12,0
3 1,0 9,8 2,9 46,8 26,5 643,8 33,0 362,5 0,5 11,1 0,2 8,8
4 0,4 5,7 1,1 24,3 9,7 373,1 12,6 185,3 0,2 6,5 0,1 5,3
5 0,2 2,7 0,4 10,4 3,4 184,0 4,6 84,2 0,1 2,6 0,0 2,6
6 0,0 0,0 0,0 0,0 1,1 77,7 1,6 34,2 0,0 0,9 0,0 0,0

N – численность, млн. шт; В – биомасса, т

Данные таблицы 1 показывают, что произошло снижение промысловой части популяций в возрасте до 5+ лет в Выгозерском вдхр., и Сямозере. Обращает на себя внимание тот факт, ряпушка в отдельных водоемах характеризуется своей специфической структурой популяции, индивидуальной численностью и биомассой. Связь численности и биомассы у особей ряпушки из промысловых уловов разных водоемов отражается в определенных количественных отношениях, зависящих от уровня численности. Часто эта связь неодинакова в связи с вступлением в промысел рыб более старших возрастных групп (3–5 лет). Сопоставляя рассчитанные данные о численности и биомассе поколений ряпушки в разных водоемах можно составить представлении, что наибольшей численностью и биомассой в водоемах представлены двухлетние особи. В старших возрастных группах наблюдается постепенное сокращение численности и биомассы.

Большого внимания заслуживает растянутость численности и биомассы и большое число половозрелых возрастных групп ряпушки в Онежском и Ладожском озерах. Принято считать, что популяции, обладающие большим числом половозрелых возрастных групп, успешнее противостоят внешним воздействиям. В популяциях с большим числом половозрелых возрастных групп устойчивее структура, стабильнее воспроизводство и запасы (Лапин, 1971).

В ихтиологических, рыбопромысловых и рыбопродукционных исследованиях к очень важному структурно-популяционному показателю относится термин «кульминация ихтиомассы», так как его знание имеет принципиальное значение для объективного решения сложных вопросов регулирования рыболовства (Тюрин, 1963). Известно, что возраст кульминации ихтиомассы у ряпушки приходится уже на первую возрастную группу (сеголетков), что обусловлено с одной стороны высоким уровнем воспроизводства численности, а с другой – интенсивной элиминацией рыб уже в раннем возрасте (Покровский, 1953). При этом темп элиминации оказывается таким, что его не компенсирует непрерывно протекающий весовой рост рыб.

Обращает на себя внимание и различный темп снижения численности и ихтиомассы с увеличением возраста рыб. По достижению наивысшего предела кульминации наступает период, когда весовой рост с возрастом уменьшается. Это видно на примере отношений величины численности и ихтиомассы в смежных возрастных группах онежской ряпушки (табл. 2).

Таблица 2. Темп уменьшения численности и ихтиомассы онежской ряпушки с увеличением возраста (Архивы СевНИИРХ ПетрГУ).

Возрастные группы

0+–1+

1+–2+

2+–3+

3+–4+

Отношение численности

10,0

3,2

2,6

2,7

Отношение ихтиомассы

4,9

1,7

1,9

2,0

Подобный характер динамики снижения численности и биомассы с увеличением возраста рыб, как и в других числовых соотношениях, свойствен и ряпушке других водоемов (Кутузов, 1981).

Таким образом, во всех рассматриваемых водоемах ряпушка, исходя из расчетов численности и ихтиомассы промысловых уловов, промысел не препятствует сохранению её популяций. В популяциях ряпушки с большим числом половозрелых возрастных групп устойчивее структура и стабильнее запасы

Корюшка (Osmerus eperlanus L.) вместе с ряпушкой относится к числу основных промысловых и наиболее многочисленных рыб крупных озер Карелии. Возрастной ряд корюшки отмечается большей протяженностью по сравнению с ряпушкой. Предельный возраст онежской корюшки из промысловых уловов составлял 12 лет, ладожской – 10 лет, топозерской – 12 лет, выгозерской – 8 лет. В рассматриваемых водоемах она достигает половой зрелости в массе в возрасте 2–3-х лет и имеет ряд особенностей. Онежская корюшка характеризуется ранним наступлением половой зрелости. Основная масса её созревает в трехлетнем возрасте (2+) и лишь отдельные особи созревают в возрасте двух лет (1+) (Беляева, 1959). Максимальный наблюдаемый возраст топо-пяозерской корюшки 12 лет, однако, благодаря высокому коэффициенту естественной смертности в возрастных классах 3–6 лет, основная часть особей доживает только до шести-семилетнего возраста (Кутузов, 1981). Половозрелой выгозерская корюшка в массе становится в возрасте два года (Гуляева, 1961). В промысловых уловах ладожской корюшки встречены особи одного-восьми лет, реже девяти-десяти лет. По многолетним наблюдениям в промысловом стаде доминировали чаще рыбы двух-четырех лет. Половой зрелости ладожская корюшка достигает в возрасте двух полных лет. Воспроизводительная способность ладожской корюшки сохраняется до предельного возраста 9–10 лет (Дятлов, 2002).

Нерестовый период корюшки хотя и менее продолжителен по времени по сравнению с ряпушкой (третья декада апреля-конец мая, на севере – до июня включительно), но также довольно растянут, что, по мнению Н.Т. Архипцевой (1968), свидетельствует о неоднородности корюшки и наличии в популяциях отдельных групп. Корюшка довольно холодолюбивая рыба и придерживается в больших водоемах на глубинах от 25 до 35 м. Весной к моменту освобождения водоемов ото льда она устремляется в предустьевые участки водоемов, где нерестится при оптимальной температуре воды 6–8°С, нерест заканчивается при температуре 10–12°С.

Приведенные материалы по корюшке разных водоемов позволяют рассмотреть особенности возрастного состава уловов. В последнее десятилетие во всех исследуемых водоемах у корюшки, как и у ряпушки, отмечалось снижение предельного возраста в промысловых уловах (табл. 3).

Таблица 3. Среднемноголетняя численность и биомасса популяций корюшки некоторых водоемов Карелии (Архивы СевНИИРХ ПетрГУ).

Bозраст, лет Топо-Пяозерское

вдхр

Выгозерское

вдхр

Онежское

озеро

Ладожское

озеро

N B N B N B N B
1 3,1 6,2 7,2 16,1 1428,7 3161,9 205,8 555,4
2 1,6 6,7 4,0 20,1 659,9 2518,0 100,3 689,5
3 0,6 4,2 2,5 20,2 311,4 1634,1 53,6 636,7
4 0,5 4,6 1,6 18,1 145,6 957,7 29,2 510,7
5 0,4 4,5 1,0 14,8 66,7 522,9 15,7 371,2
6 0,3 3,8 0,6 11,1 29,8 269,6 8,2 248,1

N – численность, млн. шт; В – биомасса, т

Видимо, существуют какие-то постоянно действующие факторы, ограничивающие продолжительность её жизни к которым может относиться и интенсивность, особенности промысла.

Для корюшки, как и для ряпушки характерно раннее наступление кульминации ихтиомассы. Но в отличие от ряпушки, максимум ихтиомассы в отдельных водоемах Ладожское озеро) приходится не на начальные (1+) возрастные группы, а на более старшие возрастные группы рыб (2–4 +). Для корюшки типична картина – максимум ихтиомассы приходится на возрастной ряд, характеризующийся массовой или частичной половозрелостью особей. При сравнении темпов снижения численности и ихтиомассы с увеличением возраста рыб наблюдается аналогичная с ряпушкой картина – темп уменьшения численности оказывается выше, чем ихтиомассы после прохождения последней своей кульминации (табл. 4). Корюшке, как и ряпушке, свойственно раннее наступление половой зрелости и устойчивость воспроизводства определяется растянутостью массового полового созревания особей разного возраста. Это способствует увеличению численности, ихтиомассы и относительной стабилизации уловов на определенном уровне.

Таблица 4. Темп уменьшения численности и ихтиомассы корюшки Онежского озера с увеличением (Архивы СевНИИРХ ПетрГУ).

Возрастные группы

1+–2+

2+–3+

3+–4+

4+–5+

5+–6+

6+–7+

7+–8+

Отношение численности

2,3

1,6

1,3

3,5

3,0

5,7

3,3

Отношение ихтиомассы

0,8

0,7

1,2

3,0

2,8

4,0

2,3

Таким образом, на основании рассмотренных материалов особенностей структуры популяций промысловых рыб (ряпушка, корюшка) в разных промысловых водоемах Карелии можно заключить, что каждой отдельной популяции в рассматриваемых водоемах свойственен свой тип нарастания ихтиомассы и в настоящее время вылов не оказывает прямого влияния на структуру популяций. Использование таких показателей как численность и ихтиомасса в практике рыбопромысловых исследований должны использоваться при прогнозировании вылова.


Библиографический список
  1. Александров Б.М., Макарова Е.Ф., Смирнов А.Ф. Выгозеро (водохранилище) // Озера Карелии. Петрозаводск, 1959. С. 482–502.
  2. Гуляева А.М. О корюшке Выгозерского водохранилища. Л.: Изв. ГосНИОРХ, Т. 50, 1961. С. 7–18.
  3. Гуляева А.М., Покровский В.В. Биология и промысел ряпушки Онежского озера // Л.: ГосНИОРХ. 1983. Вып. 205. С. 33–58.
  4. Дятлов М.А. Рыбы Ладожского озера. Петрозаводск: КарНЦ РАН. 2002. С. 79–110.
  5. Кутузов А.М. Продукционные и промысловые возможности рыб Топо-Пяозерского водохранилища // Биол. ресурсы Белого моря и внутр. водоемов Европейского Севера: Тезисы докл. Петрозаводск: изд. ПетрГУ,1981. С. 81–82.
  6. Лапин Ю.Е. Закономерности динамики популяций рыб в связи с длительностью их жизненного цикла. М.: Наука. 1971. 176 с.
  7. Лукин А.А., Есипова М.А., Рябинкин А.В., Дубинина В.Г., Мурашов А.В. Ихтиофауна Кумского водохранилища в условиях зарегулированного стока // Вопросы рыболовства. №1. 2006. С. 105–125.
  8. Озера Карелии. Справочник / Под ред. Н.Н. Филатова, В.И. Кухарева. Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2013. 464 с.
  9. Петрова Л.П., Бабий А.А. Ихтиофауна Водлозерского водохранилища и её промысловое использованием // Природное и историко-культурное наследие Северо-Запада России. Петрозаводск: КарНЦ РАН. 2000. С.127–156.
  10. Петрова Л.П., Кудерский Л.А. Водлозеро: природа, рыбы, рыбный промысел. Петрозаводск: КарНЦ РАН. 2006. 196 с.
  11. Покровский В.В. Ряпушка озер Карело-ФинскойССР. Петрозаводск, 1953. С. 20–23.
  12. Стерлигова О.П., Павлов В.Н., Ильмаст Н.В. Павловский С.А., Комулайнен С.Ф., Кучко Я.А. Экосистема Сямозера (биологический режим, использование). Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2002. 119 с.
  13. Тюрин П.В. Биологическое обоснование регулирования рыболовства на внутренних водоемах. М.: Пищепромиздат, 1963. 119 с.


Все статьи автора «Георгиев Андрей Павлович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: