УДК 347.1

ПРАВОВАЯ ОХРАНА МЕДИЦИНСКОЙ ТАЙНЫ В СФЕРЕ ТРУДА И ЗАНЯТОСТИ

Павлов Александр Васильевич
ФГБОУ ВО «Сыктывкарский государственный университет имени Питирима Сорокина»
преподаватель Ресурсного центра подготовки кадров в сфере здравоохранения, физической культуры, спорта и социальной работы

Аннотация
В настоящей статье рассматриваются вопросы правовой охраны медицинской тайны гражданина в сфере труда и занятости. С учетом того, что трудовое законодательство Российской Федерации, в значительной мере, регламентирует информационные отношения преимущественно в формате правового режима персональных данных (статьи 86-90 Трудового кодекса РФ), представляется необходимость внесения соответствующих изменений в действующее законодательство, направленных на более детальную регламентацию отношений, возникающих по поводу медицинской тайны гражданина (работника, пациента).

Ключевые слова: медицинская тайна, медицинские обследования, медицинские освидетельствования, медицинские осмотры, работник; работодатель


LAW PROTECTION OF MEDICAL SECRECY IN THE SPHERE OF LABOR AND EMPLOYMENT

Pavlov Alexandr Vasylievich
Syktyvkar State University named after Pitirim Sorokin
teacher of Resource Center training health personnel, physical culture, sport and social work

Abstract
This article deals with the legal protection of medical secrecy citizen in the field of labor and employment. Given the fact that the labor legislation of the Russian Federation, to a large extent, regulate information relations mainly in the legal regime of personal data format (articles 86-90 of the Labor Code), is the need to make the appropriate changes to the existing legislation, aimed at a more detailed regulation of the relations arising concerning medical secrecy citizen (worker, patient).

Keywords: employee, employer, medical check-ups, medical examination, medical examinations, medical secrecy


Рубрика: 12.00.00 ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Павлов А.В. Правовая охрана медицинской тайны в сфере труда и занятости // Современные научные исследования и инновации. 2017. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2017/02/78878 (дата обращения: 29.09.2017).

Предметом настоящего исследования являются личные неимущественные правоотношения, складывающиеся в сфере занятости и труда по поводу врачебной (медицинской) тайны гражданина (работника) – как нематериального блага (тайны), предусмотренного статьей 150 Гражданского кодекса Российской Федерации от 30.11.94г.

Указанные гражданские правоотношения взаимосвязаны и взаимообусловлены с отношениями, составляющими предмет трудового права (трудовыми и непосредственно с ними связанными), а также с информационными правоотношениями, что, по нашему мнению, свидетельствует о комплексном правовом регулировании исследуемых общественных отношений нормами нескольких отраслей права.

И в трудовых отношениях, и в непосредственно связанных с ними отношениях занятости, являющихся относительными, может быть установлено определенное количество их участников. Объем исследуемых правоотношений достаточно широкий; в значительной мере, они складываются при прохождении работником  (претендентом на рабочее место) медицинских осмотров, медицинских освидетельствований, обследований, осуществляемых в установленном законом порядке. Целью их является определение годности работника (претендента на рабочее место) по состоянию его здоровья выполнять конкретную рабочую функцию.

Напротив, гражданские правоотношения, складывающиеся по поводу медицинской тайны гражданина, являются абсолютными: их субъектный состав характеризуется наличием управомоченного лица (гражданина), обладающего правом на медицинскую тайну (легальное определение – «право на защиту сведений, составляющих врачебную тайну»), и обязанных лиц, в чьи обязанности  входит не препятствовать осуществлению его права и не нарушать его.

С учетом специфики личных неимущественных отношений и с учетом регулирования общественных отношений по прохождению медицинских осмотров (освидетельствований) нормами трудового, информационного законодательства, законодательства о здравоохранении, высказывается предположение о комплексности правового регулирования исследуемых групп общественных отношений.

В науке трудового права существует точка зрения, согласно которой, предмет трудового права образуют: «1) трудовые отношения; 2) трудовые отношения, непосредственно связанные с трудовыми отношениями» [1, с.1].

Действующее российское трудовое законодательство при определении предмета трудового права не устанавливает приоритета трудовых отношений над отношениями занятости. Между тем, правовая регламентация первых обширнее и объемнее вторых, что можно объяснить сложившимися условиями в общественном производстве. Обоснованно утверждение о том, что «В широком плане под категорию занятости подходят все виды общественно-полезной деятельности. В данном случае к занятому населению, помимо работников, состоящих в трудовых отношениях, относятся: учащиеся (студенты и школьники) военнослужащие, лица, занятые индивидуальным трудом, и др.» [2, с.89].

Анализ  статьи 2 Закона Российской Федерации «О занятости населения в Российской Федерации» от 19.04.1991г. №1032-1 (с изменениями от 28.12.2016г.), определяющей занятого гражданина, дает основание этим же авторам утверждать, что  «понятие «занятые граждане» шире, чем понятие «работники», хотя последние и представляют собою наиболее значительные слои населения» [2, с.90].

Как указывается в литературе, «в отношениях по содействию (обеспечению) занятости, профориентации, трудоустройству могут участвовать и другие субъекты, например, государственные или частные службы занятости» [1, с.7].

Правовая охрана медицинской тайны гражданина   в сфере труда и занятости  обусловлена, прежде всего, необходимостью сохранения в тайне информации, составляющей медицинскую тайну гражданина – как в процессе осуществления им трудовой и иной общественно-полезной деятельности, так и в период его трудоустройства.  Отчасти это объясняется тем, что определенную информацию, составляющую его медицинскую тайну, гражданин вынужден раскрывать не только перед работниками медицинского учреждения, в котором он проходит предварительный медицинский осмотр (обследование, освидетельствование), но и перед работниками работодателя. В процессе осуществления трудовой деятельности это может проявиться, например, в том, что в силу заключения врача-специалиста применение труда работника вследствие его инвалидности или наличия у него заболевания ограничено, и работодателю даны рекомендации по использованию труда работника, а без информации о характере заболевания использование труда и создание рабочего места, невозможно.

В данной ситуации, раскрытие медицинской тайны работника перед отдельными уполномоченными лицами работодателя, является не только легитимным, но и обязательным условием для осуществления им трудовой деятельности.

В трудовом законодательстве правовой режим медицинской тайны не получил необходимого развития, в полной мере отвечающего интересам работника как ее обладателя. Правовое регулирование общественных отношений, возникающих по поводу медицинской тайны работника (или лица, претендующего на рабочее место), осуществляется в рамках правового режима персональных данных – в соответствии со статьями 86-90 Трудового кодекса Российской Федерации от 30.12.2001 N 197-ФЗ (ред. от 03.07.2016).

Таковыми могут быть данные о состоянии здоровья работника – в соответствии с частью 1 статьи 10 Федерального закона от 27 июля2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных», относящей их к специальной категории.

В связи с чем, не может не возникнуть вопрос: распространяются ли на работников, проходящих в установленном порядке медицинские осмотры (медицинские освидетельствования, обследования), положения статьи 13 Федерального закона №323-ФЗ, и иных законов, о  медицинской тайне?

Для ответа на поставленный вопрос важно определить природу указанных явлений.

В подтверждение отнесения к медицинской тайне исследуемой информации, полученной, например, в процессе медицинских осмотров (освидетельствований, обследований), предлагается  обратиться к   Постановлению Правительства Российской Федерации от 16 апреля 2012 г. № 291 «О лицензировании медицинской деятельности (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра «Сколково»), в котором услуги, работы по проведению медицинских осмотров, медицинских освидетельствований, признаны составной частью медицинской деятельности. Соответственно, определение медицинской деятельности в пункте 10 статьи 2 Федерального закона №323-ФЗ, включающее в данное понятие в виде составных его элементов, медицинские осмотры, медицинские освидетельствования,   дает основания для распространения на участников отношений норм законодательства о здравоохранении, в том числе, регулирующих отношения по медицинской тайне. Следовательно, оснований для утверждения об отсутствии у работника права на медицинскую тайну (легальное определение – «на защиту сведений, составляющих медицинскую тайну»), как нам представляется, не имеется.

Актуальность темы обусловлена необходимостью правовой охраны медицинской тайны работника, предполагающей превенцию нарушений обязанными лицами правовых и этико-деонтологических норм как в сфере здравоохранения, так и в сфере труда и занятости, в которых работник приобретает статус пациента – в качестве обследуемого (освидетельствуемого) лица в ходе медицинских осмотров (обследований, освидетельствований). Не случайно в научной литературе указывается, что жалобы на несоблюдение деонтологических принципов при общении с пациентами занимают лидирующее положение в структуре обращений [3, с.5].

Составной частью правовой охраны медицинской тайны является правовой режим как совокупность методов и способов целенаправленного воздействия на участников отношений.

Цель настоящего исследования – поиск оптимальных путей формирования правового режима медицинской тайны в сфере труда и занятости, превентивно обеспечивающих ее охрану.

За пределы предмета исследования в настоящей работе выведены правоотношения по поводу медицинской тайны работника, связанные с его нетрудоспособностью и проведением экспертизы временной нетрудоспособности, медико-социальной экспертизы, несмотря на то, что они являются объектом правового регулирования группы исследуемых отношений. О наличии проблем медицинской тайны при проведении медицинской экспертизы и об отнесении медицинской экспертизы к медицинской деятельности указывалось в публикациях по данной тематике [4, с.46-47].

В соответствии  с частью 1 статьи 13 Федерального закона  от 21.11.2011г. №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», составляют врачебную тайну сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении.

Трудовое законодательство не содержит термин «медицинская тайна»  или «врачебная тайна», являющимися тождественными понятиями.

Статьей 358 Трудового кодекса РФ предусмотрена обязанность по соблюдению тайн (конфиденциальных сведений) государственными инспекторами труда – как одними из участников трудовых правоотношений.

Многообразие терминов по поводу информации, составляющей тайну частной жизни в трудовом праве, не могло остаться незамеченным в литературе.

В связи с множественностью терминов, отражающих по сути один и тот же объект правоотношения, Ю.В. Иванчина считает целесообразным ввести в оборот обобщающее обозначение – «охраняемая законом информация, так как «под данное обобщающее обозначение подпадают как все виды тайн, так и информация и сведения, относящиеся к конфиденциальным, либо имеющие ограниченный доступ» [5, с.46].

Предложение заслуживает внимания, особенно, если учесть, что данное обобщение в практическом применении законодательства может быть обозначено еще более объемно и быть дополненным персональными данными как информацией специальной категории. Трудовой кодекс РФ, в значительной мере, регламентирует информационные отношения в правовом режиме персональных (статьи 86-90 ТК РФ). Основу законодательства, формирующего данный правовой режим, составляет Федеральный закон от 27 июля2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных», регулированию которым подлежат отношения, возникающие по поводу порядка обработки персональных данных лишь с использованием средств автоматизации.

Более того, на отдельное место в структуре информационных технологий «претендуют» телемедицинские технологии, под которыми  в науке понимают «совокупность информационных, коммуникационных и медицинских  технологий для реализации средств дистанционного оказания медицинской помощи и обмена специализированной медицинской информацией» [6, с.15].

Усматриваются признаки начальной стадии формирования правового режима телемедицинских технологий, содержащих в себе как признаки правового  режима информационных систем, технологий, так и правового режима персональных данных. Без сомнения, технологии телемедицины представляются в информационном обмене России перспективными на длительные десятилетия. Налицо ситуация, когда право не успевает за научно-техническим прогрессом, вследствие чего указанные общественные отношения в настоящее время не облечены в соответствующие правовые формы.

Как вариант решения имеющихся проблем – усовершенствование существующих правовых режимов, к чему, по сущности, склоняется М.С. Журавлев: «Одна из важных проблем развития телемедицины состоит в обеспечении свободного, безопасного и легитимного обмена информацией о состоянии здоровья граждан. Юридический аспект данной проблемы заключается в двух ключевых задачах: изменение законодательных требований к организации информационных систем здравоохранения и совершенствование правового режима персональных данных с учетом особенностей телемедицинских технологий» [7, с.72].

Соответственно, необходимы изменения в законодательстве по регулированию трудовых отношений с распространением на них положений закона №152-ФЗ с использованием средств автоматизации, а также с использованием информационных систем в силу положений Федерального закона от 27 июля 2006 года N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», сфера регулирования общественных отношений которым определена при:

1) осуществлении права на поиск, получение, передачу, производство и распространение информации;

2) применении информационных технологий;

3) обеспечении защиты информации.

На наличие указанных правовых режимов, объектом охраны которых является медицинская тайна, а также на их множественность, указывалось в литературе [8, с.348-350].

Как нам представляется, преобразование указанных режимов в единый универсальный режим, явилось бы положительным моментом в правовой охране медицинской тайны гражданина.

Нормами, охраняющими публичные интересы общества, и устанавливающими обязанность граждан проходить предварительные и периодические профилактические медицинские осмотры, являются, например, статья 34 Федерального закона  №52-ФЗ от 30.06.1999г. «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»,  статья 9 Федерального закона №38-ФЗ от 30.03.1995 «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека», и т.д.

То есть, на работника, являющимся обладателем права на медицинскую тайну  возлагается определенная обязанность по ее раскрытию в определенных пределах, однако они определены федеральным законом, и не могут быть кем-либо произвольно увеличены, кроме как самим законом. При изменении указанных пределов медицинской тайны гражданина федеральным законом, как нам представляется, они должны быть конкретизированы, для чего в законе должны быть предусмотрены уточнения: круга лиц, подлежащих медицинского освидетельствования, оснований его проведения, периодичности, порядка медицинского освидетельствования, и т.д.

У.М. Стансковой предлагается предусмотреть закрытый перечень случаев, когда допускается получение и обработка персональных данных о состоянии здоровья без письменного согласия работника: «1) для прохождения обязательных предварительных, периодических и внеочередных медицинских осмотров и психиатрических освидетельствований; 2) при необходимости перевода и прекращения трудового договора по медицинскому заключению, а также при отстранении от работы; 3) при получении увечья или профессионального заболевания, при несчастном случае на производстве; 4) о периодах временной нетрудоспособности (для выплаты пособия по временной нетрудоспособности)» [9, с.42-43].

Подобный перечень оснований предоставления информации без согласия гражданина – по аналогии с п.4 ст. 13 Федерального закона №323-ФЗ от 21.11.11г., на современно этапе развития права, необходим, поскольку соответствовал бы интересам реализации права работника на медицинскую тайну. Однако, нет гарантии, что вследствие изменяющихся в обществе условий, указанный перечень придется снова расширять, и возникнет вопрос об изменении норм закона не посредством систематического изменения перечня, а посредством установления критериев ограничения права.

Гражданско-правовая охрана медицинской тайны работника взаимосвязана с требованиями законов о соблюдении при этом прав и законных интересов других лиц.

В исследуемых трудовых  отношениях обладателем права на медицинскую тайну является гражданин – работник, указанным правом он обладает наравне с пациентом на основании части 1 статьи 13 Федерального закона №323-ФЗ – как лицо, проходящее медицинское обследование (медицинский осмотр, медицинское освидетельствование).

В рамках указанных правовых институтов охране подлежит не только медицинская тайна пациента, но и работников, тема охраны этого блага обеих категорий указанных лиц освещалась в литературе А.П. Столбовым [10, с.138-139].

Традиционно, субъектный состав трудовых отношений содержит две основные стороны: работника и работодателя.  В настоящее время в связи с ростом научно-технического прогресса субъектный состав правоотношений, складывающихся по поводу медицинской тайны, постоянно расширяется, на что указывается в литературе: «Развитие инновационных сервисов в области телемедицины вовлекает в эту сферу все больше новых субъектов (помимо традиционных – пациентов, врачей, медицинских организаций и страховых компаний). Сюда подключаются провайдеры доступа к сети Интернет, хостинг-провайдеры, администраторы сайтов, операторы облачных сервисов, производители IT-устройств, фармацевтические компании, платежные системы и т.д. В связи с этим законодательство о защите частных сведений также должно учитывать новых субъектов, имеющих законные интересы в обработке сведений о здоровье пациентов» [11, с.239].

Что составляет нормативно-правовую базу регламентации отношений, складывающихся по поводу медицинской тайны гражданина в сфере занятости и труда?

Требования не нарушать прав и охраняемых законом интересов других лиц вписываются  в систему гражданско-правовых норм, соответствует общему конституционному правилу, определенному пунктом 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации от 22.12.93г., согласно которому, осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

В соответствии с частью 1 статьи 214 Трудового Кодекса РФ, работник обязан проходить обязательные предварительные (при поступлении на работу) и периодические (в течение трудовой деятельности) медицинские осмотры (обследования), а также проходить внеочередные медицинские осмотры (обследования) по направлению работодателя в случаях, предусмотренных Трудовым Кодексом РФ и иными федеральными законами. Отсутствие данных о прохождении работником медицинского осмотра в объеме, предусмотренном законодательством, препятствует дальнейшему осуществлению им трудовой деятельности в соответствующей должности или выполнению определенных работ (услуг).

Работники, занятые на работах с вредными и (или) опасными условиями труда (в том числе на подземных работах), а также на работах, связанных с движением транспорта, в соответствии с частью 1 статьи 213 Трудового Кодекса РФ проходят обязательные предварительные и периодические (для лиц в возрасте до 21 года – ежегодные) медицинские осмотры для определения пригодности этих работников для выполнения поручаемой работы и предупреждения профессиональных заболеваний. В соответствии с медицинскими рекомендациями указанные работники проходят внеочередные медицинские осмотры.

В данной норме усматриваются различные социальные интересы. Если состояние здоровья работников, занятых  с вредными и (или) опасными условиями труда в значительной мере, затрагивает интересы преимущественно работника и работодателя, и имеет целью определить состояние здоровья работников на предмет возможности осуществления ими трудовой деятельности, то состояние здоровья другой категории работников – связанных с движением транспорта, небезразлично для всех пассажиров  и иных участников отношений – в интересах безопасности принадлежащих им нематериальных благ – жизни и здоровья.

В этом плане, актуальна затронутая в науке проблема по поводу медицинской тайны водителей транспортных средств в связи с выдачей органам ГИБДД результатов медицинских осмотров (медицинских обследований, освидетельствований) – в силу того, что частью 3 статьи 13 Федерального закона №323-ФЗ указанные органы не указаны в качестве субъектов, уполномоченных получать информацию о состоянии и здоровья обследуемого гражданина без его согласия [12, с.49-50].

Имеется ряд нормативных правовых актов, регламентирующих порядок прохождения медицинских осмотров при поступлении и на работу, и уточняющих перечни должностей, занятие которых, либо устройство на которые обязывает работника к прохождению обязательного медицинского осмотра.

Например, с целью медицинского обеспечения безопасности движения поездов на федеральном железнодорожном транспорте и в соответствии со статьей 25 Федерального закона от 10.01.2003 N 17-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «О железнодорожном транспорте в Российской Федерации», Приказом Минтранса России от 16.07.2010 N 154 (ред. от 28.11.2012) «Об утверждении Порядка проведения обязательных предрейсовых или предсменных медицинских осмотров на железнодорожном транспорте общего пользования» утвержден Порядок проведения указанных осмотров.

Частью 2 статьи 13 Трудового кодекса РФ предусмотрен более широкий круг лиц, обязанных проходить медосмотры – это работники организаций пищевой промышленности, общественного питания и торговли, водопроводных сооружений, медицинских организаций и детских учреждений, а также некоторых других работодателей. Они проходят медицинские осмотры в целях охраны здоровья населения, предупреждения возникновения и распространения заболеваний.

Часть 5 этой же статьи определяет условия и круг лиц, обязанных проходить обязательное психиатрическое освидетельствование.

В соответствии с частью 4 этой же статьи,  в случае необходимости по решению органов местного самоуправления у отдельных работодателей могут вводиться дополнительные условия и показания к проведению обязательных медицинских осмотров.

Предоставление органам местного самоуправления права вводить дополнительные условия и показания к проведению обязательных медицинских осмотров, не может не затрагивать право работника на медицинскую тайну (легальное определение – «право на защиту сведений, составляющих врачебную тайну»), которое может быть ограничено федеральным законом.

Несмотря на то, что право гражданина (работника) на медицинскую тайну является абсолютным, раскрытие ее перед отдельными лицами (перед медицинскими работниками, иногда – перед работодателем) является основанным на законе. Подобное ограничение права осуществляется в  интересах других лиц и преследует цель обеспечивать баланс между частными и публичными интересами правопорядка общества.

В рассматриваемых отношениях сталкиваются публичные и частные интересы: лицу, предоставляющему работу (работодателю) или иному лицу, содействующему в занятости гражданину, необходимо получить информацию о состоянии здоровья гражданина на предмет возможности осуществления им конкретной трудовой функции (определенного вида  общественно-полезной деятельности). Отсутствие подобных процедур, поставило бы под сомнение охрану здоровья и безопасность не только самого работника, но и членов трудового коллектива, а в отдельных случаях – всего общества (или его части).

Налицо проблема соблюдения приоритета законных интересов одних управомоченных лиц перед законными интересами других: при осуществлении гражданских прав, чьему интересу должно отдаваться предпочтение?

Вот как выглядит предложение М.Н. Малеиной  по решению проблемы установления приоритета:  «Не проводя строгой иерархии всех известных субъективных прав, все-таки было бы предпочтительно закрепить в законодательстве в качестве правового принципа положение о том, что субъективные неимущественные права, обеспечивающие физическое благополучие личности (право на жизнь, здоровье, физическую и психическую неприкосновенность, благоприятную окружающую среду) при их осуществлении имеют приоритет перед другими субъективными правами» [13, с.39].

Подобное предложение является убедительным, так как в основе удовлетворения потребностей индивида, групп индивидов, общества, находятся ценности – как материальные, так и духовные.

По мнению социологов, «в принципе любое общество стремится к тому, чтобы у личности индивидуальная шкала ценностей совпадала с общественной – это цель социализации и социального контроля» [14, с.76].

В то же время, проблема установления приоритетов одних благ над другими в процессе применения права, несмотря на ее социальную значимость, в теории гражданского права является практически неизученной.

Законом не установлено и, возможно, не может быть установлено фиксированное число лиц, имеющих доступ к медицинской тайне поступающего на работу (претендующего на занятость). В силу различий требований, предъявляемых к конкретным специальностям, объем прохождения медицинского освидетельствования у лиц, претендующих на трудоустройство (занятость), различные. При необходимости, в отношении претендентов может быть назначено не одно исследование, обследование, лечение, и т.д.

Анализ норм Трудового кодекса РФ и действующих федеральных законов показывает, что ими устанавливаются:

-общие положения о прохождении медицинского осмотра (обследования);

-основные категории работников, подлежащих медицинскому осмотру (обследованию).

Вне сферы действия этих законодательных актов регулирование отношений по прохождению медицинских осмотров осуществляется, и значительная часть оснований для их прохождения (а, следовательно, оснований для легитимного раскрытия медицинской тайны гражданина перед третьими лицами), устанавливается подзаконными, в том числе ведомственными нормативными актами. В числе последних, наиболее значимыми являются:

Приказ Минздравсоцразвития России от 12.04.2011 N 302н (ред. от 05.12.2014) «Об утверждении перечней вредных и (или) опасных производственных факторов и работ, при выполнении которых проводятся обязательные предварительные и периодические медицинские осмотры (обследования), и Порядка проведения обязательных предварительных и периодических медицинских осмотров (обследований) работников, занятых на тяжелых работах и на работах с вредными и (или) опасными условиями труда»; Приказ Минздравсоцразвития России от 16.08.2004 N 83 «Об утверждении перечней вредных и (или) опасных производственных факторов и работ, при выполнении которых проводятся предварительные и периодические медицинские осмотры (обследования), и Порядка проведения этих осмотров (обследований)».

Нормативными актами Министерства здравоохранения РФ установлены объемы (пределы)  прохождения медицинских осмотров – количество и наименование  врачей-специалистов, которых гражданин должен посетить, наименование и количество обследований (исследований), которые должны быть осуществлены, и т.д. Требования работодателя о прохождении работником дополнительных осмотров специалистами, и о проведении дополнительных обследований, не предусмотренных действующим законодательством,  как нам представляется, является превышением указанных объемов (пределов) обследований, что, в конечном счете, надлежит квалифицировать  как нарушение права гражданина на его медицинскую тайну.

Последствия отказа от прохождения предварительного или периодического медицинского осмотра гражданином, устраивающимся на  работу, либо претендующим на занятость, регулируются трудовым законодательством, меры принуждения конкретизированы в  статье 76 ТК РФ, Законе РФ «О занятости населения в Российской Федерации».

В то же время, при незаконном разглашении медицинской тайны гражданина в сфере труда и занятости, гражданин (работник) вправе осуществлять защиту своего нарушенного права способами защиты прав, предусмотренными гражданским законодательством.

Отсутствие в Федеральном законе  №323-ФЗ от 21.11.2011г., регулирующим отношения по поводу медицинской тайны гражданина, норм о привлечении нарушителей к гражданской ответственности, еще не является свидетельством невозможности привлечения к таковой лиц, допустивших ее разглашение. Гражданско-правовая охрана медицинской тайны предполагает определенный набор способов защиты прав и мер ответственности при ее защите (самозащита, признание права,  возмещение убытков, возмещение вреда, компенсация морального вреда, и т.д.).

Основанием для возложения на лицо (будь то работник, либо медицинское учреждение) гражданско-правовой и иной ответственности за разглашение медицинской тайны, является ряд фактов, «определяющим» должен стать факт причинения вреда, убытков, ненадлежащим исполнением своих обязанностей, что подлежит доказыванию. Привлечение к ответственности юридического лица по правилам ст. 1068 ГК РФ за разглашение медицинской тайны, возможно, если установлена его вина, например, если работник передавал информацию третьему лицу по заданию юридического лица.

На невозможность привлечения лица к ответственности без наличия вины, указано в Определении Конституционного Суда от 16.02.2006г. №12-О  «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки П. на нарушение ее конституционных прав положениями статьи 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации». Судом указано, что наличие вины – общий принцип юридической ответственности, исходя из которого в гражданском законодательстве установлены основания ответственности за причиненный вред. Положения статьи 1068 ГК Российской Федерации не могут применяться вне системной взаимосвязи с его статьей 1064 ГК РФ.

В абсолютном отношении, например, при исполнении обязанностей по соблюдению медицинской тайны гражданина, за пределами трудовых и иных относительных отношений,     работник, как секретоноситель, должен выполнять их и без получения подобного задания – достаточно признания его законом субъектом специальной обязанности. Исходя из действующей правовой научной доктрины, обязанность по соблюдению медицинской тайны гражданина работником не должна прекращаться ни с его переводом, ни с его увольнением, ни с выходом на пенсию – т.е., временными пределами не ограничена. Однако, требование о необходимости соблюдения работником медицинской тайны независимо от временных рамок, не закреплено в законе, что представляет собой слабое место в звене предписаний по охране медицинской тайны.

Применительно ответственности за нарушения медицинской тайны в рамках трудовых отношений, следует отметить, что в соответствии с п.7 статьи 243 ТК РФ одним из оснований полной материальной ответственности является разглашение сведений, составляющих охраняемую законом тайну (государственную, служебную, коммерческую или иную), в случаях, предусмотренных федеральными законами.

Подпунктом «в» пункта 6 части 1 статьи 81 ТК РФ предусмотрено, что трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей в виде разглашения охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашения персональных данных другого работника. Прецеденты привлечения работника к дисциплинарной ответственности (вплоть до увольнения) в связи с грубым нарушением им медицинской тайны гражданина, имеются. Например, Апелляционным определением Омского областного суда от 12.02.2014 по делу N 33-649/2014г. отказано  работнику в удовлетворении иска об изменении формулировки увольнения, взыскании оплаты вынужденного прогула, компенсации морального вреда, так как суд пришел к правильному выводу о том, что у работодателя имелись правовые основания для увольнения работника по подпункту «в» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ.

В настоящее время отсутствует подробная правовая регламентация по соблюдению работником медицинской тайны гражданина (пациента) не только в рамках трудового законодательства, но и законодательства о здравоохранении. Отсутствие четкого понятийного аппарата в законодательстве по поводу медицинской тайны, отсутствие перечня информации, составляющей медицинскую тайну – применительно к обязанностям работника, не предоставление работодателем условий по соблюдению медицинской тайны работником, дает основание последнему ссылаться на отсутствие его вины в разглашении тайны. В связи с чем, работодатель не только заинтересован, но иногда и вынужден осуществлять организационно – нормативную регламентацию исполнения обязанностей работниками по соблюдению работниками медицинской тайны на уровне локальных актов. Подобная регламентация, осуществленная в рамках законодательства, способна в значительной степени упорядочить социальные связи и определить ответственность участников общественных отношений, складывающихся по поводу медицинской тайны. Естественно, она не способна гарантировать обеспечение в полном объеме режима медицинской тайны гражданина, и установить источник ее разглашения, например, при разглашении медицинской тайны гражданина работником в быту. Однако, она имеет своей целью достижение подобного результата. Помимо связывания исполнения обязанностей с уже вышеперечисленными фактами, необходимо в законодательном порядке уточнить ряд фактов, могущих повлечь за собой привлечение  к ответственности за разглашение медицинской тайны. Необходима детальная правовая регламентация исполнения обязанностей обязанными лицами.

ВЫВОДЫ

В законотворческой деятельности основными мероприятиями с целью  совершенствования правовой охраны медицинской тайны в сфере труда и занятости, как представляется, могли бы явиться следующие.

1. Признание за работником или лицом, претендующим на рабочее место (занятость), права на медицинскую тайну.

2.Определение круга лиц, которым на основании закона может быть предоставлен доступ к информации, составляющей медицинскую тайну работника или лица, претендующего на рабочее место (занятость) – не посредством расширения перечня лиц, а с помощью определения критериев отнесения лиц к этой категории.

3. Возложение на обязанных лиц обязанностей по соблюдению ими медицинской тайны независимо от периодов времени их трудовых отношений.

4. Возложение на работодателя (оператора) обязанностей по принятию мер по охране медицинской тайны,  включающих в себя следующие меры:

-доведение до работников  круга информации, признаваемой законодателем медицинской тайной;

-определение круга лиц, допущенных к указанной информации приказом (распоряжением) по организации;

-определение порядка пользования этой информацией, включающего меры по возложению ответственности работника за нарушение;

-регулирование отношений по использованию информации, составляющей медицинскую тайну, с работниками – в рамках трудового договора, предусматривающего меры ответственности за разглашение медицинской тайны гражданина.

5. Интеграция всех правовых режимов, воздействующих на участников отношений по поводу медицинской тайны в сфере труда и занятости, в единый универсальный правовой режим.


Библиографический список
  1. Молодцов М.В., Головина С.Ю. Трудовое право России: Учебник для вузов. – М.: Издательство НОРМА. 2003г. 640 с.
  2. Трудовое и социальное право России: Учебн. Пособие / Под. Ред.  Л.Н.Анисимова. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС. 1999. 432 с.
  3. Мурашко М.А. Куприянов М.Ю. Законодательное обеспечение прав граждан в сфере охраны здоровья  и контроль за их соблюдением // Вестник Росздравнадзора. 2013. №6. С.5-10.
  4. Павлов А.В. Некоторые проблемы гражданско-правовой охраны врачебной (медицинской) тайны гражданина при проведении медико-социальной экспертизы // Медико-социальная экспертиза и реабилитация. 2008. № 1. С. 46-47.
  5. Иванчина Ю. В. Реализация информационной функции государства посредством норм трудового права // Вестник УрФО № 4 (18). 2015. С. 42-48.
  6. Решетников В.Н., Мамросенко К.А. Информационные технологии в здравоохранении первой половины 21 века // Программные продукты и системы и алгоритмы. 2014. № 1. С.15.
  7. Журавлев М.С.  Защита персональных данных в телемедицине // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2016. №3. С.72-84. DOI: 10.17323/2072-8166.2016.3.72.84
  8. Павлов А.В. Гражданско-правовой режим медицинской тайны // Общественные науки. 2016. №6-1. С.341-352.
  9. Станскова У. МПроблемы защиты персональных данных в трудовых отношениях // Вестник УрФО. Безопасность в информационной сфере № 3–4(5–6). 2012. С.37-45.
  10. Столбов А.П. Обработка персональных данных в медицинском учреждении: обязанности оператора // Поликлиника. 2012. №3. С.137-140.
  11. Журавлев М.С. Электронное здравоохранение: становление и развитие // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2016 № 2. С. 235–241. DOI: 10.17323/2072-8166.2016.2.235.241
  12. Головко В.В.,  Губин А.И. Управление транспортными средствами водителями  в состоянии опьянения:  проблемы и перспективы // Алтайский юридический вестник. N 2 (6) 2014. С.47-52.
  13. Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. М.:МЗ Пресс. 2001. 244 с.
  14. Курганов С.И., Кравченко А.И. Социология для юристов: Учебное пособие для вузов. М. Закон и право. ЮНИТИ. 2000. 255 с.


Все статьи автора «Павлов Александр Васильевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: