УДК 930

К БИОГРАФИИ МУХАММЕДА ГИРАЯ IV

Чореф Михаил Михайлович
Нижневартовский государственный университет

Аннотация
Обилие доступных материалов по истории Крымского ханства позволяют нам пересмотреть некоторые сложившиеся стереотипы. К примеру, мы считаем необходимым уточнить общепринятые на данный момент представления о Мухаммеде Гирае IV как о правителе. В предлагаемой статье мы приводим некоторые сведения из его биографии, сопровождая их необходимыми, с нашей точки зрения, комментариями.

Ключевые слова: биография, Мухаммед Гирай


FOR BIOGRAPHIES OF MUHAMMAD GIRAY IV

Choref Mikhail Mikhailovich
Nizhnevartovsk State University

Abstract
The abundance of available materials on the history of the Crimean Khanate allows us to reconsider some of the stereotypes. For example, we need to clarify the generally accepted at the time of submission of Muhammad Giray IV as a ruler. In this article we present some facts from his biography, accompanying them with the necessary in our view comments.

Рубрика: 07.00.00 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Чореф М.М. К биографии Мухаммеда Гирая IV // Современные научные исследования и инновации. 2017. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2017/02/78123 (дата обращения: 04.06.2017).

Гази Софу Мухаммед Гирай IV (1051–1054, 1064–1076 гг. х., 1641–1644, 1654–1666 гг.), сын Селямета Гирая I (1017–1019 гг. х., 1608–1610 гг.) – один из самых известных правителей Крымского ханства. Его второе правление стало эпохой в жизни и в истории этого государства. Но большинство исследователей и сейчас считают его безвольным человеком и бездарным правителем. Дело в том, что В.Д. Смирнов, проанализировав турецкие источники, писал, что Мухаммед Гирай IV был «неважным человеком как по личности, так и по правительственным качествам»[1] [17, с. 526–527].

Попытаемся разрешить это противоречие. Для этого рассмотрим биографию Мухаммеда Гирая IV. Известно, что он начал подъем к престолу еще в первое правление своего сводного брата Джанибека Гирая (1019–1032, 1036–1044 гг.х., 1610–1623, 1627–1635 гг.), когда согласился стать нур эд-дином, а позже и калгой[2] после убийства ханом своего брата Азамата Гирая [17, с. 525]. При ближайших преемниках этого правителя Мухаммед Гирай жил в окрестностях Ямболи. В Турции он завел знакомства при дворе, благодаря которым дважды занимал престол. Впервые он достиг ханата в 1641 г. По прибытию в Крым молодой правитель столкнулся с рядом проблем, разрешить которые не удавалось его предшественникам Джанибеку Гираю (1019–1032, 1036–1044 гг.х., 1610–1623, 1627–1635 гг.), Инаету Гираю (1044–1046 гг.х., 1635–1637 гг.) и Бахадыру Гираю (1046–1051 гг.х., 1637–1641 гг.). Дело в том, что в нач. XVII в. Крымском ханстве начинается системный кризис, вызванный как усилением экономически развитых христианских государств–соседей, так и активизировавшейся колонизацией степей Украины казачеством и переселением калмыков[3]. Вследствие этого углубился раскол в правящей элите этого государства. Если представители фамилии Гираев оставались лояльными Порте, заинтересованной в сохранении мирных отношений с Москвой, и, следовательно, старались умиротворить своих подданных и воспрещали набеги, то племенная аристократия, получавшая все меньше доходов от скотоводства в результате уменьшения своих земельных владений в степной части Украины, не могла более существовать без постоянных походов на север. В первый ханат Мухаммеда Гирая IV положение в ханстве стало критическим. Современники пишут об экономическом упадке государства Гираев в начале 1640–х гг.[4] [11, л. 421, 429–430, 434]. Не взирая на запрет правителя, его обедневшие вассалы были вынуждены регулярно грабить соседствующие с Крымом христианские государства[5]. Слабость ханской власти, вызвала недовольство Порты, отставившей в1644 г. Мухаммеда Гирая IV, обвиненного в плохом управлении. Вероятно, немалую роль в его низложении сыграл Сефергази Ага – сподвижник Ислама Гирая III (1054–1064 гг. х., 1644–1654 гг.). Бывшего хана сослали на о. Родос. Однако вскоре, в1654 г., после смерти Ислама Гирая III Мухаммед Гирай IV опять взошел на престол. Во время своего второго ханата (1654–1665/6 гг.) он активно участвовал в борьбе за Украину, которая была начата еще при его предшественнике.

Известно, что уже в конце правления Ислам Гирая III наметилось сближение между ослабленной Речью Посполитой и Крымским ханством, опасавшихся дальнейшего усиления России – крайне опасной для этих государств. По договору, утвержденному в июле Сеймом, а в ноябре 1654 г. Мухаммедом Гираем IV, союзники начали совместные военные действия против Украины и России [15, с. 29–30]. Судя по гахед-наме Мухаммеда Гирая IV к польскому королю Яну II Казимиру, вознаграждением Крымскому ханству за участие в войне должны были стать территории прежней Золотой Орды, в то время уже давно подконтрольные Москве: Казань, Астрахань, Терек и Тура [23, с. 98–105].

Однако уже первые сражения выявили слабость Речи Посполитой. Воспользовавшись сложившейся ситуацией, крымское правительство, не считаясь более со слабеющим союзником и ссылаясь на прежние соглашения Ислама Гирая III с Богданом Хмельницким[6], выдвинуло на русско-крымских переговорах 2 мая 1655 г. претензии на Украину. Для предотвращения возможных набегов татар, и, возможно, для похода на Крым[7], российское правительство перевело к границам ханства воинскую группировку из ратных людей, набранных в Астрахани, а также калмыков и донских казаков под командованием князей Ф.Н. Одоевского, В.Б. Волконского и валуйского воеводы В.Г. Феофилатьева [15, с. 37].

Хан, узнав о готовящемся походе, стянул в Крым все свое войско; ему даже удалось перетянуть к себе 6 мурз Больших ногаев[8], кочевавших под Астраханью [5, с. 956]. Только эпидемия чумы летом1655 г. на юге Восточной Европы помешала боевым действиям.

Как видим, обострившийся в тот момент конфликт с Россией и Украиной мешал Крымскому ханству оказывать оговоренную помощь Речи Посполитой. Только после того, как стало ясно, что поход на Крым не состоится, хан смог двинуть стотысячную орду на помощь осажденному Львову. Опасаясь татар, Богдан Хмельницкий взял контрибуцию с города и отошел на восток. В упорной битве у Озерного, произошедшей 9–12 ноября1655 г., ханские войска безуспешно пытались разбить объединенную российско-украинскую армию. Военная неудача сделала крымскую дипломатию уступчивей. И, вскоре после сражения, Сефергази ага согласился соблюдать нейтралитет в войне Речи Посполитой и Московского государства за Украину [15, с. 41].

Именно в этот момент происходит изменение в ситуации в степях Восточной Европы: теперь уже Османская империя начинает действовать сама, а не с помощью своего вассала – Крымского ханства. Порта, не заинтересованная в дальнейшем усилении Крыма и сама желающая принять участие в происходившем территориальном переделе, потребовала от Мухаммеда Гирая IV прекратить нападения на Украину [15, с. 41]. Империя, напуганная возможностью потери Молдавии и Валахии, оказала в тот период всемерную помощь Речи Посполитой. Под ее нажимом Крымское ханство перестало претендовать на Украину.

Кроме того, беспокойство правящих кругов Османской империи вызывала и деятельность Дьердя II Ракоци (1648–1657, 1658, 1660 гг.) – князя Трансильвании, стремившегося отложиться от султана и овладеть польской короной[9] [9, с. 189–192]. В связи со сложившейся ситуацией хану опять разрешили вмешаться в войну за Украину, обязав его участвовать в борьбе с претендентами на польский престол. Однако из-за постоянной угрозы нападения российских войск и казаков на Крым Мухаммед Гирай IV смог отправить на помощь Яну II Казимиру (1648–1669 гг.) только корпус под командованием Субхангази аги, «воеводы орд белогородских». Этот отряд участвовал в трехдневной битве под Варшавой 28–30 июля 1656 г., а осенью этого же года вместе с литовской армией гетмана В. Госевского сражался со шведскими и бранденбургскими войсками на территории Восточной Пруссии. Отметим, что татары так жестоко разорили южные районы этого края, что население требовало немедленно заключить мир с Речью Посполитой [26, s. 479–481]. Преодолев сопротивление казаков в конце июня – начале июля 1657 г. крымская орда разгромила войска Дьердя II Ракоци. Богдан Хмельницкий скончался, узнав об этом поражении.

Показательно и то, что, выступив на стороне находившейся в критической ситуации Речи Посполитой, хан и крымская знать выразили свою крайнюю заинтересованность в ее сохранении. Даже после сражения у Озерного Мухаммед Гирай IV призывал военачальников разбитой шведами и капитулировавшей коронной армии вернуться под власть законного короля Яна II Казимира, обещая в этом случае всемерную помощь [15, с. 42; 23, с. 111–114]. Поддержка хана побудила Тышовецкую конфедерацию созвать посполитое рушение и восстановить Польско–литовское государство после «Потопа» [15, с. 42].

Воспользовавшись разрешением Порты, Мухаммед Гирай IV переходит к набегам на территорию Украины. В 1659 г. он разорвал дипломатические отношения с Россией [15, с. 55]. В том же году хан разбил ее войска под Конотопом и напал на ее беззащитные глубинные районы за Белгородской чертой; татар ожидали даже под Москвой. Последствия набега могли быть еще более плачевными, но большая часть ханского войска вернулась в Крым сразу же после сражения, так как Мухаммед Гирай IV опасался вторжения на полуостров украинских казаков.

Ситуация вокруг Украины еще более осложнилась после подписания 3 мая 1660 г. в Оливском монастыре мира между Речью Посполитой и Шведским королевством. Уже 28 октября этого же года объединенное польско-крымское войско разгромило российский корпус В.Б. Шереметева под Чудновом. Однако вернуть всю Украину Речи Посполитой не удалось: татары были связаны постоянной угрозой вторжения союзников России – калмыков. Кроме того, большой корпус из Крыма был отправлен на войну с Габсбургами (1663–1664 гг.).

Расстановка сил на Украине изменилась в результате отказа П. Тетери от гетманства. Возникшим в регионе своеобразным безвластием воспользовалось Крымское ханство. С этого момента в борьбе за Украину оно уже не прикрывалось союзом с Речью Посполитой. После недолгих колебаний хан помог П.Д. Дорошенко, внуку знаменитого Михаила Дорошенко, стать гетманом Правобережья. Новый казацкий предводитель был утвержден после нажима татар и Радой.

П.Д. Дорошенко сразу же начал готовится к борьбе с Речью Посполитой за Правобережье. Подавив с помощью татар выступления овручского и брацлавского полковников Децика и Дрозда, гетман стал готовить вместе с Мухаммедом Гираем IV большой поход на Речь Посполитую [15, с. 70], состоявшийся уже после утверждения Адиля Гирая (1076–1081 гг. х., 1666–1671 гг.) ханом Крыма. Набег был столь ужасен, что Варшава, опасавшаяся повторения подобного в ближайшем будущем, была вынуждена срочно искать себе союзников. Для этого она поспешила подписать Андрусовское перемирие c Московским государством (1667 г.) [6, с. 82–90; 15, с. 70].

В разгар довольно успешной борьбы за Украину Мухаммед Гирай IV был низложен. Поводами для его второй отставки могли стать ссора хана с великим визирем Кёпрюлю-заде Ахмед-пашой, недовольным неучастием хана в войне с Габсбургами или его попытка подчинить себе откочевавших к Силистре и принявших османское подданство ногаев-буджакцев[10].

Отметим, что Мухаммед Гирай IV в период своего второго правления провел денежную реформу, выпустив по образцу османских пара бешлыки (тат.: «пятаки») – монеты в пять акче[11]. Поступление в обращение этих крупных биллонов не только облегчило платежи, но и позволило отказаться от использования низкопробной разменных денег государств Восточной и Центральной Европы, ранее в изобилии ввозившихся в Крым.

После низложения Мухаммеда Гирая IV на престол возвели безвольного и неавторитетного представителя боковой линии правящей династии – Адиля Гирая из рода Чобан Гираев (1666–1672 гг.). Новый правитель беспрекословно выполнял все приказы Порты.

Последние 9 лет жизни Мухаммед Гирай IV провел в Дагестане. Его сын Джанибек Гирай привез останки отца и похоронил в тюрбе Девлет Гирая I[12] [3, с. 68].

Как видим, Мухаммед Гирай IV был достаточно энергичным, волевым и реалистичным политиком. Его политическим кредо было добиться некоторой свободы действия в Восточной Европе при безусловном сохранении османского сюзеренитета. Но исторические условия помешали хану развить успех, достигнутый Исламом Гираем III в восемнадцатилетней войне за Украину, т.е. занять центральную и западную части ее территории, тем самым, создав как предполье перед Крымом, так и плацдарм для борьбы с Россией за Левобережье Днепра, Поволжье и Сибирь. Османская империя, временно усилившаяся в результате реформ великих визирей из династии Кёпрелю, уже не нуждалась в могущественном Крымском ханстве.


[1] Мы не ставим перед собой цели дать моральную оценку поступков этого хана. Нам он интересен только как правитель. Однако мы не можем не отметить и то, что он был суфием мевлеви и оставил проникнутые глубоким религиозным чувством, полные скорби стихотворения [4, с. 27–29]

[2] Об истории этих титулов см. [20, с. 22,25].

[3] Последние, перекочевав в степи Нижнего Поволжья, не только потеснили ногайцев, но и стали регулярно ходить в набеги в Крым. Для недопущения их на полуостров Мухаммед Гирай IV был вынужден спешно строить укрепления в районе Арабатской стрелки и укрепить Перекоп [8, с. 14–15, 99]. О набегах калмыков на ногайские юрты см. [10, с. 223–228].

[4] Кризис удалось преодолеть только к1647 г. [10, с. 313]. Вероятно, нормализация экономической ситуации в ханстве наступила после разрешения крымцам ходить в набеги, данного султаном Ибрагимом (1644–1648) в первый год его правления. Благоприятная ситуация в Восточной Европе позволила Гираям не только нормализовать отношения с аристократией, но и добиться фактической независимости [13, с. 224–225; 20, с. 433, 434].

[5] Отметим, что в 1642–1644 гг., во время «азовского сидения», самовольные, т.е. без разрешения хана, набеги крымцев на московские Украины участились [2, с. 11; 7, с. 170–171; 10, с. 308]. По свидетельствам современников, они были санкционированы Портой [11, л. 4–38].

[6] Согласно донесениям русских послов, Сефергази ага говорил, что украинские казаки «у них (хана) были в подданстве семь лет, и оне, крымские люди, проча их, черкас, себе, и чая от них впредь правды и постоянства, за них стояли, и с польскими и литовскими людьми бились, и многие неповинные крови проливали, и в обиду их никому не давали… А гетман де Богдан Хмельницкий…хотел быть за ними в подданстве и до веку. А ныне де запорожские черкасы им солгали, и воровством своим от них отложились, и доброту их забыли, а называются государевыми» [11, с. 121–141]. О принесении Б.Хмельницким присяги на верность известно из панегирика Ислама Гираю III [16, с. 19–20]. Об этом событии, как о вполне достоверном, пишет и с. М. Соловьев в своем основополагающем труде по истории России [18, с. 527].

[7] Для защиты центральных областей России в 1635–1658 гг. н.э. была построена оборонительная линия Харьков–Белгород–Воронеж–Козлов–Тамбов–Саранск–Симбирск, походившая по границе государства [2, с. 10; 14, с. 150]. В1681 г. была построена Изюмская черта, проходившая южнее Белгородской [2, с. 10].

[8] Переселение Больших ногаев на подконтрольную крымским Гираям территорию началось уже в 1630–е гг. н.э. Вернее всего, оно было вызвано нажимом союзных России калмыков, изгнавших из поволжских степей или подчинивших себе улусы Большой Ногайской орды [10, с. 240–241; 19, с. 412–415].

[9] Польская корона была нужна Дьердю II для поднятия престижа его государства, недостаточного на тот момент для организации большой антигабсбургской и антитурецкой коалиции, в которую, по его замыслу, должны были войти кроме Молдавии и Валахии, уже ставшими на тот момент вассалами Трансильвании, остальные государства Восточной Европы [9, с. 190]. Сам правитель первоначально не претендовал на королевский венец. Сразу же после своего прихода к власти он безуспешно предложил бездетному Яну II Казимиру (1648–1669 гг.) усыновить его сына Ференца. Вооруженную борьбу за престол Польши князь начал только после заключения 10 декабря1656 г. соглашения с Карлом X Густавом (1654–1660 гг. н.э.) [24, с. 139–143].

[10] По Эвлия Челеби с ханом сразились тогда 40–50 тыс. ногаев [25, с. 192].

[11] В первое свое правление он чеканил ординарные акче [22].

[12] К сожалению, могила Мухаммеда Гирая IV к настоящему времени не найдена.


Библиографический список
  1. Борзенко А.А., Домбровский Ф.М., Кузьмин В.Н., Негри А.Ф. Бахчисарайские арабские и турецкие надписи // ЗООИД. Т. II. Одесса, 1850.
  2. Водарский Я.Е., Елисеева О.И. , Кабузан В.М. Население Крыма в конце XVIII – конце XX веков (Численность, размещение, этнический состав). М., 2003.
  3. Гирай, Халим султан. Розовый куст ханов или история Крымского ханства. Симферополь, 2004.
  4. Грезы любви / Пер. с. Дружинина, составление, комментарии и послесловие Н. Абдульваапа. Симферополь, 2003.
  5. Грушевский М.С. Історія України–Руси. Київ, 1932. Т.9. Ч.2.
  6. К истории Андрусовского перемирия1667 г. / подг. И.В. Галактионов // Исторический архив. М., 1959. Вып. 6.
  7. Каргалов В.В. На степной границе. М., 1974.
  8. Книга путешествия. Турецкий автор Эвлия Челеби о Крыме (1666–1667 гг.) / Пер. и комментарии Е.В. Бахревского. Симферополь, 1999.
  9. Медведева К.Т. Внешнеполитическое положение Трансильванского княжества в 50–е – 60–е гг. XVII в. // Османская империя и страны Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы в XVII в. Ч. II. М., 2001.
  10. Новосельский А.А. Борьба Московского государства с татарами в первой половине XVII века. М. – Л., 1948.
  11. РГАДА. Ф.123. Сношения России с Крымом. Оп. 2.1654 г. Кн. 35.
  12. РГАДА. Д.7153 г. №3.
  13. Санин Г.А. Некоторые проблемы истории Крымского ханства в XVII в. // МАИЭТ. Симферополь, 1993. Вып. III.
  14. Санин Г.А. Граница России и Крымского ханства во второй половине XVII – первой половине XVIII в. // Проблемы истории и археологии Крыма. Симферополь, 1994. с.
  15. Санин Г.А. Порта, Крым и страны восточной Европы в 50–60–х гг. XVII в. // Османская империя и страны Центральной, Восточной и Юго–Восточной Европы в XVII в. Ч. II.М., 2001.
  16. Сенаи, Кырым Хаджи Мехмед. Книга походов. Симферополь, 1998.
  17. Смирнов В.Д. Крымское ханство под верховенством Оттоманской порты до начала XVIII в. СПб., 1887.
  18. Соловьев с. М. История России с древнейших времен. Кн. V (Т. 9–10). М., 1961.
  19. Трепавлов В.В. История Ногайской Орды. М., 2002.
  20. Чореф М.М. Новый тип монет Ислам–Гирея III // Бахчисарайский историко-археологический сборник. Симферополь, 2001. Вып. 2.
  21. Чореф М.М. К биографии Девлет Гирая I // Историческое наследие Крыма. Симферополь, 2006. Вып. 15.
  22. Чореф М.М. Монетные находки из пещеры Иограф // Культура, наука, образование: проблемы и перспективы: Материалы VI Международной научно-практической конференции (Нижневартовск, 13—14 февраля 2017 года). Нижневартовск: Изд-во Нижневарт. гос. ун-та, 2017 (в печати).
  23. Фаизов с. Ф. Письма ханов Ислам–Гирея III и Мухаммед–Гирея IV к царю Алексею Михайловичу и королю Яну Казимиру. 1654–1658. Крымскотатарская дипломатика в политическом контексте постпереяславского времени. М., 2003.
  24. Хованова О.В. Трансильвания в период русско–польско–украинского конфликта в 50–е гг. XVII в. // Русская и украинская дипломатия в Евразии. 50–е годы XVII в. М., 2000.
  25. Челеби, Эвлия. Книга путешествия (Извлечения из сочинений турецкого путешественника XVII в.). Вып. 1: Земли Молдовы и Украины / Сост. Желтяков А.Д. Предисл. Желтякова А.Д., Тверитиновой А.С., Мавродина В.В. М., 1961.
  26. Baranowski B. Tatarszczyzna wobec wojny polsko–szwedzkiej w latach 1655–1660 // Polska w okresie drugiej wojny połnocnej. W., 1957. T. 1.


Все статьи автора «Чореф Михаил Михайлович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: