УДК 81’42:81’38:81”27

РЕАГИРУЮЩАЯ РЕПЛИКА РЕСПОНДЕНТА В ПОЛИТИЧЕСКОМ ИНТЕРВЬЮ: ЛИЧНОЕ МЕСТОИМЕНИЕ КАК СПОСОБ СОЗДАНИЯ ПОЛОЖИТЕЛЬНОГО ИМИДЖА ПОЛИТИКА

Борисенко Виктория Александровна
Южный федеральный университет
кандидат филологических наук, доцент кафедры межкультурной коммуникации и методики преподавания иностранных языков

Аннотация
С опорой на интеракциональный подход в данной публикации исследуется текст политического интервью в аспекте языковых характеристик реаги-рующих реплик респондента, а именно употребления личного местоимения 1-го л. ед.ч., отражающего социальную реальность «Я». Интервьюер берет на себя коммуникативную роль инициатора вопросительных реплик, респонденту отводится роль ответчика на эти вопросы. Интервьюируемый субъект приобретает определенный коммуникативный статус в официальной беседе. Этот статус отражает его принадлежность к той или иной политической партии, социальной общности, возможность говорить от своего собственного лица или дистанцироваться от «Других». Использование местоимений в реагирующих репликах респондента проливает свет на его различный коммуникативный статус, отражающий взаимоотношения между «Своими» и «Другими».

Ключевые слова: вопросно-ответное единство, Другие, коммуникативный статус респондента, личное местоимение, неформальная беседа, политическое интервью


RESPONDENT’S REACTIVE REPLICA IN POLITICAL INTER-VIEW: THE PERSONAL PRONOUN AS A WAY OF CREATING THE POLITICIAN’S POSITIVE IMAGE

Borisenko Victoria Alexandrovna
Southern Federal University
PhD in Philology, Associate Professor of the Intercultural Communication and Foreign Language Teaching Department

Abstract
Based on the interactional approach the article investigates the political interview text in the aspect of respondent’s reactive action linguistic characteristics, the usage of personal pronoun 1-p. sing., reflecting the Self social reality. The interviewer takes the initiating communicative role of the interrogative replicas; the respondent is to answer the questions posed. The interviewer acquires the definite communicative status in the official conversation. This status reflects his / her belonging to a particular political party, social community, the possibility of speaking from one’s own person or distance oneself from «Others». The usage of the personal pronouns in the respondent’s reactive replica sheds light on his / her different communicative status reflecting the interrelations between his / her political group and «Others».

Keywords: non-formal conversation, Others, personal pronoun, political interview, question-answer unity, respondent’s communicative status


Рубрика: 10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Борисенко В.А. Реагирующая реплика респондента в политическом интервью: личное местоимение как способ создания положительного имиджа политика // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/12/76520 (дата обращения: 03.01.2017).

Политическое интервью, реализующееся в формате институциональной беседы, представляет собой масс-медийную сферу, из которой массовая аудитория извлекает актуальную информацию о текущих социально-политических событиях, содержащуюся в реактивных репликах респондента. Диалогическое взаимодействие между журналистом и респондентом-политиком моделируется с опорой на определенные параметры, отличающие его от неформального разговора. В условиях непринужденной беседы собеседники попеременно меняются коммуникативными ролями «говорящего» и «слушающего», собеседники имеют возможность нарушать последовательность реализации стимулирующих и реагирующих реплик, удерживать инициативу в изложении своего мнения, отводя партнеру по взаимодействию роль молчаливого адресата [1], [2]. Политическое интервью определяется в терминах интеракциональных конвенций, которые являются сугубо специфическими для данного типа институциональной беседы [3, с. 9]. Его наиболее фундаментальной характеристикой предстает строгая вопросно-ответная организация, в рамках которой интервьюер задает вопросы, а респондент отвечает на них. Интервьюер и респондент пользуются институциональными ролями и правами, придерживаясь обязанностей, установленных профессиональными сообществами журналистов и политиков.

Коммуникативная функция интервьюера заключается в опросе респондента, обнародовании и завершении официальной беседы, выборе тем для критического обсуждения. При этом вопросы, задаваемые интервьюером, приобретают форму диалогических высказываний, а не чисто грамматического способа запроса актуальной информации. Инициирующие вопросительные реплики, объективируемые в политическом интервью, отличаются от языковых форм запроса информации, которые имеют место в неформальной беседе. Журналист обладает априорным правом на реализацию вопросительного высказывания, в рамках одной диалогической реплики пользуется возможностью предварить вопрос суждениями и комментариями, которые обосновывают актуальность результирующего интеррогативного речевого акта. Интервьюируемый, в свою очередь, берет на себя риск быть прерванным, если его ответная реплика не соответствует заданному вопросу. Моделируя ответное действие, респондент призван сохранять молчание до тех пор, пока журналист не реализует свой речевой ход, даже если обнаруживается возможность вступить в разговор в момент инициации вопроса. Данная конвенциональная закономерность не срабатывает в неформальной беседе, для которой характерными являются частотные перебивания собеседниками друг друга [4, с. 2279], [5, с. 58].

На уровне инициирующей реплики политического интервью журналист представляет беспристрастную, нейтральную оценку обсуждаемых явлений, фактов, событий, которая не воплощает собою реализацию некоторого мнения. Для определения специфики подобной оценки исследователи задействуют понятие «основания», таким образом выявляя способы достижения журналистом объективной оценки в инициирующей реплике: интервьюер говорит преимущественно от лица «других», обнародует разнообразные точки зрения, не выражая личностного отношения к обсуждаемым проблемам, инициирует вопросительные реплики с оптимально объективной оценкой реальной действительности.

Политическое интервью осуществляется в целях удовлетворения текущих интересов и информационных потребностей третьего – «незримого» – участника беседы, а именно массовой («целевой») аудитории. Ориентируясь на данный фактор, интервьюер избегает личностно ориентированных высказываний, признания смысловой позиции, выражаемой респондентом.

Обозначенные выше конвенции формируют основу политического интервью, трактуются как интегративная часть стандартной официальной беседы. Однако, как показывают наши наблюдения, эти конвенции часто нарушаются. В частности, интервьюер и респондент могут прерывать друг друга, а журналист может выражать несогласие с точкой зрения респондента, который, в свою очередь, проявляет инициативу в обращении к интервьюеру посредством вопросительной реплики. В отдельных случаях участники политического интервью отходят от стандартной вопросно-ответной организации беседы, прибегают к  конфронтационным коммуникативным стратегиям, одновременно реализуют свои речевые намерения, респондент может также вступать в беседу до того, как журналист полностью озвучил свой вопрос. Вместе с тем, указанные нарушения рассматриваются как коммуникативные действия, за которые участники интервью несут ответственность, а поэтому должны контролироваться ими соответствующим образом.

Исследователи также сосредотачивают внимание на проблеме уклонения от поставленных вопросов со стороны респондента в рамках политического интервью. Как мы уже заметили, формат данной официальной беседы определяется в терминах вопросно-ответных единств. В связи с этим исследуются способы реализации ответных речевых действий на вопросительные стимулы, предполагающие, в том числе, явное / косвенное уклонение от вопроса, как и уровень информативности ответных реплик респондента. Указанная выше проблематика анализируется в научной литературе, исходя из двух типов коммуникативных перспектив – непосредственно журналиста-аналитика и респондента. Исследователи выражают единодушие в том, что уклонение от ответа предстает определенной коммуникативной стратегией респондента, предполагает разную степень освещения актуальной информации.

Исходя из перспективы интервьюера, выявляется типология ответных реплик респондента. Например, С. Харрис реконструирует модели вопросов и ответов с опорой на их синтаксические и семантические характеристики, категоризует реактивные реплики в терминах прямых и косвенных речевых актов [6]. Исследователь приходит к заключению, что семантическое содержание реагирующих речевых действий интервьюируемого субъекта может быть измерено с учетом шкалы, выявляющей уклонение от ответа. В аналогичном исследовательском ключе другие теоретики создают трехступенчатую типологию реагирующих действий, включающую в себя прямолинейные ответы, неполные ответы и уклончивые ответы [7]. Задействуется также и понятие «тема», максимы Г. Грайса, формирующие принципы кооперации, с опорой на которые создается типология ответных реплик в политическом интервью, выявляющая степень соответствия речевых действий респондента той теме, которая актуализуется в исходной вопросительной реплике [8].

В процессе реагирования на вопросительные стимулирующие реплики респондент воспроизводит различные ипостаси своего «Я» и «Других», таким образом конструируя социальную реальность, в рамках которой наблюдается позиционирование политической группы, к которой принадлежит респондент, и «Других» в отношении к данной политической группе. Указанное воспроизведение гармонично согласуется с тем утверждением, что беседа предстает не столько сообщением об объективной реальности, сколько социальным и дискурсивным конструированием некоторой версии этой реальности с позиции говорящей личности. Мотивация для конструирования некоторого видения социальной реальности может определяться в рамках политического интервью разнообразными факторами, зависящими от перлокутивных целей конкретной официальной беседы. Вместе с тем, в реагирующих репликах респондента всегда моделируется положительный образ себя.

Респондент задействует местоимение 1-го лица ед. ч. в целях референтного указания на свою личность, репрезентации себя как индивида, являющегося хорошим политиком. Ср. следующий пример, в котором политик высказывается от первого лица о своей поддержке референдума о членстве Великобритании в Европейском Союзе, таким образом создавая позитивный образ себя.

«Q: Do you support having a referendum on Britain’s membership of the European Union?

A: Yes, I very much support the opportunity for our country to have a referendum on our membership of the European Union. I was three years of age in 1975 when we had the last plebiscite on the issue.  So I, together with millions of other Britons, have never been consulted on the critically important relationship between Britain and the EU, despite the fact that since our entry into what was then the European Economic Community, the whole relationship has morphed into something completely different and in many ways out of kilter as to what the British people thought they were voting for in 1975… I am absolutely demoralised by the amount of time we spend in the House of Commons debating the issue of our membership… It is a huge distraction, and this is why I believe in empowering the British people to digest for themselves the renegotiated terms David Cameron is seeking in an extensive, invigorating and exciting national debate and then to make the decision themselves, which I hope will settle the issue for at least a generation» [9].

В ответной речевой реплике респондента актуализуется 6 употреблений личного местоимения 1-го л. ед.ч., каждое из которых указывает, что политик репрезентирует себя как отдельного индивида, выражающего свое мнение. В большинстве случаев данное местоимение сочетается с предикатами ментальной деятельности (ср. I very much support…, I believe…, I hope), что отражает личностную позицию говорящего субъекта в обсуждаемой проблематике. Вместе с тем, встречается случай сочетания местоимения I с предикатом чувственной деятельности, значение которого усиливается интенсификатором-наречием (I am absolutely demoralized), что позволяет говорить об определенном эмоционально-волевой состоянии политика, освещающего актуальную для целевой аудитории информацию.

Политик выражает свою точку зрения не только как отдельный индивид, но и как представитель определенной социальной общности, заинтересованной в благоприятном решении обсуждаемого положения дел (ср. I, together with millions of other Britons, have never been consulted on the critically important relationship between Britain and the EU), что также способствует созданию позитивного образа политика в глазах аудитории. Данный сегмент реагирующей реплики респондента формирует субъективную репрезентацию того, какой смысловой позиции придерживается целевая аудитория. Множественное использование личного местоимения 1-го л. ед. ч., другими словами, воспроизводит различные ипостаси личности политика, которые проявляются в текущей социальной реальности.

Анализируемое местоимение также проливает свет на то, что политик избегает жесткой критики премьер-министра Британии, пересматривающего условия для обсуждения проблемы проведения референдума о членстве Великобритании в Европейском Союзе. В частности, предикат I believe можно рассматривать как хеджированную форму представления личностного мнения, за которой скрывается расплывчатый источник информации. Точка зрения политика представляется в этом случае как гипотетический факт, а не суждение с объективной модальностью.

Таким образом, посредством местоимения I политик-респондент фокусирует внимание массовой (целевой) аудитории на собственной личности, обладающей индивидуальной позицией по обсуждаемой актуальной проблематике. Данное местоимение указывает на тот факт, что политик обнародует личностное мнение, аудитории предлагается «остраненная» перспектива видения проблемы членства Великобритании в Европейском Союзе. Субъективная перспектива, моделируемая личным местоимением, создает у аудитории впечатление, что политик выражает сокровенные мысли и чувства, как это имеет место в неформальной беседе. Поскольку респондент является представителем определенных политических кругов, его личностная позиция отражает видение проблемы той партии, к которой он принадлежит. Другими словами, личное местоимение 1-го л. ед.ч. отражает коммуникативный статус респондента одновременно как отдельного индивида, так и представителя некоторой политической группы.


Библиографический список
  1. Чернышева В.О. Неформальное интервью и непринужденная беседа: общее и различное // Когнитивные исследования языка. 2015. № 21. С. 611–614.
  2. Маршалкова В.О. Неформальное интервью: социальные когниции, интенции, эмпатия // Когнитивные исследования языка. 2016. № 25. С. 906–912.
  3. Бабич Н.Г. Президентское интервью как жанр политического дискурса и его лингвопрагматические характеристики (на материале английского и русского языков): автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 2015. 24 с.
  4. Чернышева В.О. Модель повествования, нацеленная на сотрудничество с собеседником в рамках неформального интервью // В мире научных открытий. 2015. № 5.6(65). С. 2278–2291.
  5. Гаврилова Г.Ф. Предложение и текст: системность и функциональность. Ростов н/Д.: Юнибук, 2015. 412 с.
  6. Harris S. Evasive action: How politicians respond to questions in political interview // Broadcast talk. L.: Sage, 1991. P. 76–99.
  7. Bull P., Mayer K. How not to answer questions in political interview // Journal of Political Psychology. 1993. 14(4). P. 651–667.
  8. Bramley N.R. How not to answer questions revisited: A typology applied to the gendered use of avoidance strategies in Australian political media // Australian Review of Applied Linguistics. 1997. 20(1). P. 105–132.
  9. Polishing Up the European Union. Interview with Daniel Kawczynski, Conservative MP for Shrewsbury and Atcham // http://www.politicsfirst.org.uk/2015/polishing-up-the-european-union/


Все статьи автора «Борисенко Виктория Александровна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация