УДК 34.037

ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ РЕШЕНИЙ КСРФ В СФЕРЕ ПРИМЕНЕНИЯ УГОЛОВНОГО И УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Кулагин Виталий Владимирович
ФГБОУ ВО «Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева»
студент 2 курса, Юридический факультет, специальость: юриспруденция

Аннотация
В статье анализируются основные проблемы реализации решений КС РФ в сфере применения Уголовного и Уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации. Отмечается, что нормативно правовая база, регулирующая исполнительную ветвь власти, нуждается в коррекции с учетом актуальных проблем судебно-экспертных исследований. Обобщается практический опыт Европейского суда по вопросам реализации решений Конституционного суда, а также состояние законодательства в Российской Федерации. Дискуссионным продолжает оставаться вопрос о разграничение полномочий КС РФ и Исполнительной ветви власти по вопросам реализации решений судебных органов. На основании анализа судебной практики, а также привлечения научных трудов судей КС устанавливается, что конституционные суды не имеют механизма, способного принудить к исполнению решения, что в свою очередь умоляет роль юридических и организационных средств и механизмов их реализации, а также авторитетных судей Конституционного суда РФ. Таким образом, на данном историческом этапе развития Конституционного Суда РФ основную проблему составляет то, что органы конституционного правосудия не могут самостоятельно обеспечить исполнение своих решений, опираясь лишь на их авторитет и убедительность. Поэтому, исполнение решений Конституционного Суда напрямую связано с исполнительной ветвью власти.

Ключевые слова: Европейский суд, Конвенция, Конституционный суд, Конституция Российской Федерации, Постановление, практика, Реализация решений, судопроизводство, уголовная ответственность, уголовно-процессуальное законодательство


PROBLEMS OF IMPLEMENTATION OF DECISIONS KSRF IN THE SCOPE OF THE CRIMINAL AND CRIMINAL PROCEDURAL LEGISLATION OF THE RUSSIAN FEDERATION

Kulagin Vitaliy Vladimirovich
Mordovian State University
2nd year student, faculty of Law, specialty: law

Abstract
The article analyzes the main problems of implementation of the decisions of the constitutional court of the Russian Federation in the sphere of application of criminal and Criminal-procedural legislation of the Russian Federation. It is noted that the regulatory framework governing the Executive branch, needs to be corrected with respect to actual problems of forensic research. Addresses the experiences of the European court on the implementation of decisions of the constitutional court, and the status of legislation in the Russian Federation. Discussion remains the question of the separation of powers of the constitutional court and the Executive branch on issues of implementation of court decisions. Based on the analysis of judicial practice, as well as engagement with academic writings of judges of the constitutional court established that constitutional courts have no mechanism that can compel execution of the decision, which, in turn, begs the role of the legal and institutional tools and mechanisms for their implementation, as well as authoritative judges of the constitutional court of the Russian Federation. Thus, at this historical stage of development of the constitutional Court of the Russian Federation, the main problem is that the bodies of constitutional justice are unable to independently enforce its decisions, relying only on their credibility and persuasiveness. Therefore, the decisions of the constitutional Court is directly linked to the Executive branch.

Keywords: Constitution of the Russian Federation, constitutional court, Convention, criminal liability, criminal procedure law, European court, Implement solutions, judgment, practice, procedure


Рубрика: 12.00.00 ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Кулагин В.В. Проблемы реализации решений КСРФ в сфере применения уголовного и уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/12/76361 (дата обращения: 30.09.2017).

Деятельность Конституционного Суда Российской Федерации, выражается в принимаемых им решениях. Юридическая сила решений высшего органа конституционной юстиции определяется правовым статусом и местом нахождения в системе органов судебной власти. Так ст. 79 ФКЗ «О Конституционном суде РФ» от 1994 г. закрепляет, что решение КС РФ окончательно и не подлежит обжалованию [2].

Вопрос об обеспечение исполнения решений Конституционного суда Российской Федерации остается актуальным. Большинство ученых постсоветского пространства сходятся в том, что конституционные суды не имеют механизма, способного принудить к исполнению решения, что в свою очередь умоляет роль юридических и организационных средств и механизмов их реализации, а также авторитетных судей Конституционного суда РФ.

Принудительное исполнение решений Конституционных судов противоречит природе отношений, являющихся объектом их рассмотрения. На данную проблему обращает внимание Председатель КС РФ В.Д. Зорькин: «Накоплено много материалов по неисполнению решений Конституционного Суда всеми уровнями власти, в том числе и законодательной. Есть примеры, когда в течение двух лет законодатель не реагировал на решения Суда. Наше решение, по большому счету, не требует подтверждения каких-либо других органов, оно должно быть исполнено» в соответствие с законом.

Обращая внимание на практику Европейского суда, можно сказать, что конституционное судопроизводство завершается на стадии исполнения решения Конституционного суда. Законом не установлено участие Конституционного суда в исполнение над собственным решением, тем не менее, с учетом положений п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в интерпретационной практике Европейского суда по правам человека, исполнение судебного решения рассматривается как составляющая часть судебного разбирательства [2]. Поэтому исполнению решений Конституционного Суда придается большое значение.

Наряду с проблемами реализации решений Конституционного суда РФ, стоит необходимость введения специального исполнительного производства, возбуждаемое Конституционным судом в связи с реализацией мер ответственности за неисполнение его решений.

Статьей 80 ФКЗ «о Конституционном суде РФ» определен порядок исполнения решений Конституционного суда РФ, устанавливающий сроки и последовательность действий в отношении государственных органов и должностных лиц по приведению законов и иных нормативных актов в соответствие с Конституцией Российской Федерации в связи с решением Конституционного Суда Российской Федерации [9].

Неисполнение, ненадлежащее исполнение либо воспрепятствование исполнению решения Конституционного Суда Российской Федерации влечет уголовную ответственность в соответствии со статьёй 315 УК РФ (неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта) [8]. Более того, возможность привлечения к ответственности по данной статье должностных лиц подтвердил Конституционный Суд. В силу требований статей 6, 80 и 81 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” решения Конституционного Суда Российской Федерации, а, следовательно,  Определение от 27 июня 2000 г. N 92-О, обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений. Они подлежат исполнению немедленно после опубликования официального текста [3]. В случаях неисполнения, ненадлежащего исполнение либо воспрепятствование исполнению решения Конституционного Суда Российской Федерации влечет ответственность, установленную федеральным законом.

Определением КСРФ от 19.04.2000 г. N 65-О было установлено, что вынесение Президентом Российской Федерации предупреждения соответствующему органу власти (должностному лицу) субъекта Российской Федерации и возможного последующего досрочного прекращения их полномочий на основании Федерального закона “Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации” является формой конституционно – правовой ответственности, поскольку действует презумпция конституционности положений федерального законодательства [4]. В свете этих законодательных положений происходит нарушение ст. 79 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации» в котором сказано, что решения КС РФ не нуждаются ни в чьем подтверждение, а, следовательно, обязательны по отношению ко всем уровням судебной системы.

21 апреля 2009 г. заслушав информацию Председателя об исполнение решений Конституционного Суда Российской Федерации, решил направить информацию об исполнении решений  в высшие органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, а также довести до сведения  средств массовой информации. Данное изучение судебной практики в свою очередь стало началом формирования института «Конституционного контроля» в лице органа конституционной Юстиции.

Преимущественное значение решений КС Российской Федерации имеют в сфере уголовного судопроизводства. Постановление КСРФ от 4 марта 2003 г. N 2-П, позволяет говорить о системных проблемах по разработке нового УПК РФ [5]. Это связанно, прежде всего, с многочисленными обращениями в Конституционный Суд РФ, вызванных проблемой недопустимости поворота к ухудшению положения осужденного при рассмотрении уголовных дел в порядке надзора в соответствие с положениями ч. 5 ст. 410 и 405 УПК РФ [7].

Постановление Конституционного Суда РФ N 5-П «по делу о проверке конституционности статьи 405 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Курганского областного суда  условно разрешил проблему, существовавшую с 1 января 2003 г. [6]. Однако факт признания данной статьи неконституционной, вызвал дискуссионные споры, связанные с вопросами применения данной нормы в сфере уголовного судопроизводства. Во-первых, КС Российской Федерации были названы условия, при которых возможен пересмотр судебных решений в порядке надзорной инстанции с ухудшением положения осужденного (оправданного). Во-вторых, был назван срок в течение, которого допустим поворот к худшему.

Признание  статьи 405 УПК неконституционной на основании решения КСРФ не снизило обращений в данный орган. Наряду с этим еще более двух лет отмечались случаи, когда некоторые судьи, отличающиеся недобросовестностью, умышленно применяют закон, не подлежащий применению.

На восьмом докладе Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации “О состоянии законодательства в Российской Федерации” в 2012 г. поднимался вопрос о мониторинге исполнения решений Конституционного Суда Российской Федерации и поиск путей преодоления данной проблемы, как одной из системообразующей проблем связанных с созданием единого конституционного пространства [1].

Необходимо согласиться с тем, что решения Конституционного суда должны неукоснительно исполняться в силу своей общеобязательности предусмотренной Конституцией РФ и ФКЗ «О Конституционном Суде РФ». Однако можно выделить ряд причин, которые негативно способствуют неисполнению решений Конституционного суда. Во-первых, это пробелы в регулировании процедуры их исполнения. Во-вторых, игнорирование лучших механизмов контроля над исполнениями решений Конституционного суда. В-третьих, низкий уровень правовой культуры общества.

Наряду с этим, можно сделать вывод, что самую актуальную проблему на данном историческом этапе развития Конституционного Суда РФ составляет то, что органы конституционного правосудия не могут самостоятельно обеспечить исполнение своих решений, опираясь лишь на их авторитет и убедительность. Поэтому, исполнение решений Конституционного Суда напрямую связано с исполнительной ветвью власти, а там, где исполнение заключается в изменение законодательства, – и с законодателем.


Библиографический список
  1. Доклад Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации «О состоянии законодательства в Российской Федерации», «Мониторинг исполнения решений Конституционного Суда Российской Федерации» от 2012 г. [электр. ресурс]. – Доступ из справ.-прав. системы «КонсультантПлюс».
  2. Конвенция о защите прав человека и основных свобод : заключена в г. Риме 04.11.1950 г. [электрон. ресурс]. – Доступ из справ.-прав. системы «КонсультантПлюс».
  3. Определение Конституционного Суда РФ “По запросу группы депутатов Государственной Думы о проверке соответствия Конституции Российской Федерации отдельных положений Конституций Республики Адыгея, Республики Башкортостан, Республики Ингушетия, Республики Коми, Республики Северная Осетия – Алания и Республики Татарстан” от 27.06.2000 г. N 92-О [электр. ресурс]. – Доступ из справ.-прав. системы «КонсультантПлюс».
  4. Определение Конституционного Суда РФ “По ходатайству полномочного представителя Президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе об официальном разъяснении определения Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2000 года по запросу группы депутатов Государственной Думы о проверке соответствия Конституции Российской Федерации отдельных положений Конституций Республики Адыгея, Республики Башкортостан, Республики Ингушетия, Республики Коми, Республики Северная Осетия – Алания и Республики Татарстан” от 19.04.2001 г. N 65-О [электр. ресурс]. – Доступ из справ.-прав. системы «КонсультантПлюс».
  5. Постановление Конституционного Суда РФ “По делу о проверке конституционности положений пункта 2 части первой и части третьей статьи 232 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Л.И. Батищева, Ю.А. Евграфова, О.В. Фролова и А.В. Шмелева” от 04.03.2003 г. N 2-П [электр. ресурс]. – Доступ из справ.-прав. системы «КонсультантПлюс».
  6. Постановление Конституционного Суда РФ “По делу о проверке конституционности статьи 405 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Курганского областного суда, жалобами Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, производственно-технического кооператива “Содействие”, общества с ограниченной ответственностью “Карелия” и ряда граждан” от 11.05.2005 г. N 5-П [электр. ресурс]. – Доступ из справ.-прав. системы «КонсультантПлюс».
  7. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ (ред. от 01.05.2016 г.) [электр. ресурс]. – Доступ из справ.-прав. системы «КонсультантПлюс».
  8. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (ред. от 01.05.2016 г.) [электр. ресурс]. – Доступ из справ.-прав. системы «КонсультантПлюс».
  9. Федеральный конституционный закон «о Конституционном Суде Российской Федерации» от 21.07.1994 г. N 1-ФКЗ (ред. от 14.12.2015 г.) [электрон. ресурс]. – Доступ из справ.-прав. системы «КонсультантПлюс».


Все статьи автора «Кулагин Виталий Владимирович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: