УДК 81

ИНТЕРКУЛЬТУРНАЯ КОММУНИКАЦИЯ БИЛИНГВАЛЬНОЙ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ (НА МАТЕРИАЛЕ ЯЗЫКА ПРОИЗВЕДЕНИЙ А.А. ХАГУРОВА И К.М. ТЕУЧЕЖА)

Тлехуч Марина Аскеровна
Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение муниципального образования город Адыгейск средняя общеобразовательная школа №4

Аннотация
Билингвизм – это языковое явление, актуально исследуемое в лингвистике, которое характеризует индивида говорящего на двух языках: родном и неродном. Билингвизм также является предметом изучения смежных наук: психолингвистики, лингкокультурологии, социолингвистики. Большой интерес представляет исследование особенностей и проблем коммуникации билингвальной личности в разных языковых и культурных условиях.

Ключевые слова: билингвальная языковая личность, билингвальные лексемы, билингвизм, интеркультурная коммуникация, культуремы и мифологемы


INTERCULTURAL COMMUNICATION OF BILINGUAL OF LANGUAGE PERSONALITY (ON THE MATERIAL OF LANGUAGE OF WORKS OF A.A. KHAGUROV AND K.M. TEUTCHESH)

Tlechutch Marina Askerovna
Municipal budgetary educational institution of municipality city of Adigeysk high comprehensive school No. 4

Abstract
Bilingualism is a linguistic phenomenon that is relevant in Linguistics, analyzed that characterizes the individual speaks two languages: their mother tongue and a foreign language. Bilingualism is also the subject of study related sciences: Psycholinguistics, sociolinguistics, lingkokul'turologii. Of great interest is the study of the characteristics and problems of communication bilingual personality in different languages and cultural contexts.

Keywords: bilingual cultural communication, bilingual lexeme, bilingualism, cultureme and myths, intercultural communication


Рубрика: 10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Тлехуч М.А. Интеркультурная коммуникация билингвальной языковой личности (на материале языка произведений А.А. Хагурова и К.М. Теучежа) // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/12/75814 (дата обращения: 02.06.2017).

В отечественной науке первый раз лингвистический термин языковая личность упоминается в работе В.В. Виноградова, который писал, что языковая личность есть совокупность «социально-языковых форм и норм коллектива как фокус смещения и смешения разных социально-языковых категорий»[1]. Билингвальная языковая личность, исходя из этого определения,  есть языковое явление, при котором соединяются и взаимодействуют в языковом сознании человека социально-языковые формы и нормы двух разных коллективов с разными культурными и социально-политическими  особенностями. При этом, с одной стороны, это языковые категории родного языка или «материнского», усвоенные естественным путем. А с другой стороны – язык чужой или родной, но усвоенный вторично.

Уникальность билингвального мышления также подчеркивает в своей статье африканский писатель Б. Дадье: «Двуязычный писатель не прибегает к переводу: язык произведения рождается где-то в глубине его сознания…», «…представляет собой как бы точку, где в результате слияния двух потоков рождается нечто новое… Это ставит его в известной мере в положение вне избранного языка, позволяет ему увидеть этот язык новым, сторонним взглядом… Многоязычие …служит… делу распространения человеческой мысли, делу взаимопонимания и солидарности» [2]. В ситуациях неформального общения в разговорном стиле на самом деле говорящему на ум быстрее приходят слова на чужом языке, чем на родном. То есть активное использование второго языка приводит к тому, что слова на другом языке переходят в активный словарный запас человека. Например, имеют место быть такие фразы «Кино страшнэм сеплъыгъэти бэрэ сычъыежьышъугъэп» («Я смотрел страшное кино, поэтому не мог долго заснуть»).

Л.В. Щерба считает, что билингв знает не два языка, но лишь один, «в котором каждому значению соответствуют два способа выражения, употребляющиеся один вместо другого» [3; 40 - 53].С этим наблюдением соотносится следующая мысль У. Вайнрайха: «В том случае, когда между семантемами контактирующих языков устанавливается межъязыковая идентификация, двуязычный получает возможность интерпретировать те два знака, семантемы (означаемые), которые он отождествляет как один составной знак, имеющий одно обозначаемое и два обозначающих – в каждом языке свое»[4; c. 46]. Таким образом, билингв пользуется особым типом языкового кода как одно означаемое, но двумя формами выражения, то есть означающими, и из этих двух означающих он выбирает только одно, в зависимости от языковой ситуации.

Билингвальная языковая личность глубже раскрывается в художественной литературе. Много работ посвящено определению понятия художественный билингвизм (Гачев (1988), Гусейнов (1972), Верещагин (1989), Айтматов (1989), Гируцкий (1990), Михайловская (1981), Балеевских (2002), Туксаитова (2013). Например, когда писатель-билингв задается целью описать историю своего адыгского народа, его культуру, ему приходится использовать в русскоязычном произведении слова на адыгейском языке. Во-первых, эти слова могут не иметь перевода, а эквивалентные по значению русские слова будут неточно передавать смысл. Во-вторых, писатель может осознанно использовать адыгейские слова для передачи национального колорита. Э. Кассирер писал в своем философском трактате о соотношении двух языков в сознании человека следующее: “Проникновение в “дух” нового языка всегда порождает впечатление приближения к новому миру – миру со своей собственной интеллектуальной структурой. Это подобно … открытию чужой страны, и самое большое приобретение… – свой собственный язык предстает в новом свете… Соотносительные термины двух языков редко приложимы к одним и тем же предметам и действиям. Они покрывают различные поля, которые, взаимопроникая, создают многоцветную картину и различные перспективы  у нашего опыта” [5; С. 595-596]. Отмечает этот факт и Р.О. Туксаитова, называя художественный билингвизм «художественным методом», который ставит писателя постоянно перед выбором «языка-основы»[6].

Итак, писатель-билингв всегда стоит перед выбором одного из двух планов выражения для передачи одного плана содержания. Это переключение языковых кодов рождает так называемые «ментальные фраземы» (термин Ахиджаковой М.П) – совокупность форм и глубинных значений языкового сознания, формирующих ментальность носителей данного языка» [7]. Многовековые традиции, обычаи, способы устроения общественного порядка как правила неписанного закона, называемого адыгство – адыгагъэ, рождают эти глубинные значения. Как герой скажет или поступит в той или иной ситуации, зависит от его ментальности. В душе звучит голос предка. И от того, какой период истории народа писатель-билингв описывает в произведении, зависят эти ментальные особенности языка.

Адыгский художественный билингвизм является предметом исследования таких лингвистов-адыговедов, как Блягоз З.У., Багироков Х.З.. Они предлагают ввести такие понятия, как «билингвальные лексемы», «билингвальные культуремы» и «билингвальные мифологемы».

Чаще всего денотатом выступают предметы быта, одежды, блюд национальной кухни, обрядовые предметы и т.д. Например, в автобиографическом цикле рассказов «Жизнь коротка, как журавлиный крик» Хагурова Айтеча Аюбовича [8] встречаются следующие билингвальные лексемы:

«Помню, как мой дядя Гиса, т. е. внук моего прадеда Салеха, брил ему голову. Процедура эта была непростая. Специально принесли медный таз, кумган».

«Кукуруза была питанием универсальным. Из нее готовили пастэ (адыгейский вариант мамалыги), хьантхупс (похлебку), ащрай (суп на молочной основе), хьатыкъ (нечто вроде булочки, но из кукурузной муки), мэджаджь (похож на пирог, особенно если с тыквой), гуйбат (то же, что и булочка – хьатыкъ, но не печеное, а вареное), щипс (соус). Обычно нашей едой были мамалыга – пастэ и соус – щипс с картошкой или фасолью, и пастэ с щиу (кислым молоком). По особым дням пекли хьатыкъ – булочки и мэджаджь – пирог».

Автор одновременно использует в тексте оба означающих, которые в его мышлении представляют одно означаемое - кумган, пастэ, хьантхупс, ащрай, хьатыкъ, мэджаджь, гуйбат, мамалыга, щипс, щиу. Автор не задается целью точно объяснить читателю отличие этих блюд от других неадыгейских, но дает поверхностное объяснение этих слов для понимания смысла текста, потому что это блюда исключительно национальной кухни, которые готовила его бабушка, или по-адыгейски «нан».

Примером билингвальной мифологемы могут быть слова «Къольбаст» – дословно «лохматая» (имеется ввиду русалка) и «синтракъ» – гребень. «Когда вода войдет в берега, когда станет совсем тепло, мужчины (женщинам этого не дано) будут часто видеть Женщину Воды Къольбаст. Ничего неизвестно о том, как она выглядит ниже пояса, потому что видят ее со спины, сидящей на самом берегу, лицом к воде. Она расчесывает особым гребнем – синтракъ – свои длинные, до земли, волосы. Красота ее лица пугает: если она обернется, лучше не смотреть ей в лицо. Гребень – синтракъ – обладает особым свойством: если добыть его, будут исполняться любые желания. Кроме тех, что направлены против самой Къольбаст». Можно отметить, что образ русалки присутствует и в славянской мифологии с похожим описанием. Но название русалки на адыгейском языке указывает на внешность (в дословном переводе – «лохматая», подразумевается – «длинноволосая» или «густоволосая»), а в русском языке слово произошло по разным данным от слов «русло», «река», «Роса», «Русь» и т.д.

Известный адыгский художник и писатель Кат Мадинович Теучеж [9] является не менее интересной билингвальной личностью. В своей автобиографической книге «Сын трех матерей» он «отдает долг» трем матерям, воспитавшим его: аул Габукай в лице родной матери, Краснодар, который научил творить, Грузия, которая подарила «много мудрых наставников и великолепных друзей».

Вспоминает он завет отца: «Куапце, добро нигде не задерживается[…] Старайся делать добро. Рано или поздно оно вернется…». «Куапце, ты выбрал свой путь самостоятельно!» Автор далее поясняет значение слова «Куапце» или «къуапц1э»: «Адыги называли своих сыновей не по имени, а иносказательно не грубо, а ласково. Куапце значит смуглый. А старшего брата Асланбия звали Щуце т.е. черный».

Так, Кат Теучеж говорит о Краснодаре: «Не раз я слышал, что адыги называют его просто «кале» , что значит город без имени. Все знали «кале» – это и есть Краснодар». Къалэ – это город. До сих пор адыги говорят чаще къалэ, чем Краснодар, по устоявшейся разговорной традиции. Это одна их особенностей современной разговорной речи адыгов. Автор пишет в предисловии, что просил не корректировать и ничего не исправлять в книге, когда отдавал ее в печать. Поэтому разговорный стиль и самого читателя мы можем анализировать по его книге.

Таким образом, автор-билингв легко участвует в интеркультурной коммуникации с иноязычным читателем. Он легко ориентируется в широком поле различных языковых кодов. Так, современная адыгская литература не стоит, развивается: появляются новые произведения и новые писатели. А значит, изучение адыгского билингвизма не перестанет быть актуальным. Современные исследователи билингвизма в адыгском языковом пространстве занимаются расширением изучения этого явления,  усовершенствованием понятийного аппарата. Изучая проблемы и особенности ситуаций двуязычия, лингвисты разрабатывают методы и средства их решения. Это одна из главных целей лингводидактики.


Библиографический список
  1. Виноградов В.В. Избранные труды: О языке художественной прозы. М.: Наука, 1980. С. 366. 
  2. Б.Дадье. О двуязычном сознании [Электронный ресурс]. URL: http://www.km.ru/referats/ [дата обращения: 29.11.2016]
  3. Щерба Л.В. //Избранные труды по языкознанию и фонетике / Отв. ред. М. И. Матусевич; Ленингр.гос. ун-т им. Жданова. – Л. : Изд-во Ленрнгр. Ун-та, 1958. С.180. – Том I
  4. Вайнрайх У. Языковые контакты: состояние и перспективы исследования. Киев: Вища шк.,1979. С. 46.
  5. Кассирер Э. Избранное. Опыт о человеке. М., 1998.
  6. Туксаитова Р.О. Художественный билингвизм: к определению понятия [Электронный ресурс]. URL: http://www.km.ru/referats [дата обращения: 30.11.2016]
  7. Ахиджакова М.П. Вербализация ментального пространства языковой личности автора в художественном тексте (на материале творчества А. Евтыха): монография. Краснодар, 2007. 198 с.
  8. Хагуров А.А. Жизнь коротка как журавлиный крик [Электронный ресурс].URL: http://www.rulit.me/
  9. Кат Т.М. Сын трех матерей. Краснодар, 2013.


Все статьи автора «Тлехуч Марина Аскеровна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: