УДК 340.131:343.19

ЗАКОННОСТЬ СОСТАВА СУДА ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ КОНТРОЛЬНЫХ ФУНКЦИЙ В ПОРЯДКЕ СТ. 165 УПК РФ

Фирсов Сергей Николаевич1, Малянова Ольга Александровна2
1Национальный исследовательский Мордовский государственный университет имени Н. П. Огарева, старший преподаватель кафедры уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора
2Национальный исследовательский Мордовский государственный университет имени Н. П. Огарева, магистр 2 курса юридического факультета

Аннотация
Данная статья посвящена вопросу законности состава суда в рамках осуществления конститутивного и последующего судебного контроля при производстве следственных действий, ограничивающих конституционные права и свободы человека и гражданина. Анализируется необходимость введения законодательного запрета на рассмотрения дела по существу судьей, который ранее осуществлял судебный контроль.

Ключевые слова: виновность, запрет, обстоятельства, повторное участие судьи, подлежащие доказыванию, рассмотрение дела по существу., следственные действия, состав суда, судебный контроль


THE LEGALITY OF THE COMPOSITION OF THE COURT IN THE EXERCISE OF SUPERVISORY FUNCTIONS IN ACCORDANCE WITH ARTICLE 165 OF THE CRIMINAL PROCEDURE CODE OF THE RUSSIAN FEDERATION

Firsov Sergey Nikolaevich1, Malyanova Olga Aleksandrovna2
1Ogarev Mordovia State Universitу, senior lecturer in the criminal justice process and prosecutorial oversight
2Ogarev Mordovia State Universitу, second year student of the faculty of law

Abstract
This article focuses on the question o legality in the framework of the constitutive and subsequent judicial review in the production of investigative actions, limiting constitutional rights and freedoms. It analyzes the need to introduce a legislative ban on the consideration of the merits of the case by the judge who had previously exercised judicial control.

Рубрика: 12.00.00 ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Фирсов С.Н., Малянова О.А. Законность состава суда при осуществлении контрольных функций в порядке ст. 165 УПК РФ // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/12/75803 (дата обращения: 02.06.2017).

Судебный контроль на досудебных стадиях уголовного процесса имеет несколько разновидностей. Вместе с тем, как отмечается в литературе, каждую из форм судебного контроля объединяет единство предмета и пределов судебной проверки; единство ее процедуры, которая если и различается в частностях, тем не менее, остается единой, по сути, формой осуществления контрольной функции суда наравне с функцией отправления правосудия [1,     с. 162].

Сущность судебного контроля составляет самостоятельное познание судом в рамках установленной уголовно-процессуальным законом процедуры тех или иных фактических обстоятельств дела в целях обеспечения на этой основе прав и законных интересов личности в уголовном процессе [2, с. 39]. Анализ УПК РФ позволяет прийти к выводу, что при осуществлении как конститутивного, так и последующего судебного контроля суд принимает непосредственное участие в доказывании юридически значимых фактов и обстоятельств по уголовному делу. В частности, именно на судью законом возлагается обязанность по оценке материалов, прилагаемых к ходатайству о производстве отдельных следственных действий, следователем или дознавателем. Более того, предусмотрено, что если судья при осуществлении последующего контроля установит незаконность уже проведенного следственного действия, все доказательства, полученные в ходе такого следственного действия, признаются недопустимыми.

Вопрос об участии одного и того же судьи в доказывании, формах и способах этого доказывания при осуществлении судебного контроля, а в последующем и отправления правосудия является достаточно дискуссионным.

Можно ли считать, что, оценивая законность тех или иных доказательств на досудебной стадии контроля, судья предопределяет свое последующее поведение и заранее формирует мнение о виновности или невиновности подозреваемого или обвиняемого по уголовному делу?

Ни ст. 63 УПК РФ, регламентирующей основания невозможности вторичного участия судьи в рассмотрении уголовного дела, ни иными статьями кодекса не закрепляется положение о запрете осуществления досудебного контроля тем судьей, который в последующем будет рассматривать данный спор по существу. Однако Пленум Верховного Суда России, относительно отдельных форм судебного контроля, указывал на недопустимость предрешения в рамках проверочных процедур фактических обстоятельств, подлежащих разрешению судом первой инстанции.

Возможность предрешения вышеуказанных обстоятельств является возможной ввиду необходимости представления материалов, обосновывающих заявленное следователем или дознавателем ходатайство о производстве отдельных следственных действий.

Конституционный Суд РФ подчеркивает, что суд вправе принимать решения, касающиеся избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, ее отмены или изменения, а также продления срока содержания под стражей только с учетом того, подтверждаются или нет достаточными данными названные в уголовно-процессуальном законе основания применения этой меры пресечения [3].

Аналогичная позиция и у Пленума Верховного Суда РФ, которая строится на том, что следует дать оценку обоснованности выдвинутого против лица подозрения, а также убедиться в достаточности данных об имевшем место событии преступления [4].

Так, в 2007 г. судья Ф. Ленинского районного суда города Саранска Республики Мордовия вынес постановление о заключении М. под стражу. В данном постановлении судья, помимо прочего, указал следующее: М. подозревается в том, что примерно в 2000 году, являясь руководителем организованной преступной группы, организовал деятельность, связанную с приобретением ранее похищенных машин, легализацией их и дальнейшей продажей. Собранные к моменту рассмотрения представления о возбуждения ходатайства об избрании меры пресечения доказательства, свидетельствуют о причастности М. к совершению инкриминируемых деяний. Представленными следственным органом доказательствами подтверждается причастность М. к организованному преступному сообществу, в котором он занимает лидирующее положение». Одновременно с этим, судьей было отмечено, что «…на момент рассмотрения ходатайства остается неустановленным место пребывания неустановленных лиц, причастных вместе с М. к совершению расследуемых преступлений».

На наш взгляд, судья при рассмотрении вопроса о возможности заключения подозреваемого под стражу, явно выразил свое отношение относительно доказанной виновности подозреваемого еще на стадии предварительного расследования. Помимо этого, этот же судья в дальнейшем рассматривал данное уголовное дело по существу. Допущенные нарушения основополагающих принципов беспристрастности и независимости суда, послужили основанием подачи жалобы в Европейский суд по правам человека.

Предусмотренные обязанности прямо распространяются и на судей, осуществляющих досудебный контроль в рамках ст. 165 УПК РФ.

Такой подход представляется весьма правомерным: ограничения конституционных прав участников процесса непозволительны без достаточных к тому оснований, наличие которых и призван удостоверить судья, реализуя процедуру проверки. При этом устанавливаемые им основания, по крайней мере, отчасти, не могут не совпадать с основаниями уголовной ответственности.

Исходя из этого, можно прийти к выводу, что судьей в ходе досудебного контроля частично, но устанавливаются и доказываются признаки объективной стороны преступления, хотя суд не вправе входить в обсуждение о виновности лица. Несмотря на это, надо признать, что факты, установленные в результате этой деятельности, будут оказывать влияние на предварительное формирование мнение у судьи и предрешать разрешение уголовного дела.

Так, в Апелляционном обзоре судебной практики Верховного Суда Республики Коми за 2014 год указывается, что основанием отмены приговора в апелляционном порядке являлось вынесение решения незаконным составом суда. В частности, судья Н., рассматривавший уголовное дело по существу в суде первой инстанции и вынесший приговор, в ходе предварительного производства по уголовному делу давала разрешение на производство обыска в квартире обвиняемого, в порядке, предусмотренном ст. 165 УПК РФ. В постановлении о производстве данного следственного действия она выразила свое отношение относительно явной виновности обвиняемого. Таким образом, был нарушен уголовно-процессуальный принцип беспристрастности и объективности суда.

Исходя из того, что и на теоретическом и на правоприменительном уровне действует положение о незаконности рассмотрения по существу уголовного дела судьей, ранее осуществляющем конститутивный или последующий судебный контроль по данному уголовному делу, предлагается внести соответствующее изменение в ст. 63 УПК РФ, устанавливающее еще одно основание недопустимости участия судьи в рассмотрении уголовного дела.


Библиографический список
  1. Колоколов Н.А. Оперативный судебный контроль в уголовном процессе. М., 2008.
  2. Ковтун Н.Н. Судебный контроль в уголовном судопроизводстве России. Н. Новгород, 2002.
  3. Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Березовского городского суда Свердловской области о проверке конституционности ч. 2 ст. 91, ч. 3 и п. 3 ч. 7 ст. 108 Уголовно-процессуального кодекса РФ: Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря2003 г. № 417-О [электрон. ресурс].
  4. О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 УПК РФ: Постановление Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. № 1 (с изменениями, внесенными Постановлениями Пленума от 23.12.2010 № 31 и от 09.02.2012 № 3) [электрон. ресурс].


Все статьи автора «Малянова Ольга Александровна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: