УДК 93/94

О НОВЫХ ТЕНДЕНЦИЯХ ИЗУЧЕНИЯ «КОЛХОЗНОГО» ПЕРИОДА В РАМКАХ ВОЛОГОДСКОЙ НАУЧНОЙ ШКОЛЫ АГРАРНОЙ ИСТОРИИ

Селянина Анна Васильевна
Вологодский государственный университет
магистрант 1-го года обучения исторического факультета

Аннотация
Статья посвящена описанию новых тенденций в деятельности вологодской научной школы аграрной истории, исследования в ее рамках различных аспектов «колхозного» периода сельской истории СССР. В кратком обзоре перечислены наиболее значимые для школы направления, отмечены отдельные изучаемые темы, поднимаемая проблематика, а также выделены ключевые выводы, к которым приходят авторы. Наибольшее внимание в статье обращено на новые проблемы, источники, ранее не вовлекавшиеся, которые являются приоритетными в период 1990-х – 2016 годов, отмечается разнообразие направлений работ, проведенных историками вологодской школы.

Ключевые слова: аграрный строй, вологодская научная школа, демографические вопросы, колхоз, крестьянский двор, социально-экономическое развитие СССР


ON NEW TENDENCIES IN RESEARCHING THE “KOLKHOZ” PERIOD IN THE VOLOGDA SCHOOL OF AGRICULTURAL HISTORY

Selyanina Anna Vasilievna
Vologda State University
1st year master degree student of the history faculty

Abstract
The article is dedicated to the history and analysis of the activity of the Vologda school of agricultural history, namely in researching the different aspects of the “kolkhoz” period in the USSR. The brief historiographical review lists the most important works of the school, notes the subjects researched, the subject matters presented, and identifies the key conclusions made by the authors.
The article gives the most importance to new subjects, problems, and sources not involved before, prioritized in the 1990-2016 period; it notes the diversity of the work carried out by the Vologda school historians. In the article, the meaning of these researches for the history of the region and of Russia is analyzed and conclusions on the depth of research and the perspectives of further work in this direction are made.

Keywords: agricultural system, demographical issues, kolkhoz, peasant yard, socio-economic development of the USSR, Vologda school


Рубрика: 07.00.00 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Селянина А.В. О новых тенденциях изучения «колхозного» периода в рамках вологодской научной школы аграрной истории // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/12/75323 (дата обращения: 29.09.2017).

С середины 1980-х годов в отечественной историографии начинают формироваться новые подходы к изучению истории СССР, а распад Советского Союза только ускорил этот процесс. В это время начинают активно изучаться аспекты аграрной истории нашей страны, которые до этого не привлекали внимания ученых. Одним из первых обратился к новым сюжетам истории крестьянства Нечерноземья России советского времени М. А. Безнин. В ряде своих работ, посвященных данной проблематике, он осветил вопросы, связанные с крестьянским двором [10]  и материальным благосостоянием колхозной семьи[13]. Большое внимание в них уделяется крестьянскому землепользованию, изменению количества земли, методам ее получения, как законным, так и незаконным, рассмотрены также наказания, которые следовали за самовольным расширением участка[7]. Помимо политики государства по отношению к колхозному двору в период с 1950 по 1965 годы, автор большое внимание уделяет терминам  «приусадебный участок», «личное подсобное хозяйство», считая, что они не соответствуют социально-экономическому статусу хозяйства крестьянского двора, являвшегося экономической основой его существования. М.А. Безнин предложил использовать термин «личное приусадебное хозяйство». Другим важным аспектом, изученным М. А. Безниным,  была крестьянская базарная торговля, которая, по мнению автора, имела в Нечерноземных районах огромное значение[11]. Анализируются автором также и бюджеты крестьянской семьи, на основании чего делаются выводы о динамике доходов и расходов. Было отмечено, что совокупный (денежный и натуральный, оцененный по государ­ственным розничным ценам) доход крестьянской семьи в основном возрастал в 1953-1958 гг., а позже увеличение его резко сократилось. На основании бюджетов колхозников автором было выделено несколько экономических групп, формирование которых было связано с рядом экономических и социальных факторов.

В монографии М.А. Безнина 1991 г. были подведены итоги комплексного изучения двора Российского Нечерноземья 1950 – 1965 гг., рассмотрено положение в отдельных отраслях хозяйства колхозников в указанный период, изучены основные тенденции его развития, как в растениеводстве, так и в животноводстве[12].

Важной вехой новых тенденций было изучение М.А. Безниным вопросов раскрестьянивания.  Впервые в историографии был  доказательно и системно проанализирован феномен раскрестьянивания в качестве магистральной тенденции истории России XX в. Автор определил  содержание и критерии этого процесса с 1860-х гг.  до конца XX в.,  дал его периодизацию, охарактеризовал сущность каждого периода[20].

С конца 1980-х  –  начала 1990-х годов в рамках вологодской научной школы была проведена колоссальная работа по изучению самых разных аспектов жизни деревни России и региональной специфики этого процесса. В середине 1990-х гг.  вологодская аграрная школа становится флагманом в изучении таких вопросов как социальный протест[21] в деревне колхозного времени, система крестьянских повинностей[15] и др. Проблема эволюции повинностной системы нашла свое отражение в монографии «Повинности российского крестьянства в 1930-х – 1980-х годах» [16]. В этой работе М. А. Безнин, Т. М. Димони, Л. В. Изюмова подробно рассматривают различные крестьянские повинности: в колхозе, в лесу и дорожную. На основании изучения архивных документов авторами делается вывод о росте повинностей до 1953 года, а затем наблюдается их снижение. Исследователи отмечают, что постепенно в повинностную систему вводились методы экономического стимулирования, но при этом оставались жесткие наказания за уклонение от повинностей. Отмечено в работе, что в повинностную систему часто было включено и нетрудоспособное население. Работы в лесу как отдельную крестьянскую повинность подробно изучила Л. В. Изюмова в статье «Использование крестьянского труда на лесозаготовках во второй половине 1930-х – 1950-е годы : (по материалам Вологодской области)»[28]. Автором проведен анализ законодательных актов, закрепляющих механизм мобилизации крестьян на лесозаготовки, выделены особенности данного вида повинности, наказания, существовавшие за уклонение от нее, а также меры экономического и внеэкономического стимулирования.

Вовлекались в научный оборот источники, которым ранее уделялось не так много внимания. Так О. А. Артемовой были рассмотрены бюджеты колхозников. В своих статьях «Бюджеты колхозников Вологодской области 30-х – 40-х годов ХХ века как исторический источник»[2] и «Архивные источники по истории крестьянского хозяйства Европейского Севера России (вторая половина 1930-х – 1940-х годов)»[1] она рассматривает перспективы изучения данного вида источников, выделяет их плюсы и недостатки, отмечая, что, несмотря на то, что в заполнении такой статформы, как «Тетрадь колхозника» и были ошибки и неточности, но, в целом, их можно считать репрезентативными. Автор делает вывод о том, что пренебрежительное отношение к колхозникам сказалось на  недостаточной изученности их бюджетов.

Статистические источники рассматривает в своей статье «К вопросу об использовании сельской налоговой статистики при изучении единоличных крестьянских хозяйств (1930-е гг.)» М.Н. Глумная, где подробно анализирует систему налогообложения колхозного хозяйства, а также хозяйства крестьян-единоличников, среди которых выделяет четыре группы по типу налогообложения. Автором прослеживается усиление гнета на индивидуальные хозяйства, отмечается ряд недочетов налоговой статистики: недостаток полноты охвата территории (так как обобщение этих данных по всей стране – очень сложная работа), а также существенный недоучет, происходящий по разным причинам.

Проблему взаимоотношения крестьянства и власти поднимает другая статья М. Н. Глумной «К вопросу о взаимоотношениях крестьянства и власти в 1930-е годы»[24], которая рассматривает протоколы общинных собраний и приводит к выводу о том, что, хотя колхозное крестьянство считалось безмолвным классом, оно открыто высказывало свое недовольство местными органами, а, особенно, руководством колхоза, требуя от сельского совета решения спорных вопросов. При этом, отмечает автор, компетенции руководства колхоза и сельской администрации не были строго разделены.

Немаловажной проблемой в историографии рассматриваемого периода оставалась проблема крестьянского двора – своеобразной единицы крестьянского хозяйства, а также процесс «раскрестьянивания». О. В. Артемова в статье «Крестьянский двор Европейского Севера России во второй половине 1930-х гг.: численность, население, семья» [3] прослеживает негативные процессы в деревне, связанные с сокращением численности крестьянских дворов, особо выделяя отход крестьян в город на заработки, исключение из колхоза, а так же организованную миграцию в город, вызванную индустриализацией. Не обходит стороной автор и нарушение воспроизводства крестьянской семьи, изменения в структуре семьи – уменьшение количества членов, изменение половозрастного состава. В другой своей статье «Хозяйство крестьянского двора Европейского Севера России (вторая половина 1930 – 1940-е гг.) [4] О. В. Артемова отмечает, что колхозники были обеспечены землей меньше, чем крестьяне-единоличники. Большое внимание уделяет автор отраслям крестьянского хозяйства, отмечая, что в основном на приусадебных участках использовался женский и детский труд, а так же привлекались пенсионеры и инвалиды, которые не могли работать в колхозе. В животноводстве О. В. Артемова прослеживает тенденцию к сокращению поголовья скота и птицы, а так же особо выделяет такое явление, как «рациональная безлошадность», так как крестьянам становится невыгодно держать лошадь. Подводя итоги своей работы, автор отмечает тесную связь между отдельными отраслями приусадебного хозяйства, а также то, что оно было ориентировано, прежде всего, на внутреннее потребление.

Изучали вологодские  историки и остро вставшую в конце прошлого столетия демографическую проблему – этому посвящены работы О.В. Ильиной[30], Н. В. Гилевой[23], в которых сделан вывод о том, что в деревне Европейского Севера проявлялись те же тенденции, что и по стране в целом: деформация половозрастной структуры в военные годы, старение населения, изменение половозрастной структуры и упрощение семьи в связи с уменьшением ее состава.

Новый источниковый комплекс был освоен Т.М. Димони, которая предложила подходы к интерпретации художественной литературы[27]  и кинематографа[26]  в изучении деревенской истории.

В начале XXI века исследователи вологодской аграрной школы обратились к проблемам изучения сельских хозяйственных укладов, а, затем, к изучению экономического и социального развития российской деревни колхозного времени.

Обобщены вопросы развития колхозного двора 1960-1980-х гг. были в работе М. А. Безнина, С. Г. Карпова, Н. В. Савиной «Приусадебное хозяйство колхозников Европейского Севера России в 1960-1980-х годах» [17], где авторами изучен ряд вопросов: состав крестьянской семьи, землепользование и отрасли крестьянского хозяйства. Большое внимание было уделено роли приусадебного хозяйства в формировании совокупного дохода крестьянской семьи. Исследования показали, что преобладающей отраслью хозяйства было растениеводство, которое постепенно вытесняло трудоемкое животноводство. Также авторами отмечено постепенное уменьшение размеров личного участка, который, в основном, использовался под пашню и огород, а реже под плодово-ягодные культуры и сенокос. Отмечается в книге и то, что обрабатывались эти участки женщинами, подростками и инвалидами, которые не могли работать в колхозе. Большое влияние на снижение роли приусадебного участка оказали демографический, экономический и политический кризис, а так же повышение доходов крестьянства и вызванное этим развитие торговли. Подробно изменение бюджета двора  рассмотрено в монографии К.А. Гулина, Т.М. Димони, С.Г. Карпова «Бюджет и имущество крестьян Европейского Севера России второй половины ХХ века»[25], где авторами рассмотрена динамика основных статей доходов и расходов колхозников, выделены основные статьи затрат, на основании чего делаются выводы об относительном улучшении уровня жизни на селе. Но рост этот заметен только потому, что в более ранний период уровень жизни колхозников был крайне низким. В книге также не обойдена стороной проблема того, что рост покупательной способности сталкивался с острым дефицитом товаров, что приводило к тому, что потребности сельских жителей оставались нереализованными.

Большое значение для продвижения вперед в изучении аграрной истории колхозной деревни имели работы М.А. Безнина и Т.М. Димони об аграрном строе России[5], капитализации в российской деревни 1930 – 1980-х гг. [9], социальных классах села – протобуржуазии[22], менеджерах[14], интеллектуалах[8], рабочей аристократии[19], пролетариате[18].

В данный период также активно идет изучение отдельных классов колхозников на региональном материале. Социальной трансформации российской деревни была посвящена монография Л.В. Изюмовой[29]. Проблеме эволюции класса интеллектуалов посвящены работы Ю. В. Ухановой[34], в которых рассмотрены процессы воспроизведения, динамика изменений, взаимоотношения с другими классами, роль в колхозном хозяйстве, социальный облик данной социальной группы. На основе архивных материалов исследователем сделаны выводы о половозрастном составе класса (мужчины до 30 лет преобладали), механизмах воспроизведения, а так же участии в политической жизни. Автор сравнивает представителей разных интеллектуальных профессий, отмечая, что ведущими были животноводческие специальности, у которых, в отличие от растениеводческих, на протяжении всего изучаемого периода прослеживается увеличение численности, рост заработной платы. На основе анализа нормативно-правовых актов, регулирующих экономические отношения, в работах сделаны выводы об экономических методах стимулирования труда представителей колхозной интеллигенции, а так же уровне заработка представителей разных групп интеллигентов, где лидируют так же животноводческие специальности.

Развитию деревни регионов России и отдельных укладов были посвящены исследования 2010-х годов. Так, И.В. Кометчиков рассмотрел трансформацию культурных ценностей в деревне 1945-1960-х гг.[31] И.В. Логунова[32] проанализировала развитие деревни Центрального Черноземья на рубеже ХХ – XXI вв. Развитию совхозного уклада была посвящена кандидатская диссертация А.И. Трофимовой[33].

Отдельным пластом среди всего этого разнообразия работ выделяются исследования  М. А. Безнина и Т. М. Димони. Необходимость глубокого изучения колхозного хозяйства с использованием новых подходов была вызвана тем, что старые взгляды на эту систему устарели. Ученые рассматривают колхозно-совхозную систему не как однородную по своему устройству аграрную подсистему, а тружеников сельского хозяйства они считают утратившими основные черты крестьянского социального статуса и не приобрётшими  в тоже время новых, социалистических по природе качеств.  Их многолетний труд по изучению аграрного строя российской деревни с 1930-х по 1980-е годы в 2014 году оформился в монографию  «Аграрный строй России 1930 – 1980-х годов» [5]. В ней авторами  обобщена проделанная работа, подведены итоги изучения аграрных процессов в российской деревне колхозно-совхозного времени. В книге выделены два раздела. Первый из них посвящен анализу экономических процессов в российской деревне, эволюции государственного капитализма, а во втором подробно рассмотрены отдельные классы крестьян-колхозников: протобуржуазия, менеджеры,  интеллектуалы, рабочая аристократия и сельскохозяйственный пролетариат. Авторами рассмотрены экономические, политические права представителей отдельных групп, механизмы их воспроизводства, роль в колхозном хозяйстве, социальные отношения, а так же особенности менталитета.  Отдельно рассматривают авторы процесс «раскрестьянивания», который соотносится в работе с расслоением колхозного крестьянства, формированием новых классов, которые утрачивали крестьянские черты. Также отмечают авторы активную пролетаризацию колхозников, связанную, прежде всего, с утратой самостоятельного статуса, обезземеливанием и лишением собственных средств производства, сокращением роли хозяйства двора в структуре совокупного бюджета крестьянской семьи. Базирующийся на большом количестве архивных документов, данный труд привлекает также художественные источники: литературные произведения писателей-деревенщиков, а также произведения устного народного творчества, в которых нашли свое отражение экономические и социальные процессы, происходящие на селе. Большое внимание в работе уделено взаимоотношению отдельных классов колхозников и власти, а так же социальному протесту, который выражался в письмах в различные органы власти и в газеты.

Подводя итог краткого обзора деятельности научной школы по изучению аграрной истории колхозного времени, следует отметить, что изучение всех вопросов активно продолжается. Ведутся исследования по самым разным вопросам, прежде всего экономическим, политическим, социальным, а так же по вопросам повседневности колхозной деревни, привлекаются новые источники, которые ранее были засекречены или им не уделялось достаточно внимания, возникают новые подходы во взглядах на ту или иную проблему. Необходимость пересмотреть аграрную историю России в рамках новых подходов ставит перед историками самые разнообразные задачи, начало решения которых уже положено, но проблематика данной области исторической науки остается обширной.


Библиографический список
  1. Артемова О. В. Архивные источники по истории крестьянского хозяйства Европейского Севера России: (вторая половина 1930-х – 1940-х гг.) / О. В. Артемова // Проблемы археографии и источниковедения отечественной истории. – Вологда, 1999. С. 183 – 192.
  2. Артемова О. В. Бюджеты хозяйств колхозников Вологодской области 30-х – 40-х годов XX века как исторический источник/О. В. Артемова // Актуальные проблемы археографии, источниковедения и историографии: материалы к Всероссийской научной конференции. – Вологда, 1995. С. 353-355.
  3. Артемова О. В. Крестьянский двор Европейского Севера России во второй половине 1930-х гг.: численность, население, семья / О. В. Артемова // Историческое краеведение и архивы. – Вологда, 2002. С.126-132.
  4. Артемова О.В. Хозяйство крестьянского двора Европейского Севера России вторая половина 1930-1940-е гг.) / О.В. Артемова  //Северная деревня в ХХ веке. – Вологда. – Вып.2. С.90-108.
  5. Безнин М.А. Аграрный строй России в 1930 – 1980-е гг.: тезисы научного доклада / М. А. Безнин, Т. М. Димони.  - Вологда, 2003. – 36 с.
  6. Безнин М. А. Аграрный строй России 1930-1980-х годов / М. А. Безнин, Т. М. Димони. – Москва: ЛЕНАНД, 2014. –  608 с.
  7. Безнин М.А. Землепользование крестьянского двора в Российском Нечерноземье в 1950 – 1965 гг. /М. А. Безнин // История СССР.  1990.  № 3.
  8. Безнин М. А. Интеллектуалы в сельском хозяйстве России 1930-1980-х гг.: (новый подход к социальной истории российской деревни) / М.А. Безнин, Т.М. Димони. – Вологда: Легия, 2010. – 122 с.
  9. Безнин М. А. Капитализация в российской деревне 1930-1980-х годов / М. А. Безнин, Т. М. Димони. – Москва: ЛИБРОКОМ, 2009. – 127 с.
  10. Безнин М.А. Колхозный двор в Российском Нечерноземье 1950 – 1965 гг./М. А. Безнин // Автореферат диссертации … д.и.н. – Москва, 1991.
  11. Безнин М.А. Крестьянская базарная торговля в Нечерноземье 1950-е – первой половине 1960-х гг./М. А. Безнин// История СССР. 1991. № 1.
  12. Безнин М.А. Крестьянский двор в Российском Нечерноземье. 1950-1965 гг. /М. А. Безнин – Москва, 1991.
  13. Безнин М.А. Материальное благосостояние колхозной семьи в Нечерноземье (1959 – 1965 гг.)/М. А. Безнин// История СССР. 1989. № 1.
  14. Безнин М. А. Менеджеры в сельском хозяйстве России 1930-1980-х годов: (новый подход к социальной истории российской деревни) / М.А. Безнин, Т.М. Димони. – Вологда : Легия, 2009. – 113 с.
  15. Безнин М. А. Повинности российских колхозников в 1930 – 1960-е годы / / М. А. Безнин, Т. М. Димони//Отечественная история.  2002- № 2.
  16. Безнин М. А. Повинности российского крестьянства в 1930-1960-х годах / М. А. Безнин, Т. М. Димони, Л. В. Изюмова. – Вологда: НКЦ ЦЭМИ РАН, 2001. – 138 с.
  17. Безнин М. А. Приусадебное хозяйство колхозников Европейского Севера России в 1960-1980-х годах / М. А. Безнин, С. Г. Карпов, Н. В. Савина. – Вологда: Легия, 2001. – 83 с.
  18. Безнин М. А. Пролетариат в сельском хозяйстве России 1930-1980-х гг.: (новый подход к социальной истории российской деревни)/ М. А. Безнин, Т. М. Димони. – Вологда: ВГПУ, 2012. – 91 с.
  19. Безнин М. А. Рабочая аристократия в сельском хозяйстве России 1930-1980-х гг.: (новый подход к социальной истории российской деревни)/ М. А. Безнин, Т. М. Димони. – Вологда: ВГПУ, 2012. –  99 с.
  20. Безнин М. А. Раскрестьянивание России/М. А. Безнин// Крестьянское хозяйство: история и современность. Материалы к Всероссийской научной конференции.  -  Вологда, 1992. Ч. 1.
  21. Безнин  М. А. Социальный протест колхозного крестьянства (вторая половина 1940-х – 1960-е гг.) /М. А. Безнин, Т. М. Димони// Отечественная история. 1999. № 3.
  22. Безнин М. А. Социальная эволюция верхушки колхозно-совхозных управленцев в России 1930 – 1980-х годов / М. А. Безнин, Т. М. Димони//Российская история. – № 2. – 2010. – С. 25-43
  23. Гилева Н. В. Численность и воспроизводство сельского населения Вологодской области (1960- 1980-е гг.) //Сборник научных работ студентов и аспирантов ВГПУ. – Вологда.-  С. 94-102
  24. Глумная М. Н. К вопросу о взаимоотношениях крестьянства и власти в 1930-е годы : (на материалах фондов сельских советов ГАВО) / М. Н. Глумная//Историческое краеведение и архивы. – Вологда, 2002. С.119-125.
  25. Гулин К.А. Бюджет и имущество крестьян Европейского Севера России второй половины ХХ века/ К. А. Гулин, Т. М. Димони, С. Г. Карпов – Вологда, 2003. – 202 с.
  26. Димони Т. М. «Председатель»: судьбы послевоенной деревни в кинокартине первой половины 1960-х гг. / Т. М. Димони // Отечественная история. 2003. № 6. – С. 91-101.
  27. Димони Т.М. История колхозной деревни в романном творчестве Федора Абрамова / Т. М. Димони //  Отечественная история  . – 2002 . – №1 . – С. 123-135.
  28. Изюмова Л. В. Использование крестьянского труда на лесозаготовках во второй половине 1930-х – 1950-е годы: (по материалам Вологодской области) / Л. В. Изюмова//Историческое краеведение и архивы. – Вологда, 2002. – С.133-140.
  29. Изюмова Л. В. Стратификация колхозной деревни в 1930-1960-е гг.:(по материалам Европейского Севера России)/ Л. В. Изюмова. – Вологда: ВГПУ, 2010. – 175 с.
  30. Ильина О. В. Демографические процессы в деревне Европейского Севера России в 1940-1950-е гг. / О. В. Ильина. – Вологда: ВГПУ, 2011. – 122 с.
  31. Кометчиков И. В. Трансформации религиозности в буднях сельского социума Центрального Нечерноземья 1945 – начала 1960-х гг. /И. В. Кометчиков. – Калуга: Эйдос, 2010. – 166 с.
  32. Логунова И.В. Деревня Центрального Черноземья в условиях аграрного реформирования 90-х годов XX столетия/ И. В. Логунова. – Липецк: Изд-во ЛГТУ, 2011. – 286 с.
  33. Трофимова А.И. Совхозы европейского севера РСФСР в 1930 –1950-е гг./И. А. Трофимова// Диссертация …к.и.н. – Вологда, 2014.
  34. Уханова Ю. В. Интеллектуалы сельского хозяйства Вологодской области в 1940-1950-е гг. / Ю. В. Уханова//Вузовская наука – региону. – Вологда. – Т. 2. С. 258-260.


Все статьи автора «Димони Татьяна Михайловна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: