УДК 343.1

ОГРАНИЧЕНИЯ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ ЧАСТНОЙ ЖИЗНИ, ЛИЧНОЙ И СЕМЕЙНОЙ ТАЙНЫ, ТАЙНЫ ПЕРЕПИСКИ, ТЕЛЕФОННЫХ ПЕРЕГОВОРОВ, ПОЧТОВЫХ, ТЕЛЕГРАФНЫХ И ИНЫХ СООБЩЕНИЙ «АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКИМ ПАКЕТОМ» И. ЯРОВОЙ

Шигуров Александр Викторович1, Крысин Виктор Александрович2, Пинясова Оксана Алексеевна3, Маркелова Елена Сергеевна4
1Всероссийский государственный университет юстиции (РПА Минюста России), Средне-Волжский институт (филиал), кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовного права и процесса
2Всероссийский государственный университет юстиции (РПА Минюста России), Средне-Волжский институт (филиал), старший преподаватель кафедры уголовного права и процесса
3Всероссийский государственный университет юстиции (РПА Минюста России), Средне-Волжский институт (филиал), студент
4Всероссийский государственный университет юстиции (РПА Минюста России), Средне-Волжский институт (филиал), студент

Аннотация
Авторы провели критический анализ Федерального закона от 06.07.2016 № 374-ФЗ. В работе обосновывается вывод о несоразмерности вводимых ограничений конституционных прав человека тем целям, которые декларируются законом, и ожидаемым положительным последствиям. В качестве недостатков закона авторы отмечают: произвольность ограничений конституционных прав, избыточность получаемой информации, негативное влияние на экономическое благосостояние отдельных граждан и страны в целом.

Ключевые слова: личная тайна, неприкосновенность частной жизни, ограничение, тайна переписки, Уголовный процесс, Яровая


LIMITATIONS OF PRIVACY, PERSONAL AND FAMILY SECRETS, THE CONFIDENTIALITY OF CORRESPONDENCE, TELEPHONE CONVERSATIONS, POSTAL, TELEGRAPH AND OTHER COMMUNICATIONS, "ANTI-TERRORISM PACKAGE" I. YAROVOI

Shigurov Aleksandr Viktorovich1, Krysin Victor Alexandrovich2, Pinyasova Oksana Alekseevna3, Markelova Elena Sergeevna4
1Mid-Volzhskiy Institute (branch) of Russian State University Justice (RPA Russian Ministry of Justice), Candidate of legal Sciences, associate Professor, assistant Professor of Criminal Law and Procedure
2Mid-Volzhskiy Institute (branch) of Russian State University Justice (RPA Russian Ministry of Justice), senior lecturer in criminal law and procedure
3Mid-Volzhskiy Institute (branch) of Russian State University Justice (RPA Russian Ministry of Justice), student
4Mid-Volzhskiy Institute (branch) of Russian State University Justice (RPA Russian Ministry of Justice), student

Abstract
The authors conducted a critical analysis of the Federal Law of 06.07.2016 number 374-FZ. The paper substantiates the conclusion that the restrictions imposed by the disparity of the constitutional human rights the objectives that are declared by law, and the expected positive effects. As the shortcomings of the law the authors note: arbitrary restrictions of constitutional rights, the redundancy of the information received, the negative impact on the economic well-being of individuals and the country as a whole.

Рубрика: 12.00.00 ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Шигуров А.В., Крысин В.А., Пинясова О.А., Маркелова Е.С. Ограничения неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны, тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений «антитеррористическим пакетом» И. Яровой // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/12/74961 (дата обращения: 02.06.2017).

10 декабря 1948 г. была принята Всеобщая декларация прав человека, в которой провозглашаются основные права и свободы человека, их признание, уважение, соблюдение и государственная защита. Задачей данной декларации является внушение стремления уважать права и свободы народов; обеспечение с помощью мероприятий, проводимых как на государственном, так и на международном уровнях, всеобщего признания и реализации прав и свобод народов тех государств, которые являются членами ООН.

В статье 12 Всеобщей декларации запрещается произвольное вмешательство в личную и семейную жизнь любого человека, посягательство на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и достоинство. Право на уважение личной и семейной жизни, жилища и корреспонденции также провозглашено в Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. в пункте 1 статьи 8.

И далее, уже на государственном уровне в Конституции России в части 2 статьи 23 было закреплено право каждого на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничить данное право можно только согласно судебному решению [1, c. 315].

Данное право можно считать субъективным (индивидуальным), так как, во-первых, оно характеризует индивидуальную свободу каждого человека, которая выражается в возможности обмена сообщениями без цензуры и в охране права от посягательств со стороны третьих лиц; во-вторых, соблюдение права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений является гарантией конституционного правопорядка в обществе [2, c. 33]. Реализация данного права во многом зависит от законных действий государственных органов [3, c. 107]. В частности, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, имеют возможность ограничить принцип тайны переписки, телефонных и иных переговоров, телеграфных и иных сообщений, при проведении оперативно-розыскных мероприятий только по решению суда. Исключение составляют ситуации, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления, а также при наличии сведений о каких-либо действиях, которые угрожают государственной, военной, экономической, информационной или экологической безопасности России. В таких ситуациях оперативно-розыскная деятельность может осуществляться на основании обоснованного решения руководителя органа, занимающегося оперативно-розыскной деятельностью, с последующим обязательным согласованием с судьей в течение 24 часов.

Принцип тайны переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений обеспечивает тайну связи так же и в иных формах, непосредственно не перечисленных в статьи 13 УПК России [4, c. 44]. Иные формы нашли свое отражение, например, в ФЗ «О почтовой связи», ФЗ «О связи».

Однако, тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений может быть нарушена в связи с изменениями, внесенными Федеральным законом от 6 июля 2016 г. № 374-ФЗ [5]. В частности, Федеральным законом от 17 июля 1999 г. № 176-ФЗ «О почтовой связи» тайна почтовых сообщений ограничивается операторами почтовой связи, которые «в пределах своей компетенции обязаны принимать меры по недопущению к пересылке в почтовых отправлениях предметов и веществ, указанных в статье 22 настоящего Федерального закона». В целях осуществления такой компетенции они могут использовать специальную аппаратуру, а также другие устройства, способные обеспечить выявление запрещенных или ограниченных в обращении устройств, предметов и веществ.

Так как в Законе не указано, что такие действия операторы почтовой связи обязаны производить по требованию органов (должностных лиц), выполняющих оперативно-розыскную деятельность, следует вывод, что все почтовые сообщения всех граждан без исключения должны проверяться операторами с помощью указанных устройств.

Изменения коснулись и Федерального закона от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи», часть 1 статьи 64 которого была дополнена обязанностью операторов связи хранить на территории России:

«1) информацию о фактах приема, передачи, доставки и (или) обработки голосовой информации, текстовых сообщений, изображений, звуков, видео- или иных сообщений пользователей услугами связи – в течение трех лет с момента окончания осуществления таких действий».

И с 1 июля 2018 года вступит в силу подпункт 2 указанной статьи, в котором будет говориться, что сообщения, телефонные разговоры, фото, видео, аудио и др. также будут храниться на территории РФ операторами связи, но уже в течение 6 месяцев с момента завершения их передачи и иной обработки.

Указанную информацию операторы будут предоставлять органам и должностным лицам, выполняющим оперативно-розыскные мероприятия в определенных законом случаях. Население России по состоянию на 1 января 2016 года по результатам оценки Росстата составляло 146 544 710 человек. Чтобы хранить указанную выше информацию, нужны огромные средства на мощные сервера. Если все расходы лягут на плечи операторов сотовой связи, то возможно, что возрастет стоимость услуг связи для потребителей в 2-3 раза. Операторы сотовой связи (например, МТС, «Мегафон», «Билайн», «Теле2») оценили свои расходы в размере 2 трлн. рублей, Mail.Ru Group – примерно в 1,2–2 трлн. долларов, а Почте России придется потратить 500 млрд. рублей первоначально на закупку необходимого оборудования и каждый год по 100 млрд. руб. на обслуживание такого оборудования и зарплату сотрудников, исполняющих требования закона [6]. Думается, что хранение такого огромного объема информации в течение достаточно продолжительного промежутка времени будет подвергаться всё большим атакам со стороны «хакеров», а, следовательно, уровень национальной безопасности возрастать не будет [7, c. 23].

Против принятия рассматриваемого закона выступили не только Правовое управление Государственной Думы России, Совет по правам человека при президенте РФ, глава Минкомсвязи, депутаты КПРФ и ЛДПР, а также СМИ, но и Эдвард Сноуден, который получил временное убежище в России в 2013 году, выразил свое мнение о том, что «массовая слежка не работает, законопроект отнимет деньги и свободу у каждого россиянина» [8].

Естественно, что данным пакетом законов недовольны многие граждане, поэтому на сайте общественных инициатив было открыто голосование за поддержку петиции об отмене антитеррористических законов Яровой. Необходимое количество голосов было собрано, но дальнейшего движения данная петиция не получила [9]. Также параллельно была организована еще одна петиция на сайте Change.org, который является более популярным, возможно, в связи с более легкой процедурой регистрации. В обоснование петиции о пересмотре закона, касающегося хранения данных, организаторы указали, что его реализация потребует много денег, приведет к банкротству операторов связи либо к повышению тарифных цен и снизит доходы государства от них в виде налогов [10]. Но, как мы видим, данные петиции, к сожалению, не дали и не дают до сих пор никакого результата: закон так и не был пересмотрен, а уже вступил в законную силу и были внесены поправки в соответствующие законодательные акты.

В завершение отметим ряд обстоятельств, которые требуют пересмотреть введенный рассматриваемым законом, механизм фиксации переписки, телефонных разговоров, почтовых, телеграфных, иных сообщений и доступа к ним правоохранительных органов.

На наш взгляд, данный закон вводит ограничения конституционных прав человека несоразмерные тем целям, которые он декларирует.

В соответствии с частью 3 статьи 55 Конституции России законодатель вправе ограничивать права человека, включая предусмотренные статьей 23 неприкосновенность частной жизни, личную семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений только в той мере, в которой это необходимо в целях защиты охраняемых Конституцией ценностей. На этом основании Конституционный Суд России считает допустимым возложение на граждан только таких ограничений их прав, которые соразмерны конституционно-значимым целям [11].

Принцип соразмерности и целевой характер ограничений фундаментальных прав человека закреплен и в международных актах, обязательных для России [12, c. 23]. В частности, эти положения отражены в части 2 статьи 29 Всеобщей декларации прав человека, статьях 4 и 5 Международного пакта «Об экономических, социальных и культурных правах». Статья 17 Международного пакта «О гражданских и политических правах» запрещает произвольное или незаконное вмешательство в личную и семейную жизнь человека и произвольное или незаконное посягательство на тайну его корреспонденции. Часть 2 данной статьи требует, чтобы закон защищал от такого вмешательства или посягательства.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод в ст. 8 также допускает со стороны государства ограничение вышеуказанных прав, только если это необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Несомненно, любая дополнительная информация о подозреваемых (обвиняемых) способна повысить эффективность деятельности правоохранительных органов по противодействию терроризму и обеспечению общественной безопасности. То же самое можно сказать и о всеобщей обязательной дактилоскопической регистрации или возложении на каждого гражданина обязанности носить GPS-трекер для записи его местонахождения.

Однако, при введении таких мер законодатель должен видеть не только положительные, но и отрицательные последствия. Недопустима ситуация, в которой ради решения одной проблемы, государство создает десяток других. Стремясь устранить потенциальную угрозу отдельным лицам, нельзя причинять вред экономике страны и конституционным правам всех ее граждан.

Рассматриваемым законом законодатель, во-первых, фактически лишает всех жителей страны гарантий сохранения в тайне сведений об их личной и семейной жизни. С учетом уровня коррупции во всех сферах государственной и общественной жизни России не приходится сомневаться, что сформированные на основе данного закона базы данных рано или поздно станут предметом незаконных операций. Фактическое отсутствие внешнего контроля за деятельностью оперативных подразделений правоохранительных органов приведет к тому, что данные сведения будут использоваться не только для решения задач, обозначенных в законе.

Во-вторых, вмешательство в личную и семейную жизнь человека осуществляется рассматриваемым законом произвольно, что нарушает статья 17 Международного пакта «О гражданских и политических правах» запрещает. Произвольность связана с тем, что вне всякой связи с данными о личности конкретного человека, обстоятельствами его жизни, собираются сведения о его личной и семейной жизни, т.е. всех граждан страны рассматривают в качестве потенциальных подозреваемых, о которых нужно собирать информацию, которая пригодится, если эти подозрения будут подтверждаться какой-либо информацией. Таким образом, информация о человеке собирается, систематизируется и хранится без всякой связи с каким-либо противоправным поведением с его стороны.

В-третьих, очевидна избыточность такой информации, лишь мизерная доля от всей хранящейся информации может быть полезной в ходе противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности. Это вытекает из соотношения лиц, совершающих вышеуказанные преступления, к числу остальных граждан.

В-четвертых, принятие данного закона означает, что на российских граждан и организации будет возложена обязанность оплачивать необходимые для записи и хранения вышеуказанных данных оборудование, каналы связи, зарплаты специалистов и другие связанные с этим расходы. Государство не предусматривает выделение бюджетных средств на эти цели. Следовательно, коммерческие организации перенесут все свои расходы на потребителей соответствующих услуг, повысив тарифы на услуги связи. При этом важно, что это не разовые выплаты. Функционирование такой системы передачи и хранения информации будет требовать значительных постоянных расходов. Эти деньги будут изыматься у граждан, следовательно, вся эта система не может не оказывать негативного влияния на экономическое благосостояние отдельных граждан и страны в целом.

Правительство России в официальном отзыве на данный законопроект указывало на то, что необходимо учесть технические возможности операторов связи, организаторов распространения информации и соблюсти баланс интересов данных субъектов с потребностями правоохранительных органов. Для этого предлагалось сократить время хранения информации. Но данное предложение не было поддержано участниками законодательной деятельности.

По мысли законодателя перевесить все вышеуказанные недостатки должно предположение о том, что лица, совершающие теракты и угрожающие общественной безопасности, оставят следы своей преступной деятельности при пользовании услугами связи. При этом, одновременно, эти же лица не оставят иных следов, позволяющих изобличить их в совершении преступления или предотвратить преступления. В противном случае, полученная из рассматриваемых баз данных информация будет избыточна для органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность или расследование преступлений. На наш взгляд, это исключительно редкое сочетание обстоятельств. Преступления против общественной безопасности всегда включают в себя подготовительный этап. Те преступники, которые намерены уклониться от уголовной ответственности, предпринимают все доступные им средства к сокрытию своей причастности к готовящемуся и совершаемому преступлению. Поэтому принятие закона повлечет за собой лишь отказ от использования данных средств передачи информации или, скорее, применение ими средств маскировки, шифрования смысла передаваемых сообщений.

Отметим, что в научной литературе верно отмечалось, применительно к контролю и записи телефонных переговоров, что именно конспиративность представляет собой сущность данного следственного действия [13, c. 74]. В ситуации, когда преступникам известно о записи их переговоров с их стороны применяются различные способы противодействий: зашифрованные способы обмена информацией, умышленное искажение голос, применение цифраторов речевых сообщений и иные электронные устройства для обеспечения анонимности переговоров путем цифровой обработки речевого сигнала для изменения тембра и тона голоса и др. [14, c. 57] Уже сейчас по уголовным делам о распространении наркотиков аудиозаписи телефонных переговоров следователи сталкиваются с тем, что преступники используют шифрованные способы общения, когда в разговоре вместе обозначения наркотиков они говорят о «мешочках», «лошадках» и т.п. [15, c. 19]

Принятие рассматриваемого закона фактически лишило вышеуказанные следственные и оперативно-розыскные мероприятия свойства конспиративности. Наивно предполагать, что в настоящее время, когда вся страна знает о хранении в течение 6 последних месяцев всех телефонных переговоров и передаваемой через интернет информации, лица, осознанно совершающие преступления, будут использовать данные средства передачи информации при подготовке и совершении преступлений.

Вышесказанное позволяет нам сделать вывод о том, что внесение рассматриваемых изменений было ошибочным шагом законодателя, ограничивающим конституционные права человека несоразмерно тем целям, которые он декларирует, и ожидаемым положительным последствиям.


Библиографический список
  1. Рябинина Т.К. Спорные вопросы введения института следственного судьи в российский уголовный процесс // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2016. № 5 (28). С. 315-322.
  2. Пирбудагова Д.Ш., Садикова И.С. Право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений: проблемы реализации // Юридический вестник ДГУ. 2011. №1. С. 33-35.
  3. Рябинина Т.К. Уголовно-процессуальное доказывание и охрана прав и свобод человека // Современное общество и право. 2011. № 1. С. 107-113.
  4. Вилкова Т.Ю. Тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений в уголовном судопроизводстве: правовые основы, содержание, гарантии // Российская юстиция. 2014. №10. С. 44-47.
  5. Федеральный закон от 06.07.2016 № 374-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии терроризму» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности» // Собрание законодательства РФ. 2016. № 28. Ст. 4558.
  6. Госдума приняла «закон Яровой» о хранении данных пользователей и раскрытии ключей шифрования. [Электронный ресурс]. URL: https://vc.ru/p/gosduma-yarovaya-3.
  7. Шигурова Е.И. Вопросы процессуальной самостоятельности следователя в уголовном процессе // Политика, государство и право. 2016. № 3 (51). С. 23-27.
  8. Сноуден назвал принятие закона Яровой черным днем для России. [Электронный ресурс]. URL: http://www.rbc.ru/politics/07/07/2016/577e4ccc9a79471b73c814b5.
  9. Отменить «закон Яровой» [Электронный ресурс]. URL: https://www.roi.ru/28432.
  10. Петицию против «закона Яровой» за четыре дня подписали 500 000 человек. [Электронный ресурс]. URL: http://www.macdigger.ru/macall/peticiyu-protiv-zakona-yarovoj-podpisali-500-000-chelovek.html
  11. Определение Конституционного Суда РФ от 29.09.2015 N 1975-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Махалина Сергея Анатольевича на нарушение его конституционных прав пунктом 4 части первой статьи 27 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и частью второй статьи 6 Уголовного кодекса Российской Федерации”
  12. Шигурова Е.И., Лизин О.В. Взаимоотношения следователя, руководителя следственного органа, прокурора: проблемы уголовно-процессуального законодательства // Мир науки и образования. 2016. № 1 (5). С. 23.
  13. Щеглов М.Е. Правовой, тактико-оперативный, психологический аспекты прослушивания телефонных и иных переговоров. Саратов, 1998. С. 74-80.
  14. Чупахин Р.В. Особенности производства контроля и записи переговоров при расследовании взяточничества // Юрид. мир. 2006. № 10. С. 57-62.
  15. Морозова Е.В., Андроник Н.А. Тактика контроля и записи переговоров: проблемы теории и практики // Вестник Уральского института экономики, управления и права. 2013. № 4 (25). С. 16-22. С. 19-23.


Все статьи автора «Шигуров Александр Викторович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: