УДК 316.334

ХАБИТУЛИЗАЦИЯ ИННОВАЦИЙ: КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ ПОНЯТИЯ

Ростова Анна Владимировна1, Желнина Евгения Валерьевна2
1Тольяттинский государственный университет, кандидат социологических наук, доцент кафедры "Социология"
2Тольяттинский государственный университет, кандидат социологических наук, доцент кафедры "Социология"

Аннотация
В статье концептуализируется понятие «хабитулизация инноваций» Использование концепции социального поля П. Бурдье, структурно-функционального, феноменологического, социокультурного и аксиологического подходов позволяет сделать вывод о существовании инновационного поля, в рамках которого функционирует инновационно открытое население. В статье приведена концептуальная схема инновационного поля, аккумулирующего в себе собственно инновации, определяющие их факторы и агентов. Характеристики данных составляющих в общей совокупности и определяют инновационную открытость / замкнутость населения, что и позволяет говорить о степени хабитулизации инноваций в обществе. Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта № 16-13-63003.

Ключевые слова: инновационная замкнутость населения, инновационная открытость населения, инновационное поле, хабитулизация


HABITUALIZATION INNOVATION: CONCEPTUALIZATION OF THE CONCEPTS

Rostova Anna Vladimirovna1, Zhelnina Eugene Valerevna2
1Togliatti State University, Candidate of sociology science, Associate Professor of the chair of Sociology
2Togliatti State University, Candidate of sociology science, Associate Professor of the chair of Sociology

Abstract
The article conceptualized the notion of "habitualization innovation" the Use of the concept of social fields Bourdieu, structural-functional, phenomenological, socio-cultural and axiological approaches allows gelatinised about the existence of innovative fields in which open innovation operates the population. The publication was prepared within the framework of a research project supported by the Russian Foundation for Humanities № 16-13-63003.

Keywords: field of innovation, habitualization, innovation international openness, innovative isolation of the population


Рубрика: 22.00.00 СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Ростова А.В., Желнина Е.В. Хабитулизация инноваций: концептуализация понятия // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/10/72196 (дата обращения: 19.11.2016).

Термин инновация, прочно вошедший в научный обиход, чаще всего рассматривается с позиции экономического, технологического или управленческого подходов, поэтому трактуется как нечто новое, призванное повысить рентабельность предприятия, удешевить или усовершенствовать процесс производства, обеспечить грамотное управление инновациями. Бесспорна актуальность упомянутых подходов в современных условиях инновационного развития нашей страны. Однако, на наш взгляд, их использование исключает из виду анализ весьма важного аспекта при изучении, внедрении, управлении и оценке эффективности инноваций, а именно – человека как потребителя и пользователя новшеств.

Не может не радовать, что сегодня появляются работы, рассматривающие проблему человека в контексте инноваций: отношение к новшествам, оценка нововведений, инновационный капитал человека, готовность к инновациям [1-6]. Вместе с тем следует отметить, что недостаточно внимания уделено такому явлению как хабитулизация инноваций, отсутствуют попытки теоретического осмысления данного явления. В связи с этим целью нашей статьи является первичная концептуализация понятия «хабитулизация инноваций» с позиций социологических подходов и концепций.

Актуальность работы обусловлена следующим. Во-первых, успешность внедрения инноваций как на производстве, так и в масштабах всего общества будет иметь успех не только от удачности, продуманности, своевременности самой инновации, но и от готовности и открытости работника либо населения в целом. В случае неготовности либо нежелания субъектов инновации могут приживаться с большим трудом или быть вовсе бойкотированы. Во-вторых, отсутствие теоретико-методологической базы, четкого понятийного аппарата существенно затрудняет глубокий и всесторонний анализ проблемы, не предоставляет возможности правильного прогнозирования и формулирования рекомендаций по формированию благоприятных условий для внедрения инноваций. Указанные факторы детерминируют необходимость концептуализации понятия «хабитулизация инноваций».

Теоретико-методологической основой для концептуализации заявленного понятия выступает целая совокупность подходов. В первую очередь стоит отметить структуралистский конструктивизм П. Бурдье, который позволяет взглянуть на процесс вхождения инновации в повседневную жизнь людей с различных точек зрения. С одной стороны, сами инновации и процесс их внедрения представляются в качестве объективных структур, которые не зависят от сознания агентов и детерминируют их различные действия. С другой стороны – действия агентов, выбранная стратегия поведения по отношению к нововведениям, обусловлена жизненным опытом и приобретенными в ходе социализации предрасположенностями, т.е. габитусом.

Как известно, понятие «габитус» П. Бурдье трактует как «ментальные структуры, через которые агенты воспринимают социальный мир, являются в основном продуктами интериоризации структур социального мира» [7, с. 74-75]. Иными словами, понятие габитуса при изучении процесса опривычивания инноваций, вхождения новшеств в повседневный мир людей позволит раскрыть такой имплицитный аспект как неосознаваемые механизмы, унифицирующие «в единый ансамбль выбора людей, благ и практик» [8, с. 60].

Не менее важным представляется нам определение социального пространства П. Бурдье на, которое, по его мнению, является «абстрактным пространством, конституированным ансамблем подпространств или полей (экономическое поле, интеллектуальное поле и др.)» [7, с. 53]. Социальное пространство состоит из нескольких полей: поле экономики, поле политики, поле культуры и т.д. Любое поле П. Бурдье определяет как «относительно замкнутую и автономную подсистему социальных отношений» [9, с. 115], в которой агенты, благодаря наличию габитуса, действуют по определенным правилам. Эта идея позволяет нам вычленить так называемое инновационное поле.

Еще один подход, используемый нами для концептуализации заявленного понятия, – это структурный функционализм, который позволит рассмотреть хабитулизацию инноваций с позиции системы, имеющей определенную структуру и механизмы взаимодействия этих структурных элементов, где каждый элемент выполняет определенную функцию (дисфункцию) [10, 11].

Феноменологический подход в целом и идея социального конструирования реальности, в частности, переносит акцент при изучении проблемы на субъективный уровень. Субъективное упорядочивание людьми объективного социального мира приводит к тому, что социальная реальность интерпретируется индивидами и имеет для них значимость в качестве цельного мира. В центре реальности с позиции феноменологического подхода находится реальность повседневной жизни, которая воспринимается индивидами в качестве непроблематичной, так как привычный ход повседневной жизни не прерывается [12, с. 42-46].

Как известно, П. Бергер и Т. Лукман выделяют несколько способов конструирования реальности. Среди них хабитулизация и типизация. Благодаря хабитулизации происходит опривычивание: «Любое действие, которое часто повторяется, становится образцом, впоследствии оно может быть воспроизведено с экономией усилий и ipso facto осознано как образец его исполнителем. Кроме того, хабитуализация означает, что рассматриваемое действие может быть снова совершено в будущем тем же самым образом и тем же практическим усилием» [12, с .212]. Типизация же организует повседневность как совокупность типичных ситуаций, в которых индивид действует определенным (типичным) образом.

Социокультурный подход, используемый нами в исследовании хабитулизации инноваций, позволяет выявить ее внеинституциональные основания, акцентуализирует внимание на культурные аспекты, детерминирующие особенности принятия инноваций агентами. Именно данный подход дает ответ на важный вопрос: вопрос – почему, несмотря на создание всех необходимых условий для принятия и использования инноваций, агенты байкотируют или сопротивляются им. Как справедливо отмечает П. А. Сорокин, «изменение практики, быта, в частности, способов и орудий производства, а равным образом и всей правовой и политической организации наступает лишь после соответствующего изменения в психике, в идеях, в знаниях и убеждениях и без предварительного психического изменения оно не может наступить» [13, с. 531]. Иными словами, на культурном уровне сформированы определенные убеждения, стереотипы и паттерны поведения, которые и накладывают отпечаток на принятие инноваций.

Важно отметить, что социокультурный подход разрабатывали в своих исследованиях инноваций многие современные отечественные ученые. Так, А. Л. Маршак утверждает, что культура с точки зрения системного подхода состоит из «обширных и сложных систем, части которых имеют общие черты, так называемые универсалии» [14, с. 81]. Важным тезисом для изучения культуры как одного из факторов хабитулизации инноваций является то, что наблюдается «постоянное совершенствование элементов культуры» [14, с. 81], которое, на наш взгляд, и задает темпы и направленность изменениям социально-экономической системы. Именно эти «совершенствования» являются культурными инновациями. Анализируя культуру с точки зрения ее отношения к инновациям и процессу хабитулизации инноваций, мы можем также обнаружить обоюдное взаимовлияние этих явлений. Во-первых, совершенствуясь, культура пробуждает, активизирует инновационные процессы как внутри себя самой как системы, так и вовне себя – в большой системе, обществе. Во-вторых, инновации стимулируют обновление культуры и ее элементов.

Использование аксиологического похода дает нам возможность выявить и изучить ценности, которые накладывают отпечаток (влияют, определяют, детерминирую – не помню, на каком слове остановились) на процесс принятия новшеств. Как известно, Э. Хаген ввел понятие «инновационная личность», а также описал ее характерные особенности: любознательное отношение к миру, поддержка инноваций, творческий дух, стремление к новизне [15, с. 302]. Ценности являются одним из наиболее важных факторов, детерминирующих процесс встраивания инноваций в повседневность современного общества.

При рассмотрении вопроса принятия инноваций со стороны населения следует раскрыть понятие «хабитулизация инноваций», под которой понимается процесс встраивания новых практик в повседневную жизнь общества. Хабитулизация инноваций имеет свою структуру, в которую входят следующие элементы:

  1. Отношение к инновациям – эмоционально-когнитивная оценка акторами не только новшеств в целом, но и конкретных нововведений.
  2. Понимание инноваций – осмысление акторами значения инноваций в повседневной жизни общества.
  3. Степень готовности к инновациям – способность / неспособность акторов к использованию инноваций в повседневной жизни.

Таким образом, инновационное поле мы определяем как совокупность институциональных структур и отношений между агентами, в пределах которой реализуются отношения по встраиванию новшеств в повседневность агентов.

В границах инновационного поля можно обнаружить действие двух процессов. С одной стороны, поле предлагает агентам заданные правила поведения. С другой стороны – агенты своими повседневными практиками могут преобразовывать поле, создавая новые правила. На рисунке 1 представлена элементарная структура инновационного поля.

Рис. 1. Структура инновационного поля

Инновационное поле образуется тремя оставляющими: инновации, воздействующие факторы, субъекты инноваций – население.

Инновации в данном случае понимаются предельно широко и включают все разнообразие имеющихся новшеств в обществе (технологические, социальные, организационные и т.д.).

Под факторами понимается целая совокупность условий, детерминирующих процесс принятия инноваций в повседневную жизнь, к которым можно отнести макро-, мезо- и микрофакторы.

Субъекты инноваций (население) следует более подробно рассмотреть, т. к. именно субъекты во многом определяют степень успешности внедрения и функционирования инновации.

Использование понятия «субъект» является весьма условным. В дальнейшем мы будем использовать понятие «агент», так как это предполагает не только влияние социальных структур на поведение индивида, но и его собственную активность. Следует отметить, агентами инновационного поля может выступать исключительно инновационно открытое население. Под инновационной открытостью населения мы понимает характеристику населения как агента инновационного поля, которая выражается в готовности и способности агента адекватно оценивать инновации, понимать необходимость нововведения, встраивать новшества в повседневную жизнедеятельность, детерминированные факторами социально-психологического и социокультурного порядка.

За пределами инновационного поля оказывается инновационно замкнутое население. Инновационная замкнутость населения – характеристика населения, находящегося за пределами инновационного поля, которая выражается в готовности и способности агента сознательно и обоснованно отвергать нововведения, стремление придерживаться известных и привычных образцов социальных действий в повседневности.

Формирование инновационной открытости/закрытости населения представляет собой два взаимосвязанных процесса – интериоризация и экстериоризация. Наиболее простая схема этот процесса представлена на рисунке 2. 

Рис. 2. Процесс формирования инновационной открытости/закрытости

Инновация, появляясь в обществе и выступая как нечто внешнее по отношению к агенту инноваций, проходит следующие стадии:

  • стадия ознакомления, т.е. получение информации о нововведении;
  • стадия оценки новшества с позиции целого спектра критериев (доступность, легкость в применении, актуальность и т.д.);
  • стадия апробации, то есть испытание новшества в своей повседневной жизни.

В случае удачного завершения этого процесса происходит интериоризация инноваций – включение во внутренний мир агента. Далее интериоризованная инновация переходит в социальное действие, то есть становится экстериоризованной. В случае неуспеха одного из этапов интериоризации инновации не происходит, и агент возвращается к привычным для него действиям.

Следует особо остановиться на одной важной особенности инновационного поля – уравновешивание двух противоположно направленных тенденций, выявленных У. Томасом и Ф. Знанецким: желание нового опыта и желание стабильности [16, с. 18]. В случае преобладания габитуса стабильности говорить о встраивании новшеств в повседневность не приходится, так как среди населения преобладают консерваторы. В противном случае – при преобладании габитуса, ориентированного на получение нового опыта, – можно говорить об открытости общества, высокой степени социальной мобильности, но в то же время о процессе утраты обществом культурной и (или) национальной идентичности.

Таким образом, подводя итог вышесказанному, следует отметить, что хабитулизация инноваций представляется нам важной категорией для анализа и изучения проблем внедрения инноваций в повседневную жизнь общества, так как именно ее использование позволяет раскрыть такой имплицитный аспект как ментальные структуры агентов инноваций, тормозящие или, напротив, стимулирующие принятие населением новшеств.


Библиографический список
  1. Буньковский Д. В. Инновации в управлении фондом оплаты труда компании (На примере предприятия трубопроводного транспорта) // Вопросы управления. – 2015. – № 3 (15). – С. 149 – 157.
  2. Ильиных С. А., Михайлова Е. В. Инновационная восприимчивость и сопротивление инновациям: социологический взгляд // Теория и практика общественного развития. – 2015. – № 4. – С. 12 – 14.
  3. Карпова Ю. А. Введение в социологию инноватики: учебное пособие. – СПб.: Питер, 2004. – 192 с.
  4. Лапин Н. И. Люди в инновациях // Теория и практика инноватики: учеб. пособие. – М: Университетская книга, Логос, 2008.
  5. Насибуллин Р. Т. Вокруг инноваций не только эмоции // Социологические исследования. 2014. – № 9. – С. 58 – 63.
  6. Потенциал развития современного моногорода: комплексный анализ социальной сферы (коллективная монография) / Под научной ред. И. В. Цветковой. – Тольятти, 2012. – 168 с.
  7. Бурдье П. Социология социального пространства / пер. с франц.; отв. ред. перевода Н. А. Шматко. – М.: Институт экспериментальной социологии; СПб.: Алетейя, 2007. – 288 с.
  8. Шматко Н. А. «Габитус» в структуре социологической теории // Журнал социологии и социальной антропологии. – 1998. – Том 1. – № 2. – С. 60 – 70.
  9. Шматко Н. А. Анализ культурного производства Пьера Бурдье // Социологические исследования. – 2003. – № 8. – С. 113 - 199.
  10. Мертон Р. К. Явные и латентные функции // Американская социологическая мысль / Под ред. В. И. Добренькова. – М., 1996.
  11. Парсонс Т. О социальных системах. – М.: Академический проект, 2002.
  12. Бергер П. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. – М.: Изд-во «Медиум», 1995.
  13. Сорокин П. А. Человек. Цивилизация. Общество / под ред., сост и предисл. А. Ю. Согомонов. – М.: Политиздат, 1992. – 534 с.
  14. Маршак А. Л. Культура: социологические смыслы и социальные реалии / предисл. академика РАН М. К. Горшкова. – М.: НИЦ «Академика», 2013. – С. 81.
  15. Штомпка П. Социология социальных изменений. – М., 1996.
  16. Томас У., Знанецкий Ф. Три типа личности // Общая социология: Хрестоматия / Сост. А. Г. Здравомыслов, Н. И. Лапин. М.: Высшая школа, 2006.


Все статьи автора «Ростова Анна Владимировна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация