УДК 34(091)

К ВОПРОСУ О ЗАКОНОДАТЕЛЬНОМ ОГРАНИЧЕНИИ ПРАВОВОГО СТАТУСА СМЕРДА (КРЕСТЬЯНИНА)

Полоян Алик Самвелович1, Новиков Антон Сергеевич2
1Санкт-Петербургский государственный университет, студент 4 курса бакалавриата направления «Юриспруденция»
2АНО ДПО «РЦОТ», Санкт-Петербург, консультант

Аннотация
Настоящая статья посвящена проблеме, которая является одной из самых сложных и интересных в историографии России. Авторы поэтапно рассматривают законодательные акты, утвердившие наиболее полную и суровую форму феодальной зависимости – крепостное право. Проведенное исследование позволяет проследить эволюцию правового статуса смерда (крестьянина), основания, явившиеся причиной его ограничения, а также последствия указанного явления. Результаты данной работы могут быть использованы в историко-правовых исследованиях.

Ключевые слова: закрепощение, крепостное право, крестьянин, правовой статус, смерд, феодальная зависимость


LEGISLATIVE RESTRICTION OF THE PEASANT LEGAL STATUS

Poloyan Alik Samvelovich1, Novikov Anton Sergeevich2
1Saint Petersburg State University, 4th year student, Law Facultaty
2Independent non-profit organization of supplementary professional education "Regional centre of labour protection", Saint-Petersburg, Consultant

Abstract
This article is devoted to the problem, which is one of the most interesting in the historiography of Russia. Authors gradually examine some legislative acts, that have approved the most comprehensive and rigorous form of feudal dependence - serfdom. This study allows to trace the evolution of the legal status of peasant (farmer), base and caused his limits and consequences of this phenomenon. The results of this work can be used in historical and legal studies.

Keywords: enslavement, feudal dependence, legal status, peasant, serfdom


Рубрика: 12.00.00 ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Полоян А.С., Новиков А.С. К вопросу о законодательном ограничении правового статуса смерда (крестьянина) // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/10/72143 (дата обращения: 20.11.2016).

Сложность и многоаспектность рассматриваемой в данной статье проблемы подтверждается мнением В. О. Ключевского, указывавшего, что крепостное право, то есть законодательное ограничение статуса смердов (крестьян), является «сложным институтом, который трудно поддается точному определению» [1, с. 36, 46]. При этом стоит отметить, что существует немалое количество дефиниций, раскрывающих значение термина «крепостное право». Стоит подчеркнуть, что их смысловое наполнение сходно и в большинстве своем сводится к следующему: крепостное право – право феодалов на личность, труд и имущество непосредственных производителей, наделенных средствами производства и ведущих личное хозяйство на землях, принадлежащих феодалам.

В отечественной науке существуют две концепции возникновения и развития крепостного права: «указная» и «безуказная». Согласно первой концепции, инициатором введения крепостного права являлась государственная власть, которая исходила из потребности в обороноспособности страны и необходимости обеспечения служилого сословия. Данной точки зрения придерживались такие видные историки, как Н.М. Карамзин, С.М. Соловьев и др. Согласно второй концепции, введение крепостного права являлось следствием сложившихся в стране условий жизни. При этом отмечается, что государство оформило крепостное право лишь юридически. Данную позицию поддерживали В.О. Ключевский, М.П. Погодин и др. Обе концепции не противоречат друг другу в той части, в которой содержат положения о существовании законодательных актов, устанавливающих (либо подтверждающих установление) крепостного права в России.

Рассмотрение вышеуказанных актов, изучение взаимосвязей между ними и нахождение общих тенденций – главная цель, поставленная авторами статьи, однако, прежде чем приступить к их системному анализу, представляется целесообразным выяснить статус, которым обладали смерды (крестьяне) до начала его законодательного ограничения, а также предпосылки, послужившие отправным пунктом указанного явления.

Смерды – категория свободных крестьян-общинников по Русской Правде, живших на Руси в период с IX по XIV века. На праве собственности смерды владели предназначенной для ведения хозяйства землей. В обязанности последних входили выплата налогов в казну и отбытие воинской повинности. Причем существуют разные взгляды на то, какой была воинская повинность смердов: к примеру, А.Е. Пресняков полагал, что она состояла в личном участии в пешем войске и в поставке лошадей для конного войска [2, с. 402], а Б.А. Рыбаков придерживался позиции личного участия смердов в составе конного войска [3, с. 357]. По мере развития поместного землевладения смерды теряют свою свободу и постепенно закрепощаются.

При анализе вышеуказанных положений возникает вопрос о том, какие обстоятельства могли способствовать тому, что свободный крестьянин-общинник оказывался в зависимости от феодала. Представляется, что причинами указанного явления явились, к примеру, частые неурожаи, падежи скота, междоусобные войны, набеги кочевников и т.п., вследствие чего смерды, не имея альтернативы, прибегали к покровительству феодалов.

Вне зависимости от того, по какой причине происходило попадание в зависимость, последняя являлась феодальной, т.е. у помещика появлялось право не только на труд, производимый смердом, но и на его личность и имущество, принадлежавшие ему. Разумеется, некоторые смерды-общинники пытались сопротивляться увеличению феодального землевладения. Чтобы бороться с процессом собственного закрепощения, смерды запахивали межи, уничтожали межевые знаки, нападали на представителей администрации князя и бояр. Но все эти отчаянные попытки, в конечном счете, не дали желаемого результата. Закрепощение крестьян стало неизбежным шагом, который обусловливался многими предпосылками. Среди них можно выделить по меньшей мере 4: природная среда, нужда государства в гарантированном поступлении налогов, духовные факторы, противостояние крестьянской общины и общинного сознания поместному землевладению. Обратимся к каждой их названных предпосылок.

1) Природная среда. В целях развития общества (укрепление государства, обеспечение чиновничьего аппарата, наращивание военной мощи и т.д.), появилась необходимость изъятия большой части продукта, производимого смердами (крестьянами). Принимая во внимание природно-климатические условия, размеры и геополитическое положение России, можно констатировать, что данное мероприятие невозможно было бы осуществить без системы сурового внеэкономического принуждения.

2) Противостояние крестьянской общины и общинного сознания поместному землевладению. Сложившееся среди смердов (крестьян) дуалистическое понятие о собственности, в котором делались различия между верховным владением и фактическим хозяйственным использованием, нашло свое отражение в формуле «земля Божья и крестьянская», т.е. господство над землей находится в руках феодала (От Бога – князю, от князя – помещику и т.п.), но в силу того, что обрабатывается эта земля смердом (крестьянином), организующим на ней хозяйство, он и является хозяином данной земли. Как следствие, община оказывала серьезное сопротивление разрастающемуся поместному землевладению и служилым людям, которые стремились установить свою власть над частью общинных земель. Преодолеть это сопротивление можно было только в том случае, когда крестьяне находились бы в подчинении.

3) Нужда государства в гарантированном поступлении налогов. В силу того, что центральный аппарат управления в рассматриваемый период был недостаточно развит, обязанность по сбору налогов возлагалась на помещиков. Очевидно, что для облегчения процесса сбора было необходимо провести перепись среди смердов (крестьян) и закрепить их за личностью определенного феодала.

4) Духовные факторы. Деморализованность населения, которая являлась следствием опричнины, а также возведение крестьянами помещика до образа царского человека, посланного свыше для защиты от всех бедствий и невзгод, облегчали процесс закрепощения.

Теперь, когда освящены основные предпосылки закрепощения смердов (крестьян), следует перейти к анализу основных этапов эволюции их статуса, которые, как указывалось выше, сопровождались изданием законодательных актов, первым из которых рода является Судебник 1497 г., изданный в период правления Ивана III. В статье 57 указанного акта содержится следующая норма: «А христианам отказыватися из волости, ис села в село, один срок в году, за неделю до Юрьева дни осеннего и неделю после Юрьева дни осеннего. Дворы пожилые платят в полех за двор рубль, а в лесех полтина. А которой христианин поживет за ким год, да пойдет прочь, и он платит четверть двора, а два года поживет да поидеть прочь, и он полдвора платит; а три годы поживет, а пойдет прочь, и он платит три четверти двора; а четыре года поживет, и он весь двор платит» [4, с. 126], которая представляет собой ограничение права крестьян на отказ от земли посредством закрепления единого для всего государства срока перехода крестьян от одного помещика к другому – неделя до Юрьева дня и неделя, которая следует за ним. Этот отрезок времени был выбран не случайно, так как именно в указанный период подходил к концу годовой цикл земельных работ.

Положительной чертой установления указанного выше срока является ограничение не только права крестьянина на самовольный уход, но и возможного произвола помещика: к примеру, землевладелец не мог лишить крестьянина земель перед жатвой, а крестьянин, в свою очередь, не мог уйти с участка, если не рассчитался с его хозяином на момент окончания жатвы.

Стоит отметить, что Судебником было введено необходимое условие ухода крестьянина от помещика – уплата «пожилого», что являлось своего рода компенсацией землевладельцу, который терял рабочие руки. Статья 57 позволяет рассчитать размер пожилого в зависимости от количества лет, которое крестьянин провел на земле помещика.

Судебник 1550 года, изданный в годы царствования Ивана IV, подтвердил положения Судебника 1497 года в отношении крестьянских переходов. Отличием является лишь увеличение пожилого. Данные положения содержаться в статье 88 Судебника.

В 1581 году по причине по причине нахождения государства на грани разорения вследствие опричнины, борьбы с Крымским Ханством, затяжной Ливонской войны, Иван IV издал указ о «заповедных летах», который запретил переход крестьян на наиболее пострадавших территориях в целях предотвращения дальнейшего упадка хозяйства на них. Данная, хоть и вынужденная, мера, безусловно, является шагом на пути к дальнейшему закрепощению крестьянства. Стоит отметить, что впоследствии «заповедные лета» распространились на всю территорию государства.

В 1597 году царем Федором Иоанновичем были введены «урочные лета», устанавливающие сроки давности, в течение которых владельцы могли подать иск о возвращении им убежавших от них крепостных крестьян. Заметим, что данные сроки со временем менялись: так на момент введения указа 1597 года они составляли 5 лет, затем были увеличены указами Михаила Федоровича сначала до 9 лет, но уже к принятию Соборного уложения 1649 года составляли 15 лет.

В историографии существуют разные мнения насчет интерпретации смысла, заключенного в понятии «урочные лета». Так Б.Д. Греков использовал данное понятие в качестве сыскных ограничений, которые вводились в 1597 году [1, с. 301]. Данная концепция является устоявшейся в отечественной историографии. В.А. Аракчеев, в свою очередь, полагал, что применение термина «урочные лета», связанного с сыском беглых крестьян, началось только с 1630-х годов, а указом 1597 года лишь устанавливается отсчет времени для возможности подать иск с ноября 1592 года [1, с. 31 – 37].

Следующим актом, накладывающим ограничения на статус крестьянства, стало Соборное уложение 1649 года, принятое во времена правления царя Алексея Михайловича. Именно оно стало тем официальным документом, которым окончательно оформилось крепостное право. Глава XI данного акта носит название «суд о крестьянех» и регламентирует отношения между крестьянами, помещиками и государством. Нормы статей 1 и 2 указанной главы отменяли урочные годы и вводили бессрочный сыск беглых крестьян. Статья 13 предоставила помещику право разлучать членов семьи крепостных. В соответствии со статьей 34 путем жребия решался вопрос о том, кому принадлежит крестьянин, а проигравшему выплачивалась денежная компенсация. Согласно положениям статей 7, 24 и 34 в случаях невозможности возвращения крестьянина или его имущества суд оценивал их соответственно в 4 и в 5 рублей. В статьях 10 и 23 содержаться нормы, регламентирующие ответственность за прием и укрывательство беглых крестьян, которые бежали после введения Соборного уложения.

Помимо ограничений, накладываемых нормами главы XI, рассматриваемый акт содержал огромное количество положений, которые существенно ограничивали права крестьян. Таким образом, Соборное уложение 1649 года окончательно превратило крестьян в собственность владеющих землей феодалов, которые могли распоряжаться трудом, имуществом, самой личностью крестьянина и даже его семьей.

Теперь обратимся к реформам, проведенным Петром I, в области крестьянского вопроса. В 1690 году был издан указ, согласно которому в случае неоплаты долгов помещикам разрешалось уступать «поместных» крепостных, что по факту являлось некой формой торговли крестьянами. В период с 1718 по 1724 года происходило введение новой системы налогообложения – «подушной подати», которая взималась с каждого человека, подлежавшего обложению (так называемые податные сословия), что стало для крестьян дополнительным бременем. Указом 1721 года была оформлена новая категория зависимых крестьян, получивших название «посессионные». Указ дал купцам и промышленникам право покупки крестьян, которые должны были работать на предприятиях. Однако данные крестьяне прикреплялись не к личности владельца, а к самим предприятиям, что не давало права продажи и закладывания их отдельно от промышленного учреждения.

Стоит отметить, что в годы правления Петра I меры в отношении беглых крестьян были значительно ужесточены (значительным санкциям подвергались помещики, укрывавшие и не возвращавшие крестьян), огромные массы дворцовых крестьян были отданы в частные руки, а у помещиков появилось право отдавать крепостных в рекруты [1, с. 268].

В период правления Елизаветы Петровны были приняты решения, направленные на значительное ограничение статуса крепостных крестьян. Так, начиная с 1742 года, крестьянам запрещалось поступать на военную службу по собственному желанию. Наряду с этим в 1747 году дворяне получили разрешение на продажу принадлежащих им крестьян в рекруты. Впоследствии помещики получают право ссылать неугодных крестьян в Сибирь.

Далее перейдем к рассмотрению политики Екатерины II, касающейся крестьянского вопроса. Представляется очевидным, что расширение прав дворянства, происходившее в период правления Екатерины Великой, вело к ограничению прав крестьянского сословия. Так, в 1765 году помещики получили право ссылать принадлежащих им крестьян на каторгу, а с 1767 года последим запрещалось жаловаться на помещиков под угрозой сурового наказания.

С правлением Екатерины II связано также уменьшение запашки крестьян (малоземелье), увеличение барщины и оброка, и, как указывалось выше, усиление личной зависимости крепостных крестьян. Необходимо отметить, что в 1783 году крепостное право было распространено на Левобережную Украину.

Последним законодательным актом, рассмотренным в статье, является «Свод законов о состоянии людей в государстве», который был издан в 1833 году, то есть в годы правления Николая I. В данном акте было зафиксировано право господ наказывать своих дворовых людей и крестьян, распоряжаться их личной жизнью, в том числе право дозволять или запрещать браки. Помещик объявлялся собственником всего крестьянского имущества.

Таким образом, рассмотренные в настоящей статье законодательные акты так или иначе накладывали на статус смердов (крестьян) массу ограничений, которые привели к утверждению крайне неэффективной формы феодальных отношений, консервировавшей отсталость русского общества. Система крепостного права заставляла производителей (крестьян) лишаться заинтересованности в результатах своего труда, вела к подрыву крестьянского и, как следствие, помещичьего хозяйства. Усугубление социального раскола посредством ограничения статуса смердов (крестьян) привело к массовым народным выступлениям, которые потрясли Россию в ХVII и ХVIII веках.

Рассматриваемые ограничения дали толчок к укреплению деспотической власти, предопределили бесправие не только нижнего общественного слоя, но и верхушки общества, поскольку только сильная власть монарха могла обеспечить помещикам безопасность и способность беспрепятственно властвовать над крепостными. Таким образом, неся царю верную службу, помещики становились все больше зависимы от крепостнической системы.

Крепостное право обрекало людей на патриархальность и невежество, тем самым препятствуя культурному обогащению народа. Оно нашло отражение и в его моральном облике, взрастило в нем привычки, которые характерны для общества рабов. Однако, если учитывать природные, общественные и культурные условия, сложившиеся в государстве, можно сделать вывод, что иная форма организации общества и производства не могла эффективно функционировать на его территории.


Библиографический список
  1. Ключевский, В.О. Происхождение крепостного права в России / В.О. Ключевский. – СПб : б.и., 1885. – 82 с.
  2. Пресняков, А. Е. Княжое право в Древней Руси. Лекции по русской истории. Киевская Русь / А. Е. Пресняков. – М. : Наука, 1993 – 640 с.
  3. Рыбаков, Б. А. Киевская Русь и русские княжества XII-XIII веков / Б. А. Рыбаков. – М. : Наука, 1993 – 597 с.
  4. Российское законодательство, X – XX вв. : в 9 т. Т. 2 : Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства / отв. ред. А. Д. Горский ; под общ. ред. О. И. Чистякова. – М. : Юрид. лит., 1985. – 520 с.
  5. Греков, Б. Д. Крестьяне на Руси с древнейших времен до XVII века. Книга 2 / Б. Д. Греков. – М. : Изд-во АН СССР, 1954. – 470 с.
  6. Аракчеев, В. А. Проблема «урочных лет» в Русском государстве в конце XVI – начале XVII века / В. А. Аракчеев // Известия Российского Государственного Педагогического Университета Им. А.И. Герцена. – 2008. – № 85.
  7. Маньков, А. Г. Развитие крепостного права в России во второй половине XVII века / А. Г. Маньков. – М. – Л. : АИ СССР, 1962. – 403 с.


Все статьи автора «Полоян Алик Самвелович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация