УДК 7.097

ФАКТ, ОБРАЗ И ИХ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ НА ЭКРАНЕ

Кащук Александр Анатольевич
Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов
кандидат искусствоведения, доцент кафедры журналистики

Аннотация
В настоящее время телевизионный экран представляет собой эклектику различных направлений масс-медиа, где чаще всего в основе лежит не образная система, а скрытое управление сознанием и подсознанием людей, причем воздействие часто строится таким образом, чтобы телезритель воспринимал мир, как враждебный ему, как мир «чужого праздника». Отсюда возникают образы, которые диктуют зрителю действия, объективно направленные против его собственных интересов

Ключевые слова: искусствоведение, экранизация


THE FACT, MANNER AND THEIR INTERPRETATION ON THE SCREEN

Kashchuk Aleksandr Anatolievich
St. Petersburg University of Humanities
Ph. D., associate Professor of journalism

Abstract
: currently, the television screen is an eclecticism of different areas of mass media, where most often the base is not shaped system, while the hidden mind control and the subconscious of people, and the impact often is constructed in such a way that the viewer perceived the world as hostile to him as the world "strange holiday." Here there are images that dictate to the viewer's actions objectively aimed against its own interests.

Рубрика: 17.00.00 ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ

Библиографическая ссылка на статью:
Кащук А.А. Факт, образ и их интерпретация на экране // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/09/71922 (дата обращения: 22.11.2016).

Работники средств массовой информации – люди весьма пристрастные, хотя не устающие повторять, что их дело – это объективный анализ и отражение событий. Подобная двойственность присуща человеческому характеру. С одной стороны, человек стремится передать суть факта, отразить реальность в формах самой реальности, а с другой стороны, он интерпретирует эти события, преломляя их через свое восприятие этого события.[1,3,5,7] Отсюда отраженные события имеют свое образное построение, выраженное в словесной или изобразительной форме. На телевизионном экране они всегда обретают аудиовизуальную образную форму. Язык телевидения лишь на первый взгляд воссоздает событие как его прямое отражение. На самом деле интерпретация факта имеет как черты объективности суждения, так и отражения субъективной точки зрения на происходящее событие.

Это особенно стало заметно, когда расширилось киберпространство, где одновременно сосуществуют поток объективной информации и информация, направленная на выработку определенной точки зрения, выгодной  той или иной властной структуре. Рассматривая особенности распространения различной информации в киберпространстве, Хозиков В., автор исследования «Информационное оружие», обращает наше внимание на интересный факт. Он пишет, что «один из американских экспертов в области масс-медиа, президент корпорации «Аэробюро» (AEROBUREAU Corp.), Чак де Каро даже изобрел специальный термин «мягкая война» применительно к «враждебному использованию всемирного телевидения для формирования (то есть манипуляции) воли другой нации через изменение представления о реальности»[6].

Именно эта возможность в свое время легла в основу Интернета – «сеть сетей», где различного рода информация сведена в единое пространство. Интернет сначала охватил США, затем Европу, Канаду, Азию, Африку, обе Америки, Японию. Постепенно киберпространство «пронизало» весь Земной Шар, конкурируя с телевидением. Именно с этого момента наиболее ярко стали проявляться черты манипулирования  и управления восприятием, задача которых заключается во влиянии на эмоции, на рассуждения, на принятия решений, действий, как отдельных людей, так и отдельных групп и больших масс. Однако пока телевидение доминирует во влиянии на среднее и старшее поколение людей.

Телевизионный эфир своеобразен и неповторим, он может быть благожелательным, а может стать неожиданно несправедливым, жестоким. Но самое главное,  он, несмотря на все заверения журналистов и продюсеров каналов, часто отражает субъективный, авторский взгляд на события. Возникает ощущение определенной иллюзорности. Научные исследования и практический опыт работы в области искусствоведения, психологии и социологии СМИ свидетельствуют, что эфирный образ политика весьма далек от реального, как и образ самого журналиста, а порой и действительности.

Образ человека на экране триедин по своей сущности. Он состоит из двойственности природы самого изображаемого –  «Я» реального и «Я» воображаемого, возникающего из социального статуса человека, из его политических и религиозных взглядов, национальных особенностей, места проживания и ролевых представлений о самом себе. Отсюда складывается определенный сценарий как поведения в жизни, так и поведения на телевизионном экране. Здесь проявляются также вкусы самого интервьюируемого и его представление, как должен человек в его статусе выглядеть на экране. Ассоциативно он подстраивается под «любимый» публичный, «экранный» образ.

Кроме этого сегодня существует институт имиджмейкеров. Имиджмейкеры также создают образ политика или публичного человека в соответствии с теми ролевыми и ключевыми понятиями, которые продиктованы их представлением о его месте в социуме.

Существует и третья составляющая – интерпретация  образа данного героя всей творческой бригады, которая должна «вписать» приглашенного не только в жанровые особенности данной передачи, но и в «формат» канала. Здесь, в первую очередь, воплощается отношение к герою. Поэтому создаваемый эфирный образ во многом зависит не только от отношения журналистов, но и тех, кто заинтересован в данной передаче. Выбирая соответствующие выразительные средства, способ подачи материала, используя нюансы поведения журналиста, можно создать у телезрителей (на восприятие конкретного политика) определенную установку, которая окажет несомненное влияние и на его имидж, и на высказанные им позиции по обсуждаемому вопросу.

Здесь можно привести два противоположных по построению концептуальных подходов к ведению и структуре передач: передачу В. Познера «Времена» и В. Соловьева «К барьеру». Спокойный тон, звуковое усиление ключевых фраз, паузы, сопровождаемые укрупненными планами ведущего, светлый фон, круглая форма стола, вокруг которого сидят приглашенные политики и деятели культуры, оппоненты и со-ведущий или со-ведущая – являются составными как структуры передачи, так и ее элементами драматургии всей концепции программы в целом. Особенностью передачи является то, что  все – и приглашенные, и ведущий равны между собой, так распределяются роли при восприятии зрителем этой программы.[2,4,6,8] Все названные выше элементы придают одновременно деловую, серьезную тональность  разговору  и подчеркивают активную позицию В. Познера, его заинтересованность в том, чтобы наступили времена решения заявленной в передаче проблемы.

Совершенно иначе строится программа В. Соловьева. В ней все агрессивно, каждый раунд строится на ускорении темпоритма. По ходу передачи эмоционально обостряются драматургические ходы, продиктованные ответами «дуэлянтов», используются резкие монтажные переходы. Напряжение усиливается цветовым решением: агрессивным сочетанием синего, красного цветов, усиленных черными и белыми «мазками», расположенными на зеркальной поверхности второго плана. Эта программа не просто возбуждает зрителя. Она  требует своей активной агрессивностью встать на позицию того или иного «дуэлянта». «Подхлестывает» эмоцию и бегущая строка голосующих зрителей.

Использование новых технологий «уплотняет» не только время, информацию, идущую с экрана, но и манипулирует зрительской активностью или вызывает  депрессию. В. Соловьев использует также один из очень эффективных методов – «метод исторических аналогий». На телевидении этот метод используется достаточно часто. Этот метод хорош, во-первых, интеллектуальностью (тележурналист льстит эрудированности аудитории: «Ведь вы помните…»), а во-вторых, тем, что в истории можно найти почти любой необходимый пример.

Метод исторических аналогий к тому же в немалой степени помогает в конструировании метафор, программирующих    объект воздействия. Зрители, втянутые в действие, иногда даже сами не подозревая, изменяют свою точку зрения на происходящее не только в данный момент в эфире, но и обыденной жизни. Так легко повлиять на рейтинг человека во время передачи, и так трудно что-то изменить в жизни. Аудиовизуальный телевизионный язык, став языком коммуникации, обрел новые функции: воздействие на каждого зрителя, то есть появились в нем элементы, направленные персонефицированно.

В телевизионной практике отработано немало приемов, которые даже и без комментариев журналиста позволяют быстро сформировать то или иное отношение аудитории к происходящему. В качестве иллюстрации можно привести следующий пример. Когда американские телекомпании транслировали репортажи о визитах М. Горбачева в США, то их приятно было смотреть: настолько привлекательным был его образ, динамичный, доброжелательный, энергичный, лаконичный. Его недостатки, промахи и ошибки при подготовке передач полностью устранялись. Американцам демонстрировалось лишь то, что составляло его сильные стороны. Обычно его пространные высказывания были очень грамотно смонтированы: в них звучало только самое главное и существенное, причем речь его была выразительна и даже афористична. Такая работа американских телекомпаний стала залогом популярности М. Горбачева на Западе.

Отмеченная пристрастность работников телевидения во многом связана с их психологическими особенностями. Как и всякая профессия, журналистика не только развивает личность, но и способствует так называемой деформации, то есть одностороннему развитию определенных личностных черт характера и личностно-деловых качеств. Обвинить в прямой тенденциозности «четвертую власть» крайне сложно, потому что в таких случаях они применяют ряд отработанных приемов, которые не попадают ни под какие нормы деятельности СМИ,  но при этом весьма действенны.


Библиографический список
  1. Зеленина Л. И. Возможности и проблемы дистанционного обучения в высшем профессиональном образовании /Н. Л. Зеленина//Дистанционное обучение в высшем профессиональном образовании: опыт, проблемы и перспективы развития: материалы VI Межвуз. науч.-практ. конф., г. Санкт-Петербург, 6 июня г. -СПб.: СПбГУП, 2013. -С. 69-70. -Режим доступа:http://www.gup.ru/uni/science/conference/do_2013.pdf
  2. Морозова Е. Я. Институциональная характеристика организационной структуры медиаиндустрии/Е. Я. Морозова//Современные научные исследования и инновации. -2014. -№ 4 (36). -С. 37.
  3. Погостинская Н.Н.Морозова Е.Я.Тихонова Э.Д. Экономика социально-культурной сферы: современное состояние и перспективы развития: Монография/Под ред. Н.Н.Погостинской. -СПб.: Изд-во СПбГУП, 2010. -196 с.
  4. Фабричнова Т.Г. Содержание и структура социальных регуляторов предпринимательской деятельности//Мир политики и социологии. -2011. -№ 1. -С. 22-28
  5. Фабричнова Т.Г. Алгоритм разработки программы продвижения печатного периодического издания//Мир экономики и права № 3. СПб.: МНИОЦ -2011 -с. 17-25
  6. Хозиков В. Информационное оружие. М.: Изд. «ОЛМА-ПРЕСС».  М. 2003. С.325
  7. Шлафман А.И., Фабричнова Т.Г. Медиаиндустрия в процессах слияния и поглощения // В сборнике: Институты и механизмы инновационного развития в экономике, проектном менеджменте, образовании, юриспруденции, экологии, биологии, политологии, психологии, медицине, философии, филологии, социологии, химии, математике, технике, физике сборник научных статей по итогам международной научно-практической конференции. 2013. С. 162.
  8. Шлафман А.И. Международные Лихачевские чтения – площадка для презентации экономического содержания мировых социально-экономических тенденций // Наука и бизнес: пути развития. 2014. № 10 (40). С. 97-99.


Все статьи автора «Шлафман Александр Изевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация