УДК 81

МОДЕЛИРОВАНИЕ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЫ МИРА В ПАРЕМИОЛОГИИ

Кочнова Ксения Александровна
ФГБОУ ВО "Нижегородская государственная сельскохозяйственная академия"
кандидат филологических наук, доцент кафедры «История и культура»

Аннотация
Статья посвящена изучению русского менталитета. Исследование осуществляется путем построения полевой модели на основе анализа русских паремий. Языковая модель представлена амбивалентными словами-связками, определяющими ее социально-психологический и этнокультурный характер.

Ключевые слова: лексема, менталитет, паремия, семантема, языковая картина мира


MODELING LANGUAGE PICTURE OF THE WORLD IN PAREMIOLOGY

Kochnоva Ksenia Aleksandrovna
Nizhny Novgorod state agricultural Academy
candidate of philological sciences, associate professor of history and culture

Abstract
Article is devoted to studying of the russian mentality. Research is carried out by creation of field model on the basis of the analysis of the russian paremias. The language model is presented by the ambivalent linking words defining her social and psychological and ethnocultural character.

Keywords: language picture of the world, lexeme, mentality, paremia, semanteme


Рубрика: 10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Кочнова К.А. Моделирование языковой картины мира в паремиологии // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/08/66535 (дата обращения: 20.11.2016).

Актуальность исследования паремиологии обусловливается интересом современного языкознания к проблемам структурной организации, содержательной характеризации, типологической спецификации языкового образа мира [1]. Рассмотрение языковой картины мира этноса как сложно структурированной системы через ее моделирование отражает современные тенденции в развитии антропологической лингвистики [2; 3; 4].

Разнообразие методологических форматов и подходов к исследованию языковой картины мира свидетельствует о структурной сложности и содержательной объемности данного феномена [5; 6; 7]. В исследовании используются следующие методы: моделирование, сравнительно-типологический и структурный методы, полевой подход.

В науке существует несколько типов лингвистических моделей: разрабатываются модель-образец, модель-схема, полевая модель, модель типология и модель-эскиз. Моделью-образцом называется фиксация повторяющихся, типичных для того или иного языкового явления признаков его постоянной структуры. Модель–схема, типология строятся как обобщение фактического материала. В основе полевой модели лежит понятие лексико-семантического поля (группы) слов. Деятельность исследователя-лингвиста состоит в том, чтобы из суммы наблюдений над речевыми произведениями (текстами) извлекать некоторое представление о способе их организации, то есть системе.

Построение модели тесно связано с вербализацией инварианта (микротекста) употребления того или иного слова (семантемы). Анализируется семантика языковых единиц, особенности их употребления, сопоставляются ценностные суждения, зафиксированные в значениях слов, устойчивых выражениях, семантико-структурной организации паремий. Полученная модель раскрывает ценностное содержание семантемы, по которой строятся культурные стереотипы [8].

Полевая модель строится по следующим положениям: модель представляет собой набор элементов, связанных между собой струк­турными отношениями; компоненты модели имеют семантическую общность; в структуре модели выделяются оппозиционные связки семем, образующих микрополя; в составе поля выделяются ядерные и периферийные конституенты; ядро консолидируется вокруг семантемы (компонента-доминанты); граница между ядром и периферией, а также отдельными зонами перифе­рии нечеткая, размытая.

Построим модель с семантическим центром «деньги». Семантическим центром модели становится центральная лексема деньги и ее дериваты денежка, а также родо-видовые репрезентанты: алтын, грош, рубль, копейка и др.

Структурно-семантически модель представлена связками-оппозициями, когда народный опыт фиксирует в семантеме важные синонимические и антонимические связи.

Сверхкраткость структуры и семантики паремий приводит к сверхъемкости самой главной семантемы, в которой значимость каждой семы повышается в разы. Важное место в структуре паремий имеют бинарные отношения языковых единиц, на основе которых составляются связки [9]. Каждая связка имеет особое значение и может разворачиваться в специфический микроконтекст.

Актуальна связка «деньги – труд». Русский человек утверждает: «Деньги под ногами не валяются» [здесь и далее цит. по: 11], «Деньги не щепки, на полу не подымешь», что означает ‘деньги тяжело достаются, их нужно заработать’. «Трудовые деньги век кормят». «Заработанная копейка гвоздем прибита, а даровая не задержится». Здесь выстраивается оппозиция деньги «трудовые, заработанные – даровые, легкие».

Человека ценят за деньги («У Фомушки денежки – Фомушка Фома; у Фомушки ни денежки – Фомка Фома», «При деньгах Панфил всем людям мил; без денег Панфил никому не мил», «Как у Сенюшки в кармане две денежки: Семен, да Семен! А у Сенюшки ни денежки, так и Сенькой не зовут»). Прослеживается закономерность: если есть деньги, тогда человека уважают, а если нет, то отношение к нему пренебрежительное.

В русском менталитете часто кроется надежда на нетрудовой доход, случайный: «Не было ни гроша, да вдруг алтын». «Деньги как навоз: сегодня нет, а завтра воз». «Деньги – гости: то нет, то горсти».

За деньги можно всё купить: «И слова не скажи, только грош покажи» (т.е. поймут), «Денежка есть, так и дядюшка есть», «Были б денежки в кармане, будет и тетушка в торгу».

Но близких, мать с отцом, счастье, любовь на деньги не купишь: «На деньги не купишь отца с матерью», «Деньги дело наживное, одежда тоже, а любовь всего дороже». «Не в деньгах счастье» – говорится, чтобы подчеркнуть, что одни только деньги не делают человека счастливым. Любовь и счастье оказываются превыше денег. «Деньгами чувства не купишь», «Деньги – прах, одежа тоже, а любовь всего дороже». В том числе и здоровье: «Здоровье – дороже денег». «Не с деньгами жить, а с добрыми людьми»: говорится при желании подчеркнуть, что добрые человеческие отношения дороже денег, богатства.

Актуальна связка «деньги – друзья»: без денег и друзья исчезают. «Деньги есть – друзья здесь, денег нет – пропал и след». «Денежки в кармане – все друзья с нами».

«Кто платит, тот и заказывает музыку», что означает ‘при тех или иных совместных действиях право диктовать свои условия, распоряжаться чем-л. и поступать по своему усмотрению имеет тот, кто располагает деньгами и оплачивает счета’.

Русский человек подмечает, что большие деньги – это хлопотно, к беде: «Больше денег – больше хлопот», «Грехов много, где денег вволю», «Деньги, что каменья: тяжело на душу ложатся», «Много денег, много и забот», «Денежка беду творит».

Человеку с деньгами прощаются любые грехи: «Святые денежки умолят». «За свой грош везде хорош», так говорится с уверенностью, что деньги всесильны.

Деньги приносят с собой заботы: «Больше денег – больше забот».

Деньги идут к деньгам: «Денежки – что голуби: где обживутся, там и поведутся». «Деньги – дело наживное»: говорится с желанием подбодрить, когда кто-л. испытывает денежные затруднения, несет материальные потери. «Деньга деньгу наживает», «Деньга деньгу родит», «Деньги к деньгам льнут».

Деньги любят счёт: «Деньги счётом крепки», «Считанная сотня полна». Импликационал семантемы содержит семы ‘счет’, ‘мера’, ‘крепкий’, ‘полный’, ‘надежный’. «Деньги счет любят». Говорится в оправдание бережливости или частого и старательного пересчитывания денег. «Денежка любит счет, а хлеб – меру», «Без счета и денег нет», «Дружба – дружбой, а денежкам – счет», «Чаще счет, дольше дружба», «Счет дружбы не портит».

Деньги нужно беречь, бережно сохранять: «Без копейки рубля не бывает», «Копеечка рубль бережет», «Береженая копейка рубль бережет», «Рубль цел копейкой».

Тесная взаимосвязь денег с умом, разумом прослеживается в связке «деньги – ум», где проявляется оппозиция «умный – дурак»: «Деньги умных любят», «Горе деньги нажить, а с деньгами и дураку можно жить», «Без рубля – без ума», «Денег палата, да ума-то маловато».

Важна связка «деньги – время»: «Деньги потерял – ничего не потерял, время потерял – все потерял», «Деньги потерял – ничего не потерял, время потерял – многое потерял, здоровье потерял – все потерял».

При этом деньги часто мимолётны: «Деньги – что вода», «Богатство – вода: пришла и ушла». Семантема «деньги» содержит сему ‘вода’. Возникает метафора, когда деньги убегают, утекают, словно вода. Семантема содержит актуальные семы ‘летать’, ‘крылья’, ‘птица’, ‘воробушек’: «Деньги-то с крылышками – летают», «Денежки, что голуби: где обживутся, там и поведутся», «Денежки – воробушки, прилетели-улетели».

С другой стороны, имплицируются семы ‘плакать’, ‘слезы’: «У Вас рубли плачут, у нас и копейки пляшут», «Плакали наши денежки», «По деньгам плакать – беса тешить».

Деньги порабощают человека: «Сила и слава богатству послушны», «И барину деньга господин».

Безденежье порицается: «У кого нет денег, тому и кошелёк не нужен».

Способы получения денег не индивидуализированы: «На деньгах нет знаку», т.е. не узнаешь, когда или кем они нажиты. Ср. «Деньги не пахнут». Неважно, что способ зарабатывания денег вызывает осуждение, они от этого не обесцениваются. Циничный ответ на упрек в том, что избранная кем-л. деятельность незаконна, предосудительна, унизительна и т. п.

Модель «деньги» репрезентирует стереотипные представления русских о деньгах, их роли в жизни человека. При анализе ценностной составляющей семантемы выявлена ее полярная оценочность, на основе которой формируются устойчивые менталитетные связки (деньги ценятся трудовые, их нужно беречь, нажить нелегко; любовь, счастье и близких на деньги не купишь; деньги идут к деньгам и умным людям; деньги могут порабощать человека, менять; деньги идут к деньгам; без денег часто нет друзей; большие деньги могут приносить несчастья, беды и др.).


Библиографический список
  1. Иванова Е. В. Пословичная концептуализация мира (на материале английских и русских пословиц): автореф. дисс. … д. филол. н. СПб., 2003.
  2. Кочнова К.А., Кирюшина М.В. Бинарная модель «жена – муж» в русском языковом менталитете // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2016. № 5 (59): в 3-х ч. Ч. 3.
  3. Кочнова К.А. Языковая модель пейзажа писателя: аспекты исследования // Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2015. № 3-1 (45). С.115-117.
  4. Кочнова К.А. Языковая модель пейзажа А. П. Чехова // Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2015. № 3-2 (45). С.117-120.
  5. Кочнова К.А. Вопросы изучения языковой картины мира писателя // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 11 (39). С. 51-54.
  6. Кочнова К.А. Языковая картина мира писателя: аспекты и методы исследования // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Филология, журналистика. 2015. № 3. С. 53-56.
  7. Кочнова К.А. К вопросу об изучении языковой картины мира писателя (на примере анализа лексико-семантического поля «Лето» в художественной речевой системе А.П.Чехова) // Вестник Мининского университета. 2013. № 4. С. 4.
  8. Кочнова К.А. Лексико-семантическое поле «Природное время» в языковой картине мира А.П.Чехова: автореф. дисс. … канд. филол. наук. Н.Новгород: ННГУ, 2005. 22 с.
  9. Кочнова К.А. Уникальные менталитетные связки слов в русской языковой картине мира // Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2016. № 2-1. С. 122-124.
  10. Кочнова К.А. Природное время в языковой картине мира писателя: к проблеме исследования // Филология и литературоведение. 2015. № 2 (41). С. 3-7.
  11. Даль В. И. Пословицы русского народа. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 1997. 614 с.


Все статьи автора «Кочнова Ксения Александровна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация