УДК 821.161.1

АРХЕТИПЫ «РУССКОЙ АНТИЧНОСТИ» В ТВОРЧЕСТВЕ ВАЛЕНТИНА СОРОКИНА, ЗОИ ПРОКОПЬЕВОЙ И ВЛАДИЛЕНА МАШКОВЦЕВА

Сычева Лидия Андреевна
Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева

Аннотация
В статье рассматривается понятие «русская античность», при этом автор имеет в виду не усвоение русской культурой античного наследия, но эпоху именно русской истории. Этот вывод основан на трудах выдающегося филолога, педагога и переводчика Е.А. Авдеенко. Ярко проявились архетипы русской античности в корпусе лирической героической поэзии Валентина Сорокина, в романе Зои Прокофьевой «Своим чередом» (1986) и романе Владилена Машковцева «Золотой цветок-одолень» (1990). На Южном Урале в советское время появился пласт пассионарной героической литературы, причем, эти авторы писали без оглядки на доминирующую в советское время идеологию. Героический пафос у названных авторов носит первозданный и художественно-убедительный характер. В центре их книг – воин, защищающий страну от врагов. Ключевым концептом жизни выступает движение – в отличие от современного «некрореализма». Поэт – носитель архетипа – точнее, чем историк-археолог, воспроизводит исторические образы прошлого.

Ключевые слова: Валентин Сорокин, Владилен Машковцев, героический пафос, Зоя Прокопьева, русская античность, русская литература


ARCHETYPES OF «RUSSIAN ANTIQUITY» IN THE WORK OF VALENTIN SOROKIN, ZOE PROKOPIEVA AND VLADILEN MASHKOVTSEVA

Sycheva Lydia Andreevna
Russian research Institute for cultural and natural heritage. D.S. Likhachev

Abstract
The article discusses the concept of «Russian Antiquity», and the author has in mind is not the assimilation of Russian culture, ancient heritage, but it is the era of Russian history. This conclusion is based on the writings of eminent philologist, teacher and translator E.A. Avdeenko. Clearly demonstrated the archetypes of Russian antiquity in the case of lyric poetry heroic Valentine Sorokin's novel Zoe Prokofiev «In due course» (1986) and the novel Vladilena Mashkovtseva «Golden flower-overcoming» (1990). In the Southern Urals in the Soviet times there was a layer of passionate heroic literature, and these authors wrote without regard to the dominant ideology in the Soviet era. Heroic pathos from these authors is pristine and artistically persuasive. At the center of their books – a warrior, defending the country from enemies. The key concept of the movement in favor of life – as opposed to the modern «necrorealism». Poet – carrier archetype – or rather, what the historian-archaeologist, reproduces historical images of the past.

Рубрика: 10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Сычева Л.А. Архетипы «русской античности» в творчестве Валентина Сорокина, Зои Прокопьевой и Владилена Машковцева // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/06/68785 (дата обращения: 03.06.2017).

Понятие «русская античность» связано в литературоведении с трудами Г.С. Кнабе. Данный термин филологи обычно понимают как «стороны античного наследия, которые были усвоены национальной культурой в соответствии с внутренними ее потребностями и стали ее органической составной частью» [Кнабе, 2000, с. 14].

Мы же выдвигаем принципиально иное толкование. В гуманитарных науках под античностью подразумевается цивилизация Древней Греции и Древнего Рима во всём многообразии её исторических форм. Русская история, русская государственность, русская литература, на первый взгляд, не могут похвастать никакой особенной древностью. Была ли у предков нынешних русских своя античность? Труды Юрия Петухова, Михаила Задорнова, Валерия Чудинова, посвященные вопросам славянской древности, не признаются академической наукой, исследователи-профессионалы относят их к историческому ревизионизму или к «фолк-хистори». Работы их украинских коллег – Сергея Плачинды, Юрия Шилова, Юрия Каныгина – ещё более скомпрометировали поиски «русской/славянской античности/древности», поскольку лишены научной строгости. И, тем не менее, мы полагаем, что данный феномен всё-таки существует, его реконструкцию можно проводить, привлекая данные истории, археологии, литературы, психолингвистики.

К этой идее нас подвели труды выдающегося отечественного филолога Е.А. Авдеенко (1952-2014). Наибольшую известность он получил как педагог и переводчик книг Священного Писания. Его лекции посвящены толкованиям книг Ветхого Завета, а также христианскому анализу произведений античной и русской литературы.

Е.А. Авдеенко – блестяще образованный человек, взыскательный и строгий исследователь греческой древности. Его анализ «Илиады» основан на прекрасном знании древних языков, истории, а главное, на библейском мировоззрении, которое позволяет ему делать глубокие и точные выводы. Авдеенко раскрывает понятия «героизм», «героическая личность», «героическое мировоззрение», аргументированно обосновывает тезис, что «русская культура имеет более близкое сродство с литературой античной, чем с западноевропейской Нового времени» [Авдеенко, 2010]. Авдеенко указывает на то, что художественная задача в героическом мировоззрении вторична (на первом месте бесстрашие), и что «предмет эпического повествования у Гомера — не геройские битвы под Троей и не приключения героев, но — героизм».[1]

Учёный утверждает, что открытия, сделанные античными философами, поэтами, драматургами на «пространстве души человеческой», героическая «мужественность» греко-римской цивилизации как раз и стали почвой для усвоения и приятия Евангельской вести. Римляне и ромеи дали миру великих святых, подвижников, мучеников, миссионеров. Впоследствии первый Рим пал от ереси, второй, Константинополь, завоевали турки. Преемницей идеи христианского царства стала русская земля. В 1510-1511 г. старец псковского Елеазарова монастыря Филофей пишет московскому великому князю Василию Ивановичу: «…все христианские царства пришли к концу и сошлись в едином царстве нашего государя, согласно пророческим книгам, это и есть римское царство: ибо два Рима пали, а третий стоит, а четвертому не бывать» [Послание…].

Первые два Рима имели в своём основании глубочайший историко-культурный фундамент, имя которому – античность. Полагаем, что и «Третий Рим» должен был бы иметь прочные дохристиаснские основания. Без героического духа (т.е. духа античного, сходно с тем, что запечатлён в «Илиаде»), «новое царство» не смогло бы утвердиться надолго. Ноша христианства тяжела, она невозможна без подвига, и не каждому народу под силу. Тем более, что «Третий Рим» состоялся в подобных первым двум культурно-государственных формах: 1) монархия, 2) империя, 3) географическая пространственность, 4) временная протяженность, 5) мессианство, культурное влияние на окружающие народы.

В подтверждение данной гипотезы мы укажем на произведения писателей, созданные и опубликованные в советский период, где ярко и очевидно, на наш взгляд, проявляются архетипы «русской античности». (Т.е. глубокой дохристианской древности, в которой отчётливо просматриваются черты локализованного во времени и пространстве самобытного общества.) Это корпус лирической и героической поэзии Валентина Сорокина (см., например, «Слово к России» (1959), «Я – русский» (1960), «Русский вкус» (1961), «Бова» (1964), «У межи» (1965), «Тоска по крыльям» (1967), «Евпатий Коловрат» (1968), «Монолог гусляра» (1970) и др.), роман Зои Прокопьевой «Своим чередом» (1986) и роман Владилена Машковцева «Золотой цветок-одолень» (1990). В вершинных произведениях каждому из авторов удалось создать самобытный, оригинальный художественный мир.

Поэт Валентин Сорокин (род. в 1936), прозаик Зоя Прокопьева (род. в 1936), поэт и прозаик Владилен Машковцев (1929-1997) принадлежат к одному, довоенному поколению. Их становление, как литераторов, прошло на Южном Урале. Все трое  связаны дружескими узами: Сорокин и Прокопьева посещали литобъединение «Металлург» в Челябинске, Сорокин и Машковцев одновременно учились в Москве (первый на Высших литературных курсах, второй – в Литинституте). На чётко локализованном пространстве Южного Урала (Зилаирский район Башкирской АССР – Магнитогорск – Белозерский район Челябинской области), где, соответственно прошло взросление Сорокина, Машковцева и Прокопьевой, появился мощный пласт «пассионарной», героической литературы, написанный в весьма свободной, независимой манере, без оглядки на текущее (советское) время. Все три автора не только находятся вне стилистического и тематического влияния эпохи, но и обнаруживают – независимо друг от друга – общие, дохристианские, архетипы в своём творчестве. При этом христианские смыслы и образы в произведениях также присутствуют (Сергий Радонежский у Сорокина, священник у Прокопьевой, православное воинство у Машковцева), но не играют ведущей роли.

Героическая поэзия Сорокина обращается, по преимуществу к славянской древности, в романе Прокопьевой, посвященной событиям в СССР в 1930-1945 гг., мы обнаружим эпизод о народе эпохи бронзы, повествование Машковцева рассказывает о яицком казачестве XVII века; тематический разброс произведений, как мы видим, весьма велик, но тип центральной личности, явленный у всех трёх авторов, поразительно напоминает носителей героического мировоззрения, подробный разбор которого сделан Е.А. Авдеенко. Известно, что основа героического пафоса есть желание отстоять мир идеальный, и чем дальше человечество движется по дороге истории, тем сильней оно удаляется от «утраченного рая»; вот почему подлинно героический пафос, воплощенный с большой художественной силой, встречается чрезвычайно редко. В советское время героический пафос часто имитировался пропагандой, что привело к его выхолащиванию, пародированию или к ситуативному «проигрыванию ролей» (вспомним, например, «ролевой героизм» альпиниста, солдата, «блатного» у Владимира Высоцкого).

Но произведения названных авторов тем и удивительны, что вопреки времени и конкретно-исторической литературной ситуации, героический пафос носит у них первозданный и художественно-убедительный характер. Достичь данного эффекта невозможно за счёт мастерства или некоторого комплекса усвоенных извне идей: чтобы говорить образно, писатель должен нести в себе определенные архетипы, т.е. универсальные врождённые психические структуры, составляющие содержание коллективного бессознательного. К.Г. Юнг утверждал: «Тот, кто говорит архетипами, глаголет как бы тысячей голосов, он охватывает и увлекает; при этом он подымает изображаемое им из мира единократного и преходящего в сферу вечносущего; притом же и свою личную судьбу он возвышает до всечеловеческой судьбы и через это высвобождает и в нас благотворные силы, которые во все времена давали человечеству возможность выдерживать все беды и пережидать даже самую долгую ночь. В этом — тайна воздействия искусства…» [Jung, 1950, с. 62–63].

В нашу задачу не входит подробный разбор произведений, но мы укажем на центральный архетип, воплощенный у всех трех авторов наиболее ярко. Это бесстрашный вождь-воин, защитник родной земли от врагов (у Сорокина это князь, у Прокопьевой – царь, у Машковцева – атаман). Общим для названных произведений является также глобальность изображаемых событий, «континентальность», рельефность и определенность воссозданных образов, исключительность обстоятельств – между жизнью и смертью – в которых оказываются герои. Наконец, «кровью» произведения является непрестанное движение – материи, духа, смысла, изменений в природе. Движение – ключевой концепт жизни (обратим внимание на тот факт, что в т.н. «современном искусстве» акцент делается на фиксации образов смерти, а сами произведения лишены внутренней динамики; появилось даже такое направление как «некрореализм»).

«Русская античность» существует, и, возможно, родина её, сердцевина, именно Южный Урал. Главное доказательство данного феномена – её носители. «Молчат гробницы, мумии и кости, – / Лишь слову жизнь дана: / Из древней тьмы, на мировом погосте, / Звучат лишь Письмена», – эти стихи Ивана Бунина и о том, что в художественном слове из далей времени является нам образ народа. Поэт, носитель архетипа, точней, чем археолог, воспроизведет образ царя – и развалины, и гробницы, ему скажут больше, чем историку.

Л.Н. Гумилев писал: «Среди нас бродят потомки скифов и хуннов, шумеров и кельтиберов, хотя этих этносов нет. И видимо, через 2 тысячи лет не останется англичан и датчан, хотя люди будущего будут их потомками, обновленными до неузнаваемости» [Гумилёв, 2008]. Недостаточное внимание академической науки, литературной критики, массового читателя к произведениям, несущим в себе подлинно героический пафос и к данным авторам, в частности, иллюстрирует эту мысль Гумилёва в отношении русского этноса. Русские ли мы, если мы не хотим знать, какие были настоящие русские?! Если русская ширь, русский героизм, русская отвага, русская мужественность становятся у нас качествами исключительными, если «потомки, обновленные до неузнаваемости», неспособны не то, что воспроизводить данные качества, но даже воспринимать их в других. Какое мы тогда имеем право называть себя русскими?!


[1] Такая трактовка «героического» перекликается с подходом А.Ф. Лосева (см. Лосев А.Ф. Гомер. М., 1960.) Размышляя о социально-исторической основе эпоса, А.Ф. Лосев, указывая на внеклассовый и внесословный характер героя, говорит о том, что герой «был абсолютно объективен, прост и наивен; он не углублялся в свои узко-личные интересы, он был благороден, всегда храбр и отважен, он всегда был на страже интересов своей родины, он был возвышен душою и далек от всяких мелочей быта».


Библиографический список
  1. Авдеенко Е.А. Состязаясь с Омиром. «Евгений Онегин» как русский эпос. // Новые хроники. – 20.04.2010. [Электронный ресурс]. URL:  http://novchronic.ru/4518.htm
  2. Гумилёв Л.Н. Ритмы Евразии: Эпохи и цивилизации. М., 2008. [Электронный ресурс]. URL:  http://bookz.ru/authors/lev-gumilev/ritmi-ev_032/page-11-ritmi-ev_032.html
  3. Кнабе Г.С. Русская античность. Содержание, роль и судьба античного наследия в культуре России. М.: РГГУ, 2000. 240 с.
  4. Послание о злыхъ днехъ и часѣхъ. Послания старца Филофея. // Библиотека литературы Древней Руси. Том 9. [Электронный ресурс]. URL:  http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=5105#
  5. Jung C.G. Ueber die Beziehung der analytischen Psychologie zum dichterischen Kunstwerk // Seelenprobleme der Gegenwart. Zuirch, 1950.


Все статьи автора «Сычева Лидия Андреевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: