УДК 343.1

ПРОБЛЕМЫ ПРОИЗВОДСТВА В СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Шигуров Александр Викторович1, Борисова Ксения Владимировна2
1ФГБОУ ВО «Всероссийский государственный университет юстиции (РПА Минюста России)» Средне-Волжский институт (филиал), кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовного права и процесса
2ФГБОУ ВО «Всероссийский государственный университет юстиции (РПА Минюста России)» Средне-Волжский институт (филиал), студент

Аннотация
Авторы дают критический анализ изменений производства в стадии возбуждения уголовного дела, отмечают пробельность уголовно-процессуального закона в части регламентации порядка получения и оформления объяснений при проверке поступившего сообщения о преступлении. Авторы предлагают наделить следователя (дознавателя) правом на проведение допроса в стадии возбуждения уголовного дела.

Ключевые слова: возбуждение уголовного дела, дознаватель, допрос, объяснения, следователь, Уголовный процесс, УПК РФ


PRODUCTION PROBLEMS IN THE STAGE OF A CRIMINAL CASE

Shigurov Aleksandr Viktorovich1, Borisova Kseniya Vladimirovna2
1Mid-Volzhskiy Institute (branch) of Russian State University Justice (RPA Russian Ministry of Justice), Candidate of legal Sciences, associate Professor, assistant Professor of Criminal Law and Procedure
2Mid-Volzhskiy Institute (branch) of Russian State University Justice (RPA Russian Ministry of Justice), student

Abstract
The authors provide a critical analysis of the changes in the production stage of a criminal case, note the white space of the criminal procedure law in the regulation of the procedure for receiving and processing an explanation when checking incoming messages about the crime. The authors propose to give the investigator (the investigator) the right to conduct interrogation in a stage of excitation of criminal case.

Рубрика: 12.00.00 ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Шигуров А.В., Борисова К.В. Проблемы производства в стадии возбуждения уголовного дела // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/04/66034 (дата обращения: 20.11.2016).

Процессуальный порядок производства в стадии возбуждения уголовного дела регулярно подвергается изменениям. Только за последние пять лет законодатель шестью отдельными законами вносил изменения и дополнения в статьи раздела VII УПК РФ [1]. Такое внимание законодателя обусловлено не только несовершенством действующего законодательства, которое обязано устранять Федеральное Собрание Российской Федерации, но и наличием большого числа проблемных вопросов, которые являются объектом научной дискуссии. Одним из них является вопрос о том, какими должны быть полномочия лица, проводящего проверку поступившего сообщения о преступлении в стадии возбуждения уголовного дела. Должны ли они ограничиваться по сравнению с полномочиями следователя (дознавателя) в стадии предварительного расследования.

Последние изменения порядка производства в стадии возбуждения уголовного дела показывают, что законодателем взят курс на расширение полномочий следователя (дознавателя) в стадии возбуждения уголовного дела. Новая редакция ст. 144 УПК РФ предусматривает не только ставшие традиционными для данного этапа следственные и процессуальные действия (по осмотру места происшествия, освидетельствованию, направлению органам и организациям требований по производству документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов, по привлечению специалистов, даче обязательных для органов дознания поручений о проведении ОРМ), но и новые процессуальные действия. Следователь вправе:

– осмотреть документы, предметы, трупы и оформить это самостоятельным следственным действием уже в стадии возбуждения уголовного дела;

– назначить, провести судебную экспертизу, получить заключение от эксперта и использовать его для принятия процессуального решения в стадии возбуждения уголовного дела;

– получить образцы для сравнительного исследования;

– изъять документы и предметы.

Многие из вышеуказанных полномочий были уже давно признаны в научной литературе как необходимые элементы производства в первой стадии уголовного процесса. Поэтому, на наш взгляд, только положительно можно оценить внесение данных изменений, давших возможность открыто проводить те следственные действий, которые долгие годы маскировались под другие следственные и процессуальные действия (как например, судебная экспертиза фактически проводилась под видом получения заключения специалиста и т.д.).

Впервые УПК РФ закрепил право лица, производящего проверку, получать объяснения. Остановимся на данном полномочии подробнее.

Безусловно, получение объяснений не является новым для российского права понятием. В практической деятельности правоохранительных органов получение объяснений давно нашло своё применение. Так, например, в соответствии с п.п. 3 п. 1 ст. 13 Федерального закона от 07.02.2011 г. № 3-ФЗ «О полиции» сотрудникам полиции даётся право на вызов в полицию и получение необходимых объяснений от лиц по расследуемым уголовным делам и находящимся в производстве делам об административных правонарушениях, а также в связи с проверкой зарегистрированных в установленном порядке заявлений и сообщений о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях, разрешение которых отнесено к компетенции полиции. Сотрудники полиции уполномочены на получение объяснений в случае получения на это поручений от должностных лиц, осуществляющих производство в стадии возбуждения уголовного дела или предварительного расследования. Получение объяснений может быть результатом опроса – оперативно-розыскного мероприятия, проводимого оперативными работниками как по собственной инициативе в рамках оперативно-розыскной деятельности, осуществляемой для решения задач, указанных в ст. 2 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», так и по поручению следователя, дознавателя.

Также следует отметить востребованность данного института. Как верно отмечает В.А. Семенцова важность применения на практике получения объяснений заключается в том, полученные после совершения преступления объяснения обычно достоверны, так как на субъект, дающих их, никаким образом не оказывается влияние со стороны заинтересованных в исходе проверки лиц. Кроме того, лицо, дающее объяснение после совершения преступления еще достаточно свежо помнит и оценивает произошедшее [2, c. 39-45].

Однако при применении института получения объяснения возникает ряд проблем, свойственных всем вышеперечисленным законам: в них не установлен порядок получения объяснений, оформления его результатов; статус лица, дающего объяснения; статус данного объяснения.

Введя в УПК РФ право следователя получать объяснения на стадии возбуждения уголовного дела, законодатель также не урегулировал вышеуказанные вопросы.

Что касается первой проблемы – порядка получения объяснений и оформления его результатов, то нужно заметить, что нет никаких юридических оснований в начале данного процессуального действия предупреждать дающее объяснения лицо об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и за отказ дачи показаний. Это объясняется тем, что в ст.307 и 308 УК РФ говорится только о показаниях, а не об объяснениях.  Также не совсем ясен правовой статус лица, дающего объяснения в ходе доследственной проверки при проверке сообщения о преступлении. Если лицо задерживается на месте преступления, оно после составления протокола подлежит допросу в соответствии с требованиями ч.4 ст. 92 УПК РФ. Возможность получения объяснений у подозреваемого закон не предусматривает, хотя и не запрещает этого. Неопределен в законе статус дающего объяснения лица, которому причинен вред преступлением (вынесение следователем постановления о признании потерпевшим возможно только после возбуждения уголовного дела). Свидетелем признается лицо, вызванное на допрос, следовательно, УПК РФ не предоставляет опрашиваемым лицам статуса свидетеля. Хотя фактически статус опрашиваемых лиц во-многом совпадает со статусом свидетеля: в соответствии с ч.1.1 опрашиваемым лицам разъясняется и предоставляется право на использование услуг адвоката, не свидетельствовать против себя и своих близких родственников (но при этом, им не разъясняется уголовная ответственность за отказ от дачи показаний или дачу заведомо ложных показаний).

Нерешенным является и вопрос о статусе полученных объяснений: являются ли они допустимыми доказательствами или нет? Объяснения будут являться допустимыми доказательствами, если будет соблюден порядок их получения. Но здесь проблема в том, что такой порядок в уголовно-процессуальном законодательстве не регулируется. Закон не дает оснований приравнивать объяснения к показаниям.

Анализ судебной практики показывает, что суды восполняют пробелы законодательства, толкуя закон как допускающий использование объяснений в качестве доказательств в дальнейшем производстве по делу [3, c. 23]. Так, например, Конституционный Суд РФ не исключает возможность использования в качестве доказательств по уголовному делу объяснения лица (впоследствии ставшего подозреваемым и обвиняемым), полученные до возбуждения уголовного дела [4]. Суды общей юрисдикции при рассмотрении конкретных уголовных дел также в большинстве случае рассматривают объяснения, полученные на стадии возбуждения уголовного дела, в качестве доказательства. К примеру, в решении по делу № 22-3771/13 Московский областной суд признал законным решение суда первой инстанции, в котором в качестве доказательства были использованы объяснения свидетеля Ю., полученные до возбуждения уголовного дела. Объяснения были отнесены к «иным документам» (п.6 ч.2 ст. 74 УПК РФ), полученным в соответствии со ст. 144 УПК РФ, и оценены с точки зрения их достоверности и относимости [5]. В качестве доказательств в приговоре использовал объяснения свидетеля и потерпевшего, данные в стадии возбуждения уголовного дела, Волчихинский районный суд Алтайского края [6]. Вместе с тем, отметим, что нередко, не отменяя в целом приговор, суды апелляционной (кассационной) инстанции убирают из текстов приговоров нижестоящих судов ссылки на объяснения как доказательства виновности, ссылаясь на то, что они не относятся к доказательствам в силу ст. 74 УПК РФ [7, 8].

Как верно отмечают Е. Ю. Фролова, А. В. Горбань возможность использования объяснений в качестве доказательств возникает в случае, если процессуальные права опрашиваемого не были нарушены: например, когда свидетелю будут разъяснены все предусмотренные права и предоставлена возможность ими воспользоваться, включая право являться на допрос с адвокатом в соответствии с частью пятой статьи 189 УПК РФ [9, c. 112]. Подозреваемому и обвиняемому, даже если они пока не получили официально данный статус, при получении объяснений у них следователь (дознаватель) должен разъяснить и предоставить (обеспечить) право на защиту.

Как видим, на практике происходит сближение института дачи объяснений и допроса [10]. Фактически судьи требуют от следователя в зависимости от предполагаемого статуса опрашиваемого (подозреваемый, потерпевший, свидетель) предоставлять ему в ходе получения объяснения те права и гарантии их защиты, которые присущи процессуальному порядку допроса соответствующего участника процесса. При нарушении данного требования объяснения признаются недопустимыми доказательствами.

Логичным завершением данного процесса, на наш взгляд, должно стать закрепление в ч.1 ст. 144 УПК РФ права лица, проводящего проверку поступившего сообщения о преступлении, на проведение допроса. Данный шаг позволит снять все вышеуказанные проблемы, связанные с пробельностью уголовно-процессуального закона. На наш взгляд, с учетом большого числа следственных действий, разрешенных к проведению на стадии возбуждения уголовного дела, искусственным ограничением выглядит запрет на получение показаний подозреваемых, свидетелей, потерпевших на данном этапе. Несомненна также большая практическая польза от предоставления права следователю проводить допросы в стадии возбуждения уголовного дела: основным источником доказательственной информации по большинству дел являются воспоминания участников, свидетелей преступных событий. Откладывать их допрос до вынесения постановления о возбуждении уголовного дела – значит создавать условия для забывания и, следовательно, потери важной информации для дела.

Таким образом, дополнение ч.1 ст. 144 УПК РФ правом указанных должностных лиц при проверке сообщения о преступлении производить допросы решит практические проблемы получения показаний на стадии возбуждения уголовного дела.


Библиографический список
  1. Федеральные законы от 28.12.2010 № 404-ФЗ, от 04.03.2013 № 23-ФЗ, от 05.04.2013 № 54-ФЗ, от 21.07.2014 № 218-ФЗ, от 22.10.2014 № 308-ФЗ, от 30.12.2015 № 440-ФЗ [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант-Плюс».
  2. Семенцов В. А. О соотношении следственных и иных процессуальных действий, предназначенных для собирания доказательств // Законы России: опыт, анализ, практика. 2015. № 2. С. 39-45
  3. Шигурова Е.И., Лизин О.В. Взаимоотношения следователя, руководителя следственного органа, прокурора: проблемы уголовно-процессуального законодательства // Мир науки и образования. 2016. № 1 (5). С. 23.
  4. Определение Конституционного Суда РФ от 20 ноября 2014 г. N 2540-О [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант-Плюс».
  5. Апелляционное определение Московского областного суда от 04.06.2013 N 22-3771/13 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант-Плюс».
  6. Приговор   Волчихинского районного суда Алтайского края от 19.05.2014 по делу № 1-2/2014 [Электронный ресурс]. URL: https://rospravosudie.com/court-volchixinskij-rajonnyj-sud-altajskij-kraj-s/act-458390832/
  7. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Орловского областного суда от 23.11.2010 по делу № 22-826 [Электронный ресурс]. URL: https://rospravosudie.com/court-orlovskij-oblastnoj-sud-orlovskaya-oblast-s/act-103838184
  8. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Тыва от 11.04.2012 [Электронный ресурс]. URL: https://rospravosudie.com/court-verxovnyj-sud-respubliki-tyva-respublika-tyva-s/act-104581398.
  9. Фролова, Е. Ю. Правовая обеспеченность доказательственной силы объяснения в уголовном процессе России // Уголовное право. 2015. № 3. С. 112-118.
  10. Шигурова Е.И. Развитие института частного обвинения в ходе Судебной реформы 1864 г // Наука и современность. 2014. № 32-2. С. 178-183.


Все статьи автора «Шигуров Александр Викторович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация