УДК 343.1

ПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ РОССИЙСКИХ СУДОВ ПО ВОПРОСАМ РЕАЛИЗАЦИИ ПРОКУРОРОМ ПОЛНОМОЧИЙ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ, ПОСТУПИВШЕМУ С ОБВИНИТЕЛЬНЫМ ЗАКЛЮЧЕНИЕМ (СТ. 221 УПК РФ)

Шигуров Александр Викторович1, Шигурова Елена Ивановна2
1Средне-Волжский институт (филиал) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России), кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовного права и процесса
2ФГБОУ ВПО "Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева", кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора

Аннотация
В статье рассматривается судебная практика по вопросам реализации прокурором полномочий, предусмотренных ст. 221 УПК РФ. Авторы критикуют практику признания несущественным нарушением закона возвращение дела следователю без вынесения письменного постановления с устными указаниями. Выявлена правовая позиция ВС РФ о возможности применения по аналогии положений п.3 ч.1 ст. 221 УПК РФ в случае поступления прокурору уголовного дела с обвинительным актом.

Ключевые слова: обвинительное заключение, полномочия, правовая позиция, проверка, прокурор, следователь, уголовное дело, Уголовный процесс


THE LEGAL POSITION OF RUSSIAN SHIPS ON THE IMPLEMENTATION POWERS OF THE PROSECUTOR IN A CRIMINAL CASE, WE PROCEED WITH THE INDICTMENT (ART. 221 CODE OF CRIMINAL PROCEDURE)

Shigurov Aleksandr Viktorovich1, Shigurova Helena Ivanovna2
1Mid-Volzhskiy Institute (branch) of Russian State University Justice (RPA Russian Ministry of Justice), Candidate of legal Sciences, associate Professor, assistant Professor of Criminal Law and Procedure
2Ogarev Mordovia State University, Candidate of legal Sciences, associate Professor, associate Professor of Department of Criminal Procedure, Justice and Prosecutorial Oversight

Abstract
The article deals with the jurisprudence on the implementation of the public prosecutor office under Art. 221 Code of Criminal Procedure. The authors criticize the practice of recognizing insignificant violation of the law the investigator returned the case without issuing a written decision with the oral instructions. Revealed the legal position of the Armed Forces of the possibility of applying by analogy the provisions of Article 3 of Part 1. 221 Code of Criminal Procedure in the event of a criminal case to the prosecutor with the indictment.

Рубрика: 12.00.00 ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Шигуров А.В., Шигурова Е.И. Правовые позиции российских судов по вопросам реализации прокурором полномочий по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением (ст. 221 УПК РФ) // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/03/65298 (дата обращения: 19.11.2016).

Статья 221 УПК РФ устанавливает обязанность прокурора в десятидневный срок проверить уголовное дело и принять по нему одно из предусмотренных в ч.1 решений. Реализуя данные полномочия, прокурор одновременно осуществляет как надзорную функцию по выявлению и устранению нарушений закона, допущенных в стадии возбуждения уголовного дела и предварительном расследовании, так и контрольную функцию, связанную с оценкой готовности дела по всем важным параметрам к рассмотрению в судебных стадиях. На данном этапе прокурор впервые гарантированно и в полном объеме получает возможность проверить правильность квалификации действий обвиняемого, объективность, полноту и всесторонность проведенного расследования, соответствие доказательственной базы по уголовному делу предъявляемым требованиям (относимость, допустимость, достоверность каждого отдельного доказательства и достаточность их совокупности для обоснования выводов следователя). Мы согласны с позицией А.С. Каретникова, С.А. Коретникова о том, что реализация данных полномочий является рычагом воздействия на деятельность следователя и руководителя следственного органа, который во многом компенсирует утрату многих контрольно-надзорных полномочий прокурора на досудебном производстве [1, c. 50].

Безусловно, реализация рассматриваемых полномочий прокурором должна осуществляться с учетом правовых позиций российских судов, толкующих данные нормы и оценивающих существенность разных видов нарушений закона, допускаемых сотрудниками прокуратуры [2, 3]. Анализ судебной практики позволил нам выделить ряд важных прецедентов, учет которых необходим в практике применения ст. 221 УПК. Рассмотрим их в данной статье.

1) Возвращение уголовного дела прокурором следователю, руководителю следственного органа (далее – СО) без вынесения письменного постановления с устными указаниями о проведении дополнительного расследования является несущественным нарушением закона.

Так, по уголовному делу № 22-12717/2008 по обвинению Ч. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 264 УК РФ, прокурор дважды возвращал его со своими указаниями: первый раз дело было возвращено следователю с устными указаниями ознакомить потерпевшую с материалами уголовного дела. Следователь, не продляя сроки предварительного следствия, т.е. нарушая ст. 162 УПК, произвел соответствующее процессуальное действие и вновь направил дело прокурору. Во второй раз прокурор, опять устно, без вынесения мотивированного постановления, т.е. в нарушение ст. 221 УПК, возвратил дело начальнику СО с устными указаниями о необходимости провести дополнительное следствие, т.к. в действиях обвиняемого усматриваются признаки более тяжкого преступления. С учетом устных указаний начальник следственного отдела вынес постановление о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования, установив в соответствии с ч. 6 ст. 162 УПК срок дополнительного следствия в 30 дней.

Вышеуказанные действия заместителя прокурора Нижнесергинского района Свердловской области и начальника СО при ОВД по Нижнесергинскому району были обжалованы в районный суд в порядке, предусмотренном ст.125 УПК. Суд первой инстанции жалобу адвоката удовлетворил частично: признал незаконным постановление начальника СО о возвращении дела для производства предварительного следствия и установлении срока следствия в 30 дней. Однако по представлению прокурора Свердловский областной суд постановление суда отменил указав, что нарушение прокурором процедуры передачи дела начальнику СО не влияет на законность постановления об установлении срока дополнительного следствия; нарушения, допущенные прокурором, не нарушают конституционных прав обвиняемого; рассматриваемые вопросы являются вопросами взаимоотношений прокурора и следственного органа.

Как видно из рассмотренных решений, отказ судов Свердловской области признать незаконными действия прокурора обусловлен ограниченными возможностями судебного контроля по ст. 125 УПК: в таком порядке можно обжаловать лишь конкретные решения, перечисленные в законе и иные нарушающие конституционные права заявителя. По мнению вышеуказанных судов, незаконные действия прокурора по передаче дела начальнику СО не нарушают конституционных прав заявителя и не подлежат проверке по ст. 125 УПК [4].

На наш взгляд, неправильность данной позиции судов вытекает из следующих обстоятельств.

Во-первых, в суде было установлено, что дело передавалось прокурору и было возвращено им с устными указаниями. Полномочия прокурора по уголовному делу и порядок производства по делу на данном этапе регулируется гл. 31 УПК, не предусматривающей какие-либо права руководителя СО по возвращению дела для дополнительного следствия. Очевидно, что полномочия руководителя СО по принятию соответствующего решения появляются только после вынесения решения прокурора о возвращении дела следователю. Следовательно, возвращение прокурором дела следователю было обязательным условием законности принятия руководителем СО решения о возвращении дела для производства дополнительного следствия и установления срока дополнительного следствия.

На наш взгляд, аналогичной будет ситуация, когда по делу, переданному в суд, прокурор выносит решение о возвращении дела для дополнительного следствия. При оценке законности данного решения обязательным будет установление того, было ли законным путем дело возвращено из судебных стадий прокурору в соответствии с правилами, установленными ст. 237 УПК. Уголовно-процессуальное законодательство детально регламентирует основания вынесения и форму решения о передачи дела от одного уполномоченного субъекта к другому. Это можно увидеть на примере регламентации в УПК перехода дела из одного этапа производства в другой (например, ст.237 УПК), передача от одного следователя к другому (ст. 156 УПК), переход по подследственности (ст. 151, 152 УПК) и подсудности (ст. 31-36 УПК).

Позиция Верховного Суда РФ по вопросу о важности соблюдения процедуры принятия прокурором решения по поступившему к нему от следователя уголовному делу высказана в Определении по делу № 38-008-26. Основанием для отмены приговора суда в данном случае стало то обстоятельство, что прокурор не поставил на обвинительном заключении запись о его утверждении. При этом прокурор, как видно из решения, по сути утвердил это обвинительное заключение, поддерживал обвинение в суде первой инстанции и возражал против удовлетворения кассационной жалобы потерпевшей, требовавшей изменения приговора в связи с его несправедливостью [5].

Нарушение правил передачи дела, например, отсутствие в деле постановления о принятии следователем дела к своему производству, нарушение правил передачи дела по подсудности, является существенным нарушением и влечет за собой признание незаконным всего последующего производства, осуществленного таким субъектом, которому дело было передано в нарушение установленного законом порядка [6, 7]. Таким образом, суд не имел права делать вывод о том, что рассматриваемые вопросы передачи дела от прокурора руководителю СО являются «вопросами взаимоотношений прокурора и следственного органа», не имеющими отношения к законности последующего решения руководителя СО по переданному ему уголовному делу. Следовательно, оценка законности передачи дела от прокурора руководителю СО является обязательной частью проверки законности решения руководителя СО.

Во-вторых, решение о возвращении уголовного дела следователю само по себе может быть предметом судебного контроля по ст.125 УПК, поскольку оно влечет за собой отложение передачи дела в суд, т.е. затрагивает право на доступ к правосудию. Право лиц обжаловать по ст. 125 УПК решения, влекущие продление сроков производства по делу, приостановление производства по делу, неоднократно подтверждено Конституционным судом РФ. Решение о возвращение дела следователю влечет за собой те же негативные последствия для права на доступ к правосудию, следовательно, у заинтересованных лиц есть право обжаловать по ст. 125 УПК как продление срока следствия руководителем СО, так и постановления прокурора о возвращении дела следователя, а равно и аналогичные фактические действия прокурора по возвращению дела руководителю СО.

Подтверждением этому выводу является судебная практика рассмотрения по существу жалоб по ст. 125 УПК на рассматриваемые постановления прокурора. Так, например, постановлением Хамовнического районного суда г. Москвы от 18.12.2014 была удовлетворена жалоба представителя потерпевшего, поданная по ст. 125 УПК, на постановление первого заместителя прокурора ЦАО г. Москвы от 30.10.2014 о возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия. В связи с допущенными в судебном заседании нарушениями данное постановление суда было отменено Московским городским судом. Однако, возвращая материал по жалобе на новое судебное рассмотрение, суд апелляционной инстанции не поставил под сомнение правомерность подачи и рассмотрения жалобы по данному вопросу в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК [8].

2) Бездействие прокурора, выразившееся в непринятии в установленный законом десятидневный срок одного из решений, предусмотренных ч.1 ст. 221 УПК, может быть обжаловано в суд в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК.

В ходе производства по уголовному делу № 311320249 после объявления об окончании следствия и выполнения требований ст. 217 УПК следователь СО по Октябрьскому району Следственного управления по Липецкой области Следственного комитета России направил уголовное дело прокурору Октябрьского района г. Липецка для принятия решения. Дело поступило в прокуратуру 22 апреля 2015 г., однако в течение 10 дней решение не было принято. 27 мая 2015 г. защитник подал жалобу на бездействие прокурора в Октябрьский районный суд г. Липецка, ссылаясь на нарушение конституционного права на доступ к правосудию.

Суд отказал в принятии жалобы к производству, указав, что действия должностных лиц, не осуществляющих уголовное преследование в досудебном производстве, не подлежат обжалованию по ст. 125 УПК.

Липецкий областной суд по жалобе защитника решение суда первой инстанции отменил как незаконное и необоснованное. По мнению суда апелляционной инстанции, в данном случае действия прокурора, которые он обязан был совершить в соответствии со ст. 221 УПК, напрямую связаны с осуществлением уголовного преследования и подобное бездействие прокурора может быть предметом обжалования по ст. 125 УПК [9].

3) Отсутствие на обвинительном заключении надписи, подтверждающей его утверждение прокурором, является существенным нарушением закона и основанием для отмены приговора, даже в том случае, если государственный обвинитель поддерживал обвинение в суде первой инстанции и не опротестовал судебное решение.

При рассмотрении уголовного дела № 38-008-26 в кассационной инстанции было установлено, что на обвинительном заключении отсутствует надпись, удостоверяющая утверждение уполномоченным прокурором обвинительного заключения.

Верховный Суд РФ признал вынесение приговора с не утвержденным обвинительным заключением существенным нарушением, влекущим отмену приговора [10]. Не повлияло на решение судей даже то обстоятельство, что государственный обвинитель участвовал в судебном заседании суда первой инстанции, поддерживая обвинение, и не стал опротестовывать вынесенный приговор.

Позиция Верховного Суда РФ по рассмотренной ситуации полностью соответствует положениям п.14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 № 1 о том, что исключается возможность вынесения судебного решения в том случае, когда обвинительное заключение не утверждено прокурором [11].

4) Поступившее к прокурору с обвинительным актом уголовное дело также подлежит направлению вышестоящему прокурору для утверждения обвинительного акта, если дело подсудно вышестоящему суду (правила п. 3 ч. 1 ст. 221 УПК подлежат применению по аналогии).

При рассмотрении уголовного дела по обвинению П. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 297 УК РФ, в стадии подготовки к судебному заседанию судья по итогам предварительного слушания вынес постановление о возвращении дела прокурору. В основу решения судьи Верховного Суда Республики Башкортостан было положено несколько нарушений:

– наличие в обвинительном акте слов подсудимого П., носящих непристойный и оскорбительный характер, посредством произнесения которых было совершено преступление;

– незаконность действий прокурора по направлению обвинительного акта для утверждения вышестоящему прокурору. Обосновывая данное нарушение, судья сослался на отсутствие в ст. 226 УПК соответствующего права прокурора.

По представлению заместителя Генерального прокурора РФ законность решения была проверена Президиумом Верховного Суда РФ. Согласившись с законностью в целом решения, надзорная инстанция внесла в него изменения: были исключены выводы суда о нарушениях, допущенных при утверждении обвинительного акта. По мнению судей Верховного Суда РФ, отсутствие в ст. 226 УПК права прокурора направлять обвинительный акт вышестоящему прокурору не препятствует совершению таких действий. В соответствии с ст. 129 Конституции РФ, ст. 4 Федерального закона «О прокуратуре РФ», вышестоящий прокурор вправе выполнять полномочия нижестоящего, в том числе и полномочия, связанные с утверждением обвинительного акта. Кроме того, в данном случае подлежат применению по аналогии положения п.3 ч.1 ст. 221 УПК [12].

5) Принятие решение за пределами десятидневного срока проверки уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением прокурору, не является существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

При рассмотрении уголовного дела в отношении П. в кассационной инстанции было установлено, что дело с обвинительным заключением поступило прокурору 2.03.2010, решение об утверждении обвинительного заключения принято 15.03.2010. В кассационной жалобе адвокат, ссылаясь на вышеуказанное нарушение прокурором срока принятия решения, требовал приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение.

Верховный Суд РФ не согласился с данным доводом адвоката, указав, что с учетом установленных выходных дней в прокуратуре (суббота, воскресенье) десятидневный срок заканчивался 15.03.2010, т.е. в первый рабочий день, следующий за выходными днями [13].

Анализ правил исчисления сроков, установленных главой 17 УПК, показывает, что прокурором и судьями расчет десятидневного срока был произведен неправильно. В соответствии с ч.1 ст. 128 УПК 2.03.2010 в данный срок не входит, поскольку в эти сутки начинается течение срока. Первый день рассчитываемого периода начинается с 3.03.2010. Выходные дни, приходящиеся на середину срока, входят в него, поэтому последние сутки десятидневного срока по данному делу приходятся на 12.03.15 (пятница). В соответствии с ч.2 ст. 128 УПК срок истекает в 24 часа последних суток, т.е. 12.03.2015. Поскольку последний день срока рабочий, им и заканчивается срок. Исключение, предусмотренное последним предложением ч.2 ст. 128 УПК (если срок заканчивается нерабочим днем, то окончание срока переносится на первый следующий за ним рабочий день), в данном случае не применяется.

Вместе с тем, с учетом того, что нарушение прокурором срока утверждения обвинительного заключения на один день не повлияло на законность и обоснованность принятого решения, не привело к нарушению конституционных прав участников уголовного судопроизводства, допущенная ошибка в исчислении срока не могла повлиять на законность, обоснованность и справедливость итогового судебного решения [14, 15].

Вывод о несущественности подобного нарушения сделан Московским городским судом при рассмотрении дела № 10-9998/15. Подавая апелляционную жалобу по данному делу осужденная К. в числе прочих нарушений указала на то, что уголовное дело находилось в прокуратуре более установленного ч.1 ст. 221 УПК десятидневного срока. Суд апелляционной инстанции отказался учесть данное обстоятельство, ссылаясь на то, что данное нарушение не свидетельствует о незаконности, необоснованности и несправедливости решения суда первой инстанции [16].


Библиографический список
  1. Каретников А.С., Коретников С.А. Сущность полномочий прокурора по надзору за предварительным следствием: прошлое и настоящее // Российская юстиция. 2015. N 5. С. 49 – 52.
  2. Шигуров А.В. Проблемы особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением в российском уголовном процессе // Мир науки и образования. 2015. № 2. С. 14.
  3. Шигуров А.В. Судебная практика по процедуре обжалования действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя прокурору // Мир науки и образования. 2015. № 3. С. 22.
  4. Бюллетень судебной практики по уголовным делам Свердловского областного суда (четвертый квартал 2008 г.) (утв. постановлением президиума Свердловского областного суда от 18.02.2009) [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант-Плюс».
  5. Определение Верховного Суда РФ от 06.11.2008 по делу № 38-008-26 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант-Плюс».
  6. Данилов В.В. Неблагополучная семья – детерминант рецидивной преступности несовершеннолетних // Мир науки и образования. 2015. № 4. С. 6.
  7. Федосеев Р.В. Почвенный состав территории Среднего Поволжья как определяющий фактор сельскохозяйственной направленности дворянского хозяйства во второй половине XIX – начале XX вв. // Мир науки и образования. 2015. № 3. С. 19.
  8. Апелляционное постановление Московского городского суда от 16.02.2015. № 1249/2015 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант-Плюс».
  9. Апелляционное постановление Липецкого областного суда от 30.06.2015 по делу № 22к-735/2015 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант-Плюс».
  10. Определение Верховного Суда РФ от 06.11.2008 по делу № 38-008-26 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант-Плюс».
  11. О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 № 1 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант-Плюс».
  12. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 09.04.2008 № 92-П08-ПР [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант-Плюс».
  13. Кассационное определение Верховного Суда РФ от 02.09.2010 № 32-О10-29сп [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант-Плюс».
  14. Шигурова Е.И. Судебная практика по процедуре обжалования действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя в порядке подчиненности вышестоящему должностному лицу службы судебных приставов // Мир науки и образования. 2015. № 3. С. 23.
  15. Шигурова Е.И., Максимочкин М.Е. Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением // Мир науки и образования. 2015. № 4. С. 26.
  16. Апелляционное определение Московского городского суда от 23.07.2015 по делу № 10-9998/15 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант-Плюс».


Все статьи автора «Шигуров Александр Викторович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация