УДК 352

ЭВОЛЮЦИЯ ЗЕМСКОГО И ГОРОДСКОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В УСЛОВИЯХ ДЕЦЕНТРАЛИЗАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВОГО МЕХАНИЗМА САМОДЕРЖАВИЯ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XІХ – НАЧАЛО XX ВЕКА)

Андрияш Виктория Ивановна1, Евтушенко Александр Никифорович2
1Черноморский государственный университет имени Петра Могилы, кандидат политических наук, доцент
2Черноморский государственный университет имени Петра Могилы, доктор политических наук, профессор

Аннотация
В статье рассматриваются особенности буржуазных реформ во второй половине XІХ века в Российской империи. Проанализированы основные положительные и отрицательные стороны эволюции земского и городского управления. Рассмотрены особенности создание органов земского и городского управления на региональному уровне в Российской империи.

Ключевые слова: город, губерния, децентрализация, земство, избиратели, институт местной власти, реформа, самоуправление


THE EVOLUTION OF RURAL AND URBAN GOVERNANCE IN THE RUSSIAN EMPIRE IN THE CONTEXT OF DECENTRALIZATION OF STATE-LEGAL MECHANISM OF THE AUTOCRACY (THE SECOND HALF XІH - THE BEGINNING OF XX CENTURY)

Andriyash Victoria Ivanovna1, Yevtushenko Alexander Nikiforovich2
1Petro Mohyla Black Sea State University, PhD of Political Sciences, Associate Professor
2Petro Mohyla Black Sea State University, Doctor of Political Sciences, Professor

Abstract
The article discusses the features of the bourgeois reforms in the second half XІH century in the Russian Empire. We analyzed the main positive and negative aspects of the evolution of rural and urban management. The features of the establishment of bodies rural and urban management at the regional level in the Russian Empire.

Keywords: decentralization, district council, government, province, reform, the city, the institution of local government, voters


Рубрика: 23.00.00 ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Андрияш В.И., Евтушенко А.Н. Эволюция земского и городского управления в Российской империи в условиях децентрализации государственно-правового механизма самодержавия (вторая половина XІХ - начало XX века) // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/02/64728 (дата обращения: 20.11.2016).

Процесс становления местного самоуправления в Украине происходит достаточно сложно и противоречиво, во-первых, потому, что отсутствует единая теоретическая концепции местного самоуправления; во-вторых, не учитывается исторический опыт осуществления местного самоуправления на территории Украины, особенно в период «Великих реформ», когда 80% украинских земель входило в состав Российской империи.

Буржуазные реформы во второй половине XІХ в., не только усложнили социальную структуру общества но, как и сегодня, требовали активного участия населения в решении местных хозяйственных дел через создание органов самоуправления.

Проблема актуальна особенно сейчас, когда в украинском обществе происходит процесс децентрализации государственного управления, немаловажное место в котором занимает местное самоуправление, как основа построения демократического государства. Вопросы местного самоуправления (правовые, организационные, финансовые) и сегодня являются самыми сложными и дискуссионными. А выяснение того, как они были разрешены во второй половине ХІХ века позволяет по-новому взглянуть на весь комплекс проблем связанных с существованием и функционированием этого института.

Во-первых, потому что образование земского и городского самоуправления во второй половине ХІХ века было составной частью внутригосударственной децентрализации, попыткой приспособить самодержавие к нуждам капитализма, тем самым сохранив его.

Во-вторых, царизм старался привлечь разные слои населения к решению местных хозяйственных дел, переложив на органы самоуправления вопросы, связанные с жизнеобеспечением населения, отвлекая их внимание от более радикальных преобразований в области государственного управления, поставив деятельность общественного управления под контроль государственной власти: центральной и губернской.

Кроме того, исторический опыт самоуправления, в формировании руководящих органов, структуры управления, определения направлений своей деятельности и самофинансирования, вызывает научный интерес, особенно с точки зрения разработки теоретических научно-обоснованных подходов до места и роли местного самоуправления в единой системе государственного управления.

Некоторые аспекты поставленной в статье проблемы изучаются такими зарубежными и отечественными учеными, как Б. Веселовский [1; 2], В. Гессен [3], К. Головин [4], А. Зуев [5], Л. Лаптева [6], А. Михайловский [7], O. Нотович [8], Б. Чичерин [9] и др.

Особое внимание авторы уделяют законодательным актам, которые регулировали формирование и функционирование органов земского и городского самоуправления: «Положение о губернских и уездных земских учреждениях»1864 г. [10]; «Положение о земских учреждениях» 12 июня1890 г. [11], «Городовое положение 1870 года» [12], «Городовое положение1892 г.» [13].

Цель статьи состоит в том, чтобы проследить эволюцию земского и городского управления на региональному уровне в пореформенный период и изучить ее влияние на децентрализацию и модернизацию государственно-правового механизма самодержавия.

Вторая половина ХІХ века в Российской империи – это период «Великих реформ» (отмена крепостного права (1861), земская (1864), городская (1870), образовательная (1863), судебная (1864), военная (1874) и др.) открывший перспективы строительства в России развитого демократичного государства.

Отмена крепостного права в1861 г., ослабила экономическую самостоятельность дворянства, основой которой было землевладение. Реформа создала условия для развития рыночных капиталистических отношений, поставив на повестку дня вопрос сохранения самодержавия и приспособление его к нуждам капитализма.

В пореформенные годы в российском обществе распространяются идеи парламентаризма, созыва Земского собора, ограничения власти монарха и допуска общественности к управлению государством. Общественно-политическая мысль России обращается к западноевропейским образцам, проводятся параллели между парламентаризмом с его правами и свободами и бесправием населения в условиях самодержавия. Представители либеральной мысли (А. Градовский, К. Кавелин, Б. Чичерин) обращают внимание на поиск средств и методов для модернизации России, доказывая устойчивость монархии даже в условиях парламентаризма. Представители консервативной (М. Катков, К. Победоносцев, К. Леонтьев, Л. Тихомиров) напротив, доказывали незыблемость российского самодержавия и невозможность адаптации британской парламентской модели к российской политической действительности. Однако соглашались, что политическое устройство России, требует изменений, но нерадикальных, а эволюционных.

Например К. Победоносцев (сенатор, член Госсовета, позднее обер-прокурор Святейшего Синода) считал парламентаризм «великой ложью нашего времени», принцип народовластия одним из самых лживых, а сам парламент «учреждением, служащим для удовлетворения личного честолюбия, тщеславия и личных интересов» [14]. Он был убежден, что самодержавная власть необходима России, как залог внутреннего спокойствия и «условие национального единства и политического могущества государства» [15, с. 316-317].

Представители либеральной мысли во второй половине ХІХ в. выступали под флагом конституционализма, выдвинув идею постепенной трансформации неограниченного самодержавия в буржуазную конституционную монархию. Конституционная монархия «в глазах русских либералов представляла соединение довольно развитого, хотя далеко не совершенного конституционализма, высшей формы парламентского правления и местного самоуправления, которое динамично демократизируется» [16]. За образец либералы брали реформаторский опыт Великобритании, направленный на утверждение буржуазной демократии в условиях сохранения конституционно-монархических форм, исключавший саму возможность революции [17, с. 36].

По мнению Б. Чичерина «введение конституционного порядка далеко не всегда представляется желательным. Политическая свобода не везде приносит одинаковые плоды» [18, с. 176]. Он настойчиво предлагал эволюционное подведение русского общества к конституционному порядку (представительной монархии [19, с. 127]) через промежуточные формы взаимодействия общества и самодержавной власти. Считая, что только путем реформ «сверху» можно перейти к конституционному порядку с представительной властью, чтобы «установить общую свободу и поставить общество на ноги» [20, с. 152].

Развитие капитализма требовало изменения системы управления империей, поэтому проведение земской (1864) и городской (1870) реформы стало частью государственной политики «децентрализации управления в России» [21, с. 186] на региональному (губернскому) и субрегиональному (уездному) уровне. «Положение о губернских и уездных земских учреждениях»» 1864 года [22] и «Городовое положение 1870 года» [23] впервые закрепили в России всесословный институт местной власти, деятельность которого охватывала все основные группы населения.

Так земская реформа 1864 г. предусматривала создание местных (губернских, уездных) выборных органов: земских управ (исполнительные органы), избирательных съездов (их задача раз в три года определять состав корпуса уездных гласных), губернских и уездных земских собраний (распорядительные органы) за территориальным принципом. Реформа юридически гарантировала определенную самостоятельность самоуправляющимся органам.

Все избиратели делились на три курии. Первая (уездные землевладельцы) – владельцы не менее 200 десятин земли, имеющие недвижимой собственности не ниже 15 тыс. руб., торговых и промышленных предприятий с годовым оборотом – в 6 тыс. руб. и более, а также уполномоченные от мелких землевладельцев (1/20 полного ценза) и духовенства. Вторая курия (городская) – купцы 1-й и 2-й гильдий, владельцы городской недвижимости, которая в зависимости от численности населения оценивалась от 500 до 3000 руб. Третья курия (крестьянская) – выборы были двухступенчатыми, вначале крестьяне избирали – выборщиков, которые  на специальных съездах избирали гласных.

Как видим в основу куриальной системы неравных выборов был положен принцип имущественного ценза. На первый план выдвигались не интересы крестьян, которых было большинство (80,1%, от общего состава населения Российской империи), а интересы землевладельцев, которые составляли всего лишь 1,5% от общего состава населения [24, с. 54]. Система неравных выборов, защищала интересы частной собственности, обеспечив значительное преобладание в земствах дворян-помещиков, которые например, на Украине составляли свыше 70 % всех членов земства, в то время как крестьяне редко когда имели 10 % [25, с. 188].

К концу1870 г. земские организации существовали в 35 губерниях европейской части России, в том числе в девяти украинских губерниях: Харьковской, Полтавской, Черниговской, Екатеринославской, Херсонской, Таврической, Киевской, Подольской и Волынской [26, с. 186], кроме Правобережной Украины.

Реформа1864 г. исходила из негосударственной природы земств, поэтому земские учреждения не имели государственно-властных полномочий и не были включены в систему государственных органов, служба в них была общественным долгом. Их заданием было решение местных финансово-хозяйственных вопросов, они получили право выдавать обязательные для населения постановления, обкладывать его налогами и сборами. Земства имели право осуществлять меры принуждения через органы государственной власти, прежде всего полицию, которая решала вопрос о целесообразности таких мер. Полиция хотя и финансировалась земством, но ему не подчинялась.

С момента своего создания земства активно включились в решение не только стоящих перед обществом хозяйственных проблем, но и пытаются добиться изменений в политической жизни. Активность земств пугает правительство, которое законом от 13 июня 1867 года ограничивает права земств, суживая финансовую базу их деятельности, устанавливая цензуру губернатора на издание земствами своих решений, запрещая все горизонтальные связи земств между собой [27, с. 139-140].

Введение Городового положения в1870 г. и создание городского самоуправления, т.е. в городах сроком на 4 года избирались органы городского самоуправления – городские думы, членов которых избирали владельцы недвижимого имущества, налогоплательщики русские подданные, достигшие возраста 25 лет (до этого право городского самоуправления имели лишь дворяне). Сословно-бюрократические органы управления городом заменялись всесословными на принципе имущественного ценза.

Важным недостатком Городового положения была трехклассная избирательная система, взятая из Пруссии, согласно которой только прямые плательщики в пользу города были участниками городского самоуправления [28, с. 190]. Все избиратели были поделены на три курии и вносились в список по убыванию уплачиваемых сборов. Список делился на три разряда, каждый из которых платил 1/3 общей суммы городских сборов. Все разряды избирали равное число гласных, что обеспечивало преимущество представителям богатой верхушки города. Все другие категории городского населения, составлявшие большинство, прежде всего рабочие, ремесленники, мелкие служащие, а также женщины права участвовать в выборах не имели.

В Городскую думу входили: городской голова (председатель), гласные (члены), а также председатель уездной земской управы и представитель духовного ведомства. До компетенции городского самоуправления относились те же вопросы, что и до компетенции земств и касались «удовлетворения местных польз и нужд».

Городское управление было частью общего управления страной, претворяя в жизнь распоряжения правительства, решая вопросы, связанные с благоустройством города, промышленностью, торговлей и т.д. Органы городского самоуправления в пределах своих полномочий были самостоятельны, однако закон определял случаи и порядок, в которых их действия и распоряжения подлежали утверждению и контролю государственных органов.

На местах, кроме государственного управления, основанного на принципе соподчинения, было создано земское и городское самоуправление, на которое было возложено решение местных хозяйственно-административных вопросов, которые оказались непосильными для государственных структур. С одной стороны, самоуправление было встроено в систему полицейского (административного) управления не затрагивая систему автократического управления [29, с. 13], то есть, выполняло «роль хранителя самодержавия» [30]. Но в той же время оно освободило органы государственной власти от решения не свойственных ей местных проблем привлекая к этой работе те слои (группы) населения, нужды которых обслуживались.

На практике было реализовано «основное политическое правило», суть которого по мысли Б. Чичерина заключается в том, что местное управление, т.е. деятельность местных органов не должна противоречить целям правительства, а наоборот ему подчиняться и идти в ногу с ним [31, с. 517].

Таким образом, земская и городская реформы Александра ІІ проводились с позиции укрепления самодержавия, поэтому предоставление обществу самоуправления на низшем, (суб)региональном уровне, отвлекало от требований более радикальных изменений в области государственного управления.

Однако создание новых органов управления в Российской империи, повлияло на развитие гражданского самосознания населения. В условиях сохранения самодержавия, централизации власти и постоянного контроля над населением это был первый шаг к созданию демократических основ государства и гражданского общества. Так как «несмотря на регламентированный и цензовоограниченный процесс губернские и уездные органы земского самоуправления строились на основе долевого участия всего населения губерний» [32, с. 49].

Реализация земской и городской реформ усложнило управление губернией, что привело к увеличению роли губернатора, губернского присутствия, губернской канцелярии. Тем более что Положение1864 г. предусматривало контроль за деятельностью органов самоуправления региональной губернаторской властью, которая имела всю полноту государственной власти на региональном уровне.

Кроме того реформы Александра ІІ распространялись только на местный уровень управления – земское и городское выборное управление и не затрагивали центральный уровень, принцип самодержавия остался неизменным, переход России к конституционной монархии не произошел. Реформы не только сохранили формально упраздненное неравенство сословий, но и усилили социальную дифференциацию, что в результате породило оппозицию политическому режиму и привело к убийству Александра ІІ 1 марта1881 г.

С этого момента в России закончилась эпоха Великих реформ. Проекты преобразований, что разрабатывались государственными деятелями в этот период, так и остались проектами. Например, К. Победоносцев выступая в Госсовете 8 марта 1881 года резко осудил проект его реорганизации М. Лорис-Меликова (предусматривал создание при Госсовете представительного органа) и решительно выступил против славянофильского проекта созыва Земского собора, предложенного министром внутренних дел Н. Игнатьевым. Усилилось давление консерваторов на власть и требование поставить органы самоуправления под контроль государства [33, с. 152], считая их частью государственного организма служащей целям местным и правительственным. Либералы же полагали, что необходимо лишь повысить статус земств и городских дум, допустив их представителей к непосредственному администрированию на уровне уездов, губерний, и, наконец, к совещательному участию в Государственном Совете [34, с. 288]. Однако все эти предложения не касались изменения основных принципов самодержавного строя, поэтому успеха не имели [35, c. 18].

При Александре ІІІ происходит процесс консервативной модернизации самодержавной монархии на принципах централизации и бюрократического самодержавия. Укрепляется, властна вертикаль и усиливается влияние правительства при решении внутренних вопросов.

Введенное в1890 г. «Новое положение о губернских и уездных земских учреждениях» существенно усилило административный контроль за деятельностью земств, ограничило их полномочия, изменило порядок выборов. Земства интегрировались в государственную систему, служба на выборных должностях получила статус государственной, но взаимоотношения с полицией остались такими же, как и раньше. Власть, опасаясь политической активности представительных учреждений на местах, не стремилась давать им в руки реальные властные механизмы, а потому ограничила их самостоятельность. Дворяне получили абсолютное преимущество в органах земского самоуправления. В1897 г. состав губернских гласных составлял: дворяне и чиновники – 89,5%, разночинцы – 8,7%, крестьяне – 1,8% [36, с. 14].

Городское Положение1892 г. значительно урезало избирательное право для горожан, что привело к уменьшению числа избирателей в 6-8 раз (до 0,5% – 2% всего городского населения). Было сокращено число гласных (приблизительно в 2 раза). Произошли изменения во внутреннем устройстве городских органов: управа стала более независимой от думы, права городского головы, как председателя думы, были значительно расширены за счет прав гласных, дума была лишена права отдачи под суд членов управы. Выборные должностные лица городского управления, приравнены к госслужащим, что ставило их в дисциплинарную зависимость от администрации, а поэтому губернатор получил право давать им распоряжения и указания, а губернское по городским делам присутствие получило право отстранять их от должности [37]. Как точно подметил А. Михайловский, городское управление превратилось «в полуобщественное, полубюрократическое учреждение» представляя интересы «наиболее зажиточных горожан-собственников» [38, с. 18].

Реорганизация городского самоуправления была нацелена на ослабление выборного начала, ограничение самостоятельности и независимости от административной власти [39, c. 263], коренным образом меняя характер взаимоотношений между государственной властью и городскими думами [40].

Подчинение земского и городского самоуправления губернской (государственной) власти, предоставление служащим статуса госслужащих и возложение на эти органы функций государственного управления породило в будущем целый ряд новых экономических, политических, социальных проблем, которые стали следствием двух русских революций.

Можно сделать вывод, что создание органов земского и городского управления на региональному уровне в Российской империи (вторая половина XІХ – начало XX в.) позволило:

во-первых, сохранить в России самодержавную монархию, которая продемонстрировала свою дееспособность, встроив самоуправление в административную систему и направив его деятельность на решение местных хозяйственно-финансовых вопросов;

во-вторых, провести внутригосударственную децентрализацию и улучшить управление на региональном уровне, а также в городах, оставив высшие органы государственной власти вне процесса перестройки;

в-третьих, контрреформи Александра ІІІ уменьшили самостоятельность органов самоуправления, превратив выборных чиновников в государственных служащих, подчиненных губернской власти (возможность применять к ним меры дисциплинарного взыскания), что существенным образом усилило контроль за деятельностью органов земского и городского самоуправления со стороны правительственной администрации, не подрывая основы самодержавной монархии;

в-четвертых, реформы во второй половине XІХ – начале XX века в Российской империи это попытка приспособить традиционную самодержавную модель государственной власти к требованиям либеральной капиталистической модернизации.


Библиографический список
  1. Веселовский Б. Б. История земства за сорок лет. СПб. : Изд-во О. Н. Поповой, 1911. Т. 3. 796 с.
  2. Веселовский Б.Б. Земство и земская реформа. Пг.: Т-во О. Н. Попова, 1918. 48 с.
  3. Гессен В.М. Городское самоуправление. СПб., 1912. 27 с.
  4. Головин К.Ф. Наше местное управление и местное представительство. СПб.: Тип. М.М.Стасюлевича, 1884. 165 с.
  5. Зуев А. С. Городское самоуправление // Краткая энциклопедия по истории купечества и коммерции в Сибири. Т. 1. Новосибирск, 1994. 562 с.
  6. Лаптева, Л. Е. Местное управление в пореформенной России (1864-1905 гг.): Историко-правовое исследование : автореф. дис.. д. юрид. наук. М., 2002. 50 с.
  7. Михайловский А. Г. Реформа городского самоуправления в России. М.: книгоиздательство «Польза» В. Актик и Кº, 1908. 110 с.
  8. Нотович O.K. Основы реформ местного и центрального управления. СПб., 1882. 236 с.
  9. Чичерин Б. Н. Курс государственной науки. [Электронный ресурс] : Тома I-III. М.: Типо-лит. т-ва И. Н. Кушнерев и Ко, 1894 г. / Б.Н. Чичерин // Режим доступа http://constitution.garant.ru/science-work/pre-revolutionar/3948892/ (дата обращения: 01.02.2016)
  10. Положение о губернских и уездных земских учреждениях от 12 июля1890 г. // Свод законов Российской империи. Т. 2. Гл. III. СПб., 1892. С. 3-45.
  11. Положение о губернских и уездных учреждениях от 1 января1864 г. // ПСЗ., Собр. ІІ. Т. XXXVIII. СПб., 1867. Ст. 40457.
  12. Городовое положение от 16 июня 1870 г. // ПСЗ РИ. Собр. II. Т. XLV. № 48498. СПб., 1874.
  13. Городовое положение от 11 июня 1892 г. // ПСЗ РИ. Собр. III. Т. XII. № 8708. Спб., 1895.
  14. Победоносцев К.П. Великая ложь нашего времени. [Электронный ресурс]. / К.П. Победоносцев. – Режим доступа: http://legitimist.ru/lib/philosophy/k_pobedonoscev_velikaya_lozh_nashego_vremeni.pdf (дата обращения: 01.02.2016)
  15. Начало царствования Николая II и роль Победоносцева в определении политического курса самодержавия (подготовил Ю. Б. Соловьев [Ленинград]). // Археографический ежегодник на 1972г. М.: Наука, 1974. С. 311-318.
  16. Жолудов М.В., Маруков А.Ф.  Государственно-правовое реформирование России  и британский опыт  парламентской демократии в XIX – начале XX века. [Электронный ресурс]/М.В. Жолудов, А.Ф. Маруков. История РФ. Федеральній портал. Режим доступа: http://histrf.ru/uploads/media/artworks_object/0001/06/1550c5c5b99c55c95bac2ea08fb64d68b0c7b8e7.pdf (дата обращения: 01.02.2016)
  17. Минаев А.И. Британский парламентаризм и его влияние на развитие государственно-правовых институтов России (конец XVIII – начало XХ вв.) : автореф. дис. … д-ра ист. наук / Минаев Андрей Иванович.; [Моск. пед. гос. ун-т]. М., 2009. 44 с.
  18. Чичерин Б. Н. О народном представительстве. [2-е изд.]. М. : тип. Т-ва И. Д. Сытина, 1899. XXIV. 810 с.
  19. Чичерин Б. Н. О народном представительстве. [2-е изд.]. М. : тип. Т-ва И. Д. Сытина, 1899. XXIV. 810 с.
  20. Чичерин В.Н. Философия права. М.: Типо-литография Товарищества И.Н. Кушнерев, 1900. 344 с.
  21. Євтушенко О.Н. Земська куріальна виборча система: політико-правові аспекти її застосування / О. Н. Євтушенко // Сучасна українська політика. Політики і політологи про неї. Київ, Миколаїв : Вид-во МДГУ ім. П. Могили, 2008. Вип. 13. С. 185–194.
  22. Положение о губернских и уездных учреждениях от 1 января1864 г. // ПСЗ., Собр. ІІ. Т. XXXVIII. СПб., 1867. Ст. 40457.
  23. Городовое положение от 16 июня 1870 г. // ПСЗ РИ. Собр. II. Т. XLV. № 48498. СПб., 1874.
  24. Боенко Н.И. Экономическая культура: проблемы и тенденции развития./ Н.И. Боенко. СПб.: Изд-во  С-Петерб. Ун-та, 2005. 182 с.
  25. Євтушенко О.Н. Земська куріальна виборча система: політико-правові аспекти її застосування / О. Н. Євтушенко // Сучасна українська політика. Політики і політологи про неї. Київ, Миколаїв : Вид-во МДГУ ім. П. Могили, 2008. Вип. 13. С. 185-194.
  26. Євтушенко О.Н. Земська куріальна виборча система: політико-правові аспекти її застосування / О. Н. Євтушенко // Сучасна українська політика. Політики і політологи про неї. Київ, Миколаїв : Вид-во МДГУ ім. П. Могили, 2008. Вип. 13. С. 185-194.
  27. Євтушенко О.Н. Земська реформа 1864 року як компроміс між самодержавством і регіонами // Наукові праці: Науково-методичний журнал. Т 65. Вип. 52. Політичні науки. Миколаїв: Вид-во МДГУ ім. Петра Могили, 2007. С. 137-141.
  28. Євтушенко О.Н. Земська куріальна виборча система: політико-правові аспекти її застосування / О. Н. Євтушенко // Сучасна українська політика. Політики і політологи про неї. Київ, Миколаїв : Вид-во МДГУ ім. П. Могили, 2008. Вип. 13. С. 185-194.
  29. Лаптева, Л. Е. Местное управление в пореформенной России (1864-1905 гг.): Историко-правовое исследование : автореф. дис.. д. юрид. наук. М., 2002. 50 с.
  30. Чичерин Б. Н. Курс государственной науки. [Электронный ресурс] : Тома I-III. – М.: Типо-лит. т-ва И. Н. Кушнерев и Ко, 1894 г. / Б.Н. Чичерин // Режим доступа – http://constitution.garant.ru/science-work/pre-revolutionar/3948892/ (дата обращения: 01.02.2016)
  31. Чичерин Б. Н. О народном представительстве. [2-е изд.]. М. : тип. Т-ва И. Д. Сытина, 1899. XXIV. 810 с.
  32. Веселовский Б. Б. История земства за сорок лет. СПб. : Изд-во О. Н. Поповой, 1911. Т. 3. 796 с.
  33. Головин К.Ф. Наше местное управление и местное представительство. СПб.: Тип. М.М.Стасюлевича, 1884. 165 с.
  34. Нотович O.K. Основы реформ местного и центрального управления. СПб., 1882. 236 с.
  35. Малышева О.Г. Развитие конституционных идей и зарождение парламентаризма в России. I и II Государственные думы. Автореферат дисс. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук. М., 1994. 29 с.
  36. Веселовский Б.Б. Земство и земская реформа. Пг.: Т-во О. Н. Попова, 1918.  48 с.
  37. Городовое положение от 11 июня 1892 г. // ПСЗ РИ. Собр. III. Т. XII. № 8708. Спб., 1895.
  38. Михайловский А. Г. Реформа городского самоуправления в России. М.: книгоиздательство «Польза» В. Актик и Кº, 1908. 110 с.
  39. Зуев А. С. Городское самоуправление. Краткая энциклопедия по истории купечества и коммерции в Сибири. Т. 1. Новосибирск, 1994. 562 с.
  40. Гессен В.М. Городское самоуправление / В.М. Гессен. СПб., 1912. 27 с.


Все статьи автора «Андрияш Виктория Ивановна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация