УДК 81

ЦВЕТОСЕМАНТИКА ПЕЙЗАЖА ПИСАТЕЛЯ

Кочнова Ксения Александровна
ФГБОУ ВО «Нижегородская государственная сельскохозяйственная академия»
кандидат филологических наук, доцент кафедры «История и культура»

Аннотация
В статье исследуется художественно-речевая система А.П.Чехова, выявляется специфика индивидуального мировосприятия, реализованного в языке писателя. Слова, обозначающие цвет, занимают важное место в его языковой системе. При создании образа ночи наибольшей репрезентативностью обладают лексемы черного и белого цветов. Они характеризуются самой большой частотностью и сложной семантической структурой. Индивидуально-авторские значения связаны с основными категориями мироощущения писателя (смерть, скука, тоска, равнодушие, одиночество).

Ключевые слова: картина ми-ра, лексема, пейзаж, художественно-речевая система, художественный мир, цветосемантика, языковая картина мира писателя


TSVETOSEMANTIKA OF THE WRITER'S LANDSCAPE

Kochnоva Ksenia Aleksandrovna
Nizhny Novgorod state agricultural Academy
candidate of philological Sciences, associate Professor of history and culture

Abstract
In article the art and speech system of A. P. Chekhov is investigated, specifics of the individual atti-tude realized in the writer's language come to light. The words designating color take an important place in its language system. At creation of an image of night the greatest representativeness lexemes of black and white flowers possess. They are characterized by the biggest rate and difficult semantic structure. Individual and author's values are connected with the main categories of attitude of the writer (death, boredom, melancholy, indifference, loneliness).

Keywords: art and speech system, art world, landscape, language picture of the world of the writer, lexeme, world picture


Рубрика: 10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Кочнова К.А. Цветосемантика пейзажа писателя // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/01/62620 (дата обращения: 20.11.2016).

Цвет в художественном мире писателя служит не только для передачи красок окружающего мира языком литературного произведения. Цветопись и цветосемантику автор использует для создания индивидуальных образов, особой «реальности», вымышленного мира художника. Анализ цветовой картины мира автора позволяет реконструировать философско-мировоззренческую концепцию автора.

Для этого следует построить лексико-семантическое поле «цветосветовых обозначений». Полевой подход позволяет эксплицировать авторское мировоззрение, выявить специфику его ценностной ориентации и языковых приоритетов, особенностей индивидуально-авторского словоупотребления и т.д. Авторское лексико-семантическое поле представляет интерес для исследования языковой картины мира писателя с точки зрения содержания, состава (эксплицирует фрагмент мировоззрения писателя), структурной организации.

Рассмотрим специфику лексико-семантического поля “Цветосветовые обозначения”, создающего неповторимый образ ночи [5], в индивидуально-речевой системе А.П.Чехова.

Лексемы черный, белый, темный, лунный и их дериваты входят в ядро исследуемого поля. В общенародном языке лексемы черный и белый противопоставлены друг другу (ср. ‘имеющий цвет сажи, угля, самый темный из всех цветов (противоп. белый)’ [10, т. 17, с. 918] и ‘имеющий цвет снега, молока, мела (противоп. черному)’ [10, т. 1, с. 378]. А в природном мире А.П.Чехова контекстуально не оппозиционны,  поскольку вступают в системные отношения, объединяясь по признаку ‘светлый – темный’: «Белые стены, белые кресты на могилах, белые березы и черные тени <…> жили своей особой жизнью» (Архиерей) [15, т. 10, с. 187], «Весь мир, казалось, состоял только из черных силуэтов и бродивших белых теней» (Верочка) [там же, т. 6, с. 71], «Таких удивительных роз, лилий, камелий, таких тюльпанов всевозможных цветов, начиная с ярко-белого и кончая черным как сажа, <…> не случалось видеть нигде в другом месте» (Чёрный монах) [там же, т. 8, с. 226]. А.Вежбицкая отмечает, что концепты ‘белый’ и ‘черный’ – это «универсальные системы … такие слова означают светлый и темный соответственно, а лучшим объяснением наблюдаемым закономерностям служит предположение о связи света, солнца и огня» [2, с. 268-269].

Оба цвета служат для создания образа, несмотря на свою контрастность. Лексема черный, как правило, используется вместе со словом белый и его эквивалентами (бледный, светлый, ясный, блеклый, белесый) и наоборот, белый рядом с лексемами темный, мутный, сумрачный, тусклый и т.п. Наиболее частотная смысловая зона реализации цветообозначений черного и белого цветов и их оттенков – лунная ночь: «кругом далеко было видно белое и черное, и сонные деревья склоняли свои ветви над белым» (Ионыч) [там же, т. 10, с. 24]. В этом описании А.П.Чехов не детализирует, что именно обозначено под черным и белым, главное – это цвет, когда на сочетании, созвучии элементов строится образ лунной ночи. «На плотине, залитой лунным светом, не было ни кусочка тени <…> блестело звездой горлышко от разбитой бутылки<…> на том берегу, повыше кустов ивняка, что-то похожее на тень прокатилось черным шаром» (Волк) [там же, т. 5, с. 41]. Образ лунной ночи строится на сопоставлении светлых и темных тонов. С помощью одной-двух деталей, отдельного штриха, попавшего в поле зрения героя, найден индивидуально-авторский образ лунного света, построенный на свете и блеске, и по контрасту с ним – образ волка, данный в черном цвете.

В рассказе «Верочка» описание ночи разворачивается при использовании двух цветов черного – белого: белый как снег, черные силуэты, белые тени, 6елый дым, темная тень, черные канавы, черные потемки, темные окна, белый огнем, nобелее. На противопоставлении света и тени рисуется сад. Благодаря такому подбору цвета пейзаж оказывается окутанным дымкой таинственности, поэтичности.

Употребление автором антиномичных друг другу цветовых лексем (прозрачный и туманный) по отношению к одному объекту создает особый образ, точно передающий авторский замысел. Слово туманный наиболее часто употребляется в пейзаже А.П.Чехова в значении ‘молочный’: «туман дает впечатление белой стены» (Мертвое тело) [там же, т. 4, с. 126], «густой туман белый, как молоко» (В овраге) [там же, т. 10, с. 145], «туман белый, густой» (Невеста) [там же, т. 10, с. 206].

Писатель широко использует лексемы nрозрачный, матовый, бледный, туманный, темный и другие. Контраст создается с помощью конкретных цветов белый – черный и по наличию в цветовой лексеме сем ‘яркий – тусклый’, ‘светлый–темный’. Характеристика цвета передается именами прилагательными, указывающими на качество явления (света) и особенности восприятия его человеком. Распределение лексики по принципу “свет – отсутствие света” происходит таким образом, что немногочисленные лексемы, не указывающие прямо на свет или сумрак, оцениваются с точки зрения содержания в обозначаемом ими цвете света, то есть по наличию или отсутствию взначении слова семы ‘блеск’ (отраженного света). Например, лексемы  луна – ‘небесное тело, ближайший спутник Земли, светящийся отраженным солнечным светом’ [10, т. 6, с. 395]; силуэт – ‘очертания чего-н., виднеющиеся в темноте, тумане’.

Лексемы черный и белый участвуют в создании особого цветового колорита, создающего ощущение нереальности, поэтичности, загадочности происходящего, предвещающего романтическую сцену признания в любви. Отсюда особый подбор автором цветовых лексем, создающих неповторимую картину. В этом случае обе лексемы несут значение ‘нечто колдовское, таинственное’. «В тихую лунную июльскую ночь Ольга Ивановна… смотрела то на воду… Рядом с нею стоял Рябовский и говорил ей, что черные тени на воде – не тени, а сон, что в виду этой колдовской воды с фантастическим блеском, в виду бездонного неба и грустных, задумчивых берегов, говорящих о суете нашей жизни и о существовании чего-то высшего, вечного, блаженного, хорошо бы забыться, умереть, стать воспоминанием..» (Попрыгунья) [там же, т. 8, с. 7].

В то же время лексема черный может использоваться для выражения значения ‘нечто страшное’, ‘безжизненность’, ‘омертвелость’, ‘покой’. «Но воспоминание о темных, угрюмых крестах, которые непременно встретятся ему на пути, и сверкавшая вдали молния останавливали его…»; «Направо темнели холмы, которые, казалось, заслоняли собой что-то неведомое и страшное… » (Степь) [там же, т. 7, с. 44]; «Было темно: когда же глаза мои мало-помалу привыкли к темноте, я стал различать силуэты… Скоро направо неясно обозначилась черная полоса неровного, обрывистого берега… Становилось жутко» (Огни) [там же, т. 7, с. 105], «Мартовская ночь, облачная и туманная, окутала землю, и сторожу кажется, что земля, небо и он сам со своими мыслями слились во что-то одно громадное, непроницаемо-черное» (Недоброе дело) [там же, т. 6, с. 92].

Значение ‘колдовское”, ‘таинственное’, ‘страшное’ усиливают следующие лексические единицы разных частей речи: прилагательные черный, темный, существительное чернота, глаголы темнеть, чернеть, почернеть: «Страшная туча надвигалась не спеша, сплошной массой; на ее краю висели большие, черные лохмотья» (Огни) [там же, т. 7, с. 108–109]; «Чернота на небе раскрыла рот и дыхнула белым огнем. Покосился он туда, где была, недавно луна, но там чернела такая же тьма, как и на возу» (Степь) [там же, т. 7, с. 85, 86]; «Темнота была ужасная. Озеро сердито бурлило и гневалось… Казалось, что ревело невидимое чудовище, ревела сама окутывавшая меня тьма» (Драма на охоте) [там же, т. 3, с. 241]; «В темном, как сажа, воздухе висит тоска… Природу мутит… Сыро, холодно и жутко» (Сон) [там же, т. 3, с. 151].

Специфика лексем белый и черный проявляется в том, что в их семантической структуре в индивидуальной языковой системе А.П. Чехова помимо основных цветовых значений содержатся следующие: 1. Цвета ночи – времени суток, характеризующегося романтическим мировосприятием. 2. Цвета колдовского и таинственного. Кроме этого, в семантическую структуру слова черный включается значение ‘цвет, символизирующий страшное, безжизненное, омертвелость и покой’.

Лексико-семантическое поле “Цветосветовые обозначения” в индивидуальной языковой системе писателя отличается более детальным, чем в общенародном языке, составом. В структуре самих конституентов поля, лексемах, наблюдаются изменения, преобразования: усложнение семной структуры слова, поскольку на семантику лексемы оказывает влияние мировоззрение художника. Наибольшей репрезентативностью обладают лексемы черного и белого цветов. Они характеризуются самой большой частотностью и сложной семантической структурой. Индивидуально-авторские значения связаны с основными категориями мироощущения писателя (смерть, скука, тоска, равнодушие, одиночество) [3].

Слова, обозначающие цвет, занимают важное место в языковой системе писателя [4; 1]. А.П.Чехов выводит прилагательные за рамки основного значения, широко используя их для создания образов. Строя отвлеченные образы, писатель часто отталкивается от образа зрительного, в том числе и цветового.


Библиографический список
  1. Брагина А.А. Краски-слова в рассказах А.П.Чехова // Русская речь. 1984. № 1. С. 28-32.
  2. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание / Отв.ред. М.А.Кронгауз. М.: Русские словари, 1997. 411 с.
  3. Кочнова К.А. Лексико-семантическое поле «Цветосветовые обозначения» в осеннем пейзаже А.П.Чехова // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2015. № 2-1. С. 250-253.
  4. Кочнова К.А. Моделирование пейзажа в практике школьного преподавания: лингвистический аспект // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 1-1 (41). С. 45-48.
  5. Кочнова К.А. Ночь в языковой картине мира А.П.Чехова // Вестник Томского государственного  университета. 2015. № 393. С. 28-36.
  6. Куликова И.С. Две цветовые картины мира // Русская речь. 1971. № 3. С. 10 -17.
  7. Кульпина В.Г. Лингвистика цвета: Термины цвета в польском и русском языках. М.: Московский Лицей, 2001. 470 с.
  8. Макеенко И.В. Семантика цвета в разноструктурных языках (универсальное и национальное): автореф. дис… канд. филол. наук. Саратов, 1999. 20 с.
  9. Миннарт М. Свет и цвет в природе. М.: Наука, 1969. 360 с.
  10. Словарь современного русского литературного языка. В 17 т. М.-Л., 1948-1965.
  11. Толковый словарь русского языка в 4-х т. / Под ред. Д.Н. Ушакова. М., 1935-1940.
  12. Ульман С. Семантика. Введение в науку смысла. Оксфорд: Блэквелл, 1964.
  13. Усманова Л.А. Цветосемантика поэзии О.Э.Мандельштама // Филология и человек. 2012. № 1. С. 82-88.
  14. Фрумкина P.M. Цвет, смысл, сходство. Аспекты психолингвистического анализа. М.: Наука, 1984. 176 с.
  15. Чехов А.П. Полное собрание сочинений и писем: в 30-ти т. / АН СССР Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького.М.: Наука, 1974-1983.


Все статьи автора «Кочнова Ксения Александровна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация