УДК 101

РОЛЬ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ОБРАЗЦОВ В РЕШЕНИИ ПРОБЛЕМ ПИЩЕВОЙ ЗАВИСИМОСТИ У РОССИЯН

Агеева Наталия Алексеевна
Ростовский государственный медицинский университет
кандидат философских наук, доцент кафедры истории и философии

Аннотация
Автор рассматривает пищевую зависимость на двух уровнях: индивидуальном и групповом. Семейная социализация, профилактическая работа и психотерапевтическая реабилитация пациентов с зависимым пищевым поведением оправданы на индивидуальном уровне. Масштабные задачи формирования доминант здорового образа жизни у россиян реализуемы в контексте решения проблем продовольственной безопасности России.

Ключевые слова: биоэтика, здоровый образ жизни, пищевая зависимость, продовольственная безопасность, психотерапевтическая реабилитация, семья, социокультурные образцы, стереотипы пищевого поведения


ROLE OF SOCIO-CULTURAL PATTERNS IN SOLVING THE PROBLEM OF FOOD ADDICTION

Ageeva Nataliya Alekseevna
Rostov State Medical University
candidate of philosophical science, associate professor of History and Philosophy Department

Abstract
The author studies food addiction on two levels: individual and team ones. Family socialization, preventive work and psychotherapeutic rehabilitation of the patients with dependent food behavior are justified on the individual level. Large-scale tasks of the Russians’ healthy lifestyle formation are realized in the context of food safety problem solution in Russia.

Keywords: bioethics, Family, food addiction, food behavior stereotypes, food safety, healthy lifestyle, psychotherapeutic rehabilitation, socio-cultural patterns


Рубрика: 09.00.00 ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Агеева Н.А. Роль социокультурных образцов в решении проблем пищевой зависимости у россиян // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/01/62113 (дата обращения: 21.11.2016).

В начале XXI века в России остро стоит проблема влияния социокультурных образцов на пищевое поведение россиян. Сложившаяся ситуация объясняется тем, что в нашей стране стремительно произошла смена основ общественного строя, был разрушен государственный социализм и на его руинах установилась система рыночных отношений. По сути, произошел переход от  одной цивилизации к другой. Сдвиги носили коренной характер и вызвали кризисное состояние, от­ражающееся абсолютно во всем. В конце XX века проблемы здоровьесбережения нации вышли на первый план ввиду увеличения количественных показателей смертности и уменьшения качественных показателей жизни россиян.

Явления переходного периода определили актуальность социальной адаптации. По мнению Л.А. Гордон, обобщенным выражением степени адаптации мо­жет служить состояние массового сознания, общественное настроение, отра­жающее готовность принять (не принять) новые социально-экономические порядки, переносить или не переносить тяготы пере­хода к ним. Адаптация за­ключается не столько в принятии отдельных элементов, сколько в социальном и психологическом освоении меняющегося типа общест­венных отношений, а также в социальной и психологической способности пере­жить чрезвычайную си­туацию перехода [1, с. 3-15].

В связи с этим важными становятся адаптационные функции культуры, способствующие социализации личности. В кратком словаре по со­циологии социализация определяется как процесс становления личности, обуче­ния и усвоения индивидом ценностей, норм, установок, образцов поведения, присущих данному обществу, социальной общности, группе. Наиболее оптимальным представляется понимание социали­зации с точки зрения деятельностного подхода. При этом социализация опреде­ляется как «двусторонний процесс, включающий в себя, с одной стороны, усвое­ние индивидом социального опыта путем вхождения в социальную среду, сис­тему социальных связей, с другой стороны, часто недостаточно подчеркиваемый в исследованиях процесс активного воспроизводства системы социальных связей индивидом за счет его активной деятельности, активного включения в социаль­ную среду» [2, с. 241]. При таком понимании социализации человек является од­новременно объектом и субъектом социальных отношений. Как объект он испы­тывает воздействие социальной среды, а как субъект изменяет ее. Вопросы социализации молодежи в системе образования освещались в ряде опубликованных работ [3; 4; 5; 6; 7; 8; 9; 10; 11; 12].

В процессе социализации для личности важна идентификация, позволяющая чувствовать свою принадлежность к той или иной социальной группе, общности, являющейся носителем культурных ценностей. По мнению Л.Г. Ионина, иден­тификация может быть утрачена по двум основным причинам: в результате кардинальных психических изменений и в результате быстрых и значительных изменений в окружающей социальной среде [13, с. 1-14]. В нашем обществе это произошло по причине резкой перестройки соци­ально-экономических условий жизнедеятельности человека, что привело к разрушению его жизненных устоев.

Важным средством идентификации являются социокультурные образцы, представляющие собой более или менее удачное решение социально значимых проблем на уровне действий, суждений, поведения, общения. В качестве социо­культурных образцов могут быть ценности, нормы, идеалы, образы отдельных личностей, мода, кумиры и т. д. Каждое поколение на основе самоидентификации подражает сознательно или стихийно сформировавшимся представлениям привлекательности образа. В каждой культуре есть свои святые и герои. Ф.И. Минюшев делит социокультур­ные образцы на две категории: первые – те, чей образцовый путь может в прин­ципе повторить каждый житель Земли – это прежде всего Иисус, Мухаммед, Будда; вторые – это гениальные или талантливые творцы в том или ином виде человеческой деятельности: в науке, живописи, литературе, музыке и т.д. [14, с. 53-59].

На два основных вида делит социокультурные образцы Э.А. Орлова. Пер­вый – своего рода «типовой пример», который распространяют средства массо­вой информации. Это усредненный для большинства людей образ действия, поведе­ния в той или иной ситуации, образ личности, решения проблемы, кото­рый по­могает людям первоначально ориентироваться в трудной ситуации. Другим видом являются образцы, которые появляются при решении новых, конкретных социокультурных проблем. Они отражают поисковое поведение лю­дей в слож­ных ситуациях и указывают на то, что решения проблем возможны, хотя и тре­буют напряжения способностей и сил [15, с. 78].

Социокультурные образцы обычно рождаются в повседневной жизни. Сна­чала они появляются у отдельных индивидов или какой-либо группы людей, ис­пользуются в практике, затем сфера их применения расширяется, и, наконец, они могут стать общепризнанными ценностями и нормами. Иными словами, общество может и должно создавать такие социокультурные образцы, которые, помимо привлекательности, будут нести в массы высокий смысл и нравственные ценности [16, с. 63].

Человек, зачастую не осознавая того, посто­янно живет в мире мифов. Современный миф структурирует события по собственной логике. Эту ло­гику Я.Э. Голосовкер назвал имагинативной. Это логика не объективно реаль­ного и достижимого, но чаемого и желаемого. «Какова же логика желания или творческой воли?

  1. Для желания нет предела.
  2. Для желания нет невозможного» [17, с. 23].

Судьба каждого человека определяется, в первую очередь, им самим, его умением мыслить и разумно относиться ко всему происходящему в окружающем его мире. Человек сам планирует собственную жизнь, исходя из своих желаний [18]. Каждый человек еще в детстве, чаще всего бессознательно, думает о своей будущей жизни, как бы прокручивает в голове свои жизненные сценарии. Повсе­дневное поведение человека определяется его рассудком, а свое будущее он может только планировать, например, каким человеком будет его супруга (суп­руг), сколько в семье будет детей и т.п. В жизни, однако, может случиться не так, как человек хочет, но главное в том, что он очень желает, чтобы его мечты сбы­лись.

Й. Хейзинга в книге «В тени завтрашнего дня» приходит к выводу, что чело­век свои желания реализует в игре, а смысловым полем для игр могут быть: религия, философия, поэзия, музыка, мода, политика, спорт и т. д. [19]. Э. Берн полагал, что каждый человек имеет свой жизненный сценарий, мо­дель которого намечается в детские годы. В соответствии со своим жизненным сценарием люди играют в различные игры, которыми заполнена в основном вся жизнь человечества [20, с. 383].

Игры, в которые играют люди, передаются из поколения в поколение. Лю­бимая игра конкретного человека может быть прослежена как в прошлом – у его родителей, так и в будущем – у его детей. Различные культуры и социальные классы имеют свои излюбленные игры, а различные племена и семьи предпочи­тают разные варианты игр. Э. Берн отмечает: «Люди выбирают себе друзей, партнеров, близких людей чаще всего из числа тех, кто играет в те же игры, поэтому в данном социальном окружении каждый его представитель приобретает такую манеру поведения, ко­торая покажется совершенно чуждой членам другого социального круга. И на­оборот, любой член какого-либо социального окружения, который начинает играть в новые игры, будет скорее всего изгнан из привычного общества, но его с удовольствием включат в другое социальное окружение» [20, с. 146].

Сценарий – это постепенно развертывающийся жизненный план, который формируется еще в раннем детстве в основном под влиянием родителей. Этот психологический импульс с большой силой толкает человека вперед, навстречу его судьбе, и очень часто независимо от его сопротивления или свободного вы­бора. Иногда человек хочет изменить что-то в жизни, подкорректировать свой жизненный план, но не может, т. к. находится в плену своих собственных игр и раз за разом наступает на пресловутые грабли. И тогда, дабы скрыть свои про­махи и неудачи, он придумывает индивидуальные, предназначенные для личного пользования мифы.

В своих мечтах и грезах он постоянно возвращается в дет­ство, проживая за­ново далекие события и «исправляя» их в соответствии с его теперешними взглядами на жизнь, ставит себя на место других людей, совершает  героические подвиги, преувеличивает свои положительные (с его точки зрения) качества и преуменьшает или переносит на других отрицательные, анализирует пройденный им жизненный путь и продумывает, как бы он построил его, нач­нись жизнь сна­чала. В результате чего складывается подкорректированный, ис­правленный, ра­финированный образ самого себя, подчас далекий от реальных качеств чело­века. Затем, в соответствии с этим образом, он строит свои отноше­ния с другими людьми, намечает жизненные цели, отбирает средства и пути для их достижения, а также ищет оправдания для совершаемых им неблаговидных поступков. Иначе говоря, человек выстраивает относительно себя самый настоя­щий миф – «миф моей жизни» [21, с. 106]. И в этом смысле можно сказать вслед за А. Ф. Лосе­вым, что «личность есть миф», это – символ, определяющий траек­торию челове­ческой жизни, ее смысл и судьбу.

И.А. Ильин называл семью лабораторией человеческих судеб, где закладываются основы будущего общества и государства. Философ писал: «Человек с детства воспринимает в душу поток чужого воспитывающего волеизъявления; уже тогда, когда сила очевидности еще не пробудилась в его душе и сила любви еще не одухотворилась в нем для самовоспитания, в душу его как бы вливалась воля других людей, направленная на определение, оформление и укрепление его воли; еще не будучи в состоянии строить себя самостоятельно, он строил себя авторитетным, налагавшимся на него изволением других, – родителей, церкви, учителей, государственной власти, – научаясь верному, твердому воленаправлению» [22, с. 407]. Таким образом, от семейной социализации многое зависит в жизни подрастающего поколения россиян. Необходимо помнить, что в процессе адаптации к переменам некоторые индивиды впадают в депрессию, теряют аппетит или «заедают» стресс. Ведущую роль здесь играют существующие в семье стереотипы пищевого поведения.

В процессе создания и популяризации социокультурных образцов особую роль играют: СМИ и российская система образования. Современные СМИ навязывают людям некие «стандарты красоты». У людей, идентифицирующих себя с глянцевыми персонажами и выявляющим собственные несоответствия заданным параметрам, формируются неврозы, комплексы и зависимости. Желание соответствовать «идеалу» нередко приводит человека к пищевым расстройствам организма. Большинство пациентов с зависимым пищевым поведением имеют пограничные нервно-психические нарушения, что указывает на необходимость их психотерапевтической реабилитации. Нормализации эмоционального состояния можно достигнуть посредством обучения методике известного психотерапевта М.Е. Литвака – «целенаправленное моделирование эмоций» [23].

Выработка доминант здорового образа жизни представляется важной в процессе восстановления стереотипов здорового пищевого поведения. А.В. Приленская утверждает, что на стадии развития пищевой зависимости большую роль играло родительское программирование аддиктивного пищевого поведения. В этом контексте можно говорить об особенностях так называемого жизненного сценария зависимого пищевого поведения, для которого была характерна чрезмерная, доминирующая многие годы неосознаваемая пищевая фиксация [24]. Современная наука убедительно доказывает, что от правильного питания в детском, подростковом и юношеском возрасте в большей степени зависит дальнейшее состояние здоровья человека, продолжительность его жизни, быстрота ума, творческое долголетие, «молодая» старость. Отечественные и зарубежные научные школы проявляют к проблеме здорового питания повышенный интерес [25; 26; 27; 28; 29; 30; 31; 32; 33].

Масштабы и динамика распространения всевозможных форм аддикций угрожают физическому и духовному здоровью нации, качеству жизни россиян, их активности на пути к успеху, социальной стабильности и процветанию страны. Задачи формирования доминант здорового образа жизни у россиян реализуемы в контексте решения социально-экономических проблем: при создании условий для всестороннего развития личности, приобщения молодого поколения к вере и культурным традициям народа, популяризации социально востребованных образов и моделей поведения, которые, помимо привлекательности, будут нести в массы высокий смысл и нравственные ценности.

На данный момент тенденция пренебрежительного отношения россиян к своему питанию и здоровью уходит в прошлое. Немаловажную роль в деле популяризации здорового образа жизни играют примеры из жизни известных в обществе людей: творческой интеллигенции, спортсменов, политиков, ученых. Специалисты из разных сфер жизнедеятельности нашего общества (врачи, аграрии, юристы, депутаты, научные и педагогические работники) сходятся во мнении о необходимости создания системы эффективного государственного и общественного контроля за процессами: отбора качественного сырья, его переработки, хранения и доставки товара потребителю. Известный социолог-международник С.А. Кравченко в своей монографии «Социокультурная динамика еды: риски, уязвимости, востребованность гуманистической биополитики» утверждает, что занесенную с Запада и некритически воспринятую неолиберальную биополитику привилегированных элит должна сменить гуманистическая биополитика, ориентированная на психическое и соматическое здоровье всего населения [28].

Для нашего исследования представляет наибольший интерес междисциплинарный подход в изучении человека. В.М. Бехтерев разработал научную концепцию, согласно которой человек предстает в органическом единстве всех сторон и граней своего биосоциального существа: 1) представитель биологического вида, 2) носитель нервно-психической организации, 3) продукт внешней среды. Ученый был убежден, что «…правильное развитие и здоровье личности являются основой государственного благосостояния страны» [34, с. 109]. Всестороннее развитие личности подразумевает создание условий для психофизического и эмоционального благополучия ребенка, поскольку только «гармоническое развитие тела и духа обеспечивает правильное совершенствование личности [34, с. 112].

Развитие и совершенствование личности не завершается после получения высшего образования, окончательное завершение развития личности создается специальными условиями окружающей среды. Все это актуализирует вопрос о взаимоотношении личности и социальной среды, в которой проявляет себя личность. В рамках нашего исследования хотелось бы остановиться на подробном рассмотрении физических условий, от которых зависит полноценное развитие личности: 1) природа организма и его антропологические особенности, 2) биологический фактор, связанный с условиями зачатия и развития человеческого организма, 3) неблагоприятные экономические условия, приводящие к физическому ослаблению организма, 4) негигиенические условия труда, переутомление, отсутствие отдыха пагубно отражаются на развитии личности, 5) «интеллектуальные яды» (алкоголь, опий, морфий, эфир и др.) – хронические отравления, в первую очередь алкоголизм, поражающий мозг человека (притупленное восприятие, пониженная нравственность, ослабленная воля – эти особенности характеризуют упадок личности), 6) воспитание и образование личности: загромождение головы ненужными знаниями, отсутствие их критического осмысления, подавление всякого проблеска инициативы и самостоятельности в учениках, – все это убивает в учениках и учителях любовь к знаниям и уменье самостоятельно мыслить, 7) отсутствие общественной деятельности приводит к недостаточному развитию личности, 8) отсутствие правильно организованной общественной деятельности в форме самоуправления, проявляющееся в праздности и бездеятельности [34, с. 112–121].

Концепция, изложенная В.М. Бехтеревым в работе «Личность и условия ее развития и здоровья», указывает, что нормальное развитие личности обеспечивают: 1) общественная санитария (профилактика болезней, охрана труда), 2) борьба с биологическими факторами вырождения (регламентированность брака, запрещающая вступать в брак с душевнобольными, эпилептиками, тяжелыми истериками, невропатами и хроническими алкоголиками), 3) устранение губительного распространения спиртных и иных опьяняющих напитков (борьба с пьянством), 4) улучшение экономического положения населения (благосостояние народных масс), 5) создание условий для самодеятельности населения и правоспособной активности личности, 6) воспитание и обучение (цельное развитие личности – телесная и духовная пища), 7) свободное развитие общественной деятельности представляет лучшую гарантию правильного и здорового развития личности [34, с. 122–131].

Безусловно, все вышеизложенные В.М. Бехтеревым пункты можно отнести к обязанности государства и родителей (законных представителей ребенка) заботиться о всестороннем развитии личности детей и молодежи. Однако, пункты № 3 и № 6 реализуются не только извне, но и внутренне – на личностном уровне каждого человека вне зависимости от его пола, возраста, нации, наличия или отсутствия религиозных верований. Пункт № 7 подразумевает внутреннюю мотивацию индивида к формированию личностной преобразующе-созидательной активной позиции в деле развития институтов гражданского общества [35].

Указом Президента РФ от 31.12.2015 г. № 683 была утверждена «Стратегия национальной безопасности Российской Федерации», в которой пункт 52 гласит: «Повышение качества жизни граждан гарантируется за счет обеспечения продовольственной безопасности…» [36, с. 15]. В документе отмечено: «для противодействия угрозам качеству жизни граждан органы государственной власти и органы местного самоуправления во взаимодействии с институтами гражданского общества создают условия для стимулирования рождаемости, снижения смертности населения, ведения здорового образа жизни, развития массового детско-юношеского спорта, организуют пропаганду здорового образа жизни» [36, с. 16]. В контексте данного исследования хотелось бы подчеркнуть меры обеспечения продовольственной безопасности, которая осуществляется за счет: «достижения продовольственной независимости РФ; <…> недопущения бесконтрольного оборота генно-инженерно-модифицированных организмов, предназначенных для выпуска в окружающую среду, и продукции, полученной с применением таких организмов или содержащей их; совершенствования системы технического регулирования, санитарного и фитосанитарного надзора, контроля в области обеспечения безопасности пищевых продуктов для здоровья человека» [36, с. 17].

Необходимо отметить, что процесс формирования определенных доминант мышления и моделей поведения индивида в обществе сложный и требующий междисциплинарного подхода к изучению человека. Биоэтика способна в дальнейшем воплотить в жизнь идею И.Т. Фролова о единой науке о человеке, аккумулирующей в себе естественнонаучное и гуманитарное познание, тем самым дав толчок к переходу из «века биологии» в «век антропологии».

Экзистенциальные права человека, его автономия и биосоциальная целостность, свободное развитие личности – все это составляет уникальную природу человека и нуждается в защите от агрессивного биотехнологического вторжения в бытийные основания его жизни. Уникальность личности, ее право на жизнь и свободу выбора подвергается угрозе ввиду необоснованного внедрения новых достижений биологии в практическую медицину. Безопасность биосоциальной природы человека может быть обеспечена посредством воспитания социальной ответственности у индивидов и создания этико-правовых барьеров в практической деятельности, разработанных и объединенных в биоэтике как интегральной дисциплине, социальном институте и новой идеологии, утверждающей ценности жизни на Земле [37, с 81].

В процессе реализации изложенных в Стратегии национальной безопасности РФ целей и задач необходимо уделить должное внимание проработке механизма взаимодействия всех ветвей государственной власти и институтов гражданского общества в деле духовно-нравственного и патриотического воспитания граждан. Это представляется возможным посредством:

– возрождения духовности народа, достижения межнационального и межконфессионального единства на основе духовных скреп, которые представляют собой исторические маркеры и социокультурные образцы, центрированные на менталитет и духовно-нравственный потенциал народа, задающие в своем сцеплении определенный алгоритм жизнедеятельности людей и общества, объединенных эпохой, культурой, религией, идеологией;

– создания единой научной магистрали, выстроенной на принципах гуманизма и национального согласия, ориентированной на консолидацию общества через осознание индивидом себя как части целого [38, с 111];

– развития междисциплинарных исследований на основе изучения наследия отечественных ученых (философов, нейрофизиологов, психиатров, педагогов, психологов, социологов, правоведов, политологов) и воплощение его в жизнь на уровне гуманизации и гуманитаризации системы образования через комплекс мер воздействия на организм человека и общество путем «воспитания доминант» (упражнения в правильном поступке) или сознательного создания новых доминант (социокультурные образцы) [39, с 117];

– координации усилий различных сфер индустрии туризма для систематизации ресурсов внутреннего реально-виртуального туризма под культурно-познавательные и обучающие цели, ориентированные на приобщение к истокам нашей культуры, науки и религии путем синтеза интеллектуального, нравственного, эстетического и физического развития детей и молодежи в процессе досуговой деятельности;

– охвата волонтерским движением всех образовательных учреждений страны с целью создания условий для социального, культурного, экономического и экологического развития подрастающего поколения россиян, возрождения традиций милосердия и взаимопомощи;

– вариативности волонтерского движения в системе дополнительного образования на основе профориентации путем разработки программы развития волонтерского движения с перспективой на 5–10 лет вперед, учитывая при ее составлении региональный компонент и специфику дальнейшей профессиональной деятельности выпускников [3, с 76];

– создания виртуальной предметной среды – системы социально востребованных образцов поведения и объектов игровой, учебной и трудовой деятельности индивидуума, центрированной на общечеловеческие ценности, обеспечивающей учёт индивидуальных траекторий развития конкретного пользователя сети Интернет и функционально моделирующей процесс социализации подрастающего поколения;

– разработки комплекса социальных онлайн-игр для детей и молодежи, центрированных на передачу социального опыта через моделирование различных ситуаций и освоение социальных ролей, необходимых для формирования зрелого правосознания и активной гражданской позиции [40, с 109];

– внедрения на всех ступенях системы образования принципов биоэтики – как междисциплинарной системы научного и вненаучного знания о главенстве общечеловеческих ценностей в деле сохранения жизни на Земле, о закономерностях и свойствах взаимодействия человека с окружающей средой, проявляющихся в аксиологическом измерении его отношения к самому себе, другим людям, природе, обществу и миру в целом [37, с 81].

К слову сказать, «формирование государственного заказа на создание кинематографической и печатной продукции, телерадиопрограмм и интернет-ресурсов» [36, с. 31] предполагает наличие определенных социокультурных образцов, востребованных в современном российском обществе. Таким образом, в контексте Стратегии национальной безопасности РФ представляется вполне актуальной заявленная тема исследования: «Роль социокультурных образцов в решении проблем пищевой зависимости у россиян». В данной статье пищевая зависимость рассматривается на двух уровнях: индивидуальном и групповом. Семейная социализация, профилактическая  работа и психотерапевтическая реабилитация пациентов с зависимым пищевым поведением оправданы на индивидуальном уровне. Масштабные задачи формирования доминант здорового образа жизни у россиян реализуемы в контексте решения проблем продовольственной безопасности России.


Библиографический список
  1. Гордон Л.А. Социальная адаптация в современных условиях // Социо­логические исследования, 1994. – № 8-9. – С. 3–15.
  2. Андреева Г.М. Социальная психология. – М.: Наука, 1994. – 324 с.
  3. Агеева Н.А. Профессиональное волонтерство как эффективное средство социализации студенчества // Гуманитарные научные исследования. – 2015. – № 1-2 (41). – С. 76–82.
  4. Агеева Н.А. Роль зеркальных нейронов в процессе социализации личности и консолидации общества // Современные научные исследования и инновации. – 2015. – № 1-3 (45). – С. 5–11.
  5. Карташова Е.А. Пути преодоления невежества в рамках педпроцесса медицинского вуза // В сборнике: НАУКА СЕГОДНЯ, сборник научных трудов по материалам VII международной научно-практической конференции: в 4 частях. Научный центр «Диспут». – 2015. – С. 48–50.
  6. Шаповал Г.Н. Профессиональная и этническая идентификация студентов-медиков в контексте интернационального обучения // Инновации в науке. – 2015. – № 43. – С. 158–164.
  7. Шаповал  Г.Н.  Учебная  экскурсия  как  способ  активизации  познавательной  деятельности  в  ходе  обучения  иностранных  студентов  // В сборнике:  ОБРАЗОВАНИЕ И НАУКА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ  Всероссийская  научно-практическая  конференция  с  международным  участием.  –  2014.  –  С.  106–109.
  8. Шаповал Г.Н. Поддержание высокого уровня мотивации обучения в ходе социализации личности иностранного студента медицинского вуза // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2015. – № 1 (80). – С. 81–84.
  9. Шаповал Г.Н. Роль социально-полезной деятельности в ходе становления гражданско-правовой активности у студентов-медиков // Инновации в науке. – 2015. – № 48. – С. 86–90.
  10. Шаповал  Г.Н.  Соотношение компетентностного подхода и качества образования в процессе инкультурации иностранных студентов// Современные научные исследования.  –  2012.  –  №  4 (1).  –  С. 21.
  11. Агеева Н.А. Биоэтическое измерение проблем жизни и смерти человека в условиях инновационного общества // Современные научные исследования и инновации. – 2014. – № 9-2 (41). – С. 5–10.
  12. Агеева Н.А. Теоретическое обоснование биоэтики в контексте гуманизма // Экономические и гуманитарные исследования регионов. – 2014. – № 4. – С. 36–41.
  13. Ионин Л.Г. Идентификация и инсценировка (к теории социокультур­ных изменений) // Социологические исследования. – 1995. – № 4. – С. 1–14.
  14. Минюшев Ф.И. Социокультурное творчество // Актуальные проблемы ХХ века. – М.: Знание, 1993. – С. 53–59.
  15. Орлова Э.А. Современная городская культура и человек. – М.: Наука, 1987. – 191 с.
  16. Агеева Н.А. Социокультурные образцы как эффективное средство духовного возрождения семьи и общества // Гуманитарные и социальные науки. – 2012. – № 3. – С. 58–64.
  17. Голосовкер Я.Э. Логика мифа. – М.: Наука, 1987. – 218 с.
  18. Агеева Н.А. Идея судьбы в противостоянии мифологического и рационального мышления: дис. канд. филос. наук: Ростов-на-Дону, 2004. – 112 с.
  19. Хейзинга Й. В тени завтрашнего дня. // Homo Ludens. – М.: Прогресс – Академия, 1992. – 458 с.
  20. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. – Санкт-Петербург: «Университетская книга», 1998. – 400 с.
  21. Голосовкер Я.Э. Миф моей жизни (Автобиография). Интересное // Вопр. философии. 1989. – № 2. – С. 106–109.
  22. Ильин И.А. Почему мы верим в Россию: Сочинения / И.А. Ильин. – М.: Эксмо, 2008. – 912 с.
  23. Литвак М.Е. Если хочешь быть счастливым. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1995. – 640 с.
  24. Приленская  А.В. Пограничные нервно-психические нарушения у пациентов с зависимым пищевым поведением (клинико-реабилитационный аспект): автореф. дис. канд. мед. наук. – Томск, 2009. – 25 с.
  25. Агеева Н.А. Биоэтическое измерение ГМО в контексте продовольственной безопасности России // Современная медицина: актуальные вопросы. – 2014. – № 30. – С. 105–111.
  26. Андреев И.Л., Назарова Л.Н. Проблема пищевой зависимости в аспекте социологии питания и социальной психиатрии // Наркология. – 2015. – № 12. – С. 69–77.
  27. Зеркалов Д.В. Продовольственная безопасность. – Киев: Основа, 2012. – 449 с.
  28. Кравченко С.А. Социокультурная динамика еды: риски, уязвимости, востребованность гуманистической биополитики. – Монография. М.: МГИМО (У) МИД России, Институт социологии РАН, 2014.  – 198 с.
  29. Смагин С.Л., Иванцева Т.Г., Литвинец С.Г., Старикова М.М. Общественное восприятие генно-модифицированной продукции //Социс. 2011. – № 8. – С. 142-144.
  30. Яницкий О.Н. Социальные движения: теория, практика, перспектива. – М.: Новый хронограф, 2013. – 356 с.
  31. Ritzer G. The Mcdonaldization of Society. Thousand Oaks, L., New Delhi: Pine Forge Press, 2000. 278 p.
  32. Health, Risk and Vulnerability. Ed. by A. Petersen and I. Wilkinson. London, N.-Y.: Routledge, 2008. 165 p.
  33. Bauman Z. Liquid Times. Living in an Age of Uncertainty. Cambridge: Polity Press, 2009. 128 p.
  34. Бехтерев В.М. Проблемы развития и воспитания человека / под ред. А.В. Брушлинского и В.А. Кольцовой – М.: «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЭК», 1997. – 416 с.
  35. Агеева Н.А. Социальное воспитание как ведущий фактор всестороннего развития личности детей и молодежи // Гуманитарные научные исследования. – 2015. – № 2 (42). – С. 162–170.
  36. Утверждена Стратегия национальной безопасности России / [Электронный ресурс]. – Режим доступа.  – URL: http://www.kremlin.ru/acts/news/51129 (дата обращения 31.12.2015).
  37. Агеева Н.А. На пути из «века биологии» в «век антропологии» // Гуманитарные научные исследования. – 2014. – № 12-1 (40). – С. 75–82.
  38. Агеева Н.А. Духовные скрепы как важный фактор становления и развития гражданского общества // Современные научные исследования и инновации. – 2015. – № 4-4 (48). – С. 111–117.
  39. Агеева Н.А. Учение о доминанте А.А. Ухтомского в контексте гуманизации и гуманитаризации науки и образования // Современные научные исследования и инновации. – 2014. – № 10-2 (42). – С. 117–122.
  40. Агеева Н.А. Виртуальная предметная среда как необходимое условие социализации подрастающего поколения россиян // Современные научные исследования и инновации. – 2015. – № 11 (55). – С. 106–112.


Все статьи автора «Агеева Наталия Алексеевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация