УДК 81

ОСОБЕННОСТИ ПРЕЦЕДЕНТНЫХ ФЕНОМЕНОВ В РОМАНЕ Д. БРАУНА «УТРАЧЕННЫЙ СИМВОЛ»

Данилина Анастасия Васильевна
Московский Городской Педагогический Университет

Аннотация
Данная статья посвящена исследованию прецедентных феноменов в романе Дэна Брауна "Утраченный Символ". Дается определение термина "прецедентный феномен". Главной задачей статьи является выявление прецедентных феноменов в романе , а так же анализ их функций и источников.

Ключевые слова: аллюзия, интертекстуальность, прецедент, прецедентное имя, прецедентный текст


FEATURES OF PRECEDENT PHENOMENA IN THE NOVEL «THE LOST SYMBOL» BY DAN BROWN

Danilina Anastasia Vasylievna
Moscow City Pedagogical University

Abstract
The article concerns the precedent phenomena in the novel «The Lost Symbol» by Dan Brown. The term precedent phenomena is investigated. The major aim of the work is to identify the precedent phenomena in the novel, and to analyze their functions and sources.

Keywords: allusion, intertextuality, precedent, precedent name, precedent text


Рубрика: 10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Данилина А.В. Особенности прецедентных феноменов в романе Д. Брауна «Утраченный Символ» // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2015/12/61736 (дата обращения: 19.11.2016).

Интертекстуальность выступает ключевым принципом прозы Д. Брауна, в произведениях которого можно найти множество отголосков ключевых текстов западной культуры. Этот активный «диалог» с предшественниками подразумевает особый тип чтения и читателя. Знание прецедентных текстов свидетельствует о высокой речевой и общей культуре, является показателем принадлежности человека к определенной социально-культурной группе и национально-культурному сообществу. Проникновение в художественный мир романов Д. Брауна невозможно без умения декодировать прецедентные тексты. В настоящей статье рассматриваются прецедентные феномены в романе Д. Брауна «Утраченный символ» (The Lost Symbol, 2009).

Термин «прецедентный феномен» ввел языковед Караулов Ю.Н. Согласно его определению, прецедентный феномены – это феномены « значимые для той или иной личности в познавательном и эмоциональном отношениях, имеющие сверхличностный характер, т.е. хорошо известные и окружению данной личности, включая и предшественников, и современников, и, наконец, такие, обращение к которым возобновляется неоднократно в дискурсе данной языковой личности». [1, с. 216]

Прецедентный мир автора, рассматриваемый с позиций интертекстуальности, представляет собой лингво-концептологическое образование и включает всю совокупность прецедентных феноменов: прецедентное имя, прецедентную ситуацию, прецедентное высказывание и прецедентный текст, реализованный через упоминание, цитацию, квазицитацию, аллюзию, иноязычные вкрапления.

В романе «Утраченный символ» Д. Браун часто обращается к прецедентам из сферы искусства. Использование в романе большого числа прецедентных феноменов связано с жанром данного произведения – культурологический детектив. Отличительной чертой данного жанра являются множественные отсылки к сфере искусства, науки и политики, «вплетённые» в остросюжетное расследование. Культурологические особенности прецедентного мира Д. Брауна заключаются в том, что автор использует легко узнаваемые тексты и имена, знакомые как американскими читателям, так и представителями других национальных сообществ. В первую очередь это связано с художественной задачей автора – создать особый вид романа, который будет включать в себя большое количество прецедентов, но доступный к пониманию массового читателя с определённым образовательным уровнем.

Прецедентные феномены из области культуры и искусства являются неким «замедляющим элементом» в разворачивающемся криминальном сюжете, а также культурным кодом. Согласно опросам, многие читатели называют романы Д. Брауна краткими путеводителями в сфере искусства, которые обеспечивают читателей минимумом необходимых знаний об американской и европейской культуре. Так как данный роман предназначен для массового читателя, автор представляет не научное исследование в сфере мирового искусства, а образы, легенды, мифы, связанные с теми или иными культурными памятниками. Все эти компоненты обеспечивают «легкое чтение» и позволяют удерживать интерес читателя к роману.

Действие романа происходит в Вашингтоне и фокусируется на тайном обществе масонов. Для создания атмосферы таинственности вокруг масонства автор использует такие прецеденты как масонский заговорShe drew a well-known masonic conspiracy-theory..» [The Lost Symbol, p.946]), масонский символ («…powerful minds who adorned their new capital with Masonic symbolism» [The Lost Symbol, p.83]) ,масонская ложа («…revealed it as the oldest Masonic lodge in D.C» [The Lost Symbol, p.1380]) и т. д, добавляя к ним такие эпитеты как «таинственный», «загадочный», «мистический» и т.д. Подобные прецедентные феномены для удобства читателя приводятся с кратким описанием, дабы снять потенциальные «трудности».  Эти прецеденты нацелены на привлечения внимания читателя к данной области, основанное на желании узнать больше деталей о масонском обществе. Так же, перечисляя масонских деятелей, автор упоминает прецедентные имена, такие как Б. Франклин, Д. Вашингтон, чтобы создать образ древней и могущественной организации.

Для развития детективного сюжета Д. Браун вводит в ткань романа прецедент  «пирамида масонов» («The Masonic Pyramid is one of D.C.’s most enduring myths..» ) [The Lost Symbol, p.425], знакомый широкому кругу читателей по изображению на долларовых купюрах. С помощью данного образа главный герой должен разгадать ряд шифров и загадок, которые приведут его к утраченному сокровищу-Мистерии древностей. Каждый этап в разгадке шифра связан с каким-либо прецедентом: с гравюрой А.Дюрера “Меланхолия” («is pointing us to a very specific piece of Dürers work Melancolia.» [The Lost Symbol, p.827]), с зашифрованными картинами Да Винчи («three of Leonardo da Vinci’s most famous encoded masterpiecesThe Last Supper, Adoration of the Magi, and Saint John the Baptist [The Lost Symbol, p.283]) , научными работами И. Ньютона  («The discovery of Isaac Newton’s secret papers in 1936…»[The Lost Symbol, p. 417] ) и т. д.

Таким образом, основной функцией прецедентных феноменов является сюжетообразующая функция. Прецеденты в данном романе не только образуют «интеллектуальный фон», но и играют непосредственную роль в создание интриги и используются как инструмент для разгадки тайны, лежащей в основе сюжета. Композиция «Утраченного символа» во многом связана с созданием остросюжетности, сохранением интриги и тайны до конца произведения. Роман начинается с обнаружения тайны и развивается через постепенное приращение знания. Знание, истина, которая является конечной точкой детективного произведения, постепенно собирается из более мелких прецедентов (имен ученых, названий картин, архитектурных памятников и т.д), которые связаны друг с другом, в более глобальные и масштабные прецедентные явления, такие как , например, «мистерии древности» ( «…powerful wisdom known as the Ancient Mysteries . . . or the lost wisdom of all the ages [The Lost Symbol, p. 252]), вокруг поиска которых и строится детективная линия. Такой прием позволяет создать интригу вокруг этой линии, держит читателя в напряжении и мотивирует прочитать роман до конца, чтобы узнать развязку действия.

Так как сюжет романа тесно связан с мистикой, автор использует большое количество прецедентов из этой области. При их выборе, Д. Браун обращается к фольклору, мифам, а так же эзотерическим явлениям. Использование прецедентов такого типа связано с растущим интересом общества к таким явлениям духовной жизни как мистицизм, эзотеризм, магия и мифология. Д.Браун использует прецедентные феномены, которые известны широкому кругу читателей, такие как, например, феникс That night, he dreamed of birds  of a giant phoenix rising from a billowing fire.» [The Lost Symbol, p.926],призракThe ghost of a worker who fell from the Capitol Dome during construction was seen wandering the corridors with a tray of tools.» [The Lost Symbol, p. 81]),  колдуны и целители («Many believe we can look back and see the historical remnants of those who mastered the Mysteries . . . in the stories of sorcerers, magicians, and healers.» [The Lost Symbol, p. 428])

В романе данные прецеденты связаны с описанием различных тайных обществ, ритуалов и псевдонаучных учений. Они несут развлекательную функцию, создавая для читателя особый «мистический» фон сюжетной линии, который придает детективу атмосферу таинственности, что усиливает интерес читателя, который хочет узнать объяснение того или иного мистического явления.

Как и в своих ранних романах , таких как «Ангелы и демоны»(Angels and demons,2000) и «Код Да Винчи» (The Da Vinci Code 2003,) Д. Браун активно использует Библию, как один из источников прецедентных феноменов. Чаще всего феномены из сферы религии несут экспрессивную и сравнительную  функцию. В ткань романа  данные прецеденты вводятся в виде аллюзий, сравнений и упоминаний. Автор использует прецедентные имена, реализованные в романе через аллюзии на разнообразные сюжеты из Библии и библейских героев. Одним из самых важных параметров функционирования прецедентных имен является соотношение их содержательных компонентов (внешние черты, характер, поведение в типовых ситуациях) с аналогичными характеристиками описываемых персонажей. Так, например, один из центральных персонажей романа носит фамилию Соломон, что является отсылкой к библейскому сюжету, о третьем еврейском царе Соломоне. Согласно писаниям, Соломон был мудрым правителем, дипломатом и одним из самых богатых правителей своего времени. Во время его правления в Иерусалиме был построен главный Иерусалимский храм. [3, с. 1] Используя данное прецедентное имя автор проводит параллели между своим персонажем и библейским царем, отмечая их сходства в биографиях и характерах, а так же создать горизонт ожидания у читателей. Подобно Соломону библейскому, Питер Соломон занимает высокую общественную должность, обладает большим финансовым состоянием: «Peter Solomon came from the ultrawealthyfamily, , the surname Solomon had always carried the mystique of American royalty and success. Peter at fifty-eight, had held numerous positions of power in his life. He currently served as the head of the Smithsonian Institution. » [The Lost Symbol, p. 47]. Таким образом, с помощью использования прецедентного имени выстраивается ассоциативная цепь, читатель получает более полное представление о персонаже, посредством аналогий с известным библейским героем.

Приводя описание некоторых героев, Д. Браун обращается к прецедентным религиозным текстам, таким как Ветхий и Новый завет. К примеру, описывая одну из героинь романа, заместителя директора ЦРУ Иноуэ Сато, автор сравнивает ее с морским чудовищем Левиафаном, которое упоминается в Ветхом Завете: «Seldom seen but universally feared, the OS director cruised the deep waters of the CIA like a leviathan who surfaced only to devour its prey » [The Lost Symbol, p. 178]. Благодаря такому сравнению, читатель понимает, что героиня Сато, подобно библейскому чудовищу, является властным человеком, способным внушать страх.

Помимо экспрессивной функции, религиозные прецеденты так же выполняют и сюжетообразующую функцию, так как в романе культурологическая и религиозная линии взаимосвязаны и прецедентные тексты, взятые из Библии, помогают героям продвигаться к разгадке.

Проанализировав роман объемом 690 стр., можно сделать вывод, что Дэн Браун активно использует прецедентные феномены, которые встречаются в тексте в виде прецедентных текстов, имен, ситуаций и высказываний. Причина использования такого количества прецедентных явлений заключается в том, что данное произведение является культурологическим детективом, что предполагает связь с такими областями знаний как искусство, наука и религия. Говоря о функциях прецедентных феноменов в романе, можно сказать, что они выполняют сюжетообразующую, развлекательную, побудительную и экспрессивную функции.

Загадки в художественном мире Брауна раскрываются именно через культурный интертекст, который оказывается своеобразным шифром. В романах писателя искусствоведческий и культурологический дискурсы выступают теми пространствами, в которых активно должен работать детектив, распутывающий преступление.


Библиографический список
  1. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М., 2007.
  2. Brown D. The Lost Symbol. Penguin Random House, 2012.
  3. Тибергер Ф. Царь Соломон. Мудрейший из мудрых. М., 2005.


Все статьи автора «Данилина Анастасия Васильевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация