УДК 8

КОНТЕНТ-АНАЛИЗ КАТЕГОРИИ МЕСТОИМЕНИЙ В РЕЧИ ПОЛИТИЧЕСКИХ ДЕЯТЕЛЕЙ (НА МАТЕРИАЛАХ ЕВРОПЕЙСКОГО ПАРЛАМЕНТА И ЕВРОПЕЙСКОГО МОЛОДЕЖНОГО ПАРЛАМЕНТА)

Галкина Анна Кирилловна
ГАОУ ВО "Московский Городской Педагогический Университет"
Институт Иностранных Языков

Аннотация
Статья посвящена исследованию политического дискурса. На основе результатов количественного контент-анализа данная статья описывает различия в речи молодых и опытных политических деятелей на основании анализа категории местоимений.

Ключевые слова: контент-анализ, местоимения, политический дискурс


CONTENT-ANALYSIS OF THE CATEGORY OF PRONOUNS IN POLITICAL DISCOURSE (ON MATERIALS OF THE EUROPEAN PARLIAMENT AND EUROPEAN YOUTH PARLIAMENT)

Galkina Anna Kirillovna
Moscow City Teacher Training University
Institute of Foreign Languages

Abstract
This article is devoted to the research on the political discourse. Using the content analysis methodology this article describes the differences of young and mature politicians’ discourses considering the category of pronouns.

Рубрика: 10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Галкина А.К. Контент-анализ категории местоимений в речи политических деятелей (на материалах Европейского Парламента и Европейского Молодежного Парламента) // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2015/12/61329 (дата обращения: 20.11.2016).

Политическая деятельность всегда занимала важное место в общественной жизни. От политической ситуации в мире и обстановки внутри страны зависит ее международный статус, ее роль в международных процессах и благосостояние граждан. Посредством публичных выступлений политики могут обратиться и к международному сообществу, и к гражданам собственной страны. Написание речей всегда было сложным процессом, так как речи политиков выполняют не только информативную функцию, но и оказывают влияние на мнение общества, убеждают народ принять ту или иную позицию и закрепляют в сознании людей свою власть.

В связи с этим все большую значимость приобретает направление политической лингвистики и в частности теория политического дискурса. Данная теория рассматривает  политическую реальность как сложное явление, которые включает в себя характеристики коммуникантов и социальный контекст. Изучение политического языка инициировано необходимостью разработки методик написания речей и методов анализа политических текстов и текстов СМИ для выявления тенденций общественного сознания.

Настоящая статья посвящена интерпретации количественных показателей местоимений и модальных глаголов, полученных при контент-анализе дискурса политических деятелей, таких как Мартин Шультс, Пэт Кокс, Виолетта Булк и другие.

Одной из наиболее ярких западных политических структур является Европейский Парламент (The European Parliament). Он является межгосударственным наднациональным политическим органом, в котором представлены все страны Европейского Союза. Для популяризации политических процессов и увеличения заинтересованности в политической жизни общества был создан Европейский Молодежный Парламент (The European Youth Parliament). Он является примером международной молодежной структуры, где в сотрудничестве находятся более 38 стран Европы. Европейский Молодежный Парламент как образовательный проект был создан в 1987 году Молодежным Фондом Фонтенбло (Франция). Он объединяет молодых людей от 16 до 27 лет из разных стран Европы, имея целью развитие активности молодежи в области социальной сферы и культуры, воспитания правосознания и формирования гражданской позиции, навыков публичных выступлений, командной работы и управления.

Возраст участников и активистов этого проекта в основном от 16 до 27 лет, они только начинают заниматься общественной политической деятельностью. Нужно отметить, что структура работы в подобных организациях является упрощенной: решения участников носят рекомендательный характер. Вышеописанные факторы, а также частое отсутствие профильного образования (международные отношения, политология), наличие лишь базовых навыков публичных выступлений могут оказать влияние на их политических дискурс. За время участия в мероприятиях Молодежного Парламента нарабатываются навыки публичных выступлений: имеются определенные шаблоны и конструкции, которые будут легче восприниматься аудиторией. На каждой сессии около 300 участников, примерно 100 из которых выступают с подготовленными речами и обращениями, а все остальные обязательно участвуют в открытых дебатах. Данный материал дает возможность сравнить особенности речи молодых политиков и опытных представителей Парламента.

Для анализа были отобраны 50 текстов выступлений представителей Европейского Парламента за период 2013-2015 гг. и 50 текстов выступлений участников Европейского Молодежного Парламента (ЕМП) за 2013-2015 гг. на английском языке, собранные из архива на официальном сайте организации (http://alumni.eypej.org), а также в личных архивах участников. Объем каждого текста равен примерно 600 словам. Общий объем рассмотренных текстов – 60 000 слов.

В данной статье рассматривается категория, к которой наиболее применим метод количественного контент-анализа -  категория местоимений.

Местоимения создают особый эффект в речи политиков. Используя их, политики могут представлять себя разделяющими интересы аудитории, а также представлять себя хорошими дипломатами и наиболее подходящими лидерами своей нации.

Таблица, приведенная ниже, показывает количество упоминаний местоимений в речи парламентеров.

Местоимения

Европейский Парламент

Европейский Молодежный Парламент

Местоимения 1 лица ед.числа

312 113
I (Я) 214 84
My (мой) 51 13
Me (меня) 47 6

Местоимения 2 лица ед. и мн. чисел

158 197
You (ты/вы) 128 142
Your (твой/ваш) 30 45
Местоимения 1 лица мн.числа 1006 302
We (мы) 504 218
Our (наш) 406 66
Us (нас­) 96 18
Местоимения 3 лица мн.числа 129 183
They (они) 43 70
Them (им) 34 42
Their (их) 52 71

Общее количество местоимений

1605 795

Одним из ключевых моментов при самопрезентации политика является употребление местоимения первого лица единственного числа “I. При количественном анализе выяснилось, что употребление местоимения “I наиболее характерно для представителей Европейского Парламента, что показывает их желание подчеркнуть значение настоящего момента, выражение своего мнения, а также делает речь политиков наиболее субъективной. Честность и открытость, причастность к определенным событиям и личное участие в определенных делах, особенно положительных, также подчеркивается частым употреблением местоимения первого лица ед. числа. Например, в инаугурационной речи Мартина Шульца он подчеркивает свое личное участие и обособление от остальных представителей парламента: “As the first President to be re-elected to this office, I appreciate that it is an extra ordinary honour. I realise that this – for this House – unprecedented step confers a particular obligation upon me, and I intend to show myself equal to it – I take it very seriously”. С помощью анафорического повтора местоимения I оратором достигается эффект акцентуации личностных интенций. Таким образом, идея политического лидерства реализуется в речи в том числе за счёт активного использования местоимения.  Анафорическое употребление местоимения первого лица весьма типично для политических выступлений, цель которых подчеркнуть личностное начало в словах выступающего. Показательна в этой связи знаменитая антирасистская речь Мартина Лютера Кинга «У меня есть мечта», построенная на анафорическом повторе фразы с личным местоимением «I have a dream…».

Нужно отметить, что показатели употребления данного местоимения в речи юных политиков в три раза ниже, что может указывать на нежелание выражать личную вовлеченность участников в некоторые процессы, так как они могут оказаться негативными, тем самым снимая с себя часть ответственности за свои слова. Частое употребление местоимения “I доказывает, что представители Европарламента более охотно выделяют себя из общности политиков, чем участники Молодежного Парламента, что объясняется их недостаточной компетентностью и нехваткой лидерских качеств в сравнении с состоявшимися политиками.

Показатели употребления местоимения “you у представителей обоих Парламентов не сильно отличаются. Данное местоимение дает возможность ссылаться на адресата спикера и чаще всего используется для прямого обращения. Оно также является отличным показателем инклюзивности, так как не исключает слушателя при обращении, как может иногда происходить с местоимением “we. Доказательством может служить следующий отрывок из речи молодого парламентера: “…We cannot think that violence against women is happening somewhere far far away and you are not affected by it, one of those women in the future may be your friend, your mother, your sister, your daughter and maybe even you”. Употребление местоимения you c существительными friend, mother, sister, daughter влияет на восприятие проблемы: так как спикер говорит о близких и дорогих каждому человеку людях, аудитория не может равнодушно относится к данному вопросу и неосознанно переносит проблему жестокого обращения с женщинами на себя, свою семью и друзей. При этом наличие местоимения we  в роли подлежащего в начале обращения помогает аудитории понять, что политик себя от этих проблем тоже не отделяет, а подчеркивает необходимость совместной борьбы. Самым важным показателем является тот факт, что употребление данного местоимения дает толчок для идентификации слушателей как той или иной группы. Представители Европарламента и Европейского Молодежного Парламента почти в равной степени учитывают этот фактор и стараются обращаться к аудитории самым прямым образом.

Наибольший разрыв количественных показателей наблюдается в употреблении местоимения “we”. В зависимости от контекста местоимение we может передавать значения единства, близости, участия, но также может передавать разделение и отдаление, т.е. оно имеет значение инклюзивности или эксклюзивности. Например, во время дебатов в Европарламенте между комитетами спикер может употреблять местоимение we, которое для других комитетов будет являться эксклюзивным. Ска Келлер в своем выступлении противопоставляет себя и своих единомышленников оппозиционной группе:  But are we then going to stop at 20 000 resettlement places? Is that really all? I think we need to go far beyond that”. Задавая  риторический вопрос своим последователям и используя местоимение we” Ска Келлер создает скрытое противопоставление и сравнение с оппонентами и показывает, что в отличие от другой правительственной группы, она и ее сторонники останавливаться на достигнутом не собираются. Однако при призывах объединить свои усилия против терроризма и насилия, представители всех комитетов будут чувствовать себя причастными к данным процессам. Следующий отрывок с дебатов Европейского Парламента ярко это иллюстрирует: “We have to encourage women to speak up and our resolution is exactly made for that purpose. We are fighting against violence, trying to prevent it and help women who have been victims. We could do so much more, it is not a question about awareness”. Местоимения we в данном отрывке играет роль объединяющего местоимения, которое неосознанно сокращает дистанцию между политиками и обычными людьми, ведь обе эти социальные группы могут столкнуться с проблемой насилия. Нужно отметить, что у представителей Молодежного Парламента показатели частотности местоимения “we в речи достаточно низкие, что является доказательством их подсознательной отдаленности от «коллег». Это объясняется искусственным сплочением коллектива в короткие сроки (максимальный срок совместной работы – 10 дней) с помощью тимбилдинга. Данный подсознательный барьер влияет на эффективность публичных выступлений и доказывает профессионализм участников Европарламента.

Последним рассматриваемым местоимением является “they. Оно часто употребляется в комбинации с местоимением “we, что создает еще более четкий эффект «своих» и «чужих». В речи политиков данное местоимение чаще всего подразумевает оппозицию, противников, третьи партии. Одним из таких примеров является отрывок из речи спикера Европейского Молодежного Парламента:Employers always find benefits for their business, therefore if they know that they can acquire cheaper labour force by getting tax advantages they will have no problem letting go of the older employees”. В данном отрывке работодатели выступает некими «отрицательными» героями, которые противопоставляются группе «положительных» политиков с помощью местоимения they. Показатели употребления в данном случае выше у Молодежного Парламента, что объясняется своеобразным соревновательным духом, который присутствует при проведении сессии: каждый комитет ставит своей целью защиту резолюции, в то время как в Европарламенте внутренняя конкуренция не так обострена.

Местоимения имеют особый эффект в речи политиков. Используя их, политики могут представлять себя разделяющими интересы аудитории, а также могут представлять себя хорошими дипломатами и наиболее подходящими лидерами своей нации. Ссылаясь на себя или аудиторию, политические деятели могут убеждать публику наиболее эффективно, особенно пробуждая чувство единства. Более того, использование определенных местоимений может помочь предстать в лучшем свете по сравнению с оппонентами. Многочисленные возможности употребления местоимений только подчеркивают четкость оппозиции «свой-чужой». Наибольшим различием является употребления местоимения we как в его эксклюзивном, так и инклюзивном значении. Нужно отметить, участники ЕМП реже употребляют данное местоимение, что говорит о их подсознательной непричастности к коллективу и отдаленности от коллег.



Все статьи автора «Галкина Анна Кирилловна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация