УДК 908

КОВРОВ – ГОРОД ВОИНСКОЙ СЛАВЫ

Помелова Ольга Александровна
Нижегородская государственная сельскохозяйственная академия

Аннотация
Статья посвящена истории города Коврова Владимирской области, внесшего огромную лепту в дело Великой Победы. Большую роль играл в военные годы завод им. В.А. Дегтярёва.

Ключевые слова: В.А.Дегтярёв, Владимирская область, завод им.Киркижа, Ковров


KOVROV – THE CITY OF MILITARY GLORY

Pomelova Olga Aleksandrovna
Nizhny Novgorod state agricultural Academy

Abstract
Article is devoted to history of the city of Kovrov of the Vladimir region which brought a huge contribution to the Great Victory. I played in military years plant of V.A. Degtyaryov large role.

Keywords: plant of Kirkizha, the Vladimir region


Рубрика: 07.00.00 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Помелова О.А. Ковров – город Воинской славы // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2015/12/60923 (дата обращения: 20.11.2016).

2015 году Россия праздновала 70-летие победы в Великой Отечественной войне. За это время много слов было сказано о подвиге нашего народа в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, но тема эта неисчерпаема, глубока и близка каждому человеку. На каждую семью война наложила свой неизгладимый отпечаток, каждая деревня, посёлок, город внесли свою лепту в дело Великой Победы. В данной статье автору хотелось бы обра-титься к истории своей малой родины, г. Коврова Владимирской области, ставшего одним из главных оплотов военной промышленности того времени и олицетворявшем фразу «Всё для фронта, всё для победы». Именно благодаря подвигу ковровских оружейников, наш город указом президента РФ 3 ноября 2011 года был включен в список Городов Воинской Славы.  Речь в данной статье пойдёт преимущественно об оружейном заводе им. Киркижа, ныне заводе им. В.А. Дегтярёва, выпускавшем самые передовые образцы вооружения для солдат советской армии.

История завода им. Киркижа началась в 1916 году, когда т.н. первому акционерному обществу российских пулеметных и ружейных заводов, образованному из датской фирмы «Dansk Rekillriffel Syndikat» Ковровской городской думой было дано разрешение на строительство. Географически место было выбрано не случайно – самое сердце России, провинциальный город, в котором множество рабочих рук. Это выгодное положение сыграло большую роль в годы войны, когда город стал одним закрытым предприятием в глубоком тылу [1].

27 августа 1916 г. началось возведение первых корпусов Ковровского пулеметного завода. Эту дату принято считать днем рождения завода. Однако настоящее становление его связано с деятельностью выдающегося русского ученого и конструктора, изобретателя первого в мире автомата, В.Г. Федорова (1874–1966, в Коврове работал в 1918–1931 гг.) и его ближайшего ученика и помощника, выдающегося конструктора В.А. Дегтярева (1880–1949), в Коврове в 1918–1949 гг). Талант и личные качества В.А. Дегтярева определили специализацию Ковровского завода, как крупного производителя автоматического стрелкового оружия, заложили основу создания мощного многопрофильного предприятия, определили даль-нейшую судьбу дегтяревцев и города в целом.

В 1927 г. на вооружение Красной Армии был принят сконструированный на заводе ручной пулемет Дегтярева ДП, в последующие годы — авиационный ДА, танковый ДТ, крупнокалиберный Дегтярева и Шпагина ДШК, пистолеты-пулеметы Дегтярева ППД и Шпагина ППШ, авиационная пушка Владимирова ШВАК и другие образцы, которые разра-ботаны и выпускались в Коврове и по праву считаются оружием Победы и о которых подробнее будет сказано позже.

В январе-августе 1941 г. – за не полные шесть мирных месяцев и два военных – ковровский завод №2 выпустил оборонной продукции на 207457 тысяч рублей (в принятых в отчетности того времени «неизменных» ценах 26-27 годов). В списке главнейших изделий к тому времени еще не было противотанкового ружья (первые ПТРД отправляли из Коврова на фронт осенью), н о значились пулеметы Дегтярёва, пехотный и танковый, авиационные пулеметы Березин, синхронные крыльевой. Если сравнивать эти данные с последними предвоенными годами, то увидим, какой огромный рывок сделал завод накануне и в начале ВОВ. В 1938 году было выпущено оборонной продукции на 89620 тыс. рублей. За первые 8 месяцев 1941 года было выпущено оборонной продукции в 2, 3 больше, чем за весь 1938 год, причем в условиях освоения новых образцов оружия [2].  Большая часть перечисленных образцов оружия не только выпускалась в Коврове, но здесь же была сконструирована, прошла испытания и обработку технологии. Это относится не только к принятым на вооружение еще в конце 1920-х гг. ручному и таковому пулеметам Дегтярева ДП и ДТ, но и к системам, работа над которыми завершилась в последние предвоенные годы и даже месяцы. Наши бойцы с пулеметами ДП запечатлены на многих кадрах фронтовой фото- и кинохроники. Пулеметами ДП вооружались все образцы отечественной бронетанковой техники с конца 20-х до 40-х гг. – орт легких бронеавтомобилей, танкеток и боевых аэросаней до знаменитых «тридцатьчетверок», тяжелых пятибашенных танков т-35 (на вооружении каждого было по 25 пулеметов ДТ и даже ряд кораблей и бронектаеров Военно-морского флота и речных военных флотилий [3].

В первые месяцы войны ковровский завод № 2 отправлял свою продукцию в десятки различных адресов на предприятия, выпускавшие боевую технику для авиации и бронетанковых войск, в конструкторское бюро и институты, на испытательные полигоны, напрямую в войска по заказам главного артиллерийского управления и главного управления военно-воздушных сил красной армии, народного комиссариата военно-морского флота, военного комиссариата внутренних дел.

В те дни на фронте требовалось всё: как полностью укомплектованные пулеметы, авиационные пушки, пистолеты-пулеметы, так и отдельные стволы, сошки, станки, магазины к пулеметами, другие узлы и детали, выпускающегося на заводе оружия. Причем часто требовалось в количествах, не предусматриваемых никакими планам, договорами и предварительно – сделанными заказами, их просто не успевали пересматривать [4].

Чтобы не сдавать позиции по выпуску оружия и наращивать мощности, все городские заводы были постепенно превращены в единую машину, работавшую на благо фронта, в структуру завода № 2 вошла большая часть производственных мощностей ковровской промышленности – такие, как ставшее в послевоенный период самостоятельными предприятиями Ковровский механический завод, Ковровский электромеханический завод, конструкторское бюро «Арматура».

К началу войны на заводе сложилось крепкое ядро руководящих работников, люди инициативные, с большим производственным кругозором, хорошо изучившие специфику оружейного дела. Большинство из них было выдвинуто на должности в начале 1941 года и теперь им предстояло вместе с рабочим коллективом в предельно сжатые сроки перестроить все звенья сложного заводского механизма на военные рельсы [5].  21 августа 1941 года приказом народного комиссариата вооружения СССР директором Ковровского завода № 2 им. Киркижа был назначен В.И. Фомин. Уже на следующий день, 22 августа он был в Коврове и принял руководство заводом. В одном из своих первых приказов по заводу от 24 августа Фомин писал: «Бесперебойное снабжение фронта всем необходимым в нужные сроки безоговорочно требует максимального напряжения сил работников тыла. Завод № 2 им. Киркижа так же, как и другие заводы не имеет права хотя бы на 1 час приостанавливать отправку готовой продукции фронту. Исходя из этого приказываю: «Выходной день, 26.8.1941 считать рабочим днем и всем цехам завода работу производить обычным порядком». Еще через несколько дней, 30 августа он подписал приказ, отменяющий на неопределенный срок до особого распоряжения, выходные дни. Это было сделано по указанию наркомата вооружения о переводе производства на непрерывную работу. Еще за несколько месяцев до этого, 26 июля 1941 года, на основании Указа Президиума Верховного совета СССР, завод полностью переводился на двухсменную работу. В дополнение к нормальному 8-часовому рабочему дню вводились обязательные сверхурочные работы.

Благодаря умелому руководству и напряженной работе коллектива, в самый сложный для страны период конца 1941 г. – начала 1942, когда многие крупные оборонные предприятия Тулы, Москвы, Подмосковья, Ленинграда и других городов резко сократили или совсем прекратили свое производство, оказавшись в условиях вынужденной эвакуации. Основная тяжесть работы по выпуску стрелкового оружия и авиационного пушечного вооружении, восполнению понесенных красной армией потерь легла на Ковровский завод. Под руководством Фомина коллектив резко наращивал производство, в кратчайшие сроки наращивал выпуск новых образцов, расширял предприятия, помогал строить и оснащать заводы-дублеры в восточных районах страны и восстанавливать пострадавшие от вражеской артиллерии города.

Безусловно, поддерживать должный уровень производства было непросто, не хватало оборудования и квалифицированной рабочей силы, приходилось, например, снимать станки для заводских нужд с других предприятий города и области, было организовано станко-строительное производство на заводе им. Малеева и Кангина, где изготавливались токарно-винторезные, токарно-фрезерные, заточные и др. виды станков. Было разработано несколько проектов по организации новых цехов и производств с целью их специализации. В сборочных цехах рабочие сами монтировали конвейеры, выставляли линейки оборудования по по-точному принципу, ускоряя и облегчая себе работу. Переналадка заводского механизма начиналась с малого и незаметного, с поиска внутренних резервов на каждом рабочем месте, изобретатели и рационализаторы завода за 6 месяцев 1941 года сэкономили для государства свыше 3 млн. рублей. Эти деньги они перечислили в фонд обороны страны, сумма экономии складывалась из нескольких позиций: на зарплате, на инструменте, на материале, за счет сокращения брака.

Важными были и людские ресурсы. С текстильных фабрик ивановской области по комсомольским путёвкам в Ковров начала пребывать молодежь. Присылали пополнение и те города, где имелось незанятое рабочее население. На заводе появляется огромное количество частных инициатив по улучшению производства. 5 сентября 1941 г.в клубе рабочих-металлистов состоялся заводской слет стахановцев-двухсотников. Свыше  400 человек комсомольцев, рабочих, молодежи, систематически выполняющих производственные задания на 200-300 процентов были его участниками и приняли решение сделать выполнение плана на 200 процентов обязательно нормой военного времени. Вскоре молодые рабочие стали объединяться в так называемые «фронтовые бригады», давая обещание работать по принципу «в труде, как в бою». Члены бригады твердо придерживали правила «не покидать рабочего места, пока вся бригада не выполнит задание». Застрельщиками создания фронтовых бригад выступили комсорги цехов С. Сарапин, А. Штейман, Т. Горбунова, комсорг производства Н. Гуреев, секретарь комитета комсомола завода Б. Бурухин. Это они стояли у истоков великого начинания, которое явилось ударной силой советского тыла. Бригады постоянно пополнялись. В первую очередь их организовывали на тех участках, которые работали с отставанием и выпуск деталей сдерживал нормальную работу других цехов, особенно усилилось движение бригад к 1942 году. На 1 января 1942 года на заводе насчитывалось 580 действующих фронтовых бригад, на 1 января 1943 года – 1608 бригад, на 1 января 1944 – 2181 бригада [6].

А.Д. Камбулова, работавшая в одной из таких бригад на протяжении всей войны писала: «В трудные дни ВОВ мы заменили у станков мужчин, наши бригады работали, выполняя за день 3-4-5 сменных норм. Фронту нужно оружие – вот мысль, которая поддерживала нас, давала нам силы переносить холод, голод, нечеловеческий труд и мы победили!» [7]. Говоря словами Алексея Толстого: «Навстречу тотальной войне встала сила народной войны».

Период массовой организации фронтовых бригад на заводе совпал с подъемом агитационно-массового и партийно-политической работы, э то помогало преодолевать трудности, нацеливало на выполнение производственных планов, постоянно звало вперед к победе. Был налажен выпуск агитационной продукции (бюллетень «Киркижцы на сталинской вахте», брошюры, листовки и большое количество различных плакатов) не только для самих рабочих завода, но и для поднятия боевого духа солдат. Например, газета «Инструментальщик», выходившая 2 раза в неделю и регулярно большими тиражами уходившая на фронт, рассказывала бойцам о жизни завода, рабочих, подчинённой одной большой цели – обеспечить победу над врагом. Достаточно взглянуть на заголовки статей и заметок: «Нашу силу никакой враг не поборет», «Во имя победы», «Молодежь мира на борьбу с фашизмом» [8, с.32].

Условия работы были очень тяжелыми, люди недосыпали и недоедали, трудились на грани человеческих сил и возможностей. Основное число работников составляла молодёжь, женщины, совсем юные дети. На завод брали с 14 лет и все мальчишки и девчонки мечтали скорее достигнуть этого возраста и внести свой вклад в дело борьбы с врагом. О быте заводчан красноречивее всего говорят воспоминания ветеранов, приведем некоторые из них. Л.И. Гладцынова, проработавшая на ЗиДе более 50 лет вспоминает: «Было очень тяжело, с 11 часов вечера до 7 часов утра мы работали без отдыха, я приходила домой, валилась с ног от усталости, плохо было и с питанием: мама выдавала кусочек хлеба около 100 грамм на целый день. Город был замаскирован, кругом кромешная тьма. Когда мы в вечернюю смену шли на работу к 11 часам, люди натыкались друг на друга, так было темно» [9, с. 192]. А вот М.В. Сухорукова, поступившая на завод совсем юной девочкой, рассказывает: «Мы работали наравне со взрослыми по 8-12 часов, выполняли те же смены и нормы, как они, недоедали и недосыпали», и тут же добавляет подробность, дающую понять, что жизнь везде была жизнью и даже в такие тяжелые дни находилось время для простых человеческих радостей: «Мне было 14 или 15 лет, помню уже в разгар войны, когда положение на фронте было крайне тяжелым, а смены в некоторых цехах были увеличены да 18 часов, в обеденный перерыв заводская молодежь устраивала танцы. 5 минут на обед и 15 минут на танцы под балалайку или гармошку в проходе между станками» [9, с. 193].  В.К. Корнилов помнит, что «дома почти не бывал, так и жил на заводе. Работал слесарем-сборщиком, собирали приборы, понимая важность того, что делал, иногда и по 18 часов работал, в городе было тяжело с продуктами, к станкам ставили совсем пацанов» [10]. О.П. Комарова: «В городе была введена полная светомаскировка, окна были затемнены, отопление в квартирах было отключено, работали с 7 утра до 7 часов вечера, обедали в столовой, помню на обед были щи или суп с ржавой гамзой, чечевица и перловая каша, хлеба не давали, сахара не было, город был изнурен и истощен» [11, с. 82-83]. И.И. Касицкий рассказывает интересную подробность: «Над городом регулярно стали летать немецкие самолёты, на станции 107 километр был выстроен фанерный макет завода, там постоянно горел свет, дымили трубы, к счастью, на город не упала ни одна бомба. Работали трудно, особенно молодежь и дети, но работали всегда ударно». А.И. Пугач: «Месяц я не выходила с завода, исчесалась вся, помыться то негде, когда наконец отпустили домой, оказалось что я завшивела, пришлось подстричься, ходила в платочке. Я выполняла большие нормы, а уж как выполню 500 деталей, так бегом к проходным».

Над чем же трудились эти люди, на жалея собственных сил и здоровья? Дадим краткий обзор основных видов оружия, выпущенного заводом № 2 им. Киркижа за военные годы. Ещё в 1932 году началось производство 12,7-мм крупнокалиберного пулемёта ДК. В 1934 году принят на вооружение 7,62-мм пистолет-пулемёт Дегтярёва. В 1935 году завод начал серийный выпуск 12,7-мм крупнокалиберных пулемётов системы Шпитального и Владимирова (ШВАК). В 1940 году принят на вооружение 7,62-мм пистолет-пулемёт Шпагина (ППШ). В самом начале Великой Отечественной войны было сконструировано противотанковое ружье Дегтярева ПТРД, с которым уже осенью 1941 года бойцы Красной Армии сражались с врагом на подступах к Москве. В.А. Дегтярев в своих воспоминаниях пишет: «По первым же сводкам информбюро мы поняли, что главной силой немецко-фашистских войск были танки. Чтобы остановить врага нужно было остановить эти страшные бронированные армады». Уже зимой 1941 года в фронтовых газетах появляются сообщения: «немецкие танкисты как черт ладана боятся наших противотанковых ружей». О важности проделанной заводчанами работы можно судить по степени секретности, даже в приказах директора завода нет названия «противотанковое ружьё», оно обозначается условной аббревиатурой «изделие ПКБ» [12]. 18 января 1942 года за выполнение заданий Правительства по производству и освоению новых видов вооружения Ковровский завод № 2 имени К.О. Киркижа был награжден орденом Трудового Красного Знамени, а большая группа рабочих, специалистов и руководителей получила ордена и медали.

В мае 1942 г. был объявлен конкурс на создание нового станкового пулемета. За дело взялась группа ковровских оружейников во главе с П.М. Горюновым, первый образец  успешно прошел испытания к декабрю 1942 г. 11 мая 1943 г. постановлением Государственного комитета обороны новый пулемет приняли на вооружение под наименованием» 7,62-мм станковый пулемет системы Горюнова (СГ-43)». в своих воспоминаниях Д.Ф. Устинов, на тот момент нарком вооружения, писал: «пулемет сразу же пришелся по душе нашим бойцам, т.к. был прост по устройству, надежен, быстро переводился в положение для стрельбы по воздушным целям.

В феврале 1942 г. завод получил от советского правительства новое задание – срочно освоить серийное производство 23-мм авиационной автоматической пушки ВЯ, разработанной тульскими конструкторами А.А. Волковым и С.А. Ярцевым. Для изготовления деталей пушки был создан новый цех, ценой громадного напряжения физических и моральных сил коллектива первая установочная партия пушек ВЯ-23 в конце марта была отправлена на испытания. В.Н. Новиков, заместитель наркома вооружения СССР  в своём докладе начальству писал: «Штурмовики нужны армии только с новыми пушками, ковровчане и так делают всё для фронта, но пушку ВЯ никто кроме них быстро не освоит». Уже ближе к концу войны, в 1944 году принят на серийное изготовление крупнокалиберный пулемёт системы С. В. Владимирова (КПВ-44) и ручной пулемёт Дегтярёва (РПД).

«Завод в наркомате важнейший» — так оценивали роль предприятия руководители Народного комиссариата вооружения СССР. За время Великой Отечественной войны завод имени К. О. Киркижа выпустил и отправил в действующую армию 1 202 481 единицу различного вооружения. Специалисты по истории оружия и оборонной промышленности отмечают, что большая часть пулеметов всех типов, выпущенных за годы войны в нашей стране, была изготовлена в Коврове, и их число сравнимо с количеством пулеметов, изготовленных всей германской промышленностью.

16 сентября 1945 года за успешное выполнение заданий Государственного Комитета Обороны по обеспечению Красной Армии авиационным и пехотным стрелковым вооружением завод награжден орденом Ленина.


Библиографический список
  1. Штрихи истории. Заводу им. Дегтярева 95 лет. Ковров, 2006. 260 с.
  2. Дегтяревец. Ковров. 2014. № 17. С. 21.
  3. Дегтяревец. Ковров. 2014. № 17. С. 20.
  4. Путь к Победе: Ковров в 1941-1945 / сост. Н.Е. Комарова, О.А.Монякова. Ков-ров: Знамя труда, 2005. 138 с.
  5. Шабалин А.П., Григорьев В.А. Революцией призванный. История завода им. В.А. Дегтярёва. М., ЦННИ Информации, 1976. 216 с.
  6. Дегтяревец. Ковров. 2014. № 17. С. 11-12.
  7. Накануне и в дни испытаний. Воспоминания работников тыла. М. Политиздат, 1988. 398 с.
  8. Дегтяревец. Ковров. 2014. № 17.
  9. Накануне и в дни испытаний. Воспоминания работников тыла. М. Политиздат, 1988. 398 с.
  10. Город воинской славы Ковров: Сквозь века / отв. ред. О.А. Монякова. Ивано-во: Издатель Епишева О.В., 2013. 464 с.
  11. Дегтяревец. Ковров. 2014. № 17.
  12. Дегтяревцы. Арсенал Отечества. Ковров: ОАО «ЗиД», 2010. 199 с.
  13. Кочнова К.А. К проблеме культурологической подготовки студентов нефилологических факультетов // Высокие технологии в педагогическом процессе. Н.Новгород: ВГИПУ, 2006. С. 225-229.
  14. Кочнова К.А. Культурология: учебное пособие. Нижний Новгород, 2014. 196 с.
  15. Ковров: из века в век / авт. и сост. О.А. Монякова. Ковров: Гемма, 2008. 36 с.
  16. Медведева А.И., Шмелёва А.С. Культура и история малой родины: аспекты изучения // Инновационная наука. 2015. № 11.
  17. Кованева С.М. Большие Бакалды: неизвестные факты нижегородской глубинки // История и археология. 2015. № 9. C. 18-20.
  18. Малышкина А.В. Красный Осёлок: исследование истории, топонимики и культуры села // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 10.
  19. Мосенкова Е.С. Селитьба: история, топонимика, традиции // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 10.
  20. Савина К.С. История Гагино: топонимика, традиции и достопримечательности // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 10.


Все статьи автора «kzn»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация