УДК 811. 512. 19’373:81’367.623

ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКАЯ ГРУППА ИМЁН ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ, ХАРАКТЕРИЗУЮЩИХ ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ (НА МАТЕРИАЛЕ КРЫМСКОТАТАРСКОГО ЯЗЫКА)

Асанова Зера Ариповна
Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования Республики Крым «Крымский инженерно-педагогический университет»
преподаватель кафедры крымскотатарского и турецкого языкознания

Аннотация
В статье охарактеризована лексико-семантическая группа имён прилагательных, выражающая эмоциональное состояние (семантическая подгруппа эмотивно-оценочных имён прилагательных). В исследуемой ЛСГ выделены ядерные и периферийные зоны, охарактеризованы лексемы, входящие в периферию. В качестве объекта анализа были рассмотрены имена прилагательные, обладающие самостоятельной номинативной функцией, то есть способные называть и обозначать фрагменты внеязыковой действительности.

Ключевые слова: имена прилагательные, крымскотатарский язык, лексико-семантическая группа, периферийная зона, ядро


LEXICAL-SEMANTIC GROUP OF ADJECTIVES OF EMOTIONAL STATE (BASED ON THE CRIMEAN TATAR LANGUAGE)

Asanova Zera Aripovna
State Educational Institution of Higher Education of the Republic of Crimea "Crimean Engineering and Pedagogical University"
Lecturer of the Department of the Crimean Tatar and Turkish Linguistics

Abstract
The article describes the lexical-semantic group of adjectives expressing emotional state (semantic subgroup of emotive-evaluative adjectives). The study highlights nuclear and peripheral zones of lexical-semantic group, characterizes lexemes in the periphery. The object of analysis is adjectives with an independent nominative function, i.e. the adjectives able to name and designate fragments of extralinguistic reality.

Рубрика: 10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Асанова З.А. Лексико-семантическая группа имён прилагательных, характеризующих эмоциональное состояние (на материале крымскотатарского языка) // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2015/12/60685 (дата обращения: 20.11.2016).

Актуальность темы. Как в языкознании в целом, так и в тюркологии в частности ещё не существует общепринятой лексико-семантической классификации имён прилагательных. Семантика имен прилагательных имеет специфику: этой части речи свойственно выражать отвлеченные понятия – такие, как признак, свойство, качество.

Лингвисты по-разному относятся к возможности создания семантической классификации имён прилагательных. По-мнению О. С. Ахмановой, выделение лексико-семантических групп имён прилагательных практически невозможно [1, с. 224]. Д. Н. Шмелёв, напротив, полагает, что большая часть глаголов, качественных прилагательных и существительных с абстрактным значением входит в определённые лексико-семантические микрогруппы, то есть в какой-то степени они системно объединены [2, с. 17]. Ряд лингвистов отмечает семантическое своеобразие имён прилагательных, которое заключается в наличии у этого лексико-грамматического класса трудноуловимой семантической сферы. По мнению Е. М. Вольф, это связано с тем, что смысловая сфера имён прилагательных, по мере образования производных, вторичных значений становится неясной, плохо поддающейся описанию, оттого и представляющей определённые сложности при исследовании [3, с. 5].

В лингвистической литературе распространена обобщённая  лексико-семантическая классификация качественных имён прилагательных, согласно которой выделяют следующие группы: параметрические имена прилагательные, имена прилагательные эмоционального отношения, имена прилагательные эмоционально-интеллектуального отношения, имена прилагательные общей оценки, сенсорные имена прилагательные, имена прилагательные со значением цветообозначения.

Семантическая классификация имён прилагательных в крымскотатарском языке по-прежнему остаётся недостаточно разработанной. Ряд вопросов по данной проблеме рассмотрен в работах А. М. Меметова [4].

Цель исследования – охарактеризовать лексико-семантическую группу имён прилагательных, выражающих эмоциональное состояние.

Описание лексико-семантических групп и их структур позволяет более полно и всесторонне выявить системный характер всего лексико-семантического уровня. Такое исследование даёт возможность прояснить многомерность смысловых отношений отдельной лексемы и объединения слов, представить описание лексики с единых теоретических позиций.

Каждая лексико-семантическая группа состоит из ядра и периферии, которые тесно взаимодействуют между собой. Слова, входящие в ядро ЛСГ, характеризуются общим лексическим значением, более частотны, периферия же характеризуется стилистически маркированной лексикой, имеющей чаще всего специализированное значение, а также вторичные семантические функции. Периферийные компоненты могут неограниченно варьироваться в составе группы. Внутри лексико-семантической группы выделяются подгруппы, в которых слова объединены не только общей интегральной семой, но и дифференциальными семами.

Эмоциональная сфера считается одной из самых сложных в общении людей. Обычно люди испытывают широкий диапазон эмоций, которые выражаются в языке большим количеством лексических единиц. Особое место в ряду этой лексики занимают имена прилагательные. К лексико-семантической группе имён прилагательных, характеризующих эмоциональное состояние в крымскотатарском языке, относятся такие лексемы как шенъ ‘весёлый’, ачувлы ‘сердитый, злой’, къайгъылы / кедерли ‘грустный, печальный’ и др. Семантическим ядром данной группы являются прилагательные шенъ ‘весёлый’ и къайгъылы / кедерли ‘грустный’. Следует подчеркнуть, что приведённая оппозиция соразмерна, так как первый член пары характеризуется превышением нормы, а другой член оппозиции отличается недостижением, отсутствием нормы.

Ядерные прилагательные шенъ ‘весёлый’ и къайгъылы / кедерли ‘грустный’ имеют свою достаточно ограниченную сферу денотации: они прежде всего ориентированы на отражение психических свойств и состояний человека. Однако это выражение значения может быть не только прямым, непосредственным, но и косвенным, опосредованным. Напр.: шенъ инсан ‘радостный человек’ – шенъ йыр ‘радостная музыка’, кедерли инсан ‘грустный человек’ – кедерли сёзлер ‘печальные слова’.

Проанализируем семантическую структуру прилагательных шенъ  и къайгъылы.

Имя прилагательное шенъ выступает в основном значении ‘весёлый, радостный, жизнерадостный’, выражает качественный признак, обозначающий эмоциональное состояние человека, равно как и свойство характера человека. В том же значении в разговорной речи используется лексема шенъли. Синонимы: къуванчлы, шад, месрур. Прилагательное шенъ вступает в антонимические связи с именами прилагательными къайгъылы / кедерли ‘грустный, скучный, печальный, тоскливый’.

Шенъ ве шаян табиатыны гъам-къасевет пердеси къаплап алды [5, с. 294] ‘Его весёлый и достойный облик покрыла пелена печали’.

Имя прилагательное къайгъылы ‘грустный, печальный’ имеет следующую дефиницию: «полный грусти, вызывающий грустное настроение, печальный». Синонимами выступают слова: гъамлы, кедерли, мазун, мелюль.

Приведём примеры: Муфти къайгъылы ойларгъа даларакъ, козь къапакълары агъырлаша башлагъанда, бирден абдырады ве аякъ устюнде къол къавуштырып отургъан Ресуль эфендини корьди [5, с. 18] ‘Когда у муфтия, погрузившегося в печальные мысли, стали слипаться глаза, он вдруг вздрогнул и увидел перед собой стоявшего со скрещёнными руками Ресуля-эфенди’.

Далее рассмотрим единицы, представляющие периферию этой подгруппы:

1. Имена прилагательные с архисемами «радостный», «грустный», «печальный» составляют ближнюю периферию ЛСГ прилагательных, выражающих эмоциональное состояние:

къуванчлы ‘радостный’, напр.: Къуванчлы хабернен кельген [5, 255] ’ Пришёл с радостной новостью’;

месрур 1) ‘радостный, весёлый’. Синонимы: шенъ, шад; 2) ‘довольный, удовлетворённый, в хорошем настроении’. Синонимом является прилагательное гонълю хош. Напр.: Кейфи месрур олгъанындан себеп, оджамыз бутюн дерс бизнен шакъалашты ‘Из-за хорошего настроения наш учитель весь урок шутил с нами’;

нешели ‘радостный, весёлый, наполненный весельем, упоительный’; напр.: Тюневин акъшам Феми эфенди эвге кеч маальде, нешели алда кельди [6, с. 34] ‘Вчера вечером Феми эфенди домой пришёл поздно в радостном состоянии’;

шад ‘радостный, весёлый’, синонимами выступают шенъ, месрур; напр.: О, козьлерини ачкъанынен, Азамат акъайнынъ шад бакъышына расткельди [5, с. 20] ‘Открыв глаза, он встретился с весёлым взглядом Азамата-акая’;

шадлы ‘радостный, весёлый’, синоним: къуванчлы; напр.: Бу шадлы куньлер ич бир вакъыт битмесин ‘Пусть эти радостные дни никогда не закончатся’;

гъамлы ‘грустный, печальный, озабоченный, заунывный’; напр.: Башыны эгип, кене гъамлы тюшюнджелерине берильди [5, с. 243] ‘Наклонив голову, снова погрузился в грустные мысли’; Алим, сен гъамлы-кедерли корюлесинъ, не олды я? [5, с. 273] ‘Алим, ты кажешься опечаленным, что случилось, а?’;

мазун ‘печальный, безотрадный, заунывный’, синонимы: дагълы, эфкярлы: Онынъ акъчиль чырайы даа зияде агъаргъан, мазун козьлери кергинлешкен эди [5, с. 350] ‘Его бледное лицо ещё больше побледнело, печальные глаза напряглись’;

мелюль ‘печальный, грустный; огорчённый, удручённый, понурый, подавленный’, синонимы: къасеветли, кедерли, къаарьли; напр.: Бу вакъиадан сонъ онынъ гъает мелюль алы бар эди ‘После этого происшествия он был в крайне удрученном состоянии’;

эфкярлы ‘огорчённый, опечаленный’, синонимы: мазун, дагълы; напр.: Юксек долап устюндеки граммофонда Ашыр-Уста «Не эйлединъ, не эйлединъ сен банъа?» деген эфкярлы тюркюни сёйлемекте [6, с. 10] ‘Из граммофона, стоявшего на высоком шкафу, звучала печальная песня Ашыр-Уста «Что ты сделала, что ты сделала со мной?»’.

2. Имена прилагательные, с архисемой «смешной», «беззаботный», «унылый» составляют дальнюю периферию ЛСГ прилагательных, выражающих эмоциональное состояние. Напр.:

кульдюриджи ‘смешной, забавный, комичный, комический’, синоним: ошлу; напр.: Къузгъуннен къаргъа кульдюриджи бир шей уйдурып чыкъардылар. ‘Ворон и ворона выдумали нечто смешное’;

гъамсыз ‘беззаботный, беспечный’, синоним: эндишесиз; напр.: Дюльбер, гъамсыз черелерине хайли вакъыт козь этип турды ‘Долгое время наблюдал красивые, беззаботные лица’;

эндишесиз ‘беззаботный’; синонимы: гъамсыз, къасеветсиз; напр.: Эндишесиз аяты битти, артыкъ бойнуна буюк месулиет юклене эди ‘Беззаботная жизнь закончилась, отныне на его плечи ложилась большая ответственность’;

ошлу ‘смешной’, синоним: кулькюнчли; напр.: Ады ошлу олса да, озю алтын йигит: бабасы онынъ адына, банкке элли бинъ кумюш къойды [5, с. 227] ‘Хотя имя у него смешное, сам он золотой парень: папа на его счёт в банке положил пятьдесят тысяч рублей’;

къайгъысыз ‘беззаботный, безмятежный, беспечный’; напр.: Тек атешнинъ чытырдап янгъаны, далгъачыкъларнынъ къайгъысыз шувултысы эшитиле эди [7, с. 12] ‘Слышно было только потрескивание огня, беззаботный шум волн’;

гонъюльсиз ‘унылый’, синонимы: кейфсиз, сёнюк; напр.: Койлюлер арзуал яздыргъанлар, – деди Алим гонъюльсиз ве тюшкюн бир давушнен [5, с. 352] ‘«Сельчане написали прошение», – сказал Алим унылым и поникшим голосом’;

кейфсиз ‘1. не в духе; 2. недомогающий’; напр.: Рухча кейфсиз алларда – кейфсизлик исе бу сонъ сенелерде онынъ даимий ёлдашы эди – башыны алып чименликке синъмекни, я да сыкъ дагълыкъ ичинде козьден гъайып олып, озюни джойгъан бир инсан киби, долашып юрмекни озюне адет эдинген эди [5, с. 11] ‘В моменты душевного недомогания (а недомогание в последние годы являлось его постоянным спутником) имел привычку сбежать в луга или уединиться в густом лесу и бродить как человек, потерявший себя’;

эндишели ‘беспокойный, тревожный’; напр.: Эндишели куньлер кечти ‘Закончились тревожные дни’;

нешесиз ‘1. не доставляющий удовольствия, скучный, мрачный’; 2. без удовольствия; 3. невесёлый, грустный, понурный’; напр.: Койде аят бойле нешесиз, мазун девам этер экен, рус-япон муаребеси башлады [6, с. 42] ‘В то время как жизнь в селе протекала скучно и безотрадно, началась русско-японская война’;

сытыкъ ‘хмурый’, синоним: сомур; напр.: Мусафирлерге сытыкъ чырайле, сизлерге ким керек, деген киби, бакъты  [8, с. 322] ‘С хмурым выражением лица посмотрел на гостей, как бы говоря: «Кто вам нужен?»’.

В исследуемой ЛСГ часто одна единица противопоставлена целому ряду лексем. Например, лексеме шенъ ‘весёлый’ – кедерли ‘грустный, печальный’, мазун ‘печальный, безотрадный, заунывный’, гъамлы ‘грустный, печальный, озабоченный, заунывный’, къайгъылы ‘грустный, печальный’, мелюль ‘печальный, грустный; огорчённый, удручённый, понурый, подавленный’, нешесиз ‘1. не доставляющий удовольствия, скучный, мрачный’; 2. без удовольствия; 3. невесёлый, грустный, понурный’, эфкярлы ‘огорчённый, опечаленный’, гонъюльсиз ‘унылый’, кейфсиз ‘1. не в духе; 2. недомогающий’, эндишели ‘беспокойный, тревожный’. Так, члены пары «шенъ ‘радостный’ – кедерли / къайгъылы ‘грустный, печальный’» абсолютно симметричны. В других антонимических оппозициях подобная симметричность отсутствует: шенъ ‘весёлый’ – эндишели ‘тревожный’, шенъ ‘весёлый’ – гонъюльсиз ‘унылый’. Более того, на базе этих антонимических оппозиций можно представить парадигму, члены которой между собой связаны отношениями градации, а именно: шенъ ‘весёлый’ – кедерли ‘грустный, печальный’, гъамлы ‘озабоченный, унылый’, сытыкъ ‘мрачный’.

Основные выводы: Семантическим ядром ЛСГ имён прилагательных, выражающих эмоциональное состояние, являются прилагательные шенъ ‘весёлый’, къайгъылы / кедерли ‘грустный, печальный’. Эти лексемы имеют свою достаточно ограниченную сферу денотации: они ориентированы, прежде всего, на отражение психических свойств и состояний человека.

Имена прилагательные с архисемами «радостный», «грустный», «печальный» составляют ближнюю периферию ЛСГ прилагательных, выражающих эмоциональное состояние. Имена прилагательные с архисемами «смешной», «беззаботный», «унылый» составляют дальнюю периферию этой ЛСГ.

В семантике имён прилагательных, входящих в состав ЛСГ прилагательных, выражающих эмоциональное состояние, выявлена тенденция переноса признака в область эмоционально-оценочного значения. Эмотивное прилагательное располагает комбинацией значений: передающих эмоцию, выражающих эмоциональное состояние и эмоциональное отношение. В таких случаях семантика этих прилагательных конкретизируется в контексте.


Библиографический список
  1. Ахманова О. С. Очерки по общей и русской лексикологии / О. С. Ахманова. – Москва : Учпедгиз, 1957. – 295 с.
  2. Шмелёв Д. Н. Современный русский язык. Лексика / Д. Н. Шмелёв. – М. : Просвещение, 1977. – 335 с.
  3. Вольф Е. М. Грамматика и семантика прилагательного / Е. М. Вольф. – М. : Наука, 1978. – 200 с.
  4. Меметов А. М. Крымскотатарский язык. История изучения. Лексикология. Фонетика. Морфология : монография / А. М. Меметов. – Симферополь : КРП «Изд-во «Крымучпедгиз», 2013. – 576 с.
  5. Болат Юсуф. Алим / Ю. Болат. – Ташкент : Гъафур Гъулям адына эдебият ве санат нешрияты, 1982. – 421 с.
  6. Алядин Шамиль. Иблиснинъ зияфетине давет / Ш. Алядин. – Ташкент : Эдебият ве санъат нешрияты, 1979. – 216 с.
  7. Паши Ибраим. Джанлы нишан / И. Паши. – Симферополь : Таврия, 1998. – 208 с.
  8. Эдемова Урие. Айдын геджеде : роман / У. Эдемова. – Акъмесджит : Таврия, 2005. – 340 с.


Все статьи автора «Асанова Зера Ариповна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация