УДК 81-25. 808.5

ЛИНГВОДИДАКТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПОВЫШЕНИЯ ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТИ РЕЧИ В АУДИТОРИИ ПРИ ИЗУЧЕНИИ СИНТАКСИСА

Цаликова Мадина Ахметовна
Северо-Осетинский государственный педагогический институт
кандидат педагогических наук, доцент кафедры русской филологии

Аннотация
Статья посвящена анализу лингводидактических основ повышения выразительности речи при изучении синтаксиса, раскрываются стилевые, риторические, интеллектуальные особенности речи в современной аудитории, рассматриваются необходимые для речевого воздействия аспекты синтаксической системы русского языка.

Ключевые слова: воздействующий аспект, выразительность речи, когнитивный аспект, лингводидактика, эмоционально-оценочный аспект


LINGVODIDAKTICHESKY BASIS FOR IMPROVING THE EXPRESSIVENESS OF SPEECH IN THE CLASSROOM IN THE STUDY OF SYNTAX

Tsalikova Madina Ahmetovna
North Ossetian State Pedagogical Institute
candidate pedagogical sciences, assistant professor of Russian philology

Abstract
This article analyzes the foundations lingual teaching enhance expressiveness of speech in the study of syntax, reveals stylistic, rhetorical and intellectual features of speech in modern audience, are considered necessary for speech influence syntactic aspects of the Russian language.

Keywords: acting aspect, cognitive aspect, didactics, emotional aspect of the evaluation, expressive language


Рубрика: 10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Цаликова М.А. Лингводидактические основы повышения выразительности речи в аудитории при изучении синтаксиса // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2015/11/59987 (дата обращения: 20.11.2016).

Сегодня особо актуальна проблема повышения коммуникативной компетентности студентов педагогического профиля – будущих преподавателей русского языка в национальной школе. Этим студентам следует осознать всю сложность процесса развития речи у обучающихся, так как работа над неродной речью в последнее время получила несколько одностороннее развитие. В системе обучения акцент делается на развитие нейтральной речи, то есть информативной, но другой, не менее важной стороне речи – выразительности – не уделяется должного внимания на занятиях. Вместе с тем, понимание и работа над выразительностью речи значительно облегчает процесс формирования коммуникативной компетенции обучаемых.

Известно, что на практике речь реализует две важнейшие функции – информативную (репрезентативную) и воздействующую (прагматическую); информативная функция связывается с предметно-логической (объективной) стороной речи, а воздействующая функция выражает эмоционально-оценочную (субъективную) сторону речи. Эмоционально-оценочный и предметно-логический аспекты – два начала речи, причем эмоционально-оценочное зависимо от предметно-логического. На практике выражение мысли никогда не свободно от какого-либо оттенка чувств, исключение встречается редко в официально-деловой речи. В связи с этим, информация, которую несет в себе полноценная речь, всегда воспринимается слушателем в двух аспектах: когнитивном (интеллектуальном) и воздействующем (практическом). В случае когнитивного восприятия для сообщения, констатации, информирования, осведомления, коммуникативная цель заключается в доведении информации до слушателя независимо от его ответной поведенческой реакции. А в случае воздействующего восприятия акцент делается на прагматической действенности, которая существует наряду с информативной. В данном случае коммуникативная цель заключается в воздействии на психику для регуляции поведения человека.

Таким образом, информация, содержащаяся в речи, может быть обращена к интеллекту человека как непосредственно, так и опосредованно, то есть через эмоционально-волевую сферу психики человека. Сформированная речь грамотного человека должна органично совмещать в себе оба начала: и эмоционально-экспрессивное, и когнитивное. Если в когнитивном аспекте восприятия речь рассматривается, прежде всего, как способ передачи некоторой интеллектуальной информации (Г.Н. Акимова [1], Л.М. Васильев [2], Л.А. Киселева [8], Е.Ф. Петрищева [12]), что характеризует такие качества ее, как точность, логичность, лаконичность, чистота, то в прагматическом аспекте, речь должна характеризоваться такими параметрами, как богатство словарного запаса, выразительность, изящность; причем здесь наиболее значимой представляется именно выразительность, точнее такие ее структурные компоненты, которые вызывают интерес и поддерживают внимание у адресата.

Следует заметить, что логические связи элементов, передаваемых в речи, не решают всех коммуникативных задач, стоящих перед коммуникатором; интеллектуальная составляющая информации отображает объективное, не включая в себя субъективное, содержащееся в прагматической части информации. Интеллектуально-логическое содержание, безусловно, выступает стержнем речи, но речь не сводится к совокупности абстрактных выражений. Речь содержит отношение человека и к предмету, и к объекту темы, что ставит коммуникатора перед необходимостью придавать своей речи надлежащий эмоционально-экспрессивный тон, увеличивая ее воздействие на реципиенте, отмечая наиболее актуальную часть передаваемой информации. По мнению С.Л. Рубинштейна, субъективное и делает набор слов речью: «Можно даже, утверждать, что чем разнообразнее и выразительнее речь, тем более это речь, а не просто язык, потому что чем выразительнее речь, тем сильнее выступает в ней говорящий, его лицо, просто он сам» [13, с. 18-20]. Выразительность – важная составляющая коммуникативной компетенции, делающее ее более действенной, эффективной, успешной, усиливающее влияние коммуникатора на реципиенте, воздействуя на эмоционально-волевую область его психики.

Проблема выразительности является предметом исследования таких научных и учебных дисциплин, как риторика, стилистика, культура речи. Говоря о контурах культуры речи как теоретических, так и практических дисциплин, В.В. Виноградов первый ее аспект соотносил с правильностью речи, а второй – с выразительностью речи [3].

Выразительность, как доказана исследователями (Л.А. Киселева [8], Л.П. Федоренко [17]), тесно связана с категориями эмоциональности и экспрессивности. Так, например, говоря о воздействующей функции речи, Л.П. Федоренко выделяет экспрессивно-оценочную и эмоционально-побудительную [17]. Л.А. Киселева, исследуя прагматические подсистемы языковой информации, выделяет собственно эмоциональную, эмоционально-оценочную, собственно эстетическую, экспрессивно-побудительную и контактные подсистемы. Перечисленные категории, по мнению исследователя, не образуют отчетливых границ, наоборот, практика демонстрирует их взаимопроникновение и взаимосвязь. Для развития способности речи оказывать требуемое воздействие на адресата в равной степени значимы и экспрессивная, и эмоциональная категории, достаточно четко разграниченные в современном языкознании и лингвистике [8].

Следует заметить, что в современном языкознании проблема экспрессивности недостаточно решена. Можно довольно отчетливо выделить две тенденции в интерпретации экспрессивности как лингвистической категории. Первая – в широком смысле – предполагает рассматривать экспрессивность как важнейшую категорию речи, объединяющую образную, эмоциональную (К. Кожевникова), поэтико-эстетическую, стилистически окрашенную оценочную. Конкретизация понятия «экспрессивность» может быть достигнута или отождествлением ее с оценочными свойствами речи, или противопоставлением эмоциональности, или отождествлением ее с эмфазой [7].

Под экспрессивной языковой информацией Л.А. Киселева предполагает конкретную информацию об экспрессивных качествах языка, то есть об особой выразительной силе некоторых средств языка, организовываемой такими категориями, как художественность выражаемого признака, образность объекта, интенсивность действия, новизна, убежденность и т.д. Экспрессивная языковая информация сосредоточена также на эмоциональную сферу психики слушателя: на основе исследовательского рефлекса она способствует его наибольшей восприимчивости к речевому воздействию (Е.М. Галкина-Федорук [4], Л.А. Киселева [8]). Отметим, что Л.А. Киселева интерпретирует понятие экспрессивности как речевая категория, связанная с понятием усиления (утверждения); как «особую силу», повышающую выразительность речи; как лингвистическую категорию. Эту же мысль обнаруживаем и у Е.М. Галкиной-Федорук: «Экспрессия – это повышение воздействующей силы сказанного увеличение выразительности» [4].

Что касается собственно синтаксической экспрессии, то необходимо отметить, что в языкознании существует несколько толкований этого феномена. Рассматривая синтаксическую экспрессию, Г.Н. Акимова видит ее суть в том, что «конструкция становится ведущим синтаксическим элементом художественной речи, специальным приемом, который имеет целью воздействовать на слушателя» [1].

В экспрессии на синтаксическом уровне Э.А. Трофимова видит признак синтаксических структур иметь эмоциональную окрашенность или выступать средством логического усугубления образности, изобразительности, выразительности. Напротив, разграничивая синтаксическую и лексическую экспрессивность, Е.Н. Чебаевская связывает лексическую экспрессивность с повышением прагматического потенциала высказывания [18].

Рассматривая синтаксическую экспрессию с точки зрения семантического содержания, А.Т. Панасюк замечая, что имеет формальный признак – броскость, необычность определенных конструкций. Семантический признак языковой экспрессии – выражение в предложении эмоциональных проявлений и волевых усилий говорящего [11].

Выделяется группа исследователей, разъясняющих сущностные характеристики синтаксической экспрессии отталкиваясь от синтагматической раздробленности синтаксических конструктов; эта расчлененность и дает возможность актуализировать, выделять, подчеркивать, обосновывать необходимые коммуникатору области высказывания. Такие конструкции, как правило (Ю.В. Ванников, Е.А. Иванчикова, И.М. Ковтунова, Р.А. Нехлина), экспрессивными становятся при присутствии соответствующего стилистического эффекта. Это объясняется тем, что расчлененные конструкции без стилистического эффекта к экспрессивным конструкциям не могут относиться [10].

Наряду с лексикой, синтаксис обладает большими возможностями для усиления выразительности и образности речи, для придания ей экспрессивности и эмоциональности. Синтаксис достаточно развитой речи выделяется обилием синтаксических конструкций, позволяющих использовать говорящему самые чуткие, самые различные по своей природе тонкие нюансы мысли, возникающие по мере развития способности человека устанавливать связи между реалиями объективной действительности и человеческой личностью. Как «язык общества» выражает потребности социума в целом, так и язык отдельной личности, сформированный в течении всей его жизнедеятельности, отражает уровень его мировоззрения, реализуя итоги его духовной деятельности. Большую информационную нагрузку несет синтаксис, «подчиняясь» общим коммуникативным законам, стоящих перед информатором. По мнению Б.Н. Головина, «главное отличие аффективного и логического языков заключается в конструировании фразы». Различают изобразительно-выразительный синтаксис и нормативный синтаксис. Изобразительно-выразительный синтаксис применяется для придания речи эмоциональности, образности, экспрессивности. Нормативный синтаксис является средством адекватной передачи логико-информативного компонента в речи. Синтаксис дает возможность эмфатизации высказывания, иначе говоря – для экспрессивного обозначения речевых фрагментов, наиболее важных для воспроизведения предметов, их признаков и действий. При помощи синтаксиса тексту рассказа придается требуемый тон: от тревожного, грустно-лирического, до восхваляющего, торжественно-патетического; им создается темп и ритм повествования; синтаксис изображает широкие эпические картины, дает глубокое детализированное описание, либо динамическое, темпераментное отображение стремительной деятельности. В.В. Виноградов признавал за синтаксисом роль «организующего центра, управляющего движением словесной стихии» [5].

Общий объем и длина предложений формируют условия для гармоничней внутренней ритмизации, служащей как для создания эффекта внутренней интенсивности, так и для создания впечатления тихого эпического направления, попутно вбирающего в себя множество притоков. Например, синтаксические параллелизмы внутри периодов способны создавать впечатление внутренней напряженности. конструкция предложения, несомненно, влияет на восприятие текста. Трансформация структуры предложения может облегчить или усложнить декодирование передаваемого сообщения. Исследования показывают, что сложность восприятия предложения не зависит от его объема. Не так важна и линейное протяжение синтаксического конструкта, как сложность ее внутренней иерархии. Для восприятия более проблематичны сложные многоуровневые конструкции; относительно свободно воспринимаются конструкции с точным и четким соотношением частей, какими и являются экспрессивные синтаксические формы, основанные на однородности компонентов.

Контекстуально правильное использование конструктов с однородностью частей обеспечивает соответствующее идее автора восприятие читателем содержательно-информативного наполнения текста и авторской оценки передаваемой информации. Стилистика декодирования рассматривает речетворчество как процесс передачи информации художественному или публицистическому тексту соответственно, как сообщение, в котором эта информация зашифрована. Адекватное истолкование текста признается состоявшейся тогда, когда слушатель воспринимает основную идею текста соответственно замыслу коммуникатора, если воспринимающей стороной осмыслено, какие чувства, какие мысли вкладывает в текст автор. Безусловно, для продуцирования коммуникативно эффективной речи важно уметь использовать все специфические синтаксические средства выразительности.

Все вышеизложенное доказывает то, что современные подходы к проблеме экспрессивности в языкознании могут быть использованы методистами в разработке материалов по изучению экспрессивного синтаксиса в условиях современной образовательной организации, так как основная идея всех исследователей, специализирующихся по лингвистике и психолингвистике, склоняется к тому, что синтаксические средства выразительности в художественных и публицистических текстах имеют коммуникативную направленность.


Библиографический список
  1. Акимова Г.Н. Новые явления в синтаксисе современного русского языка. – Л., 1982. – С.86.
  2. Васильев Л.М. К вопросу об экспрессивности и экспрессивных средствах (на материале славянских языков) //Славянский филологический сборник. – Уфа, 1962. – С.60.
  3. Виноградов В.В. Проблемы русской стилистики. – М.: Просвещение, 1981. – С.171.
  4. Галкина-Федорук Е.М. Современный русский язык. Морфология. – М.: Книжный дом «Либроком». – 382 с.
  5. Головин Б.Н. Основы культуры речи. – М.: Педагогика, 1980. – С.186.
  6. Дзусова Б.Т. Методика работы по усвоению этнокультурной лексики русского языка в осетинской школе: Дисс..канд. пед. наук. – Владикавказ, 1998. – 199 с.
  7. Кожевникова К. Формирование содержания и синтаксис художественного текста //Синтаксис и стилистика. – М., 1976. – С.306.
  8. Киселева Л.А. Проблемы исследования русского языка как средства воздействия. – Л., 1970.
  9. Кожина М.Н. О предмете практической стилистики смежных дисциплин // Ученые записки Пермского ун-та. 1962. – Т.22. – Вып. 1. – С.153-163.
  10. Нехлина Р.А. К вопросу об экспрессивности (на материале немецкого зыка) // Ученые записки Пермского педагогического ин-та. – Пермь, 1969. Т.63. – С. 15-28. Колотье
  11. Панасюк А.Т. К вопросу об экспрессивном значении синтаксических конструкций // Современный русский язык и методика его преподавания / Под ред. А.А. Горбовского и И.Л. Николаева. Ч. 2. – Душанбе, 1972. – С.24.
  12. Петрищева Е.Ф. Стиль и стилистические средства. – М., 1978
  13. Рубинштейн С.Л. К психологии речи //Ученые записки кафедры психологии ГПИ им. Герцена. Т.25. – Л., 1941. – С. 18-20.
  14. Русская грамматика. – Т.11. – М., 1980. – С.91.
  15. Смысловое восприятие речевого сообщения (в условиях массовой коммуникации). – М., 1976. – С.48.
  16. Трофимова Э.А. О некоторых моделях выражения экспрессивности в английской разговорной речи // Теория и практика лингвистического описания иноязычной разговорной речи. – Горький, 1972. – С.239-243.
  17. Федоренко Л.П. Закономерности усвоения родной речи. – М., 1984.
  18. Чебаевская Е.Н. Повтор как стилистический прием и как принцип выдвижения //Герценовские чтения, система языка и речевая реализация его категорий. Сб. науч.тр. – Л., 1973. – С.107-109.


Все статьи автора «Бекоева Марина Ивановна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация