УДК 951.0/.8(963.3)

БУДДИЗМ В ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕАЛИЯХ КИТАЯ ЭПОХИ СУЙ (581-618)

Халтаева Оюн Радиевна
Государственное автономное профессиональное образовательное учреждение Республики Саха (Якутия) «Региональный технический колледж в г. Мирном»
преподаватель, соискатель кафедры Теологии и религиоведения Бурятского Государственного университета

Аннотация
В статье рассматриваются место и роль буддизм в политике суйского двора, который вел неустанную борьбу за объединение Китая, разделенного на Южные и Северные царства. Показано использование докторальных положений буддизма в политической деятельности суйских императоров, их покровительство буддизму.

Ключевые слова: буддизм, буддийская сангха, государственная власть, единая империя, политика, суйский двор


BUDDHISM IN POLITICAL CHINA REALITIES ERA SUI (581-618)

Haltaeva Oyun Radievna
Autonomous professional educational institution Regional Technical College Mirny, Republic of Sakha (Yakutia)
teacher

Abstract
The article examines the place and role of Buddhism in politics Sui yard, which led a relentless struggle for the unification of China, divided into northern and southern kingdoms. Doctoral shows the use of the provisions of Buddhism in the political activities of the Sui emperors, their patron of Buddhism.

Keywords: Buddhism, politics, state power, united empire Sui yard Buddhist Sangha


Рубрика: 09.00.00 ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Халтаева О.Р. Буддизм в политических реалиях Китая эпохи Суй (581-618) // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2015/11/59942 (дата обращения: 20.11.2016).

К моменту прихода к власти династии Суй (581-618 гг.), Китай представлял собой разъединенное на Южные и Северные династии  государство. Этот период вошел в историю как период Наньбэйчао (Южных и Серерных царств).  Пришедшие на  Севере Китая суйские правители  начали борьбу за объединение Китая. Для этого созрели экономические, политические, социальные и культурные условия. По свидетельству авторов “Истории Китая” (ред. Меликсетов): “Культурные, экономические и политические интересы Китая требовали прекращения внутренних войн и объединения нестойких царств в единую империю. Мелкие и слабые царства не могли защитить огромную сухопутную границу земледельческих районов Китая от набегов кочевников-соседей. Затянувшиеся изнурительные междоусобицы подрывали сельское хозяйство, ремесло, торговлю, затрудняли использование огромной ирригационной системы, а сложившаяся еще в древности культура земледелия была немыслимой без искусственного орошения. Необходимость ликвидации последствий губительных разливов рек и опустошительных засух требовала единения средств и рабочих рук и была не под силу отдельным властителям”[4, c.165]. Для решения этой проблемы было необходимо объединение Китая и наличие сильной центральной власти. Расчлененный Китая, без единой, сильной центральной власти, опирающейся на общегосударственный аппарат, не был в состоянии решить этой проблемы.

Династия Суй поставила перед собой задачу решения этой проблемы, её экономическая, политическая и культурная политика была нацелена на объединение Китая.

Для осуществления этих целей суйский двор, в первую очередь, перенял бюрократическую систему ханьской империи, построенной по конфуцианскому образцу, но наряду с этим в идеологическом плане суйским правителям импонировала буддийская идея единства всего сущего, стремящегося к единой и целостной природе Будды. Она истолковывалась суйскими правителями как единство империи, стремящейся к единой императорской власти, единому государственному управлению.    Поэтому суйский император Ян-ди, внесший решительный вклад в объединение Китая, заботился не только о внешней атрибутике буддизма, о монастырях, но и об учении школ, выдвигающих концепцию, выгодную его политическому курсу. Отсюда и его забота о буддийских канонах. По словам Т.Ф. Мархановой “Из-за долгосрочных войн, многие статуи и классические книги уже превратились в пепел, храмы и башни подверглись уничтожению, Ян-ди велел народу и военным собирать уцелевшие изображения Будды и канонические книги весь год, в некоторой степени поддерживая и отчасти коллекционируя, приказал школам следить и составлять каталоги, производить критическое исследование содержания канонических книг путем корректировки и сравнения с правильными результатами, таким образом получали исконные канонические книги и их классический вид.

После общего сбора четыре канона из «Башни сокровищницы Сутрапитаки» достигли количества 100 тысяч, император Ян Гуан надеялся, что все эти написанные питаки всегда будут находиться в обращении. Ян-ди смело взял на себя ответственность хранить «Башню сокровищницы Сутрапитаки», объединив собранные коллекции сутр в одну.

Ян-ди защищал и покровительствовал существующим храмам «Хуэйжисы» (慧日寺), «Фаюньсы» (法云寺), «Жияньсы» (日严寺), «Хуншаньсы» (弘善寺) и т.д., каждому монастырю и столичным храмам, даже всем буддийским школам. Ян-ди дал указ буддийским монахам на поддержание в нужном состоянии канонических книг, он сказал, что это является важным и священным делом. В принципе, исконные канонические книги – это сутры, сохраненные в Сутрапитаке, монахи, имеющие желание развивать и распространять в некоторых районах канонические книги, получали приказ, приходить в храм и переписывать их на месте, т.к. исконные канонические книги запрещалось выносить из храма.

В то же время в собранных канонических книгах и в классическом источнике питаки, имеется возможность знакомства со многими известными монахами” [5, c.3].

Суйские правители переняли опыт взаимодействия государственной власти с буддийской сангхой северных династий. Нуждаясь в идеологической поддержке буддизма, они полагали, что буддийская сангха, обладающая независимым от государства статусом, не может стать достаточно прочной идеологической опорой власти. Поэтому суйские правители, как и правители северных царств, не могли допустить   независимость буддийской сангхи. Она должна была быть под полным контролем государственной власти. Поэтому «была учреждена должность при императорской бюрократии, которой вменялось осуществление юрисдикции над монастырской общиной. Иначе говоря, государство официально устанавливало свой контроль над сангхой» [6, c20-21].

Установление контроля за деятельностью сангхи показывало, что буддизм в Китае в период эпохи Суй стал политической составной государственной власти.   Сангха поддерживала начинания государственной власти, при этом извлекала и собственные выгоды. Монастыри при поддержке государственной власти становились в крупных земельных собственников. «Земельные богатства составлялись за счет особых «монастырских наделов», земель, пожалованных императором и знатью, а также наделов крестьян, приписанных к монастырям» [3,c.60]. Высшие представители буддийского духовенства «удостаивались почетного звания патриарха и официальных должностей наместников монастырей, предводителей монашества городов, областей, государств, учреждали монастыри и храмовые комплексы, удостаивались аудиенций и императора и оказывали определенное влияние на политику двора, отстаивали независимость сангхи перед верховной властью, обращали в веру многие тысячи непосвященных, предводительствовали сотнями и тысячами учеников и последователей-мирян, творили религиозный подвиг аскезы и отшельничества, поддерживали диалог с духовной элитой своего времени и т.д.»[1,c.8]. Иначе говоря, буддийская сангха, стала неотъемлемой частью общественно-политической жизни Китая и его государственной структуры.

Усиливающаяся общественно-политическая значимость буддизма определяла отношение китайских императоров к буддизму. Как и в эпоху Кумарадживы суйские императоры благосклонно относились к буддизму и его духовным лидерам.

Император Ян-ди (Цзин Ван Гуан), внесший огромный вклад в объединении Серера и Юга Китая, а также в его экономический расцвет, был большим покровителем буддизма и даосизма. Широко известна его дружба со знаменитым патриархом школы тяньтай Чжи И (538-598).

Как пишет Т.Ф. Марханова, “император Цзин Ван Гуан уважал и принимал как наставника третьего патриарха школы Тяньтай Чжи И из крупного поселения Цзяннань. Очевидно, тесное общение Цзин Ван Гуана с Чжи И было продиктовано тем, чтобы управлять буддизмом Цзяннаня, но также он стремился и к обретению стабильности государства.

22 ноября на 11 год эпохи Кайхуан (591) император Цзин Ван Гуан в Янчжоу основал многотысячное духовенство, пригласил Чжи И для произношения религиозных предписаний Бодхисаттвы, он прочел заповеди (статьи монашеского обета при постриге) императору”[5, c.3]. В буддийских сочинениях сохранились сведения о том, “как император оказывал помощь в содержании, давал буддийским учителям одежду и деньги и оказывал иную помощь, таким образом очевидно, что он глубоко и искренне уважал тяньтайского патриарха Чжи И”[5, c.5]. Также сообщается о том, что: «Чжи И, после того, как стал учителем заповедей Бодхисаттвы, удостоился от императора титула гуоши (наставник, учитель императора). С другой стороны, Чжи И был также известен как главная поддержка императора. Император жаловал Чжи И званием «чжичжэ» (智者 мудреца), из этого можно увидеть, как начала завязываться дружба между императором и Чжи И» (Суй, Гуань Дин, раздел «32 Гуоши» из «Краткая история буддистов династии Сун» средний цзюань;《大正藏》раздел 54,стр. 244)”[5, c.5].

Дружба Императора и патриарха одной из самых влиятельных школ китайского буддизма была взаимовыгодной. Император видел в буддизме мощную социальную и политическую поддержку в буддизме. Такая поддержка в период его реформ, связанных с объединением Китая и экономических преобразований, была весьма необходимой. С другой стороны, учение, которое выдвигала школа тяньтай, было весьма созвучной идее единства, которая, как уже сказано, была близка идеологическим чаяниям суйских правителей.

Одной из главных философских концепций школы тяньтай, выдвинутой патриархами школы была идея единого сознания “и синь”. Согласно этой концепции Единое сознание “лежит в основе всего многообразия феноменально­го мира, составляет его истинную природу, оставаясь одновре­менно чистым, целостным и неизменным. При этом единое сознание не мыслится как порождающая многообразие феноме­нального мира субстанция. В конечном счете существует толь­ко единое сознание, все остальное — это его признаки, которые делятся на два аспекта: феноменальный, или загрязненный (это признаки его условного существования в сансаре); и истинно-таковый, или чистый аспект — его абсолютное сущест­вование в нирване.

Единое сознание нельзя трактовать и как сущность каждой вещи. Оно является истинной природой всех и каждого и не имеет ничего общего с данным психическим состоянием каждо­го. Все единичные и изменчивые явления феноменального мира, будучи причастными единому, целостному неизменному сознанию, мыслятся взаимопроникающими. Одно содержится во всём, всё — в одном” [7, c.193-194].

Чжи И в своем фундаментальном сочинении «Мохэ чжи гуань» уделил большое внимание концепции единого сознания. Он считал, что: «Единое сознание включает в себя десять миров дхарм. Каж­дый мир дхарм, в свою очередь, включает в себя десять миров дхарм. Итого составляют 100 миров дхарм. Один мир включает в себя 30 видов сфер. Сто миров дхарм включают в себя три тысячи сфер. Эти три тысячи содержатся в одном мгновении сознания» [2, цит.по кн.: Янгутов Л.Е. Традиции Праджняпарамиты в Китае. Улан-Удэ. 2007.с.193]. Десять миров дхарм здесь не понимаются как пространственные и временные миры. Это характеристика определенных психических сос­тояний человека. Но тем не менее сама идея того, что все должно стремиться к единому началу имела большой политический резонанс в контексте идеологических установок суйских правителей, которые внушали китайскому обществу и населению идею того, что все в поднебесной должно стремиться и подчиняться единой власти олицетворением которой был суйский двор.


Библиографический список
  1. Ермаков М.Е. Вступительная статья / Хуэй-цзяо. Жизнеописания достойных монахов.  СПб., 2005.
  2. Жэнь Цзиюй. Хань Тан Чжунго фоцзяо сысян лунь цзи. Пекин. 1981.
  3. История стран Зарубежной Азии в средние века. М., 1970.
  4. История Китая // Ред. А.В. Меликсетов.  М., 2004.
  5. Марханова Т.Ф. Буддизм в Китае в период правления Суйского императора Ян-ди // Вестник Бурятского университета. Сер. Востоковедение. Улан-Удэ, 2014. Вып. 8.
  6. Янгутов Л.Е. Китайский буддизм: тексты, исследования, словарь.  Улан-Удэ, 1998.
  7. Янгутов Л.Е. Традиции Праджняпарамиты в Китае. Улан-Удэ. 2007.


Все статьи автора «Халтаева Оюн Радиевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация