УДК 821.16

ЖАНРОВЫЙ СИНТЕЗ В РОМАНЕ ИВАНЫ ОНДРИОВОЙ «ДЕТСКИЙ ПЛАЧ НА ЧЕРДАКЕ»

Штырова Алима Николаевна
Университет им. Константина Философа в Нитре (Словацкая республика)

Аннотация
Статья посвящена роману известной словацкой писательцы Иваны Ондриовой «Детский плач на чердаке» (не был переведен на русский язык). В ней рассматривается жанровый синтез и идейно-философское содержание романа. Это семейный роман с элементами мистики и детектива. Используя жанр семейного романа, в данном случае писательница развивает идею, что внутреннее взросление героев, их открытость страданиям, которые заполнен этот мир, ведет к пониманию истинной потребности в семье и, в конечном счете, является условием создания ее идиллической модели.

Ключевые слова: Детский плач на чердаке


GENRE SYNTHESIS IN IVANA ONDRIOVÁ'S NOVEL DETSKÝ PLAČ V PODKROVÍ

Shtyrova Alima Nikolaevna
Constantine the Philosopher University (Nitra SR)

Abstract
The article is devoted to the novel Detský plač v podkroví from the famous Slovak author Ivana Ondriová. The genre synthesis and ideological and philosophical content of the novel are examined in the article. The genre was determined as the family novel with elements of mystery and detective. The writer develops the idea that the spiritual maturing of the characters is the condition for the creation of the ideal family model.

Keywords: Detský plač v podkroví, Ivana Ondriová


Рубрика: 10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Штырова А.Н. Жанровый синтез в романе Иваны Ондриовой «Детский плач на чердаке» // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2015/09/57709 (дата обращения: 20.11.2016).

Роман Иваны Ондриовой (Ivana Ondriová) «Detský plač v podkroví» вышел в издательстве «EVITA PRESS», Братислава, в 2012 году. Он пока не был переведен в России.

Ивана Ондриова(33 года) — молодой талант в словацкой литературе, автор 9 романов, родилась в Прешове, Словакия. О себе она пишет следующее: «Именно декретный отпуск и отпуск по уходу за ребенком открыли во мне любовь к творчеству. … утомительные дни с ребенком вызвали бегство из реальности в мечты» [1]. Перевод мой. — А.Ш.

Роман представляет собой опыт жанрового синтеза. В нем соединены три жанровых начала: первое — семейный роман об обретении гармонии в межличностных отношениях внутри семьи, второе — детективное, и третье — мистическая линия, роман ужасов.

Ивана и Паулину объединяют любовные отношения, которые увенчались вступлением в законный брак. Приобретение семейного дома — первый шаг в строительстве новой семьи. Паулина испытывает смятение и страх при виде дома, который ее супруг собирается приобрести для их совместной жизни, при этом в особый ужас ее приводит чердак, на котором она, художник-иллюстратор детских книг, должна работать. Покупка дома с темной историей, пребывание в котором Паулине кажется очень тяжелым, вызывает первый семейный кризис, первое испытание доверия друг к другу, степени участия в жизни другого и понимания.

Детективная интрига заключается в попытке героини ответить на вопрос — чей плач она слышит на чердаке своего дома. Ей кажется, что это умерший ребенок, душа которого застряла в доме и не может расстаться с ним. Он плачет и шепчет, напоминая о себе, не понимая, почему никто не пришел к нему на помощь, почему нет его отца, почему его никто не любит, и больше всего — почему мамочка не чувствует к нему материнских чувств. Старый шкаф на чердаке в мастерской Паулины внезапно оказывается окружен потеками крови. Эта история получает реалистическое объяснение: под него попал котенок. Однако как он туда попал, каким образом погиб, остается загадкой, которая не занимает никого в доме, кроме самой героини.

Героиня абсолютно забывает о своей собственной семье. Паулина становится медиумом, Тоник пишет ей послания на пыли чердака, которые исчезают, как только ей удается правильно понять его мысли и чувства. Ее диалог с ребенком становится идеей фикс, ничто не занимает героиню больше, чем стремление помочь маленькому мальчику, плачущему от боли и одиночества. Внезапно героиня проникается страданиями давно умершего мальчика, он вызывает у нее глубокое сочувствие. «Я чувствовала его дыхание на моих щеках, видела взгляд его голубых глаз, пристально вглядывающихся в мои. Возможно, я это лишь придумала. (…). я уже точно знала, что именно не давало Тонику окончательно уйти на небеса. Тот факт, что он не понимал, почему его собственная мать его отвергала и не смогла убедить его в своей любви. Почему она его здесь закрывала и не отвечала на его просьбу на помощи» [2, 222]. Перевод мой. — А.Ш.

Семья оказывается на грани краха. Свекровь и муж не понимают ее интереса к истории дома и семьи, которая жила в ней раньше, предлагают лечение психотропными средствами. Они хотят видеть в Паулине милую мамочку, очаровательную жену, которая полностью погружена в заботы о доме и семье. Но семья не может состояться. С одной стороны, у героини не было модели семьи, ее родители умерли, и ласка, забота, сосредоточенность исключительно на интересах членов фамилии ей не вполне близка. С другой – героиня не хочет иметь детей, даже не допускает мысли о том, что в ближайшее время может стать матерью.

Детективная интрига прослеживается и в обыденной семейной жизни: муж и свекровь следят за тем, чтобы она не принимала противозачаточные таблетки. Когда они исчезают, Паулина получает еще одну детективную загадку и устраивает параллельное расследование. Свекровь и муж, в свою очередь, следят за тем, применяет ли она противозачаточные средства, и Паулина учится ловко заметать следы, скрываясь от людей, которые стали ее новой семьей.

Сюжет, ориентированный на ужасное, смещается в сторону психологической интриги: у всех обывателей этого дома есть свои тайны, трагедии, сердечные раны. Они живут с чувством вины и неудовлетворенности, хороня эти скелеты на дне своей души, и в тоже время продолжая их оплакивать невидимыми миру слезами.

Помогая Тонику, героиня решает помочь и себе, сделать свою жизнь более свободной и гармоничной. Паулина решает для себя, что только когда плачущий мальчик обретет покой, она сможет жить, дыша полной грудь. Она начинает самое настоящее детективное расследование, выясняя у соседей, знакомых, всех, кто мог что-то знать о семье Ситариковых, о характерах всех ее членов, внутрисемейных отношениях. Фактически она пытается расследовать отношения в семье, которая давно распалась, и ей удается узнать самые сокровенные тайны: мать Тоника едва не умерла в родах, из-за него она перенесла тяжелую операцию, которая лишила ее возможности иметь детей в дальнейшем, потом ее ожидала онкологическая болезнь и тяжелая смерть. Семейная тайна, «скелет в шкафу» обрастает с годами множеством слухов, приобретает статус темной и загадочной истории, от которой веет загробным холодом: разрушение семьи, смерть, угасание, самоубийство, неизлечимая болезнь, вина и еще раз вина каждого перед всеми. Паулину особенно интересует психологическое состояние матери Тоника. Что с ней происходило, почему она так отвергала своего ребенка, при этом хорошо относясь к старшей дочери? Только ли потому, что Тоник был озорником и не мог высидеть спокойно воскресную службу в церкви?

Загадка объясняется просто и материалистически. Рассказ семейного врача о здоровье матери Тоника, пани Ситариковой, расставляет все на свои места. Как оказалось, ее бывшая пациентка долго страдала психическим расстройством, возникновение которого было закономерно вызвано крайне тяжелым состоянием после болезни и операции. В этой болезни никто не виноват. В том, что пани Ситарикова не лечилась, тоже нет ничьей вины: лечить психические расстройства можно только заручившись его добровольным информированным согласием, а пациент не сознает причин и действительной тяжести своего состояния. Коварство болезни, а не отсутствие материнской любви, привело к трагическому исходу. Марта Ситарикова страдала тяжелой послеродовой депрессией, которая заключается в том, что мать отвергает своего ребенка, принесшего ей много страданий, не заботится о нем, эмоционально холодна к нему и жестоко его наказывает. Чувство вины за нелюбовь к ребенку стало невыносимым после его смерти, поэтому Марта Ситарикова покончила жизнь самоубийством : «Все думали, что она сделала это из-за болей, но я знаю, что к ней привели воспоминания и чувство вины, психоз захватил ее, ее тело было измученно настолько, что помочь уже не удалось» [2, 251]. Перевод мой. — А.Ш.

Детективное расследование, которое состоит в поиске ответа на вопрос, почему смерть и несчастья преследовали семью Ситариков, переходит в психологический триллер с элементами мистики.

Героиня сама не уверена в том, что она действительно разговаривает с Тоником и получает от него ответы. Возможно, она видит только то, что хочет и готова увидеть в окружающем ее пространстве. Например, слово «спасибо», написанное Тоником на пыльном окне, после того как она примирила его с матерью и отпустила его на небо. Или это ее разговор с собственным внутренним ребенком, которому не хватало материнской любви и ласки. Может быть, это способ преодолеть свои психологические проблемы и осознать, что дети не являются препятствием к наслаждению жизнью, что с их появлением жизнь не заканчивается, а становится богаче, расцветает новыми красками.

Кульминацией романа является последний разговор Паулины с умершим мальчиком. Их воображаемый диалог был полон драматизма: «Тоник мне не верил. Время меня вынудило расстаться с ним слишком быстро. […] На самом деле, пришло время закончить его страдания на этой земле. В этом месте. […] Мамочка была серьезно больна. Долгие годы. … Эта болезнь лишила ее возможности любить тебя… Болезнь полностью захватила ее и она не знала, как с ней бороться. Она страдала так же, как и ты, поверь. И если бы имела силы изменить ситуацию, она бы ее изменила. Я думала о том, что вдруг они не встретятся, когда все закончится, и Тоник будет должен уйти. Но если его мамочки нет там? Наверху, на небе? Потому что она ушла из жизни по своей воле? Нет, надо верить, что небо принимает всех. Они встретятся там, без сомнения. И без сомнения, она ждет его там, только он этого не понимает. […] Потому что столько лет он здесь ждет пояснений. «Тоник! Ждет тебя. Там наверху. В небе. Иди, иди к ней» [2, 270-271]. Вместе с Тоником Паулина проживает его боль, его страх, его надежду: «не бойся. Она уже дождаться не может, когда обнимет тебя. И никакой боли, ничего. Только любовь», — тихо шептала я, чувствуя, как меня заливают горячие слезы счастья за них. — «Знаешь, перед тем как уйти, она обо всем сожалела. Прости ее» [2, 271]. Перевод мой. — А.Ш.

Роман «Детский плач на чердаке» обнаруживает жанровые черты семейной идиллии, для которой, по словам М. Бахтина, характерно движение героя «из большого, но чужого мира случайностей к маленькому, но обеспеченному и прочному родному мирку семьи, где нет ничего чужого, случайного, непонятного» [3]. Герои романа, пройдя множество испытаний, приходят к созданию своего идиллического семейного пространства, где природа, дети, радость материнства и прочность связей между разными поколениями составляют основу гармонии.

Как не парадоксально, но занявшись проблемой отношений в чужой семье, распутав старую загадку ее драматической истории, героиня приходит к пониманию себя и созданию собственного, полного любви и света крепкого семейного гнезда. Появление внуков дает свекрови Паулины стимул бороться за свою жизнь и здоровье. Воссоединяется, благодаря деятельности Паулины, и семья Ситариков: Тушка переезжает к отцу в Штутгарт, муж прощает свою несчастную жену, Тоник прощает мать, дочь прощает себя, мать и отца.

Сложные детективно-мистические нити сюжета сводятся к одному выводу: трудно понять мотивы поведения человека, который познал разрушительное чувство вины и погрузился в депрессию. Его ожидает чувство тотального одиночества в семье, саморазрушение, смерть. Самые необходимые действия, такие как понимание любимого человека, оказываются самыми сложными для любой семьи.

Таким образом, данный роман, в первую очередь, относится к жанру семейного романа, жанровые элементы мистики и детектива в нем важны, но имеют подчиненное значение. Используя жанр семейного романа, в данном случае писательница развивает идею, что внутреннее взросление героев, их открытость страданиям, которые заполнен этот мир, ведет к пониманию истинной потребности в семье и, в конечном счете, является условием создания ее идиллической модели, такой, какая она предстает перед читателем в финале романа.


Библиографический список
  1. Ондриова, И. О себе. URL: http://www.ivanaondriova.eu/o%20mne.html (дата обращения: 19.09.2015).
  2. Ondriová, I. Detský plač v podkroví. Vydavateľstvo: Evitapress, 2012. 310 s. ISBN 978-80-89452-39-2
  3. Бахтин М. Формы времени и хронотопа в романе. URL: http://svr-lit.niv.ru/svr-lit/bahtin-hronotop/idillicheskij-hronotop-v-romane.htm (дата обращения: 19.09.2015).


Все статьи автора «Штырова Алима Николаевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация