УДК 94(470)

НЕКОТОРЫЕ «РЕЗУЛЬТАТЫ» ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ДИССИДЕНТОВ В СССР

Вахидов Рамиль Раилевич1, Мику Наталья Валентиновна1
1Пензенский государственный университет архитектуры и строительства

Аннотация
В статье рассматриваются различные точки зрения, в том числе и самих оппозиционеров, по вопросу итогов и уроков борьбы диссидентов с советской властью.

Ключевые слова: диссиденты, оппозиция, СССР


SOME "RESULTS" OF ACTIVITY OF DISSIDENTS IN THE USSR

Vakhidov Ramil Railevich1, Miku Natalya Valentinovna1
1Penza state university of architecture and construction

Abstract
In article various points of view, including oppositionists, concerning results and lessons of fight of dissidents against the Soviet power are considered.

Keywords: dissidents, opposition, USSR


Рубрика: 07.00.00 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Вахидов Р.Р., Мику Н.В. Некоторые «результаты» деятельности диссидентов в СССР // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2015/06/52398 (дата обращения: 21.11.2016).

Известный публицист Ю.Г. Буртин верно заметил по поводу итогов и уроков борьбы диссидентов с советской властью: «Люди того поколения, которое первым в советской истории предприняло поиск демократической альтернативы тоталитарному строю, а четверть века спустя выступило в качестве инициаторов и главных действующих лиц «перестройки», успели увидеть, какой горестный результат имела их борьба, какому грязному делу невольно и неожиданно послужили их чистые мечты, благородные идеи и бескорыстные усилия» [1].

К.И. Чуковский писал своей дочери А.К. Чуковской, официально не состоявшей ни в одной из правозащитных организаций, но бывшей истинным диссидентом, о ее статье, что необходимо отражать в литературе: «Ты пришла в публичный дом и чудесно, красноречиво, убедительно доказываешь девкам, как хорошо быть благородными девицами и не продаваться солдатам по полтиннику. И прежде были такие неуместные проповедники, они шли в тюрьмы к бандитам и дарили им молитвенники … – и всегда это были патетически-смешные фигуры: а в салонах про них говорили, что они трогательные.

Ты приходишь к растленным писакам и заклинаешь их Чеховым быть благородными. Это «трогательно», потому что безумно» [2].

К.И. Чуковский был прав в том смысле, что действительно, диссидентство в СССР – это отчасти безумство.

А.Д. Сахаров [3] в начале 1970-х гг. писал: «И через 10 лет в стране ничего не изменится. Страна может погибнуть, но она останется неизменной. Мы знаем, что не можем ничего изменить… Мы были бы благодарны, если бы власти придерживались законов: например, о свободе слова, об открытых процессах, которые Конституция, якобы, гарантирует» [4].

Диссиденты сознательно шли на лишения, страдания, понимая минимальное значение своих жертв. Можно даже сказать, что диссидентам не чужда была идея мученичества, жертвенности. Ю.Ф. Орлов, составляя заявления в адрес Белградской конференции по безопасности и сотрудничеству, писал: «Не имеет значения,.. будет или не будет хоть какой-нибудь результат от этих заявлений. Мой долг сделать их» [5].

Диссидентство не имело серьезной социальной опоры в обществе, не пользовалось популярностью. С.И. Солдатов, лидер ДДСС, следующим образом оценивал результаты движения 1960-1970-х гг.:

«1) Мы, радикал-демократы, оказались неспособными увлечь за собой сколько-нибудь значительные силы общества;

2) Наше общество было не в состоянии принять наши идеи и внять демократическому призыву» [6].

Советское общество не было готово позитивно оценить и воспринять  оппозиционные взгляды. В общественном сознании почти безраздельно господствовали советские штампы и мифы.

Е.Г. Боннэр сказала о наследии А.Д. Сахарова, что оно не востребовано, но  очень актуально [7].

Ф.М. Бурлацкий, А.Л. Адамишин однозначно оценивают воздействие диссидентского движения на развитие прав человека в СССР как нулевое [8].

Г. Федоров, д.и.н., будучи другом известного диссидента И.Я. Габая, говоря о правозащитниках, отметил, что в ряды оппозиционеров их «привело обостренное чувство справедливости, искреннее желание помочь своему народу, неприятие насаждавшегося и царившего при Брежневе режима, открыто стремившегося к реабилитации Сталина и сталинщины». Он убежден, что диссиденты отдавали себе отчет в том, что «они обречены, что силы неравны, но высокая духовность и нравственность заставляли их выбрать этот путь». Эти люди, подчеркивал Федоров, использовали любую возможность для пропаганды своих взглядов, разоблачений «брежневщины», призывов к гласности и демократизации жизни, не заботясь о собственной участи. «Именно они и были подлинными предтечами той перестройки, тех процессов обновления, которые сейчас развернулись в нашей стране, подлинными героями и мучениками», – считал Федоров [9].

Прошло уже столько времени, и власть давно сменилась, а идеи соблюдения прав человека по-прежнему актуальны, т.е. находятся в сфере предположительного и желательного, а не фактического. Уже появились новые диссиденты, а правозащитники не состоялись ни в моральном плане, ни в политическом – они не смогли стать силой, оказывавшей бы воздействие на внутреннюю политику своего государства, хотя бы. 20-21 января 2001 г. в Москве состоялся Всероссийский чрезвычайный съезд в защиту прав человека, на котором звучали призывы «быть в оппозиции» уже к нынешнему демократическому режиму. Современное российское руководство обвинялось в гегемонизме, попрании прав человека и т.д.

Отчасти это можно объяснить тем, что реализацию прав человека в СССР, да и современном обществе, затрудняют «вековые традиции старой, дореволюционной России, ее монархического строя, крепостного права, авторитарно-патриархальной политической культуры народа, бюрократического управления и правового нигилизма» [10].

Правовой нигилизм является составной российской ментальности. Граждане страны советов были воспитаны в духе того, что закон или соглашение в любой момент могут быть проигнорированы или изменены.

Однако, какими бы соображениями ни руководствовались диссиденты, они внесли свой вклад в разрушение той социально-политической системы, существовавшей в СССР, да и самого Советского Союза. Известный А.А. Зиновьев открыто причислял диссидентов, националистов к «пятой колонне» Запада в СССР, цель которой состояла в «разгроме советского социального строя и, как следствие, распада всех основ жизни России и русского народа» [11]. Он пишет, что «у тех людей, которые разрушали советский коммунизм, не было, конечно, научного его понимания. Но для разрушения это и не требовалось, было вполне достаточно идеологических представлений» [12]. Получилось так, что сиюминутные интересы диссидентов, как то – изменение отдельных сторон советского строя, по их заявлениям, заслонили собою далеко идущие последствия, так скажем глубинные, даже неосознаваемые мотивы – крах и гибель всей системы.

Сложнее обстояло дело с диссидентами-националистами [13]. Народ воспринимал их как мессий, спасителей. И в результате на смену одной диктатуры пришла другая. Причем, оказалось, что для некоторых оппозиция – образ жизни. Г. Чантурия, бывший грузинский диссидент, начавший затем бороться против пришедшего к власти З. Гамсахурдиа, заявил: «Я всегда буду в оппозиции, всегда буду против плохого президента, а когда появится достойный – уйду из политики» [14]. В Грузии существует 26 партий, основу которых в основном составили диссиденты, не смогли прийти к консенсусу.

Диссидентство было свидетельством потенциального конфликта в социалистической системе, о возможности других вариантов развития при  изменении составляющих политического действия.

И после падения советского режима корпус борцов за права человека в органах власти был представлен весьма незначительно. В.И. Бахмин, бывший член МХГ, в 1991 г. возглавил отдел глобальных проблем и гуманитарного сотрудничества в Министерстве иностранных дел РСФСР Он был уверен, что следует работать в государственных структурах, пока остается шанс что-либо изменить.

В справочнике «Политическая Россия сегодня» диссидентство на 1993 г.  заявлено в весьма ограниченном составе. Так, в органы представительной власти входили Б.А. Золотухин – член Совета Республики Верховного Совета РФ, заместитель Председателя Комитета Верховного Совета по законодательству, член Комиссии Президиума Верховного Совета по вопросам российского зарубежья; М.М. Молоствов, один из организаторов социалистического подпольного кружка в Ленинграде [15] в 1950-х гг., – депутат РСФСР, член Совета Национальностей Верховного Совета РФ, Комитета Верховного Совета по правам человека, Комиссии при Президенте РФ по вопросам помилования, член Социал-демократической партии РФ; Р.И. Пименов – народный депутат РСФСР (скончался в 1991 г.); Г.П. Якунин, диссидент в РПЦ, – народный депутат РСФСР, член Совета Национальностей Верховного Совета РФ, заместитель Председателя Комитета Верховного Совета по свободе совести, вероисповеданиям, милосердию и благотворительности, участник движения «Демократическая Россия», лидер Российского христианско-демократического союза. В Президентский Совет входили М.Я. Гефтер, С.А. Ковалев. Кроме них, среди лидеров политических партий, движений, блоков и объединений, общественных деятелей  современной России встречаются: В.Ф. Абрамкин – руководитель общественного центра содействия гуманизации пенитенциарной системы; В.В. Аксючиц – сопредседатель думы партии «Российское христианское демократическое движение»; Л.И. Богораз – член МХГ; Е.Г. Боннэр – один из лидеров российского правозащитного движения, председатель комиссии по увековечению памяти А.Д. Сахарова  (Фонд Сахарова А.Д.); Л.И. Бородин – главный редактор журнала «Москва»; В.К. Буковский – член Политсовета Партии экономической свободы; С.И. Григорьянц – издавал журнал «Гласность» (1987-1990 гг.), информационную сводку «Ежедневная гласность», глава профсоюза независимых журналистов, председатель фонда «Гласность»; Б.Ю. Кагарлицкий – лидер Партии труда; Л. Карпинский – член Республиканской партии РФ; А.П. Лавут – Российско-американская проектная группа по правам человека; Р.А. Медведев – народный депутат СССР, один из лидеров Социалистической партии трудящихся; В.И. Новодворская -  один из лидеров партии «Демократический союз»; А.И. Огородников – председатель Христианско-демократического союза России, главный редактор журнала «Бюллетень христианской общественности», основатель первого в России детского христианского приюта; Э.С. Орловский – внештатный эксперт Комитета по правам человека Верховного Совета РСФСР; А.П. Подрабинек – главный редактор еженедельника «Экспресс-хроника»; К. Попов – член Международного общества прав человека, секретарь Ассоциации помощи больным муковисцидозом; В.А. Сендеров – представитель Международного общества прав человека в России по религиозным проблемам, член Совета НТС (российских солидаристов); Смирнов А.О. – директор общественной организации – Центра по правам человека; Сокирко В.В. – член общества защиты прав осужденных хозяйственников и экономических свобод; Л.М. Тимофеев – издатель журнала независимых мнений «Референдум» (1987-1990 гг.), член Союза писателей Москвы, руководитель Центра по изучению нелегальных экономик при РГГУ; И.Р. Шафаревич – участник Русского национального Собора; Ю.А. Шиханович – член Комитета по правам человека Верховного Совета РФ, преподаватель  РГГУ.

Примерно в равных пропорциях «нашли себя» в постсоветской общественно-политической деятельности «западники» и «почвенники».

Некоторые, покинувшие страну, как К.А. Любарский, продолжали бороться за реализацию прав человека в СССР. Бывшие московские адвокаты-правозащитники Д.И. Каминская и К. Симис, после эмиграции  в конце 1970-х гг. проживают в США, работали на радио «Свобода» (Д.И. Каминская в свое время защищала В.К. Буковского, Ю.Т. Галанскова, А.Т. Марченко, П.М. Литвинова, Л.И. Богораз, И.Я. Габая. Кроме нее диссидентов защищали адвокаты С.В. Каллистратова и Б.А. Золотухин).

Свидетельством того, что не все диссиденты боролись за реализацию общих целей, а не конкретных задач для себя, служит тот факт, что даже после смены власти многие продолжали жить в местах эмиграции, но не спешили возвращаться в Россию.

Сами диссиденты по-разному оценивали свой опыт и, главное, свои перспективы. В.П. Аксенов замечает по данному поводу: «Увы, потом все разъезжались…в реальные миры, говорящие на чужих языках, в миры, где ты немедленно перестаешь быть пылко говорящим борцом против тоталитаризма и превращаешься в странноватого соседа с незнакомым акцентом» [16]. О тех же, кто остался в стране, он заметил, что они  «не смогли разобраться в ситуации и повторили опыт недотепы С. Ковалева. Затем началась еще более странная, если не позорная трансформация. Увядающие диссиденты, чтобы взбодриться, нашли себе новых антигероев: российских реформаторов» [17]. Л.И. Бородин возмущался националистическим характером некоторых течений современного диссидентства: «Теперь уже не теоретик, но хваткий практик диссидентства Андрей Амальрик… принципиально «разбирается» с «так называемым» русским народом – уродливым продуктом Истории…» [18].

С.А. Ковалев расценивал диссидентство как не движение, а целый спектр движений, гонимых религиозных конфессий и художественных школ, литературных направлений, великое множество человеческих судеб и отдельных «диссидентских» поступков. Главное значение диссидентского фактора, согласно его мнению, заключалось в воздействии на общественное мнение западных стран, на либералов и т.д. [19].


Библиографический список
  1. Буртин Ю.Г. Исповедь шестидесятника // Дружба народов. 2000. № 12. С. 122.
  2. Чуковская Л.К.  Процесс исключения. М.: Новое время, 1990. С. 89.
  3. Гарькин И.Н., Королева Л.А. А.Д. Сахаров и А.И. Солженицын о советском диссидентстве // История и археология. 2014. № 7 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/07/1094 (дата обращения: 26.04.2015).
  4. Цит. по Геллер М.Я. Российские заметки. 1969-1979. М.:  МИК, 1999. С. 162.
  5. Орлов Ю.Ф. Опасные мысли. Мемуары из русской жизни. М.: Аргументы и факты, 1992. С. 213.
  6. Солдатов С.И. Россия и ХХI век. От века разрушения – к веку созидания!: Историософский очерк. Мюнхен: Ост-Вест Ренессанс, 1993. С. 30.
  7. Боннэр Е.Г. Диссиденты возвращаются // Московский комсомолец. 2000. № 33. С. 25.
  8. Бурлацкий Ф.М. Проблемы прав человека в СССР и России (1970-80-е и начало 90-х годов). М.: Научная книга, 1999. С. 144.
  9. Федоров Г. Заступник // Огонек. 1989. № 21. С. 12-13.
  10. Бурлацкий Ф.М. Проблемы прав человека в СССР и России (1970-80-е и начало 90-х годов). М.: Научная книга, 1999. С. 9.
  11. Зиновьев А.А. Глобальное сверхобщество и Россия. М.: АСТ, 2000. С. 103.
  12. Зиновьев А.А. Глобальное сверхобщество и Россия. М.: АСТ, 2000. С. 103.
  13. Королева Л.А., Молькин А.Н. Оппозиционные национальные движения в СССР. 1950-1980 гг. // История и археология. 2014. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/02/875 (дата обращения: 26.04.2015)
  14. Королева Л.А., Молькин А.Н. Грузинское национальное движение в СССР. 1950-1980 гг. // История и археология. 2014. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/02/869 (дата обращения: 26.04.2015)
  15. Королева Л.А., Королев А.А., Молькин А.Н. Советское оппозиционное движение в Прибалтике. 1950-1980-е гг. // История и археология. 2014. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/04/956 (дата обращения: 26.04.2015) и др.
  16. Боссарт А. Искушение // Огонек. 1991. № 52. С. 5.
  17. Мику Н.В., Молькин А.Н. «Северная столица» как центр оппозиции в СССР. 1970-1980-е гг. (по материалам «Вестей из СССР») // Политика, государство и право. 2014. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2014/11/2061 (дата обращения: 26.04.2015).
  18. Бурлацкий Ф.М. Проблемы прав человека в СССР и России (1970-80-е и начало 90-х годов). М.: Научная книга, 1999. С. 63.
  19. Бурлацкий Ф.М. Проблемы прав человека в СССР и России (1970-80-е и начало 90-х годов). М.: Научная книга, 1999. С. 63.
  20. Бурлацкий Ф.М. Проблемы прав человека в СССР и России (1970-80-е и начало 90-х годов). М.: Научная книга, 1999. С. 66.
  21. Бурлацкий Ф.М. Проблемы прав человека в СССР и России (1970-80-е и начало 90-х годов). М.: Научная книга, 1999. С. 67.


Все статьи автора «Королева Лариса Александровна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация