УДК 101

ИДЕИ ВСЕЕДИНСТВА В КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ ВОЛОНТЕРСКОГО ДВИЖЕНИЯ ЮГА РОССИИ

Агеева Наталия Алексеевна
Ростовский государственный медицинский университет
кандидат философских наук, доцент кафедры истории и философии

Аннотация
В русской мысли XIX–XX вв. идеи метафизики всеединства занимали особое место. Актуальны они и в наши дни. В современном мире реализацией идей всеединства является набирающее силу волонтерское движение. Представители разных стран принимают активное участие в проведении спортивных, культурных, экологических и благотворительных мероприятий, имеющих целью преобразование современного мира и его улучшение путем созидательной и хозяйственной деятельности участников, популяризации традиционных общечеловеческих ценностей и возрождения славных традиций меценатства и милосердия.

Ключевые слова: волонтерская деятельность, метафизика всеединства, милосердие, общечеловеческие ценности, Олимпиада Сочи–2014, солидарность


THE IDEA OF ALL-UNITY (VSEEDINSTVO) IN THE CONTEXT OF VOLUNTEERING MOVEMENT DEVELOPMENT IN THE SOUTH OF RUSSIA

Ageeva Nataliya Alekseevna
Rostov State Medical University
Candidate of philosophical science, associate professor of History and Philosophy Department

Abstract
In Russian conceptions of the XIX-XX the ideas of metaphysics of all-unity were given a special place and they are still topical nowadays. In the present-day world realization of all-unity ideas is revealed in a growing volunteering movement. Representatives of many countries take an active part in holding sporting, cultural, ecological and charity events, aiming at transformation and improvement of the present-day world by means of creative and economical activity of the participants, popularization of traditional universal values and revival of glorious patronage and charity traditions.

Keywords: charity, metaphysics of all-unity, solidarity, the Olympics Sochi-2014, universal values, volunteering activity


Рубрика: 09.00.00 ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Агеева Н.А. Идеи всеединства в контексте развития волонтерского движения Юга России // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 4. Ч. 4 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2015/04/52386 (дата обращения: 02.06.2017).

Для русской этической мысли характерно осознание самоценности жизни, нравственное освещение жизни духовным смыслом. Метафизика всеединства разрабатывалась русскими философами: Вл. Соловьевым, С.Н. Булгаковым, П.А. Флоренским, С.Л. Франком, Л.П. Карсавиным и др. Прообразом всеединства выступила идея богочеловечества (всечеловечности), гуманистический смысл которой заключался в борьбе за высокие идеалы личности и общества, за утверждение светлых и добрых начал в жизни, за очеловечение и одухотворение мира.

По своему содержанию философия Вл. Соловьева является антропоцентрической, так как центральной идеей в ней выступает проблема «Богочеловечества» – личного и общественного спасения человека в сотрудничестве с Богом. Именуя «всечеловеческий организм» «всеединой личностью», философ акцентирует внимание на возможности достижения всеединства: «Для того, чтобы привести к единству и согласию разрозненные и враждебные элементы, необходимо каждому определить особое назначение, ввести его в определенное положительное отношение ко всем другим, – иными словами, необходимо не просто соединить все, но соединить все в определенной положительной форме» [1, с. 134-135].

Вл. Соловьев полагал, что существа этого мира могут подняться до Бога, пройдя путь от зверочеловека  к Богочеловеку, при обязательном условии: если они проникаются чувством совершенной любви и отрекаются от своего самоутверждения, обнаруживая впоследствии свое истинное я, дух, заложенный в нем. Существа, которые сохраняют свою эгоистическую исключительность, становятся «замкнуты в себе, непроницаемы для другого», а потому и другое, в свою очередь, непроницаемо для них [1, с. 122]. Духовный человек – это Богочеловек, имеющий нравственные ориентиры и этические принципы.

Ученый связывал этику с верой в добро и бескорыстным служением добру, поэтому нравственный идеал, по мнению философа, основывался на том, что есть заданный Богом абсолютный порядок жизни, а человек, являясь существом религиозным, призван быть активным деятелем в рамках этого миропорядка. Нравственное поведение не может быть только личным делом человека, он, идя по пути своего нравственного становления, созревания, совершенствования, должен оказывать содействие нравственному росту других людей [1, с. 549].

Рассматривая человечество как единое целое, Вл. Соловьев подчеркивает необходимость отношения к социальной и всемирной среде как к живому организму: «так как государства и общества человеческие состоят из живых людей, которые должны свободно соединиться с Божеством, то и требуется воспитательный и очистительный процесс истории, который медленными и сплетенными путями ведет природное человечество к превращению в духовное» [1, с. 278].

Человек – вершина творения и нравственное существо. Именно нравственность рассматривается как связующее звено между божественным и природным миром: идеально совершенный человек является высшим проявлением Софии, Божественной мудрости. В этом смысле «всякий человек есть нравственный самодержец», имеющий право и обязанность: поступать по совести и только по совести. Чтобы прогресс правового состояния общества в нравственном смысле совершенствовался, ему не стоит замыкаться внутри одного государства, он должен иметь распространение своих справедливых и человеколюбивых идей и в международных отношениях. По мнению Вл. Соловьева, «преобразование общественных отношений в направлении общественного идеала» на международной арене по силам «христианскому самодержцу» с его безусловною свободою и безусловною ответственностью [1, с. 559].

П.А. Флоренский по праву считается одним из самых ярких русских мыслителей, которые стремились к духовной достоверности, точности в формулировках и православной определенности мысли. В книге «Столп и утверждение Истины» философ раскрывает познание Софийности через любовь, поскольку истинное «познание совершается любовью», выражаясь в искренности и целенаправленной заинтересованности человека, непосредственно связанных с ценностно-смысловыми ориентациями его личности [2, с. 537].

Мир, находящийся в рабстве у всепобеждающей смерти, П.А. Флоренский характеризовал как царство раздробленности, зыбкости, недостоверности, «болото относительности и условности». К плодам европейского «просвещения» мыслитель относил нравственную порчу современного человека: опустошение и бездуховность, разрыв связи с Богом, забвение универсальных духовных ценностей (представления о Вселенной, Боге, Человеке, Истине, Красоте, Добре и Зле). Бездуховный путь развития обернется для общества трагедией, если человек не станет в центре спасения мира от разрушения. По мнению П.А. Флоренского, в душе человека существует хаос (ложь, смерть, грех, беспорядок), которому могут противостоять универсальные ценности: вера, культура и наука.

«Философ считал, что достижения науки не могут формировать душу человека, что накопленные знания не являются гарантом богатого духовного мира личности. По его мнению, мерилом всех культурных явлений может служить метод взаимного «просвечивания разных областей знаний друг в друга», важнейшим аспектом этого «многомерного высвечивания» являются – наследие церкви и научная мысль будущей России. Отсюда вытекает содержание его философии: ее ориентация на интеллигенцию, наиболее образованную часть российского общества начала XX века» [3, с. 252].

В своих философских исканиях С.Н. Булгаков шел по пути религиозной метафизики, взяв за основу идею «всеединства» Вл. Соловьева, софиологическую тему П.А. Флоренского и «Общее дело» Н.Ф. Федорова. «Антропологическая аксиома» С.Н. Булгакова провозглашает «всечеловечность» индивидуальности, поскольку человечество есть целое, а не сумма, и каждый индивид «в одно и то же время и личен, и всечеловечен». Рассматривая человека как «мирового хозяина» или «демиурга», который «причастен natura naturans, творящей душе природного мира» [4, с. 162], философ подчеркивал творческую стихию в человеке и выдвигал человечество как целое, как подлинный субъект творческой деятельности. Размышляя о «хозяйстве», С.Н. Булгаков утверждал: «истинным его субъектом является не человек, но человечество» [4, с. 151]. Характеризуя человека как «центр мироздания», философ подчеркивал, что природа «только в человеке  осознает себя, становится зрячей, очеловечивается» [4, с. 143].

С.Н. Булгаков рассматривал жизнь человека как безостановочный хозяйственный процесс, протекающий в трудовой деятельности [4, с. 211], утверждая, что труд в своем прогрессе есть «победа организующих сил жизни над дезорганизующими силами смерти» [4, с. 80]. Он отмечал: «хозяйственное отношение человека к миру: теоретически-практическое, проективно-деятельное, идеально-реальное, субъект-объектное, – имеет перво­степенное как гносеологическое, так и общефилософ­ское значение. Философия должна исходить не из лож­ного представления о гносеологическом, совершенно фиктивном субъекте, но из единственно данного нам в опыте представления о хозяйственном, деятельном субъекте» [4, с. 132].

Фундаментальное исследование мировоззренческих проблем в русской философии продолжил С.Л. Франк. Идея всеединства рассматривалась философом в антропологическом контексте: 1) человек и культура, 2) человек и бытие, 3) человек и Бог. В своей концепции ученый достаточно четко выписал учение о человеке в рамках системы всеединства, следуя трем основным линиям: 1) кризис современной культуры и поиски выхода из него, 2) проблема бытия и бытийственности человеческого существования, 3) полнота веры, смысл жизни и поиски путей спасения.

Увязывая разнообразные сферы бытия в живое целое, признавая Бога как абсолютное первоначало, раскрывая идею теокосмизма мира, С.Л. Франк вводит в диалектику всеединства новое понятие – металогичность. По мнению философа, таинственная бездна «непостижимого» окутала познаваемый мир, который может открыться человеку лишь в опытном сознании через «непосредственную интуицию предмета в его металогической целостности и сплошности» [5, с. 232]. Следовательно, познание осуществляется в акте самоуглубления, то есть посредством активности, направленной на субъект реальности.

Всеединство в социальной жизни С.Л. Франк понимает не как множество монад, а как слитное их взаимопроникновение, то есть «Я» не существует само по себе, но рождается лишь в живой встрече с «Ты», образуя при этом сложное единство «Мы». Нравственный закон человеческого «Я» воспринимается человеком внутренне, в отличие от права, которое вменяется ему извне. Обычаи, нравы и общественное мнение обладают внутренне-внешней силой, духовно побуждающей человека совершать поступки определенного рода. Духовное возрастание собственной личности является нравственным долгом в жизни каждого человека, поэтому «должное, наряду с абстрактно-общей формой нормы или правила, необходимо должно облекаться и в форму конкретных, регулирующих жизнь <…> велений человеческой воли» [6, с. 78].

Работа «Свет во тьме» была посвящена проблеме совершенствования мира и человеческой жизни через «увеличение в ней абсолютного количества добра» [6, с. 445].  Улучшение нашего мира происходит посредством труда и благодатных сил любви. Человек изливает любовь в мир, тем самым наращивая в нем добро (в любви к Богу и ближнему). Франк утверждал, что совершенствование жизни – это путь «изнутри наружу, от личной жизни к жизни общественной, иначе говоря, путь совершенствования общих отношений через нравственное воспитание личности. Это есть основной, царственный путь подлинно христианского совершенствования жизни, на котором, через проповедь любви, сострадания, уважения к человеку, обуздания темных, корыстных, хаотических вожделений, через соответствующее воспитание, через педагогическую и миссионерскую активность, закладываются прочные основы лучшего, более справедливого, более проникнутого любовью и уважением к человеку порядка общественной жизни» [6, с. 459]. Философ понимал «Мы» как взаимно скоординированную жизнь духовно пробужденных, нравственно и социально зрелых, правдивых и ответственных личностей, которые в процессе сотрудничества уважают свободу и права, долг и призвание другой личности.

В русской религиозной философии XX в. Л.П. Карсавин является ведущим представителем российской «метафизики всеединства». Ученый, отстаивая потенциальные преимущества православия по сравнению с западным христианством, по-своему завершает это направление.

В работе «Философия истории» на основе заимствованного у Н. Кузанского понятия «стяженного» строится диалектика части и целого, единства и множества. Всякое историческое явление, анализируемое Л.П. Карсавиным, сначала вписывается в более всеобъемлющую целостность, «качествованием» которой оно является, подобно этому высшее всеединство «актуализирует», «индивидуализирует» себя в личностях более низшей иерархии. Рассматривая вопрос о значении исторического в мире в его отношении к абсолютному бытию, философ пишет: «Высшей задачею исторического мышления является познание всего космоса, всего тварного всеединства как единого развивающегося субъекта. В этом смысле весь мир в его целом – объект исторического изучения» [7, с. 81]. По мнению ученого, «социально-психическое развитие всеединства человечества» [7, с. 98] является предметом истории. К социально-психическому, по природе своей, Л.П. Карсавин относил: формы общественного сознания (мировоззрение, системы этических и эстетических норм), настроения, надежды, волю, разум, инстинкты масс, войны, революции, столкновения социальных групп и личностей, социальные образования (правовая система, государственный, социальный и экономический строй), – все это характеризует некий коллективный субъект.

Базисному понятию личности в европейской традиции, трактуемому как «самодостаточный социальный атом», Л.П. Карсавин противопоставил евразийскую концепцию «симфонической личности», в которой единое и многое существуют не порознь, а в единстве многообразия: «Симфонический субъект не агломерат или простая сумма индивидуальных субъектов, но их согласование (симфония), согласованное множество и единство и – в идеале и пределе – всеединство. Поэтому и народ – не сумма социальных групп (сословий, классов и т.д.), но их организованное и согласованное иерархическое единство; культура народа – не сумма, а симфоническое единство более частных культур, и она не существует иначе, как их реально-конкретное единство, и вне их» [8, с. 177-178]. Таким образом, все человечество – как идеал – выступает субъектом в истории, но не в качестве общего понятия, а как реальная «симфоническая личность» во всеединстве всех своих «индивидуаций», существующая в субъектах иерархического порядка: в культурах, народах, классах, группах, конкретных индивидах.

В своей концепции соловьевское понятие «теократия» Л.П. Карсавин заменил на понятие «идеократия», обозначающее власть идеи как высшей иерархической формы самореализации «симфонической личности». Эгоистическое самоутверждение субъекта рассматривалось ученым как низшая форма «индивидуаций», замыкающая субъектов в себе, разъединяющая их с вышестоящими в иерархии и с Богом. По мнению Л.П. Карсавина, возвращение ко всеединству возможно лишь «в отказе от всего «своего», от себя самого ради других, в свободной жертве, в самоотдаче», то есть через самопожертвование конкретного индивида своими интересами во имя интересов класса, народа, человечества как целокупной суперличности [8, с. 188].

В русской мысли XIX–XX вв. идеи метафизики всеединства занимали особое место. Не потеряли своей актуальности они и в современных реалиях. Объединение двух миров – мира культуры и мира жизни – возможно в рамках междисциплинарных исследований человека как нравственного субъекта и со-Творца своей жизнедеятельности. «Общечеловеческие ценности» станут в социуме действительно значимыми, если субъект, присваивая их как повседневную норму поведения, объединит с другими людьми свои творческие и созидательные усилия по преображению мира, вследствие чего сам станет «симфонической личностью» в индивидуальном и коллективном контексте.

В современном мире реализацией идей всеединства является набирающее силу волонтерское движение. Представители разных стран принимают активное участие в проведении спортивных, культурных, экологических и благотворительных мероприятий, имеющих целью преобразование современного мира и его улучшение путем созидательной и хозяйственной деятельности участников, популяризации традиционных общечеловеческих ценностей и возрождения славных традиций меценатства и милосердия.

Проблемы экологии души человека и духовного суверенитета личности постоянно находятся в поле зрения ученых, начиная с античных мыслителей и заканчивая современными исследователями философской антропологии, социальной философии, психологии, педагогики и др. Духовная ак­тивность задает смысловое направление развитию ос­новных интенций образования: познанию внешнего мира, самопознанию, ценностному осмыс­лению, мотивации продуктивной и созидательной деятельности на благо общества. Вектор духовности ориентирован не столько на развитие частных, узких социальных образцов профессионализма, сколько к уникальному и целостному формированию гражданина, способного приносить пользу не только себе, но и обществу [9, с. 76-77].

В последние десятилетия волонтерство в России бурно развивается. Проведение Олимпиады Сочи–2014 предопределило развитие волонтерского движения в г. Сочи. Значимую роль в данном направлении играет Сочинский государственный университет (СГУ), который активно развивает волонтерское движение, выделив одним из приоритетных  направлений развития вуза: «Креативный кластер Юга России по инновационному развитию молодежи – волонтерское образование». В результате – в учебные планы СГУ были включены дисциплины олимпийской тематики: «История олимпийского движения», «Правовые основы спорта и организации  Олимпийских игр», «Исторические, культурологические и правовые аспекты Олимпийских и Паралимпийских игр», «Роль связей с общественностью в формировании олимпийского  движения», «Олимпийский и Паралимпийский Сочи», «Деловой английский»,  «Экскурсионные маршруты Сочи», «Особенности экономики и налогообложения региона в условиях Олимпиады», «Проектирование объектов олимпийского строительства в условиях Причерноморья» [10, с. 201-202]. Таким образом, в педпроцесс Сочинского государственного университета были умело вплетены: региональный компонент образования и специфика профессиональной деятельности, что повышает конкурентоспособность выпускников вуза и усиливает кадровый потенциала Юга России.

В процессе социализации важно формировать у молодежи восприятие целостной картины мира и определения своей роли в ней. С учетом вышеизложенного можно заключить, что в условиях инновационного общества система образования нуждается в дальнейшей модернизации исходя из принципов гуманизма [11, 12, 13, 14, 15, 16, 17], что позволит реализовать идеи всеединства в процессах: всестороннего развития личности [18, 19, 20], взаимодействия и функционирования институтов гражданского общества и правового государства, распространения их на международном уровне посредством разнообразных видов волонтерской деятельности. В процессе подготовки и проведения чемпионата мира по футболу 2018 года в России планируется задействовать более 20 тысяч волонтеров, сотрудничество которых будет основываться на гражданских качествах личности каждого участника: ответственности, инициативе и добровольности. Идеи всеединства органически вплетены в волонтерскую деятельность, которая априори ориентирована на благо развития человека и общества, сближения народов, утверждения идеалов истины, добра и красоты!


Библиографический список
  1. Соловьев В.С. Сочинения в 2 т. Т. 2. – М.: Правда, 1989. – 736 с.
  2. Флоренский П.А. Столп и утверждение истины. – М.: Правда, 1990. – Т. 1 (II). – 491 с.
  3. Невлева И.М. Русская философия: Монография. – Белгород: Кооперативное образование, 2001. – 512 с.
  4. Булгаков С.Н. Философия хозяйства / Отв. ред. О. Платонов. – М.: Институт русской цивилизации, 2009. – 464 с.
  5. Франк С.Л. Сочинения – М.: Правда, 1990. – 608 с.
  6. Франк С.Л. Духовные основы общества. – М.: Республика, 1992. – 510 с.
  7. Карсавин Л.П. Философия истории. – СПб.: Комплект, 1993. – 350 с.
  8. Карсавин Л.П. Основы политики // Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. М.: Наука, 1993. – С. 174–216.
  9. Агеева Н.А. Профессиональное волонтерство как эффективное средство социализации студенчества // Гуманитарные научные исследования. – 2015. – № 1-2 (41). – С. 76–82.
  10. Юдина Т.А., Григоращенко-Алиева Н.М. Организация волонтерского движения в молодежной среде (социальный аспект) // Известия Сочинского государственного университета. – 2012. – № 3 (21)  – С. 199–202.
  11. Агеева Н.А. Биоэтическое измерение понятий «добро» и «зло», «польза» и «вред» в контексте медицинской деятельности // Современная медицина: актуальные вопросы. – 2014. – № 31. – С. 83–88.
  12. Агеева Н.А. Биоэтическое измерение проблем жизни и смерти человека в условиях инновационного общества // Современные научные исследования и инновации. – 2014. – № 9-2 (41). – С. 5-10.
  13. Агеева Н.А. Дефекты оказания медицинской помощи: проблемы и пути решения // Universum: Медицина и фармакология. – 2014. – № 6 (7). – С. 2.
  14. Агеева Н.А. Духовные скрепы общества как главный ориентир гуманизации высшего образования //  Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история. 2013. – № 31. – С. 57–61.
  15. Агеева Н.А. На пути из «века биологии» в «век антропологии» // Гуманитарные научные исследования. – 2014. – № 12-1 (40). – С. 75–82.
  16. Агеева Н.А. Региональный компонент образования как эффективное средство социализации личности студентов российских вузов // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история. – 2014. – № 38. – С. 37–42.
  17. Агеева Н.А. Роль зеркальных нейронов в процессе социализации личности и консолидации общества // Современные научные исследования и инновации. – 2015. – № 1-3 (45). – С. 5–11.
  18. Агеева Н.А. Социальное воспитание как ведущий фактор всестороннего развития личности детей и молодежи // Гуманитарные научные исследования. – 2015. – № 2 (42). – С. 162–170.
  19. Агеева Н.А. Учение о доминанте А.А. Ухтомского в контексте гуманизации и гуманитаризации науки и образования // Современные научные исследования и инновации. – 2014. – № 10-2 (42). – С. 117–122.
  20. Агеева Н.А. Ценностные детерминанты ученого в контексте инновационной деятельности // Universum: Общественные науки. – 2014. № 7 (8). – С. 5.


Все статьи автора «Агеева Наталия Алексеевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: