УДК 101

ИДЕИ РУССКОГО КОСМИЗМА В КОНТЕКСТЕ НАУЧНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СТРАНЫ

Агеева Наталия Алексеевна
Ростовский государственный медицинский университет
кандидат философских наук, доцент кафедры истории и философии

Аннотация
По мнению автора, идеи русского космизма органично вплетены в контекст научно-технологического развития РФ. Современные ученые, осваивая космос, разрабатывая средства и методы борьбы с болезнями, должны руководствоваться идеями своих предшественников в деле победы над смертью, во имя памяти предков, во благо человека и будущего всего человечества.

Ключевые слова: инновационная деятельность, историческое мышление, научно-технологическое развитие, нравственный императив, русский космизм, созидательная активность, социальная ответственность


RUSSIAN COSMISM IDEAS IN THE CONTEXT OF SCIENTIFIC AND TECHNOLOGICAL DEVELOPING OF THE COUNTRY

Ageeva Nataliya Alekseevna
Rostov State Medical University
Candidate of philosophical science, associate professor of History and Philosophy Department

Abstract
The author believes that the ideas of Russian cosmism are organically interwoven into the context of scientific and technological developing of Russia. Modern scientists, while exploring the space and working out means and methods to control diseases, should be guided with the ideas of their predecessors in the field of the victory over death, for the sake of their predecessors’ memory, for the welfare of a man and the future of the mankind.

Keywords: creative activity, historical thinking, innovative activity, moral imperative, Russian cosmism, scientific and technological developing, social responsibility


Рубрика: 09.00.00 ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Агеева Н.А. Идеи русского космизма в контексте научно-технологического развития страны // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 4. Ч. 4 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2015/04/52382 (дата обращения: 02.06.2017).

Для русской этической мысли характерно осознание самоценности жизни, нравственное освещение жизни духовным смыслом. Идеи православия задавали определенный вектор в этических построениях русских философов – от этики всеединства Вл. Соловьева и идей космизма до философской антропологии Н.А. Бердяева и христианского социализма С.Н. Булгакова. Именно идеи православия послужили истоком различных философско-этических концепций в России. Уникальность и универсальность метафизики Всеединства и космического направления в русской научно-философской мысли XIX–XX вв. состоит в органичности и целостности картины мира: космоцентризм, теоцентризм и антропоцентризм в ней слились воедино. Космическая экспансия предполагает этически-эволюционный рывок как новый сознательный этап развития мира, в котором человеку отводится главная роль – творца и созидателя, призванного к собственному совершенствованию и заботе о большом целом – человечестве, биосфере, космосе.

К.С. Хруцкий считает, что достижения русских философов и ученых составляют «единую целостную конструкцию – суперсистему, обладающую общими несущими (фундаментальными) принципами», которые прослеживаются во всех трудах отечественных исследователей. Ученый пишет: «русская философия и культура (российская цивилизация в целом) является не только важнейшим и необходимым органом (субъектом) единого общего целостного глобального развития, но и предназначена в настоящем (мировой эволюцией, в естественном плане) как раз к выдвижению и организационному обеспечению начал нового «социокультурного эона», вновь реализующего (в глобальной макро-эволюционной спирали мирового развития) – целесообразную, универсальную, всеобщую жизнедеятельность человека, общества и человечества в целом» [1]. Безусловно, будущим научным работникам РФ необходимо знать историю и философию развития отечественной науки, чтобы понимать вектор научно-технологического развития страны и определять свою роль в общей картине мира.

В начале XX века мир человека представлялся тремя взаимосвязанными и достаточно устойчивыми элементами: Природа, Общество и сам Человек. На сегодняшний день система пополнилась четвертым, потенциально независимым и неуправляемым элементом – Техникой. Долгое время технику считали нейтральной и религиозно безразличной сферой жизнедеятельности общества, удаленной от вопросов духовности и нравственности. Однако, это время прошло. «Техника перестала быть нейтральной. Вопрос о технике стал для нас духовным вопросом, вопросом о судьбе человека…» [2, с. 485]. Техника сама по себе нейтральна, она обретает могущественную силу «добра» или «зла» в зависимости от того, в руках какого человека (морального или аморального) находится конкретное научное знание. От нравственных императивов ученых и политиков в современном мире зависит очень многое. По сути, на карту сейчас поставлено будущее всего человечества, поэтому вся прогрессивная общественность должна реагировать на вызовы современности и обратить свое внимание на разработку мер по спасению жизни на Земле.

Нанотехнология является ключевой научной сферой инновационного общества, поскольку с нею связаны ожидания и надежды на будущее: позитивные экономические, социальные и экологические результаты. Процессы сращивания науки и техники актуализировали ряд новых философско-методологических проблем, требующих рассмотрения «здесь» и «сейчас». В XXI веке динамично развивающимися являются NBIC-технологии (нано-, био-, информационно-коммуникативные, когнитивные), которые оказывают воздействие не только на уровень научно-технического развития общества, но и на генетику, телесность и интеллект человека [3]. В.И. Вернадский отмечал: «Никогда еще в истории человечества не было такого периода, когда наука так глубоко охватила бы жизнь, как сейчас. Вся наша культура, охватившая всю поверхность земной коры, является созданием научной мысли и научного творчества. Такого положения еще не было в истории человечества, и из него еще не сделаны выводы социального характера» [4, с. 287].

Анализируя экспансию технологического развития, многие методологи современности оценивают ситуацию выбора между «жизнесбережением» и «саморазрушением» как «новую зону риска». Интенсификация создания новых био- и нанотехнологий, отсутствие адаптированных к ним систем контроля безопасности и гуманитарной экспертизы подвергают человеческую жизнь неоправданному риску. Инструментальная мощь технологического развития должна быть согласована с ценностно-целевыми и социогуманитарными регуляторами, являющимися своего рода этико-правовыми барьерами в практической деятельности человека. «Императив человекоразмерности современной науки и ее этическое регулирование заявляют о себе как жизненная необходимость будущего развития науки» [5, с. 112].

Прогресс в науке и технике конца XX веке и начала XXI века способствовал появлению в мире сложных в моральном плане проблем: новые репродуктивные технологии, контрацепция, фетальная терапия, эксперименты на эмбрионах, планирование семьи, пренатальная диагностика. Современная наука наделила человека сверх-возможностями и, вместе с тем, вскрыв множество проблем из сферы биоэтики, взвалила на него тяжкое бремя ответственности. К числу наиболее резонансных и обсуждаемых в обществе можно отнести применение вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ), дающих человеку новую роль – роль арбитра, регулирующего жизнь на планете, включая собственную жизнь [6, с. 38]. Критику ВРТ со стороны верующих людей понять можно, поскольку рождение жизни само по себе воспринимается как «добро» и «польза», но утилизация «избыточных эмбрионов» характеризуется как «зло» и «вред».

Применительно к биоэтическим проблемам современности обусловленность парных понятий «добро» и «зло», «польза» и «вред» принято изучать в контексте взаимоотношений врача и пациента, где связка понятий «польза – вред» рассматривается в психофизическом аспекте, а связка понятий «добро – зло» характеризуется сквозь призму морали. В медицине мера соотношения «добра» и «зла» – величина изменчивая и во многом зависит от уровня взаимопонимания субъектов коммуникации и степени удовлетворенности интересов отдельных людей. В медицинской деятельности врачу приходится из двух зол выбирать меньшее, руководствуясь при этом интересами пациента и желанием принести ему пользу [7, с. 85].

Молодежь более восприимчива к инновациям и быстро приспосабливается к изменениям окружающей среды. Люди старшего возраста с недоверием относятся к инновационным продуктам человеческого бытия, не уверены в безопасном применении новых технологий в сфере медицины и здравоохранения, опасаются врачебных ошибок и дефектов оказания медицинской помощи [8]. Государство, в процессе научно-технологического развития, пытается учесть интересы и тех и других, повысить уровень качества жизни населения и обеспечить национальную безопасность страны.

В условиях современного общества базовым механизмом производства и трансляции культуры является инновация, которую необходимо использовать во благо человека, природы и общества [9, с. 5]. «Для техногенной цивилизации на современном этапе ее развития гуманистические ориентиры становятся исходными в определении стратегий научного поиска» [10, с. 41]. В долгосрочном прогнозе научно-технологического развития РФ на период до 2030 года биотехнологии определены как приоритетное направление в научных исследованиях, ориентированное в качестве ответа на вызовы современности: потеря биооразнообразия; изменение климата и дефицит пригодных для сельского хозяйства земель; урбанизация и возрастающая нагрузка на окружающую среду; распространение генномодифицированных продуктов [11].

Агрессивное техногенное воздействие на биосферу и негативное влияние на генотип человека актуализировали человечество на поиск нового способа существования, которому необходима новая парадигма мировосприятия, состоящего из маркеров  ценности жизни, проявляющихся, прежде всего, на уровне субъектности и выраженных в отношении человека к самому себе, другим людям, природе, обществу и всему человечеству [12, с. 80–81].

Медицина и здравоохранение являются полем для инновационной деятельности многих российских ученых. Формирование в сфере научного познания особой пограничной системы знаний вполне оправдано. Б.Г. Юдин определяет биоэтику как междисциплинарную область научного знания, охватывающую широкий круг философских и этических проблем, возникающих в связи с бурным развитием медицины, биологических наук и использованием в здравоохранении высоких технологий [13].

На наш взгляд, вызовы современности позволяют расширить значение термина с локального до глобального уровня, а именно: «Биоэтика – междисциплинарная система научного и вненаучного знания о главенстве общечеловеческих ценностей в деле сохранения жизни на Земле, о закономерностях и свойствах взаимодействия человека с окружающей средой, проявляющихся в аксиологическом измерении его отношения к самому себе, другим людям, природе, обществу и миру в целом» [12, с. 81]. Примечательно, что биоэтика как система научного и вненаучного знания имеет корни в этических концепциях отечественных мыслителей XIX–XX вв. В этом контексте можно сказать, что биоэтика – это сумма этического знания, которая с позиций космо-, тео-, антропоцентризма возведена в абсолют.

В рамках нашего исследования хотелось бы подробнее остановиться на  религиозно-философском течении русского космизма, которое было представлено Н.Ф. Федоровым, а естественнонаучное – H.A. Умовым, В.И. Вернадским, К.Э. Циолковским, А.Л. Чижевским и др. «Русский космизм» актуализировал вопрос о дальнейших перспективах развития человечества и впервые обосновал идею объединения людей, исходя из нравственных и экологических причин. В своих философских концепциях ученым удалось объединить важные проблемы современности: 1) освоение космоса, 2) сохранение окружающей среды, 3) воссоединение человечества на принципах всеобщего братства.

Философы–«космисты» считали, что жизнь человека – часть общего процесса, своим моральным и аморальным поведением он определяет как собственную судьбу, так и жизнь космического целого, следовательно, индивид ответствен не только перед собой, но и перед будущим всего человечества. Рациональное управление эволюцией, по мнению Н.Ф. Федорова, должно производиться через «синтез двух разумов (теоретического и практического) и трех предметов знания и дела (Бог, человек и природа, из которых человек является орудием божественного разума и сам становится разумом вселенной), а вместе и синтез науки и искусства в религии, отождествляемой с Пасхою как великим праздником и великим делом» [14, с. 473].

Ученый впервые озвучил идею трудового соучастия людей в «общем деле» спасения мира, ведущего к всеобщему братству и родству, преодолению всякой вражды. В своей концепции Н.Ф. Федоров строит систему философии «действия», подчеркивая, что на пути к воскрешению предков «все должно быть преобразовано трудом» через опытное познание мира, преобразование законов природы, переустройство человеческого организма, освоение космоса и управление космическими процессами. Таким образом, ученый «распространяет требование творческой активности на эволюцию, на осуществление скачка человечества в богоподобное, управляющее развитием мира состояние» [15, с. 402].

«Общее дело» – есть достижение единства человечества посредством регуляции природы для победы над смертью и воскрешения отцов, но главным препятствием на этом пути является всеобщее небратство. Гнетущие и обрушивающиеся на человечество бедствия свидетельствуют о «неродственном отношении слепой силы к нам, разумным существам, которая ничего от нас, по-видимому, и не требует, кроме того, чего в ней нет, чего ей недостает, т.е. разума правящего, регуляции. Конечно, регуляция невозможна при нашей розни, но рознь потому и существует, что нет общего дела; в регуляции же, в управлении силами слепой природы и заключается то великое дело, которое может и должно стать общим». [14, с. 58-59].

Н.Ф. Федоров считал, что нравственность не может ограничиваться бытием человека и общества, она должна распространяться и на всю природу. «Задача человека – морализировать все естественное, обратить слепую, невольную силу природы в орудие свободы. Смерть есть торжество силы слепой, не нравственной, всеобщее же воскрешение будет победою нравственности, будет последнею высшею степенью, до которой может дойти нравственность». [14, с. 433].

Н.Ф. Федоров был убежден, что «истинная религия одна, это культ предков и притом всемирный культ всех отцов как одного отца, неотделимых от Бога Триединого» [14, с. 101].Ученый определял Всеединство как условие понимания Триединства, достижение которого возможно только через спасительную силу любви: «Сыновняя любовь есть необходимое условие осуществления единства. Без Сына невозможно ни единство Бога, ни братство человечества». [14, с. 126].

Идея регуляции природы средствами науки и техники была адресована потомкам и ориентирована на развитие инновационных технологий будущего. В ней ученый утверждал необходимость познания всего чудесного, но пока еще не реального, призывал человечество к  опыту и труду в пределах реального мира: «человеку будут доступны все небесные пространства, все небесные миры только тогда, когда он сам будет воссоздавать себя из самых первоначальных веществ, атомов, молекул, потому что тогда только он будет способен жить во всех средах, принимать всякие формы и быть в гостях у всех поколений – от самых древнейших до самых новейших, во всех мирах, как самых отдаленных, так и самых близких, управляемых всеми воскрешенными поколениями, во всех мирах, которые во всей их целости будут предметом художественного дела всех поколений в их совокупности, как единого художника» [14, с. 501].

Утилитарный подход к природе, по мнению Н.Ф. Федорова, приведет к ее истощению и гибели человечества: «Если объединение живущих для всеобщего воскрешения не совершается сознательно, то объединение сынов превращается в цивилизацию, в чуждость, враждебность, в разрушение, а вместо воскрешения является культура, т. е. перерождение, вырождение и, наконец, вымирание». [14, с. 200].

Ученый характеризовал прогресс как путь, ведущий к страданию через отрицание отечества и братства, полнейший нравственный упадок и отрицание самой нравственности: «Прогресс есть именно та форма жизни, при которой человеческий род может вкусить наибольшую сумму страданий, стремясь достигнуть наибольшей суммы наслаждений». [14, с. 78].

По мнению Н.Ф. Федорова, человеку следует устранять из своих действий личные побуждения, а стремление к личному счастью необходимо достигать через общую добродетель, поскольку «дело всех есть причина и воскрешения всех, следовательно, и личного бессмертия. Жить нужно не для себя (эгоизм) и не для других (альтруизм), а со всеми и для всех; это и есть объединение живущих (сынов) для воскрешения умерших (отцов)». [14, с. 166].

Н.Ф. Федоров видел путь выхода из тупика, в котором оказалось человечество, в процессе «переоружения» разума и науки, где главная роль отводится ученым и творческой интеллигенции: «Настоящее человечества благодаря своему устройству есть ложь, и ложь организованная; но человечество станет, сделается истиною, когда переоружится. Долг ученого и интеллигентного сословия быть деятелями, посредниками при этом переоружении. Истина может принадлежать не сословию, а только всему человечеству в совокупности всех поколений. Разум всего человечества и наука должны быть тождественными, тогда и будет истина». [14, с. 325].

Ученый был уверен, что общее христианское дело может начаться только в России в силу крепости ее духовных основ и наименьшей испорченности безбожной цивилизацией, поскольку «у нас чувство родства со всеми составляет отличительную черту народного характера, выработанного формой быта (родового), в которой мы до сего жили». [14, с. 321]. Определяя миссию России, Н.Ф. Федоров писал: «Итак, нет вражды вечной, устранение же временной составляет нашу задачу, задачу России, как задачу, долг и всех народов (но нельзя же говорить о долге другим, когда не исполняем его сами), задачу России, которая поздно вступила в европейский союз (правильнее было бы сказать – в раздор), вступила в качестве посредницы, в качестве миротворца» [14, с. 332].

Важнейшей чертой русской этической мысли XIX–XX вв. стало стремление осмыслить жизнь во всей целостности ее проявлений и понять единство этических ценностей и факторов эволюционного процесса. В концепциях ученых жизнь была понята как антиэнтропийный процесс, как борьба со смертью и неорганизованностью природы, борьба за утверждение ноосферы и торжество духа над материей.

По мнению русского физика Н.А. Умова, специфика жизни заключается в ее антиэнтропийности. Ученый сравнивал хаотичную жизнь современного человека с плохо работающим механизмом часов, в которых маятником (регулятором) является «Логос» как некий синтез научного знания и чувства солидарности. Хороший регулятор не дает сбоя, поэтому Н.А. Умов обращает внимание научного сообщества на необходимость регуляции человеческого поведения путем превращения хаотических сил природы в организованные «стройные». Ученый считал возможным при помощи науки «раскрывать дисгармонии человеческой природы и изыскивать средства к их устранению»: 1) утверждать власть человека над энергией, временем, пространством; 2) ограничивать источники человеческих страданий областью наиболее подчиненной человеческой воле, т.е. сферой сожительства людей; 3) демократизацией способов и орудий служения людям содействовать этическому прогрессу; 4) познавать архитектуру мира и находить в этом познании устои творческому предвидению [16, с. 114–128].

Н.А. Умов выдвинул этическую заповедь: «Твори и созидай на основе научного знания», согласно которой этические идеалы должны быть выведены из жизни, из первичных стройностей, существующих в органической жизни, и развиваться до высшей формы – этических идеалов любви, добра и солидарности. Ученый задал науке в целом и этике в частности новый вектор развития, являющий собой смысл нашего существования и величайшую задачу человеческого гения: «Охранение и утверждение жизни на Земле» [16, с. 128].

В.И. Вернадский характеризовал жизнь как борьбу организованности и порядка с хаосом. Организованность биосферы (живого вещества) понималась ученым как равновесия, подвижные, все время колеблющиеся в историческом и геологическом времени. По мнению ученого, процессы деградации органической материи, ведущие к понижению уровня организованности (отмирания, распада, разложения и т.д.), являются необходимым и закономерным звеном в общем круговороте биосферы, где преобладает тенденция к поддерживанию и повышению уровня организованности [17]. В своем учении о переходе биосферы в ноосферу В.И. Вернадский характеризует разум не сциентистски или технократически, а в контексте нравственности. Доказывая, что законы развития ноосферы не противоречат, а продолжают законы эволюции биосферы, ученый характеризует взаимоотношения общества с природой, раскрывая их нравственные, социальные и научно-технические стороны. Синтез нравственного разума человечества с его научным разумом и техникой проявляется в ноосфере, способствуя достижению гармоничных отношений между обществом и природой.

В.И. Вернадский пишет: «Человечество, взятое в целом, становится мощной геологической силой. И перед ним, перед его мыслью и трудом, становится вопрос о перестройке биосферы в интересах свободно мыслящего человечества как единого целого» [18, с. 308].Этическая компонента в учении о ноосфере – среде, созданной человеческим разумом, воплощенным в науке и технике, – указывает на необходимость выработки научных основ морали, демократии и гуманизма. В.И. Вернадский определял ноосферу как «царство разума человеческого», характеризовал ее как «последнее из многих состояний эволюции биосферы в геологической истории – состояние наших дней». [17, с. 510].

Идеи «космизма», сформулированные русской этической мыслью XIX–XX вв., не потеряли актуальности и в современных реалиях. В начале XXI века в России остро стоит вопрос о русской идентичности –  принадлежности к русской нации, – которая «определяется сложным комплексом связей: генетическими и брачными, языковыми и культурными, религиозными и историческими. Ни один из упомянутых критериев не может считаться решающим. Но для формирования русского национального самосознания обязательно, чтобы совокупность этих связей с русским народом (независимо от их природы) была сильнее, чем совокупность связей с любой иной этнической общностью планеты» [19].

11 ноября 2014 года по итогам заседания XVIII Всемирного русского народного собора, посвященного теме «Единство истории, единство народа, единство России», была принята «Декларация русской идентичности», в которой дано следующее определение: «русский – это человек, считающий себя русским; не имеющий иных этнических предпочтений; говорящий и думающий на русском языке; признающий православное христианство основой национальной духовной культуры; ощущающий солидарность с судьбой русского народа» [19]. Безусловно, богатство русского языка, драгоценные россыпи идей русской философии и литературы, славные вехи истории и культуры, соборность православия – все эти маркеры духовной сферы бытия человека способны сплотить российское общество на базе единства общечеловеческих ценностей.

Идеи русского космизма выразили общую надежду на то, что именно русский человек совершит прорыв в сферу новой духовности и освоит космос, выработав новую спасительную идеологию, которая будет способна дать силы человечеству выйти за рамки низшего и конечного мира «человекобожества» и следовать по пути вечной жизни «Богочеловечества».

Объединение двух миров – мира культуры и мира жизни – возможно в рамках междисциплинарных исследований человека как нравственного субъекта и со-Творца своей жизнедеятельности [20; 21; 22]. «Общечеловеческие ценности» станут в социуме действительно значимыми, если субъект, присваивая их как повседневную норму поведения, объединит с другими людьми свои творческие и созидательные усилия по преображению мира, вследствие чего сам станет «симфонической личностью» в индивидуальном и коллективном контексте [23; 24].

Все это актуализирует проблему гуманизации и гуманитаризации науки и образования. Ю.А. Жданов подчеркивал: «современные пути и методы овладения наукой таят в себе опасности, связанные с узкой специализацией…» [25, с. 129], что порождает возможность принятия легкомысленных и безответственных решений, особенно в тех случаях, когда естественнонаучная или инженерная проблема при выходе за свои рамки соприкасается с другими сферами человеческой деятельности. Размышляя о новых «идолах» в современном мышлении, проектируя образ Науки и Образования будущего, Ю.А. Жданов утверждал необходимость: 1) саморазвития науки и образования, 2) поиска своего места в глобальном сообществе, 3) защиты от угроз со стороны новых «инженеров Гариных», 4) разработки путей гармонизации отношений высокого интеллекта и инновационной деятельности с повседневностью. Действенным «лекарством» от чрезмерно узкой специализации Ю.А. Жданов считал: широкое фундаментальное образование будущих ученых, взаимодействие естественных и гуманитарных наук, развитие междисциплинарных связей.

Современные нано-, био-, инфо-, когнотехнологии стали настолько наукоемкими, сложными и многогранными, что узкие специалисты не в состоянии их осмыслить, так как им не хватает знаний из области светского и религиозного гуманизма. В то же время – при обсуждении глубинных философских, социальных, эпистемологических и пр. вопросов внедрения конвергентных технологий – ученым-гуманитариям не хватает элементарных естественнонаучных и технических знаний для понимания механизмов развития данных технологий. Попыткой преодоления этого диссонанса явилось введение учебного курса «История и философия науки» для всех аспирантов без исключения. Однако, это в корне не изменило проблему, сложившуюся в лоне техногенной цивилизации. В современном инновационном обществе назрела потребность создания новой науки, которая будет представлять собой некий сплав знаний: естественнонаучного, технического и гуманитарного, теоретического и практического, фундаментального и прикладного [12, с. 79].

Образовательные траектории должны быть центрированы, прежде всего, на наше отечественное научное наследие и развивать историческое мышление – как фундамент знания индивида о бытии (природы, человека и общества), – ориентированного на связь времен и поколений (прошлое, настоящее и будущее), с целью формирования целостной картины мира и определения своей роли в ней. Это возможно посредством принятия индивидом активных жизненных позиций: 1) ценителя красоты, 2) почитателя традиций предков, 3) творца своей жизни, 4) созидателя благ общества, 5) исследователя биосферы и космоса, 6) избавителя от горя, болезней и смерти, 7) хранителя жизни на Земле.

Отечественное научное наследие для современных российских ученых это некая система координат, проектный чертеж, указывающий путь дальнейшему научному поиску. Именно поэтому будущих научных работников необходимо готовить не только в вузе: прививать любовь к природе, окружающим людям и малой родине, формировать основы правосознания важно еще в дошкольном возрасте, затем в школе следует знакомить подрастающее поколение россиян с теми духовными скрепами, которые издавна объединяли народы России в единое целое. На наш взгляд, это под силу биоэтике – новой науке о человеке.

Биоэтическая проблематика в целом центрирована на преодоление последствий цивилизационной неразумности, которая проявляет себя в антигуманном использовании современных достижений науки и техники. Здравомыслящим людям понятно, что «профилактика» всегда обходится дешевле, нежели само «лечение», поэтому биоэтике необходимо учитывать современные реалии цивилизационного развития и работать на опережение, прогнозируя риски и негативные последствия, связанные с разработкой  новых технологий. Безусловно, современные достижения научно-технического прогресса наделили человека сверх-возможностями, однако, в погоне за супер-знанием, каждому ученому необходимо помнить не только об этической стороне вопроса, но и понимать конечную цель своей деятельности и совокупных усилий всего научного сообщества в общем деле победы над смертью и торжества сил добра, справедливости и солидарности.


Библиографический список
  1. Введение в Реалистический Космизм и Биокосмологию – к обоснованию действительно универсальной метафизики / [Электронный ресурс]. – Режим доступа.  – URL:  http://www.congress2008.dialog21.ru/Doklady/22010.htm (дата обращения 06.01.2015).
  2. Бердяев Н.А. Философия творчества, культуры и искусства: в 2 т. – М.: Искусство, 1994. – Т.1. – 544 с.
  3. Казанцев А.К., Кисилев В.Н., Рубвальтер Д.А., Руденский О.В. NBIC-технологии. Инновационная цивилизация XXI века. – М.: Инфа-М, 2012. – 383 с.
  4. Вернадский В.И. Публицистические статьи. – М.: Наука, 1995. – 313 с.
  5. Лешкевич Т.Г. «Постчеловеческие» эффекты техногенного развития // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. – 2013. – № 3. – С. 106–113.
  6. Агеева Н.А. Этико-правовые аспекты вспомогательных репродуктивных технологий // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2014. – № 3. – С. 38–41.
  7. Агеева Н.А. Биоэтическое измерение понятий «добро» и «зло», «польза» и «вред» в контексте медицинской деятельности // Современная медицина: актуальные вопросы. – 2014. – № 31. – С. 83–88.
  8. Агеева Н.А. Дефекты оказания медицинской помощи: проблемы и пути решения // Universum: Медицина и фармакология. – 2014. – № 6 (7). – С. 2.
  9. Агеева Н.А. Биоэтическое измерение проблем жизни и смерти человека в условиях инновационного общества // Современные научные исследования и инновации. – 2014. – № 9-2 (41). – С. 5-10.
  10. Лепский В.Е. Субъектно-ориентированный подход к инновационному развитию. – М.: Когито-Центр, 2009. – 208 с.
  11. Прогноз научно-технологического развития Российской Федерации на период до 2030 года / [Электронный ресурс]. – Режим доступа.  – URL:  http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70484380/ (дата обращения 06.01.2015).
  12. Агеева Н.А. На пути из «века биологии» в «век антропологии» // Гуманитарные научные исследования. – 2014. – № 12-1 (40). – С. 75–82.
  13. Биоэтика: принципы, правила, проблемы / Отв. ред. Б.Г. Юдин. М.: Эдиториал УРСС, 1998. – 470 с.
  14. Федоров Н.Ф. Собрание сочинений. В 4 т. Т. I. – М.: Прогресс, 1995. – 518 с.
  15. Невлева И.М. Русская философия: Монография. – Белгород: Кооперативное образование, 2001. – 512 с.
  16. Умов Н.А. Роль человека в познаваемом им мире // Русский космизм: Антология философской мысли. М.: Педагогика-Пресс, 1993. – С. 114–128.
  17. Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. – М.: Наука, 1988. – 522 с.
  18. Вернадский В.И. Несколько слов о ноосфере // Русский космизм: Антология философской мысли. М.: Педагогика-Пресс, 1993. – С. 303–311.
  19. Декларация русской идентичности / [Электронный ресурс]. – Режим доступа.  – URL:  http://www.patriarchia.ru/db/text/508347.html (дата обращения 06.01.2015).
  20. Агеева Н.А. Роль зеркальных нейронов в процессе социализации личности и консолидации общества // Современные научные исследования и инновации. – 2015. – № 1-3 (45). – С. 5–11.
  21. Агеева Н.А. Учение о доминанте А.А. Ухтомского в контексте гуманизации и гуманитаризации науки и образования // Современные научные исследования и инновации. – 2014. – № 10-2 (42). – С. 117–122.
  22. Агеева Н.А. Социальное воспитание как ведущий фактор всестороннего развития личности детей и молодежи // Гуманитарные научные исследования. – 2015. – № 2 (42). – С. 162–170.
  23. Агеева Н.А. Региональный компонент образования как эффективное средство социализации личности студентов российских вузов // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история. – 2014. – № 38. – С. 37–42.
  24. Агеева Н.А. Психолого-педагогические аспекты правового сознания личности // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история.   – 2013. – № 30. – С. 79–83.
  25. Жданов Ю.А. Избранное: в 3 т. – Ростов-на-Дону, 2009. – Т. I. – 400 с.


Все статьи автора «Агеева Наталия Алексеевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: