УДК 94(470)

СОВЕТСКИЙ БЕЛОРУССКИЙ ДИССИДЕНТ МИХАИЛ ИГНАТЬЕВИЧ КУКОБАКА

Нугаев Альберт Сергеевич1, Артемова Светлана Федоровна1
1Пензенский государственный университет архитектуры и строительства

Аннотация
В статье анализируется деятельность советского белорусского диссидента Михаила Игнатьевича Кукобаки.

Ключевые слова: Беларусь, Белоруссия, диссидент, Михаил Игнатьевич Кукобака, оппозиция, СССР


SOVIET BELARUSIAN DISSIDENT MIKHAIL IGNATYEVICH KUKOBAKA

Nugayev Albert Sergeyevich1, Artyomova Svetlana Fiodorovna1
1Penza state university of architecture and construction

Abstract
In article activity of the Soviet Belarusian dissident Mikhail Ignatyevich Kukobaki is analyzed.

Keywords: Mikhail Ignatyevich Kukobaka, opposition, USSR


Рубрика: 07.00.00 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Нугаев А.С., Артемова С.Ф. Советский белорусский диссидент Михаил Игнатьевич Кукобака // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 4. Ч. 2 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2015/04/50445 (дата обращения: 29.09.2017).

Михаил Игнатьевич Кукобака – известный советский белорусский диссидент.

М.И. Кукобака родился 3 декабря 1936 г. в Бобруйске Могилевской области (Белоруссия). В войну потерял родителей, воспитывался в детском доме. Окончил среднюю школу, получил профессию электромонтера. Работал на предприятиях и стройках в Сибири, Узбекистане, Казахстане, Украине, Белоруссии, России, проживал в общежитиях. Служил в армии в Забайкалье и на Дальнем Востоке. Поступил в Киевский госуниверситет, но был отчислен за политические высказывания.

В 1968 г., проживая в Киеве, М.И. Кукобака публично осудил советское вторжение в Чехословакию. На следующий день после ввода советских войск в Чехословакию, Кукобака прибыл в консульство Чехословакии в Киеве, чтобы высказать консулу свою поддержку и возмущение действиями советских властей.

Впервые М.И. Кукобаку арестовали по ст. 190¹ УК РСФСР весной 1969 г. и направили в психиатрическую больницу. В 1969 г. Кукобака подготовил послание английскому писателю Айвору Монтегю, которое намеревался напечатать в «Комсомольской правде». В письме М.И. Кукобака выступал в защиту русского писателя А. Кузнецова и его произведения «Бабий Яр». Однако послание оказалось в комитете госбезопасности и явилось основным доказательством антисоветских действий М.И. Кукобаки.

В 1970 г., работая на радиозаводе в Александрове Владимирской области, его арестовали за демонстративный отказ от участия в выборах, уборках и прочих общественно-политических массовых делах, за попытки переправить за рубеж свои произведения с критикой советского режима. В ходе обыска у него были изъяты работы по немецкому языку, спортивные грамоты, конспект работы В. Либкнехта «Никаких компромиссов», записка из библиотеки об изученных книгах по марксизму-ленинизму и т.д. Следователь предложил М.И. Кукобаке написать донесение о своей встрече со статс-секретарем посольства Западной Германии Мюллером, тот отказался, на что следователь пригрозил психиатрической экспертизой. После экспертизы М.И. Кукобаку год содержали в тюрьме в условиях строгой изоляции. Он активно писал протесты в различные инстанции. Около трех лет всего срока заключения М.И. Кукобака провел в Сычевской специальной психбольнице.

М.И. Кукобаке был вынесен заочный приговор (дело № 2-3с от 4 ноября 1970 г.). М.И. Кукобаке инкриминировалось, что в июле 1969 г. в общежитии клеветал на содержание советской Конституции, сообщения печати и радио в СССР, деятельность советского правительства, советский государственный строй, нормы социалистической демократии, положение рабочего класса в СССР, внешнюю политику; восхвалял так называемые западные буржуазные свободы слова и печати, жизнь народа за рубежом; враждебно высказывался о лозунге «Жить и работать по-ленински» [1].

В ноябре 1976 г. его опять поместили на непродолжительное время в психбольницу [2]. В 1976-1977 гг. М.И. Кукобака два раза подвергался госпитализации в Могилевскую психбольницу за свою оппозиционную деятельность. Впервые – за распространение Всеобщей декларации прав человека, второй раз – за отказ убрать со стены над кроватью в общежитии икону, портреты А.Д. Сахарова [3] и П.Г. Григоренко.

М.И. Кукобака являлся автором статей и писем, которые имели широкое хождение в самиздате (очерк о Сычевской специальной психбольнице, статья «Защита прав человека и разрядка – неделимы», «Украденная родина» и др.) [4].

19 октября 1978 г. в Бобруйске арестовали М.И. Кукобаку. Ему было предъявлено обвинение по ст. 190¹ УК РСФСР. М.И. Кукобака – белорус, электрослесарь Бобруйской ТЭЦ-2.

Следствие по делу М.И. Кукобаки вел следователь областной прокуратуры Пичугов. Сначала Кукобака содержался в следственной тюрьме в Бобруйске (учреждение УЖ-15/ИЗ-15), его направили на экспертизу в Институт им. В.П. Сербского [5]. М.И. Кукобаку после 2-месячной экспертизы в институте им. В.П. Сербского признали вменяемым [6].

21 июня 1979 г. в Могилеве (Белоруссия) прошел суд над М.И. Кукобакой, которого обвиняли по ст. 186¹ УК БССР (аналог ст. 190¹ УК РСФСР). Подсудимому вменялось написание статей и очерков, которые распространялись в самиздате [7]. Основным пунктом обвинения являлось написание очерка «Жизнь в Бобруйске», где рассказывалось о жизни рабочих в небольшом провинциальном городишке. Очерк был прочитан на западной радиостанции «Немецкая волна». М.И. Кукобаку приговорили к 3 годам лишения свободы.  У М.И. Кукобаки нет родственников, до августа он проживал в общежитии [8].

М.И. Кукобака в лагере в Новополоцке Витебской области (учреждение УЖ-15-10-«Д») работал сначала в тарном цехе, затем его перевели в цех полировки, где он вынужден был постоянно дышать вредными веществами.  У Кукобаки хронический двусторонний отит. Начальник лагеря полковник Новик и заместитель начальника по режиму майор Косяк сильно ограничивали переписку Кукобаки. 28 октября член МХГ [9] В.А. Некипелов направил обращение в прокуратуру Владимирской и Московской областей с требованием возбудить уголовные дела по ст. 171 УК РСФСР («превышение  власти или служебных полномочий») против работника Владимирского Управления КГБ Евсеева и сотрудника  института  им. В.П. Сербского Фокина, которые руководили госпитализацией Кукобаки в 1969-1976 гг. в СПБ, т.к. материалы последней экспертизы свидетельствовали об отсутствии у него психических отклонений) [10].

М.И. Кукобака подвергался в лагере грубому давлению со стороны администрации. За невыполнение нормы по вязке сетей его автоматически помещали в ШИЗО. 6 февраля 1980 г. его перевели на пониженную норму питания.

В лагере у М.И. Кукобаки были изъяты все адреса, в том числе прокуратуры, УВД, магазинов «Книга-почтой» и т.д. Были конфискованы копии его собственных жалоб и заявлений, опись личных вещей, книги на английском языке. Ему запретили закупать книги через магазины «Книга-почтой», что разрешалось нормами Исправительно-трудового кодекса. М.И. Кукобаке не позволялось брать из библиотеки немецко-русский словарь и другие книги. Не так давно М.И. Кукобаку поместили на 6 месяцев в ПКТ за то, что во время фильма тот отвернулся от экрана и заткнул уши ватой, поскольку просмотр кинофильмов в этом лагере – дело принудительное [11].

Правозащитник Л.Б. Терновский в «Информационном  бюллетене» Рабочей комиссии  по  расследованию  использования  психиатрии в политических целях (№ 14, 15, 18) опубликовал серию статей и писем о судьбе М.И. Кукобаки [12].

11 ноября 1980 г. М.И. Кукобака, находившийся в лагере в Новополоцке, был помещен на 6 месяцев в ПКТ, т.к. во время обыска у него обнаружили письмо «недозволенного содержания», адресованное Н.П. Комаровой [13].

В мае 1981 г. М.И. Кукобаку перевели в тюрьму в Ельце Липецкой области (учреждение ЮУ-323/ст-2) [14]. В июне М.И. Кукобаку поместили в камеру, где уголовники В. Киселев, Ю. Гуков и С. Ломакин избивали его, требуя написать под диктовку письмо к заключенным лагеря, где его раньше содержали, с раскаиванием в своей «антисоветской деятельности». М.И. Кукобаку вынудили написать это заявление, но адрес лагеря и фамилию его начальника он указал неправильно. Уголовники передали послание администрации, но М.И. Кукобака написал, что это письмо – принудительное, что доказывается сделанными им намеренно искажениями. Протест М.И. Кукобаки прокурору не отправили, но избивать его прекратили.

16 апреля 1982 г. М.И. Кукобаку перевели в Институт им. В.П. Сербского в Москву для психиатрической экспертизы.

25 мая 1982 г. М.И. Кукобаку отправили из Бутырской тюрьмы в Москве в тюрьму Ельца. В начале июля ему предложили найти адвоката. Суд рассматривал дело М.И. Кукобаки 11-13 августа 1982 г. в Липецке. Председателем суда был Котов, адвокатом назначили Финкельштейна, но от его помощи М.И. Кукобака отказался. М.И Кукобаку обвиняли по ст. 190¹ УК РСФСР в «распространении клеветнических измышлений» среди заключенных лагеря и тюрьмы, где он содержался до нового ареста.

Ходатайство подсудимого о затребовании документов из его личного лагерного дела было отклонено. В суд было вызвано 14 свидетелей, однако в суде появились только 7 заключенных лагеря УЖ-15/10 в Новополоцке (Л. Марченко, Ю. Гуков, Амельянчик и Снитко),  в Елецке (Духлик и Хватков), замполит новополоцкого лагеря майор Боярченко. Показания свидетелей – заключенных новополоцкого лагеря С. Ломакина, Белоусова, Дибелы, Коврова, Панады и бывшего заключенного Комарова только зачитывались.

М.И. Кукобака виновным себя не признал. Обозначив свои убеждения как антитоталитарные, он заявил, что показания свидетелей являются ложными и даны были под давлением. Свидетель Хватков на суде отказался от своих показаний, объяснив их оказывавшимся на него давлением. При допросе свидетелей Ю. Гукова Кукобака сделал заявление, что тот избивал его в Елецкой тюрьме, требуя написать покаяние, но Ю. Гуков в ответ на обращенный к нему вопрос судьи это отрицал. Суд вынес приговор – 3 года лагерей строгого режима [15].

М.И. Кукобаку должны были освободить в октябре 1984 г., но, как сообщали «Вести из СССР» о нем не было никакой информации. Затем стало известно, что накануне освобождения ему предъявили обвинение по ст. 70 УК РСФСР, и выход на свободу «отложили». На тот момент М.И. Кукобака находился в пермском лагере ВС-389/36. М.И. Кукобака уже был болен – страдал хроническим двусторонним отитом, гайморитом, отеком ног [16].

На основании Указов ПВС СССР – № 6463-XI, № 6462-XI и 9 февраля 1987 г. в начале 1987 г. из лагерей и ссылок было освобождено значительное количество политзаключенных, среди которых упоминался и М.И. Кукобака. Но затем появилась информация, что некоторые политзаключенные отказались писать заявления, тем более ходатайства о помиловании, и их не освободили. М.И. Кукобака отказался писать заявление. Его не отпустили, и в 1987 г. он находился в СИЗО в Витебске (учреждение УЖ-15/ИЗ-2). 11 марта 1987 г. ему разрешили свидание с родственницей М. Петренко. От М.И. Кукобаки требовали написать прошение о помиловании, он отказывался, и, в свою очередь, требовал получения разрешения на эмиграцию. Вскоре М.И. Кукобаку вернули в лагерь.

18 июня 1987 г. ПВС СССР издал «Указ об амнистии в связи с 70-летием Великой Октябрьской социалистической революции». В категорию лиц, которым оставшаяся часть лагерного срока сокращалась на треть, попадал М.И. Кукобака.

М.И. Кукобаку все же освободили досрочно в контексте кампании М.С. Горбачева по освобождению политзаключенных. В 1991 г. М.И. Кукобаку реабилитировали по всем обвинениям. Тогда же он возвратился в Беларусь и в русле «перестройки» намеревался заняться правозащитной деятельностью. Но местная элита не желала видеть около себя известного оппозиционера. В Могилеве ему даже комнаты в общежитии не нашлось.

М.И. Кукобака перебрался к друзьям в Москву, где ему помогли обзавестись жильем депутаты Верховного Совета СССР Г.О. Алтунян и А.М. Адамович. Позже М.И. Кукобаку пригласили в США, где он пробыл более года, но все же возвратился в Россию.

В настоящее время М.И. Кукобака проживает в Москве, занимается публицистикой.


Библиографический список
  1. Кукобака М.И. Какие тайны хранит институт им. Сербского? // http://zhurnal.siwatcher.ru/k/kukobaka_m_i/psychi.shtml
  2. Королева Л.А., Королев А.А., Молькин А.Н. Использование психиатрии в политических целях в СССР // Политика, государство и право. 2014. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2014/10/1995 (дата обращения: 09.03.2015).
  3. Гарькин И.Н., Королева Л.А. А.Д. Сахаров и А.И. Солженицын о советском диссидентстве // История и археология. 2014. № 7 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/07/1094 (дата обращения: 14.03.2015).
  4. Вести из СССР. Права человека. Мюнхен, 1978-1981. С. 22.
  5. Вести из СССР. Права человека. Мюнхен, 1978-1981. С. 59.
  6. Вести из СССР. Права человека. Мюнхен, 1978-1981. С. 118.
  7. Мику Н.В., Молькин А.Н. Формы проявления диссидентской практики // Политика, государство и право. 2014. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2014/11/2080 (дата обращения: 16.02.2015)
  8. Вести из СССР. Права человека. Мюнхен, 1978-1981. С. 129.
  9. Гарькин И.Н., Королева Л.А. Правозащитное движение в СССР (1960-1980 гг.) // История и археология. 2014. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/04/959 (дата обращения: 17.02.2015).
  10. Вести из СССР. Права человека. Мюнхен, 1978-1981. С. 190.
  11. Вести из СССР. Права человека. Мюнхен, 1978-1981. С. 284.
  12. Вести из СССР. Права человека. Мюнхен, 1978-1981. С. 418.
  13. Вести из СССР. Права человека. Мюнхен, 1978-1981. С. 424.
  14. Вести из СССР. Права человека. Мюнхен, 1978-1981. С. 511.
  15. Вести из СССР. Права человека. Мюнхен, 1982 // https://kronid.wordpress.com/category/1982/
  16. Вести из СССР. Права человека. 1985 // https://kronid.wordpress.com/category/1985/


Все статьи автора «Королева Лариса Александровна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: