УДК 902/904

ИССЛЕДОВАНИЯ В.П. ТРЕТЬЯКОВА ПО РАННЕМУ НЕОЛИТУ СУРСКО-МОКШАНСКОГО МЕЖДУРЕЧЬЯ

Ставицкий Владимир Вячеславович
Пензенский государственный университет
профессор кафедры всеобщей истории, историографии и археологии, доктор исторических наук

Аннотация
В статье предлагается историография исследований В.П. Третьякова по раннему неолиту Сурско-Мокшанского междуречья, которые проводились им с 1978 по 1984 гг. В результате исследований было раскопано 10 неолитических стоянок, разработана периодизация и хронология раннего неолита, определена его культурная принадлежность.

Ключевые слова: археологические изыскания, волго-камская культура, гребенчато-накольчатая керамика, ранний неолит, Сурско-Мокшанское междуречье


V.P. TRETYAKOV`S RESEARCHES ON EARLY NEOLITHIC OF THE AREA BETWEEN SURA-MOKSHA

Stavitsky Vladimir Vyacheslavovich
Penza State University
Professor, Department of General History, historiography and archeology, Doctor of Historical Sciences

Abstract
The article presents historiography of researches made by V.P. Tretyakov on early Neolithic of the area between Sura-Moksha, which were held by him from 1978 to 1984. As a result of researches, 10 Neolithic sites were digged out, periodization and chronology of the early Neolithic period were worked out, its cultural identity was determined.

Keywords: archaeological survey, comb-nakolchataya ceramics, Early Neolithic, the area between Sura-Moksha, the Volga-Kama culture


Рубрика: 07.00.00 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Ставицкий В.В. Исследования В.П. Третьякова по раннему неолиту Сурско-Мокшанского междуречья // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 2. Ч. 3 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2015/02/42036 (дата обращения: 04.06.2017).

В этом году исполняется 75 лет со дня рождения одного из ведущих исследователей российского неолита В.П. Третьякова, и наша статья посвящена его исследованиям на территории Сурско-Мокшанского междуречья, которые были относительно непродолжительными (с 1978 по 1984 год), однако внесли значительный вклад в изучении раннего неолита данного региона. Следует отметить, что изыскания В.П. Третьякова уже не раз попадали в историографические обзоры [1-4], однако до сих пор не становились предметом отдельного рассмотрения.

Одна из главных особенностей В.П. Третьякова заключалась в том, что его исследования по неолиту отличались весьма широким территориальным охватом. По этим параметрам среди российских неолитчиков 1960-80-х годов ему просто не было равных. За сравнительно недолгую, но весьма яркую научную карьеру из под его пера вышли статьи по неолиту самых различных регионов Европейской части Советского Союза -  от Урала на востоке до Белоруссии и Украины на западе  [5, с.192-193].

Другой важной чертой В.П. Третьякова была высокая публикационная активность. Я хорошо помню, что в те годы для многих археологов была нормой публикация одной полноценной статьи (не считая тезисов и сообщений) в течение двух-трех лет, а у В.П. Третьякова 2-3 объемных статьи каждый год выходило только в центральных изданиях. Причем почти каждая из опубликованных им статей носила концептуальный характер и выводила, рассматриваемые в ней вопросы на новый уровень научного осмысления.

Причина, по которой В.П. Третьяков обратился к изучению неолитических древностей Сурско-Мокшанского междуречья, видимо, заключалась в том, что в конце 1970-х годов ранний неолит региона практически оставался белым пятном на археологической карте Европейской России. Кроме поселения Озименки, исследованного сначала Б.С. Жуковым  [6], а затем М.Е. Фосс  [7] и Пензенских стоянок, две из которых были раскопаны Н.И. Спрыгиной  [8-9], другие неолитические памятники практически не были изучены. Среди обобщающих исследований по раннему неолиту данного региона имелся лишь небольшой раздел в монографии А.Х. Халикова, написанный в основном по подъемным сборам [10.] и статья В.Н. Шитова, подготовленная по материалам его разведочных исследований  [11].

Виктор Петрович Третьяков

Виктор Петрович Третьяков

Свои исследования на р. Суре В.П. Третьяков начал с хорошо известных Бессоновских стоянок, которые были открыты М.Р. Полесских в 1967 году  [12, с.24-27], а несколько позже по их материалам А.Х. Халиковым была охарактеризована волго-камская культура Верхнего Посурья [10, с.90]. Однако к концу 1970-х годов культурный слой на Первой Бессоновской стоянке, наиболее представительной из открытых М.Р. Полесских, был практически полностью уничтожен, в результате многолетней распашки. Третья Бессоновская стоянка была разрушена при строительстве коровника, со второй – неолитических находок в то время известно не было  [13-14]. Поэтому В.П. Третьяков занялся поиском других поселений, в результате чего им было выявлено неподалеку от Бессоновских стоянок еще 4 памятника каменного века, которым он дал название по ближайшему поселку Подлесное. В 1978 г. им было обнаружено поселение  Подлесное 1, располагавшиеся на полностью развеянной дюне, в обнажениях которых была собрана значительная коллекция мелких кремневых отщепов микролитического облика  [15, с. 97]. На следующий год сборы были продолжены, в результате чего было найдено ряд орудий: скребки, проколки, резцы, пластины с боковой ретушью. Поскольку керамики найдено не было, поселение было отнесено исследователем к мезолиту. В этом же году были открыты еще два памятника. Стоянка с разрушенным слоем Подлесное 3, где была собрана коллекция гребенчато-накольчатой керамики и поселение Подлесное 4, на котором при шурфовке был зафиксирован сохранившийся культурный слой  [16, с. 174].

Следует отметить, что позже автором статьи на поселение Подлесное 1 был найден фрагмент накольчатой неолитической керамики, поэтому не исключено, что кремневые орудия данного памятника относятся к неолиту [17].

В 1978-79 гг. параллельно с изучением присурского неолита В.П. Третьяков начал исследования и в бассейне р. Мокши. В Наровчатском р-не у с. Потодеево им была открыта стоянка с накольчатой керамикой, и небольшой раскоп площадь 20 кв. м был заложен на известной неолитической стоянке Озименки, который, однако, дал только материалы более позднего времени  [15, с.98; 18, с.114–119].

В 1979 г. исследования Потодеевской стоянки были продолжены, в результате чего была получена достаточно представительная коллекция накольчатой керамики  [16, с. 174]. Архаичный набор кремневых орудий, внушительный процент ножевидных пластин, наличие резца, концевых и миниатюрных скребков, слабая насыщенность культурного слоя обломками сосудов, значительное сходство в орнаментации потодеевской керамики с посудой ранненеолитических стоянок Тетюшская 4 и Ага-Базарская 4, позволили В.П. Третьякову отнести материалы Потодеевской стоянки к раннему неолиту  [19, с.73-78; 20, с.33].

Ранненеолитический возраст Потодеевской стоянки впоследствии был подтвержден открытием на Мокше памятников с керамикой елшанского типа, которая была выявлена на стоянках Имерка 7 и Озименки 2 [21-22]. По фрагментам данной керамики были получены радиоуглеродные даты 6950±170;  [23], а по нагару с фрагментов 6546±60; 6694±45 [24]. Типологически форма потодеевских сосудов, часть которых имеет S-овидные венчики, занимает промежуточное положение между елшанской керамикой и накольчатой посудой таких стоянок, как Тетюшская 4 и Щербетьская 2 [25].

Новый импульс исследованиям В.П. Третьякова на территории Сурско-Мокшанского междуречья придало его сотрудничество с самарским археологом А.А. Выборновым, поскольку проведение совместных экспедиций позволило значительно увеличить объем проводимых работ по раскопкам неолитических памятников. Следует отметить, что исследования А.А. Выборнова также отличались широким территориальным охватом, не менее высока была и его публикационная активность. Поэтому не удивительно, что подобное сотрудничество оказалось весьма эффективным.

В 1980 г. их совместной экспедицией на Верхней Суре была раскопана стоянка Подлесное 4, на которой была вскрыта небольшая постройка подчетырехугольных очертаний с размерами 2,4 х 2,8 м, углубленная в материк на 20-47 см. В районе постройки и других частях раскопа была собрана значительная коллекция гребенчатой керамики, отнесенная к волго-камской культуре, но имеющая ряд  своеобразных «лесостепных» черт. Первоначально А.А. Выборнов  и В.П.Третьяков объясняли подобное своеобразие керамики Подлесного 4 результатами контактов южных лесостепных племен с их северными лесными соседями [26, с.35]. Однако, впоследствии наличие указанных признаков позволило А.А. Выборнову и И.Б. Васильеву отнести данную керамику к заключительной фазе развития средневолжской культуры [27, с.36].

Кроме гребенчатой керамики на стоянке Подлесное 4 была получена представительная коллекция кремневых орудий на отщепах, которые авторы раскопок соотнесли к комплексом керамики приказанской культуры  [26, с.32-41]. Впоследствии приказанская принадлежность позднего керамического комплекса поселения была оспорена автором  данной статьи [29], также была переосмыслена в рамках волго-камской культуры и поздняя датировка кремневых орудий поселения  [2, с.101-103].

К волго-камской культуре В.П. Третьяковым была отнесена небольшая коллекция накольчато-гребенчатой керамики, полученная при раскопках со стоянки Подлесное 5, где было вскрыто 32 кв. м  [29, с.192]. Однако в результате новых исследований стоянки, проведенных  В.В. Ставицким и В.И. Колгановым, более близкие аналогии данной керамики были найдены в среднедонской культуре  [30], а впоследствии данные материалы были соотнесены с памятниками средневолжской культуры  [2, с.117].

Особенно большой объем исследований совместной экспедицией В.П. Третьякова и А.А. Выборнова  был проведен в окрестностях Имерского озера на реке Вад, где было исследован 6 новых ранненеолитических стоянок. На стоянках Имерка 1-А было вскрыто 102 кв. м, Имерка 2 – 42 кв. м, Имерка 3 – 110 кв. м, Имерка 4 – 80 кв. м, Имерка 7 – 84 кв. м, Имерка 10 – 96 кв. м. Практически на всех этих памятниках кроме ранннеолитической керамики с гребенчато-накольчатым орнаментом была получена и ямочно-гребенчатая посуда позднего неолита. Следует отметить, что впоследствии исследования стоянки Имерка 7 были продолжены автором, в ходе которых на памятнике была выявлена керамика елшанского типа  [32, с.84-87], а гребенчато-накольчатая керамика была получена при раскопках поселения Имерка 8  [33].

При первой публикации материалов гребенчато-накольчатая керамика одной из Имерских была определена в качестве волго-камской  [34, с.30], но в ходе осмысления материала В.П. Третьяков и А.А. Выборнов отказались от её столь однозначной трактовки. Для керамики стоянки Имерка 1-А было установлено примерно равное сходство с посудой верхневолжской и волго-камской культур, чему было найдено объяснение в месторасположении памятника в своеобразной буферной зоне между лесным Поочьем и северной частью лесостепного Поволжья  [35, с.35].

В волго-камской и средневолжской культурах были найдены аналогии и гребенчато-накольчатой керамике стоянки Имерка 3, причем было отмечено, что по ряду параметров эта керамика имеет большее сходство с верхневолжской посудой. Некоторые общие признаки были отмечены и в ранней керамике днепро-донецкой культуры  [36, С.60-61]. Наибольшая степень сходства керамики Имерских стоянок

По наличию близкого сходства в форме венчиков, текстуры керамического теста, а также исходя из совместного залегания фрагментов накольчатой и гребенчатой керамики был сделан вывод об их общей хронологии бытования  [35, с.33]. Впоследствии В.В. Ставицким был отмечен ряд отличительных особенностей в формах венчиков с накольчатой и гребенчатой орнаментацией, что, видимо, объясняется разницей в происхождении данных орнаментальных традиций [37].

При раскопках стоянки Имерка 1-А В.П. Третьяковым и А.А. Выборновым было установлено, что стратиграфически гребенчато-накольчатая керамика предшествует и ямочно-гребенчатой посуде  [35, с.35]. Впрочем, иная стратиграфия была зафиксирована ими при исследовании стоянки Имерка 3. При зачистке берега р. Вад здесь было зафиксировано более глубокое залегание ямочно-гребенчатой керамики (83,2% – в двух нижних штыках) по отношению к гребенчато-накольчатой посуде. Преобладала ямочно-гребенчатая керамика  в двух нижних штыках и основного раскопа (34%, против 24% – гребенчато-накольчатой керамики), хотя максимум и той и другой керамики здесь приходится на 6 штык.

Подобному распределению находок в слое В.П. Третьяковым и А.А. Выборновым нашли объяснение в обратной стратиграфии. По их мнению, края берега при разливах реки периодически разрушались, что могло нарушить первоначальную картину залегания различных типов керамики  [38, с.33]. На наш взгляд, обвалы берега могли иметь место и это, видимо, отразилось в поштыковом распределении находок собранных при зачистке. О перемешанности слоя на поселении свидетельствует довольно равномерная рассредоточенность по различным штыкам фрагментов гребенчато-накольчатой и волосовской керамики. Однако максимумы залегания фрагментов керамики представленных на поселении культур выявляются достаточно четко: 6 штык – 37%  гребенчато-накольчатой керамики и 33% ямочно-гребенчатой, 2 штык – 27% волосовской, 1 штык – 74% чирковской. Причем, факту обратной стратиграфии противоречит полное отсутствие фрагментов волосовской и чирковской керамики в двух нижних штыках  [39, с.128].

О возможном сосуществовании гребенчато-накольчатой и ямочно-гребенчатой керамики свидетельствуют находки в жилище с гребенчато-накольчатой керамикой стоянки Имерка 7, без следов видимых перекопов  развала сосуда с ямочно-гребенчатым орнаментом  [38, с.34].

Впоследствии ряд данных о возможном сосуществовании гребенчато-накольчатой и ямочно-гребенчатой керамики, и даже более ранний возраст последней, был зафиксирован по радиоуглеродным датировкам [40].

Итоги исследований сурско-мокшанского неолита были подведены в обобщающей статье В.П.Третьякова “Неолит междуречья Суры и Мокши”  [20], а также в монографии “Неолитические племена лесной зоны Восточной Европы”  [41].

В данных работах накольчатая керамика стоянки Потодеево была связана с развитием днепро-донецкого неолита. При этом В.П. Третьяковым по методу Брейнерда-Робинсона был подсчитан индекс родственности данной стоянки, согласно которому оказалось, что наибольшую степень сходства (83,5%) потодеевская керамика имеет с посудой стоянки Тетюшская 4, и несколько меньше (69%) с Ага-Базарской стоянкой. От памятников, расположенных западнее, Потодеевская стоянка отличается большей разреженностью узоров  [41, с.47-49].

На основе сравнения гребенчато-прочерченной керамики Левобережной Украины (типа Козловки-Бондрахи) и гребенчато-накольчатой керамики Сурско-Мокшанского междуречья был сделан вывод о том, что в раннем неолите в междуречье Днепра и Волги существовали две близкие, но не тождественные группы поселений. Первая – в Левобережной Украине, вторая – на реках Суре и Мокше  [41, с.55-61]. Однако дальнейшее накопление материала по неолиту Верхнего Посурья показало, что степень близости между материалами данных регионов сильно преувеличена и фактически здесь имеет место развитие двух различных керамических традиций [42].

Близкие аналогии сурско-мокшанской керамики были отмечены В.П. Третьяковым в средневолжских материалах, а среди главных различий были названы: присутствие на Суре и Мокше неорнаментированной керамики, отсутствие орнамента в виде треугольников, елочек со стеблем, зигзагов из нарезок. Объяснение подобному своеобразию сурско-мокшанских материалов было найдено в том, междуречье Суры и Мокши входило в зону контактов между населением лесостепи и Волго-Камья, в результате которых сформировалась группа населения с гребенчато-накольчатыми традициями украшения керамики  [41, с.61-63].

Принадлежность территории Сурско-Мокшанского междуречья к контактной зоне не у кого не вызывает сомнений. Однако степень участия в сложении местных орнаментальных традиций В.П. Третьяковым, видимо, была сильно преувеличена. Судя по всему, наиболее ранние памятники с гребенчато-накольчатой керамикой, представленные материалами стоянки Подлесное 3, сформировались без участия камского населения. Поскольку гребенчатая керамика, характерная для камской культуры  появляется на Верхней Суре только на поселение Подлесное 4, которое датируется более поздним временем, чем Подлесное 3. Кроме того, эта традиция не находит своего продолжения.

Обособленный характер развития данной традиции отмечал в свое время и В.П. Третьяков. По его представлениям, этому должна была способствовать слабая заселенность присурских земель  [20, с.44-46].

Основные положения, высказанные В.П.Третьяковым в статье “Неолит междуречья Суры и Мокши”, а также в ряде совместных публикаций с А.А. Выборновым получили дальнейшее развитие в монографии “Неолит Сурско-Мокшанского междуречья”  [38], которая вышла после смерти В.П. Третьякова и в её написании он непосредственного участия не принимал.


Библиографический список
  1. Выборнов А.А. Неолит Волго-Камья. Самара, 2008. 490 с.
  2. Ставицкий В. В. Каменный век Примокшанья и Верхнего Посурья. Пенза, Пензенский краеведческий музей, 1999. 196 с.
  3. Ставицкий В. В. Историография неолита бассейна р. Сура // Известия Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г. Белинского. 2012. № 27. С. 1015-1018.
  4. Юдин О.С. История изучения неолитических стоянок Имерского озера // Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2010 №1 (13). С.33– 39
  5. Третьяков В.П. Неолитические племена лесной зоны Восточной Европы. Л.: Наука, 1990. 198 с.
  6. Расторопов А.В., Ставицкий В. В.  Хроника исследований // Из истории области. Очерки краеведов. Пенза: ПГОКМ, 1992. Вып. III. С. 217 – 234
  7. Фосс М.Е. Поселения на дюне Озименки // КСИИМК. 1959.  Вып. 75. С. 4-16.
  8. Спрыгина Н.И. Стоянка первобытного человека в долине р. Суры близ г.Пензы //Труды ПОЛЕКР. Пенза, 1923. Вып.5.
  9. Ставицкий В. В. Пензенские поселения эпохи неолита и бронзы //Из истории области. Очерки краеведов.  Пенза: ПГОКМ, 1992. Вып. III. С. 27 – 75.
  10. Халиков  А.Х. Древняя история Среднего Поволжья. М.: Наука, 1969. 396 с.
  11. Шитов В.Н. Эпоха камня и раннего металла в Примокшанье //Материалы археологии Мордовии. Саранск, 1976.
  12. Ставицкий В. В. Археологические изыскания М. Р. Полесских. Пенза: ПГКМ, 2008. 176 с.
  13. Ставицкий В. В. Бессоновские поселения эпохи неолита и бронзы //Записки краеведов. Пенза, 2003. Вып. 1. С. 11 – 16.
  14. Ставицкий B.В. Исследования в Бессоновском районе Пензенской области // АО 1996. М.: ИА РАН, 1997. С. 173.
  15. Третьяков В.П.  Исследования в верховьях Мокши и Суры // АО  1978. М., 1979.
  16. Третьяков В.П. О древностях каменного века на Суре и Мокше // АО 1979. М., 1980.
  17. Ставицкий В.В. Неолит Сурско-Мокшанского междуречья: диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук / Поволжская государственная социально-гуманитарная академия. Самара, 1999
  18. Третьяков В.П. Финал волосовских древностей в междуречье Суры и Мокши // Изыскания по мезолиту и неолиту СССР. Л., 1983.
  19. Третьяков, В.П. Ранненеолитические стоянки в междуречье Суры и Мокши  // КСИА.  1982.  Вып. 169.- С. 73-78.
  20. Третьяков В.П. Неолит междуречья Суры и Мокши // Древности Среднего Поволжья. Йошкар-Ола, 1987. С.32-47.
  21. Ставицкий В. В. Новые раскопки поселения Имерка VII //Историко-археологические изыскания.  Самара: СамГПУ, 1996. Вып. 1. С. 92 – 113.
  22. Выборнов А. А., Королев А. И., Ставицкий В. В. Неолитические материалы стоянки Озименки 2 в Примокшанье // Вопросы археологии Поволжья. Самара, 2006. С. 113 – 120.
  23. Выборнов А. А., Ковалюх Н. Н., Скрипкин В. В., Березина Н. С., Вискалин А. В., Ставицкий В. В. Об абсолютном возрасте неолита Сурско-Мокшанского междуречья // Актуальные проблемы археологии Урала и Поволжья. Самара, 2008. С. 20 – 25.
  24. Выборнов А.А., Андреев К.М., Барацков А.В., Гречкина Т.Ю., Лычагина Е.Л., Наумов А.Г., Зайцева Г.И., Кулькова М.А., Гослар Т., Ойнонен М., Посснерт Г. Новые радиоуглеродные данные для материалов неолита – энеолита Волго-Камья // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2014. Т. 16. № 3-1. С. 242-248.
  25. Ставицкий В.В. Неолит Сурско-Мокшанского междуречья: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук / Ижевск, 1999
  26. Выборнов А.А., Третьяков В.П. Поселение Подлесное 4 на Верхней Суре //Новые памятники археологии Волго-Камья. Йошкар-Ола, 1984.
  27. Васильев И.Б., Выборнов А.А. Неолит Поволжья.  Куйбышев: Изд-во КГПИ, 1988. 112 с.
  28. Ставицкий В. В. Екатериновское поселение бронзового века на р. Суре и проблема происхождения вольско-лбищенских древностей //Археологические памятники Оренбуржья. Оренбург, 2004. Вып. VI. С. 15 – 30.
  29. Третьяков В.П. Стоянка Подлесное V близ города Пензы //Волго-Уральская лесостепь в эпоху раннего металла. Куйбышев, 1982.
  30. Ставицкий В. В., Колганов В. И. Поселение Подлесное 5 на Верхней Суре //Археологические открытия 1994. М: ИА РАН, 1995. С. 140 – 141.
  31. Ставицкий В. В. Поселение эпохи энеолита Подлесное 5 //Записки краеведов. Пенза, 2004. Вып. 2. С. 5 – 17.
  32. Археология Мордовского края. Каменный век, эпоха бронзы: монография / В. Н. Шитов и др. ; под общ. ред. В. В. Ставицкого, В. Н. Шитова. Саранск, 2008.
  33. Королев А. И., Ставицкий В. В. Неолитическая керамика поселения Имерка 8 //Древности Окско-Сурского междуречья. Саранск. 2000. Вып. 2. С. 22 – 35.
  34. Третьяков В.П. Поселение Имерка 2 // Древние и средневековые культуры Поволжья. Куйбышев, 1981.
  35. Выборнов А.А. Третьяков В.П. Неолитическая керамика стоянки Имерка IА // Археологические исследования в Среднем Поволжье. Куйбышев, 1987.
  36. Выборнов А.А. Третьяков В.П. Стоянка Имерка III на р. Вад // Древности Среднего Поволжья.  Йошкар-Ола, 1987. С. 55-68.
  37. Ставицкий В. В. О культурной принадлежности примокшанских памятников с гребенчато-накольчатой керамикой //Тверской археологический сборник. Тверь: ТГОКМ, 1998. №3. С. 281 – 287.
  38. Выборнов А.А., Третьяков В.П. Неолит Сурско-Мокшанского междуречья. Куйбышев, 1988.
  39. Ставицкий В.В. Неолит Сурско-Мокшанского междуречья: диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук / Поволжская государственная социально-гуманитарная академия. Самара, 1999
  40. Ставицкий В. В. Дискуссионные вопросы изучения памятников ямочно-гребенчатой керамики Среднего Поволжья //Поволжская археология. Казань, 2013. №1 (3). С. 52 – 59.
  41. Третьяков В.П. Неолитические племена лесной зоны Восточной Европы. Л., 1990.
  42. Ставицкий В.В. Неолит – ранний энеолит лесостепного Посурья и Прихоперья / В.В. Ставицкий, А.А. Хреков. [Саратов], 2003.


Все статьи автора «Ставицкий Владимир Вячеславович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: