УДК 94(470)

ЕВРЕИ ПЕНЗЕНСКОЙ ОБЛАСТИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 1940 – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 1960-Х ГГ.

Вазерова Алла Геннадьевна1, Давыдов Александр Станиславович1
1Пензенский государственный университет архитектуры и строительства

Аннотация
В статье рассматривается появление, состав, деятельность и взаимоотношения с местной властью общества иудейского вероисповедания в Пензенской области.

Ключевые слова: евреи, Пензенская область, религия, СССР


JEWS OF THE PENZA REGION IN THE SECOND HALF 1940 – THE FIRST HALF OF THE 1960TH

Vazerova Alla Gennadyevna1, Davydov Alexander Stanislavovich1
1Penza state university of architecture and construction

Abstract
In article emergence, structure, activity and relationship with local government of society of Judaic religion in the Penza region is considered.

Keywords: Jews, Penza region, religion, USSR


Рубрика: 07.00.00 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Вазерова А.Г., Давыдов А.С. Евреи Пензенской области во второй половине 1940 – первой половине 1960-х гг. // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 1. Ч. 2 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2015/01/46275 (дата обращения: 03.06.2017).

Общее число еврейского населения Пензенской области составляло около 3,0 тыс. чел., из них собственно в Пензе проживало порядка100-150 чел. [1].

Послевоенные годы характеризовались подъемом религиозной активности местных евреев. Это было связано с тем, что с начала войны в регион прибыло около 22 тыс. эвакуированных евреев.

В1945 г. религиозное общество иудейского вероисповедания официально было зарегистрировано в Пензе (16.05.1945 г.) [2]. Исполнительный орган иудейской общины размещался в Пензе на ул. Горького, дом № 50. Членами исполкома были М.З. Агронин, И.Н. Гринберг, А.А. Еляшевич, Б.Г. Роговин, М.И. Хаош, И.Щ. Ципис, М.И. Штеренфельд. В состав ревизионной комиссии еврейской общины входили П.Р. Ильмер, М.А. А.М. Половицкий, Фенгерут.

Первым председателем объединения был избран А.А. Еляшович (Эльяшевич), в то время заведовавший артелью часовых мастеров «Новый быт». После Еляшовича пост председателя занимали последовательно О.Р. Лейкин (1951-1959 гг.) и Штеренфельд (1959-1977 гг.) [3].

После регистрации временно исполняющим обязанности раввина при молитвенном доме с правом совершения необходимых обрядов и треб был П.Л. Ципкин, потом И.С. Гисин и Ланцман. 6 января1958 г. раввином стал А.А. Персин,1899 годарождения, пенсионер, который приехал по приглашению пензенского общества из Могилевской области (Белорусская ССР). Через полгода А.А. Персин уехал из города, т.к., предположил пензенский уполномоченный, того не удовлетворила зарплата в 1000 руб. [4]. В течение 1958-1990 гг. в пензенской иудейской общине раввина вообще отсутствовал. Молитвы читались старостой, Тора – евреем, глубоко знавший Пятикнижие. Раввину оказывали помощь староста-габбай и служка-шамес. После войны обязанности кантора-хазана почти 20 лет выполнял А.А. Должанский, который был эвакуирован в Пензу из Минска [5].

Синагоги у пензенской еврейской общине не имелось, только молитвенный дом (Пенза ул. Горького, № 50) [6].

Среди верующих преобладали люди пожилого возраста, пенсионеры, кустари, ремесленники; главным образом, мужчины; до 45 лет верующих было не более 30% [7].

В1946 г. верующие евреи обращались к пензенского уполномоченному с ходатайством о передаче им здания бывшей синагоги, занятого артелью промкооперации, поскольку имевшийся в их распоряжении молитвенный дом не вмещал всех страждущих. В1958 г. раввин А.А. Персин подал прошение на имя уполномоченного Совета о разрешении сделать пристрой к молитвенному дому, в чем им также было отказано [8].

В конце 1940-х гг. члены пензенской еврейской общины предприняли не совсем удачную попытку заняться бизнесом. В1948 г. иудейским религиозным объединением был куплен жилой дом и заселен жильцами, с которых регулярно взималась плата за «пользование жилой площадью». В конце концов, в начале 1960-х гг. дом у общины изъяли и передали в коммунальный фонд города [9].

В1949 г. последователи Талмуда решили при молитвенном доме построить бассейн для ритуальных омовений – «микву». Хотя данный вопрос относился к компетенции самих верующих, тем не менее, пензенский уполномоченный С.Д. Горбачев обратился в головную структуру за разъяснениями. Заместитель председателя Совета по делам религиозных культов Садовский в ответной записке № 2-37/с от 28 апреля1949 г. справедливо заметил: «Как известно, синагога в городе Пензе по своим размерам недостаточна, чтобы можно было там построить бассейн с соблюдением всех требуемых правил. Кроме того, численность верующих евреев в городе Пензе настолько незначительна, что ходатайство об устройстве «миквы», вряд ли, исходит от самих верующих, а вызвано, скорее, желанием исполнительного органа в интересах усиления своего влияния на еврейское население и – личной наживы». Уполномоченному Совета С.Д. Горбачеву рекомендовалось отклонить данное ходатайство, «тактично разъяснив представителям общины, что по техническим условиям устройство бассейна в здании указанной синагоги не может быть разрешено» [10].

В1952 г. случился инцидент, связанный с арендой помещения иудейского объединения у Похоронного бюро Горкомхоза, находящегося на еврейском кладбище. 1 июля1952 г. Похоронное бюро Горкомхоза письмом № 1/7 известил еврейскую общину о расторжении договора об аренде в связи с невыполнением обязательства последней о проведении текущего ремонта арендуемой площади, фактическим неиспользованием общиной данного помещения и востребованности его для нужд Бюро. В результате обращения председателя религиозной еврейской группы к уполномоченному, заведующему Горкомхоза, директору Похоронного бюро конфликт был исчерпан, и посещение было оставлено на прежних условиях аренды у общины [11].

Деятельность еврейской общины пензенским уполномоченным регламентировалась даже в мелочах. Подготовительная работа и проведение иудейских праздников тщательно согласовывалась с уполномоченным детально. Определялись меры по обеспечению противопожарных и санитарных норм; сроки выпечки мацы и источник муки для нее, ее стоимость, количество выпекаемой мацы; не допускалось распространения пригласительных билетов среди верующих и продажа мест в молитвенном доме. Однако сам уполномоченный был уверен в том, что места в синагоге продаются, на что указывала нумерация рядов и мест, строгая дисциплина в зале [12].

В 1954 г. празднование пасхи приходилось на 18-25 апреля. Подготовительные работы с разрешения пензенского уполномоченного начались за 3 месяца. Выпечка мацы из муки верующих осуществлялась в течение месяца (с 15 марта по 15 апреля) примерно по100 кг. в день. Стоимость1 кг. мацы определялась в 6 руб. Накануне религиозного праздника, 17 апреля, уполномоченный лично присутствовал на молитвенном собрании [13].

В1958 г. и.о. уполномоченный С.С. Попов обратился в Совет (№ 67 от 7 августа1958 г.) с вопросом о «возможности снятия с регистрации еврейской религиозной общины и закрытии их молитвенного дома». В ответном послании заместитель председателя Совета Рязанов (№ 54-82 от 9 октября1958 г.) подчеркивал, что пока не рекомендуется предпринимать административных мер в данном отношении, поскольку для этого «должны быть законные основания и соблюден установленный законом порядок». Заместитель председателя Совета обращал внимание на то, что отсутствие у религиозного общества постоянного служителя культа, один из доводов пензенского уполномоченного, не является достаточным основанием для снятия с регистрации. Кроме того, пензенскому уполномоченному «следовало убедиться в том, что оно не повлечет за собою активную деятельность незарегистрированных отдельных групп верующих … и не создаст у части верующих нездоровое настроение. Нельзя допускать, чтобы после снятия с регистрации религиозное общество продолжало фактически действовать» [14]. Тем не менее, от данной идеи не отказались, и в плане работы пензенского уполномоченного на1959 г. было намечено к 1 июля1959 г. вновь «изучить вопрос о возможности снятия с регистрации еврейской религиозной общины и закрытии их молитвенного дома» [15]. В конечном итоге, данная мера была признана ненужной. На начало 1960-х гг. в Пензенской области 1 иудейское объединение продолжало функционировать.

В свете изменения государственно-церковной политики в начале 1960-х гг. партийные и советские организации Пензы провели комплекс профилактических мероприятий, направленных на ослабление деятельности пензенской еврейской общины с целью закрытия иудейского молитвенного дома [16]. В конечном итоге некоторые активисты религиозного объединения (А.Р. Лейкин, Я.И. Кацман и др.) заявили о своем выходе из состава исполнительного органа и «двадцатки» [17].

Следует отметить, что верующие евреи всегда отличались особым  законопослушанием и стремлением к сотрудничеству с властями. В1945 г. пензенским уполномоченным из 33 принятых верующих было 5 евреев, в1946 г. – 4 чел. Беседы с верующими носили в основном справочный характер, но большинство требований касалось передачи общине бывшей синагоги, занятой в то время артелью промкооперации.

Пензенское еврейское общество активно заявляло о своей поддержке проводимых государством различного рода мероприятий. Так, в1946 г. еврейская община Пензы подписалась на заем «Восстановления и развития народного хозяйства» на сумму в 15000 руб., что в сравнении с количеством верующих других конфессий было весьма солидно [18].

Молитвенное здание функционировало за счет пожертвований верующих евреев. Расходы на содержание молитвенного дома иудеев вместе с обслуживающим персоналом составляли 80-100 тыс. руб. в год. Некоторые верующие евреи предпочитали инкогнито материально поддерживать общину, нигде не фиксируя свою помощь. Денежный доход еврейской общины за1964 г. составил 2834 руб. [19].

Таким образом, иудаизм исповедовался в Пензенской области незначительным количеством населения – около 0,2% от общей численности. Значительный импульс активизации деятельности и организации верующих евреев дала эвакуация в годы войны в Пензенский регион значительного числа евреев. Еврейская община, зарегистрированная только в1945 г.,  функционировала только в Пензе.

Основной контингент верующих пензенских евреев составляли люди преклонного возраста, главным образом, пенсионеры. Участие в религиозных торжества и службах принимали, в основном, мужчины.

Составной частью догматики иудаизма является идея богоизбранности евреев и стремление консолидироваться всем последователям Торы в одном священном месте – Израиле. Однако, пензенские евреи практически никаким образом не проявляли желания реализовать данное положение на практике. «Полузакрытый» режим Пензы и систематическая работа органов государственной безопасности не способствовали развитию эмиграционных процессов на всем протяжении второй половины 1940 – первой половины 1960-х гг. Длительное время пензенская еврейская община вообще существовала без раввина.

Религиозность пензенских евреев выражалась, главным образом, в посещении молельного дома, соблюдении некоторых предписаний Талмуда, отмечании наиболее значимых иудейских праздников – рош-хашана, иом-кипур, Пейсах и т.п. Нарушения общественного порядка в дни религиозных празднеств не наблюдалось. В повседневной практике, в отличие от других конфессий, фактов пропаганды иудаизма, активного вовлечения новых членов в общину уполномоченным Совета по делам религиозных культов по Пензенской области зафиксировано не было.

Свои религиозные потребности евреи-пензяки удовлетворяли в молельном доме, затем синагоге, существовавшем на пожертвования верующих. Для официально малочисленной еврейской общины доходы ее были весьма значительны. Некоторые верующие евреи оказывали пожертвования тайно.

Пензенские евреи были весьма законопослушны, регулярно посещали уполномоченного Совета по делам религиозных культов по Пензенской области. Однако все их попытки извлечь прибыль из религиозной деятельности, экстравагантные намерения открыть бассейн и т.д. жестко пресекались на корню.

На все мероприятия властей – подписание на госзаймы, внесение средств в «Фонд мира» и т.п. пензенская еврейская община реагировала адекватно.

В связи с малочисленность еврейской общины и, по мнению уполномоченного Совета,  незначительной ее ролью и слабым воздействием на жизнь еврейского населения, выдвигались предложения снять общину с регистрации или закрыть иудейский молельный дом, что не нашло поддержки в центральных органах власти.

Несмотря на заявления советского руководства, что религия в целом превратилась из преобладающей формы духовной жизни в остаточное явление, не имеющее шансов на длительное существование, еврейская община продолжает функционировать в Пензе и в настоящее время – оборудована современная синагога, при ней открыта школа, регулярно проводятся дни еврейской культуры и т.д.


Библиографический список
  1. ГАПО. Ф. 148. Оп. 1. Д.4617. Л. 107.
  2. ГАПО. Ф. 2392. Оп. 1. Д.1. Л. 5.
  3. Пензенская энциклопедия. Пенза – М.: Большая Российская энциклопедия, 2001. С. 168.
  4. ГАПО. Ф. 2391. Оп. 1. Д.13. Л. 13.
  5. Пензенская энциклопедия. Пенза – М.: Большая Российская энциклопедия, 2001. С. 172.
  6. ГАПО. Ф. 2391. Оп. 1. Д.3. Л. 70.
  7. ГАПО. Ф. 2391. Оп. 1. Д.1. Л. 52, 463.
  8. ГАПО. Ф. 2391. Оп. 1. Д.5. Л. 31.
  9. ГАПО. Ф. 2391. Оп. 1. Д.28. Л. 190.
  10. ГАПО. Ф. 2391. Оп. 1. Д.1. Л. 187.
  11. ГАПО. Ф. 2391. Оп. 1. Д.18. Л. 130.
  12. ГАПО. Ф. 2392. Оп. 1. Д.3. Л. 69.
  13. ГАПО. Ф. 2392. Оп. 1. Д.1. Л. 463-464.
  14. ГАПО. Ф. 2392. Оп. 1. Д.25. Л. 18.
  15. ГАПО. Ф. 2392. Оп. 1. Д.97. Л. 2.
  16. Молькин А.Н., Королева Л.А. Евреи в СССР в 1950-1980-е гг. // Современные научные исследования и инновации. 2014. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2014/10/38934 (дата обращения: 30.01.2015).
  17. ГАПО. Ф. 2392. Оп. 1. Д.28. Л. 190.
  18. ГАПО. Ф. 2392. Оп. 1. Д.1. Л. 44, 50.
  19. ГАПО. Ф. 2392. Оп. 1. Д.41. Л. 55.


Все статьи автора «Королева Лариса Александровна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: