УДК 339.942

РЕГУЛИРОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОФШОРНЫХ КОМПАНИЙ: МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

Королюк Тимур Денисович
Тюменский государственный университет
cтудент 2 курса направления подготовки «Международные отношения»

Аннотация
Статья посвящена рассмотрению международно - правового аспекта регулирования деятельности оффшорных компаний, на материале обзора отечественного и международного законодательства. В статье анализируются понятие, признаки оффшорных компаний, рассматриваются основные схемы их использования как инструмента налогового уклонения. Приводится международные опыт в сфере борьбы со злоупотреблением низконалоговыми юрисдикциями. Актуальность рассматриваемой проблемы обусловлена растущей обеспокоенность Президента и Правительства Российской Федерации в связи с галопирующими темпами оттока капитала из РФ и недополучением прибыли государственным бюджетом. В заключении приводятся меры по деофшоризации российской экономики.

Ключевые слова: борьбы с уклонением от уплаты налогов, деофшоризация, международное сотрудничество, оффшорные юрисдикции, правовое регулирование


OFFSHORE JURISDICTION STATE REGULATION: AN INTERNATIONAL LEGAL ASPECT

Koroluk Timur Denisovich
Tyumen State University
undergraduate student

Abstract
The paper contemplates the international - legal aspects of regulation of offshore companies. Author carefully analyzes offshore companies their concept, distinctive features and basic schemes of their use as a tool for tax evasion. Then, author provides international practice on combating the misuse of low-tax jurisdictions. Relevance of under review question is generated by raising presidential and governmental concern due to galloping pace of capital outflows from Russia and the state budget profits shortfall. In conclusion, some exact measures on Russian economy deoffshorisation are provided.

Keywords: combating tax evasion, deofshorisation, international cooperation, legal regulation, offshore jurisdictions


Рубрика: 08.00.00 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Королюк Т.Д. Регулирование деятельности офшорных компаний: международно-правовой аспект // Современные научные исследования и инновации. 2014. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2014/02/31134 (дата обращения: 02.06.2017).

Вред, который наносят оффшоры отдельным государствам и мировой экономике в целом вынуждает мировое сообщество принимать меры по борьбе с ними. На международном уровне мера анти – оффшорного регулирования принимают международные организации – ОЭСР, ФАТФ и ЕС.[1, c. 200] Основными направлениями такого регулирования являются:

  1. Составление «черных» и «серых» списков оффшорных юрисдикций (попадание в список влечет применение к соответствующим компаниям различных ограничений со стороны регулирующих органов не оффшорных стран, а так же банков)
  2. Содействие заключению соглашений об обмене информацией между оффшорными и не оффшорными странами
  3. Стимулирование не оффшорных государств в принятию ограничении в использовании оффшоров (например, введение государствами в свое внутренне законодательство правил о налогообложении дивидендов, полученных резидентами от контролируемыми ими оффшорных компаний) [2, c. 29-32]

Еще в 1998 г. ОЭСР опубликовала доклад «Вредоносная налоговая конкуренция. Нарождающаяся глобальная проблема», в котором были зафиксированы основные признаки оффшорных юрисдикций:

  1. Отсутствие налогообложения или низкие ставки налогов;
  2. Отсутствие эффективного обмена информацией с иностранными властями о налогоплательщиках;
  3. Недостаток прозрачности (транспарентности) в деятельности компаний
  4. Отсутствие требования осуществления в оффшору какой-либо деятельности и отсутствие цели привлечения инвестиций [3]

Соответствующие оффшорные юрисдикции были внесены в «черные» и «серые» списки ОЭСР. Как отмечает  С. Панушко, оффшорные юрисдикции по-разному отреагировали на давление и критику со стороны организаций [4, c.30] По этому критерию автор разделяет их на две большие группы. К первой относятся такие страны как Багамские острова, Маврикий, остров Мэн, Джерси и некоторые другие – пошедшие на серьезные уступки и изменившие законодательство, предусмотрев обязательный порядок предоставления зарегистрированным агентам информации о бенефициарах создаваемых компаний, введение открытых реестров акционеров, отмену акций на предъявителя, чем в результате серьезно подорвали свой статус налоговых гаваней в глазах мирового бизнес – сообщества.  Страны второй группы – Британские Виргинские острова (BVI), Сейшельские острова, Белиз и другие – пошедшие на соответствующие изменения более продуманно и постепенно, что не помешало им быть исключенными из списков ОЭСР [4, c. 36]

Различные страны по разному ведут борьбу с оффшорами.  Так,  Минфин Великобритании, недовольный низкой собираемостью налогов с таких компаний как Amazon, Google и Starbucks, планирует заключить с островами Гернси, Джерси, Мэн, Каймановы острова, BVI, Бермуды новые соглашения об обмене информацией, согласно которым власти островов должны будут передавать британским властям данные о счетах и инвестициях компаний, находящихся в их юрисдикции [5]. Согласно сообщениям ВВС, Казначейство Великобритании смогло добиться принятия соглашения об автоматическом обмене информацией между Каймановыми островами и налоговыми органами королевства. Перечень раскраиваемой информации выглядит следующим образом: имена, адреса, даты рождения и номера клиентов местных банков, являющихся налоговыми резидентами Англии, и выписки по счетам в банках.

Предполагается, что аналогичные соглашения Каймановы острова подпишут С Францией, Италией, Испанией и Германией, а опосредованная передача подобных данных в США приведет к практически полной прозрачности операций на Кайманах. Следующим этапом деофшоризации мировой финансовой системы станет присоединение к системе обмена налоговой информацией таких юрисдикций, как: Антилья, Бермудские острова, BVI, Монтсеррат, Теркс и Кайкос, Гибралтар, острова Мэн и Гернси [6].

Американские власти также активно борются против схем по уклонению от уплаты налогов, при помощи оффшоров. В 2010 году в США был принят закон о налогообложений иностранных счетов (Foreign Account Tax Compliance Act – FATCA). В соответствии с ним зарубежным банкам рекомендуется докладывать в ФНС США о всех находящихся у них счетах американских граждан, а так же о всех операциях по этим счетам, включая снятие или пополнение средств, получение выписки со счета. В случае невыполнения данных рекомендации американские власти вправе потребовать от банков выплатить 30% налог с прибыли по операциям с активами американских граждан. Самим американским владельцам таких счетов на сумму свыше $50 тыс. рекомендуется докладывать о них в налоговые органы. При невыполнении этих требований власти могут потребовать 40% налог с незадекларированной суммы или на прибыль по операциям с активом [7].

Свою лепту в борьбу с оффшорным бизнесом вносят и международные неправительственные и общественные организации. Особую значимость приобрела деятельность организации Tax Justice Network (Сеть налоговой справедливости) – независимая организация, объединяющая научных работников, бухгалтеров, НПО, экономистов, финансовых консультантов, журналистов, юристов, профсоюзы и прочь. Целями организации являются в частности привлечение внимания общественности к проблеме оффшорных юрисдикций и несправедливой налоговой конкуренции [8].

В апреле 2013 г. Другая организация – International Consortium of Investigative Journalists – ICIJ (Международный консорциум журналистов – расследователей) учредила новый проект, суть которого состояла в публикации 2,5 миллионов документов об оффшорных компаниях и трастах, зарегистрированных главным образом на BVI и островах Кука, бенефициарами которых являются американские врачи и дантисты, греческие фирмы, мошенники с Wall Street, российские корпоративные менеджеры, международные торговцы оружием и др. [9] источником информации послужила внутренняя переписка двух регистрационных компаний и их базы данных, это и позволяет юристам сделать первые выводы из еще не закончившегося скандала. «Очевидный урок, который должны вынести из этой истории пользователи территории, подобных BVI, – никто внутри таких юрисдикций не должен знать бенефициара  зарегистрированной там компаний», – указывает В. Тутыхин [10].

Публикации, подобные ICIJ, безусловно, наносят ущерб оффшорному бизнесу, поскольку подрывают такую важную его основу, как секретность. А значит, их можно только приветствовать. Однако говорить о переломном моменте в борьбе с оффшорами пока еще рано. На настоящий момент подобные факты утечки информации (вполне вероятно контролируемой) приводят лишь к усложнению структурирования оффшорного бизнеса, удлинению цепочек владения оффшорными кампаниями.

Российское законодательство не запрещает российским лицам создавать компании в оффшорных юрисдикциях, покупать их акции или открывать там свои филиалы/представительства. Однако отдельные российские нормативные акты налагают ограничения на оффшорные компаний. Например, НК РФ устанавливает повышенной налогообложение дивидендов, выплачиваемых оффшорной кампанией российскому акционеру (см. пп. 2 п. 3 ст. 284 НК РФ).

Существует ряд указаний Центрального Банка РФ, касающихся взаимоотношений с оффшорными банками. Так, в соответствии с Указанием ЦБ РФ от 7.08.2003 г. № 1317 – У (в ред. От 15.07.2011 г.) [11, c. 78-86] уполномоченные банки вправе устанавливать корреспондентские отношения (открывать счета лоро и ностро) с банками-нерезидентами, зарегистрированными в оффшорных зонах (перечень оффшорных зон приводится в приложении к указанию ЦБ), при соблюдении одного из следующих условий:

a)      Банк-нерезидент имеет размер собственных средств (капитала) не мене суммы, эквивалентной 100 млн. евро (при условии предоставления копии аудиторских заключений о достоверности финансовой отчетности банка-нерезидента постоянного офиса в государстве – регистрации)

b)      Банки-нерезиденты обладают кредитными рейтингами ведущих мировых рейтинговых агентств – “Moody’s” – не ниже Аа3, “Standard and Poor” – не ниже АА- и Fitch Ratings – не ниже AA- и входят в перечень 1000 крупнейших банков мира по величине активов по данным справочника  “Banking’s Almanacs”

Как отмечает С. Панушко, заявленные требования не могут быть выполненными для большинства оффшорных банков, что исключает их из числа банков – респондентов для российских банков [4, c. 32].

С точки зрения российского международного частного права, оффшорная компания является иностранной компанией, правовой статус которой определяется по законодательству места ее регистрации (ст. 1202 ГК РФ). Каких – либо специальных положений о статусе оффшорных компаний российское законодательство не содержит, хотя отдельными российскими учеными и практиками выдвигались предложения об ограничений правоспособности оффшорных компаний.

В частности, Концепция развития гражданского законодательства РФ [12] предусматривала «обсуждение вопроса о возможности законодательно закрепить в качестве дополнительного условия признание российским правопорядком правоспособности оффшорных компаний, их регистрации в Едином государственном реестре юридических лиц с обязательным раскрытием информации об учредителях (участниках) и бенефициарах».  Предполагалось внесение изменений с статью первую ГУ РФ с тем чтобы «лишь при наличии такой регистрации и раскрытии указанной информации оффшорная компания в праве осуществлять осою деятельность на российской территории» Полагаем, что такого рода раскрытие информации об учредителях и выгодоприобретателях трудно осуществить на практике по целому ряду причин.

Во-первых, такому раскрытию препятствуют законы самих оффшорных юрисдикций, запрещающие или существенно ограничивающие раскрытие подобной информации. Во-вторых, между российскими государственными органами и властями оффшорных территорий отсутствуют международные соглашения об обмене информацией. Следовательно, проверить достоверность сообщенных российским или иностранным лицом сведений не представляется возможным. В-третьих, указанный запрет можно легко обойти на практике. В частности, бенефициаром может выступить другая оффшорная компания, с тем чтобы сокрыть реальных собственников последней. Можно также легко спрогнозировать появление на практике «номинальных бенефициаров», функции которых могут выполнить все те же сотрудники многочисленных юридических, аудиторских или секретарских компаний из оффшорных юрисдикций. В результате эффект от подобных нововведений может выразиться лишь в некотором усложнении структуры оффшорных компаний за счет появления дополнительных звеньев, без раскрытия требуемой информации. Тем не мене, завесу конфиденциальности с оффшорной компании можно снять, используя процессуальные возможности, путем перекладывания на данную компанию бремени доказывания.

Например, в своем Определении № 14828/12 от 13.01.2013 г. Президиум ВАС РФ отметил, что с неизбежностью возникает вопрос о применении российского законодательства в целях защиты интересов неограниченного круга третьих лиц, чьи интересы могут быть нарушены действиями юридических лиц оформивших право собственности на недвижимое имущество в РФ, но подпадающих под оффшорную юрисдикцию (что само по себе нарушением являться не может) [13]. Отмечается, что в этом случае доказывание недобросовестности приобретения имущества может быть осложнено в следствии непрозрачности структуры владения компанией и дается указание о возложении бремени доказывания на саму компанию с оффшорным следом, путем все того же «раскрытия информации о ее конечном бенефициаре»

Вопрос о правоспособности оффшорных компаний интересен в связи с применением международных конвенций, регулирующих различные аспекты международных контрактов, в частности Венской конвенции о договорах купли – продажи товаров 1980 г., Оттавской конвенции о международном финансовом лизинге 1988г., участницей которых является Россия. Указанные конвенции при определении сферы их действия исходят из т.н. места осуществления деловых операций (“place of business”), данный термин встречается и в законодательстве РФ. Так, согласно Закону РФ «О международном коммерческом арбитраже» 1993 г. [14] в Международный коммерческий арбитражный суд (МКАС) могут, по соглашению сторон, передаваться дела, в случаях если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей.[16] Таким образом при применении конвенции должна приниматься во внимание не национальность (государственная принадлежность)  сторон сделки, а место ведения ими своей деятельности.

Между тем практика показывает, что российские суды и арбитражи не исследуют вопрос о том, где находится коммерческое предприятие (place of business) конкретной компании – участника спора, принимая за основу место регистрации оной. Так в опубликованных решениях МКАС, как правило, не содержится информации по поводу того ходил ли МКАС в рассмотрение вопроса о месте основной деятельности компании, а лишь констатирует факт того, что фирма является иностранной (очевидно принимая за основу факт регистрации организации аз рубежом) и что российский партнер так е зарегистрирован в России.[15] Однако в практике МКАС можно встретить дела, в которых местом регистрации являются Британские Виргинские острова или другие известные оффшоры, что скорее свидетельствует об оффшорной природе зарегистрированных там компаний [17] В соответствии же с законами оффшорных территорий комапании ,в них зарегистрированные, не имеют права вести там свой бизнес, а следовательно  по определению не могут иметь в соответствующих территориях свои коммерчиские предприятия (стоит отметить, что этом  случае Венская конвенция применялась в составе российского права (п.1 «B» ст. 1), таким образом достаточным для применения Венской конвенции было установление нахождения коммерческого предприятия российского лица в России.)

Как отмечается в литературе, налоговые органы РФ уделяют пристальное внимание сделкам, связанным с оффшорной деятельностью. В настоящее время на их вооружение взяты новые доктрины и технологии анализа содержания сделок налогоплательщика: деловой цели, обоснованности налоговой выгоды, трансфертного налогообразования, антисоциальности сделки [18, c. 35-38] Внимание налоговых органов привлекают также корпоративные структуры, в которых учредителями российские и оффшорных компаний выступают одни и те же лица [19, c.33]

В свою очередь, Министерство финансов РФ подготовило законопроект о налогообложении нераспределенной прибыли иностранных контролируемых компаний. Цель закона – заставить компании делиться с бюджетом прибылью своих дочерних структур, путем признания их доходим материнской. Данный подход существует во многих развитых странах, заключивших соглашения с оффшорными юрисдикциями и внесших соответствующие нормы во избежание двойного налогообложения с квазиофшорными юрисдикциями [20]  Подобные соглашения заключены с Латвией, Люксембургом, Италией, Кипром, Швейцарией [21].

Эффективной мерой также может послужить инициатива облагать российским налогом на прибыль все сделки по продаже активов РФ через оффшорные компании. Так по мнению О.Вьюгина, до 80% сделок по продаже на фондовом рынке проходит через оффшоры. Б.А. Хайфец приводит примеры таких сделок, в результат которых бюджет недополучил миллиарды неуплаченных налогов. Так, в 2005 г. Контролируемый государством Газпром приобрел у принадлежащих Р. Абрамовичу структур 72,7% акций компании «Сибнефть» за 13 млрд. долл., перечислив 10 млрд. из них 5 – ти иностранным оффшорным кампаниям, а 3 млрд. долл. прошли через дочернюю Газпрому – Gazprom Finance B.V. [22, c. 43] В другом случае были приобретены 41,34 % акций металлхолдинга «Евраз» его российские активы за 3 млрд. долл. между офшорными кипрскими компаниями, контролируемы продавцом и покупателем [22, c. 54] поскольку в результате проведения указанных сделок налогооблагаемый доход возник только у иностранных компаний, в российский бюджет налоги уплачены не были.

Как уже отмечалось с 1.01.2012 г. В России вступили в силу новые правила о трансфертном ценообразовании (ст. 105.14 НК РФ и др.) Согласно утвержденному Минфином РФ перечню сделки с офшорными компаниями относятся к «контролируемым сделкам», если сумма доходов по таким сделкам превышает 60 млн. руб. она может быть признана нерыночной и контролируемой, с применением последствий, исходя из определяемой ими рыночной цены. О совершении таких сделок с оффшорными компаниями (на сумму более 100 млн. руб./год) необходимо уведомлять налоговые органы, при этом сообщения должны включать:

a)      Календарный год, за который представляются сведения о совершенных контролируемых сделках

b)      Предметы сделок

c)      Сведения об участниках сделок

d)      Сумму полученных доходов и (или) сумму понесенных убытков по контролируемым сделкам с выделением сумм расходов по сделкам, цены которых подлежат регулированию

Согласно проекту Основных направлений налоговой политики РФ на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов, подготовленному Минфином РФ [23] в целях противодействия уклонению от налогообложения с использованием низконалоговых юрисдикций планируется разработать и заключить Типовое межправительственное соглашение об обмене налоговой информацией с офшорными и низконалоговыми юрисдикциями . Одним из обязательных положений указанного соглашения будет возможность участия российских налоговых органов в налоговых проверках за рубежом с предоставлением аналогичной возможности налоговым органам вышеназванных юрисдикций (разд. 2.4)

Указанные меры должны способствовать борьбе с оффшорами. Пока ситуация с оффшорами в России продолжает оставаться безрадостной. Так, по сообщениям Счетной палаты РФ, за 2012 год российскими компаниями под видом платежей за неввезенный товар в оффшорные зоны было переведено более 500 млрд. руб. Самая распространенная схема – это перечисление денег в качестве предоплаты за товар, которого просто не существует. И хотя вопрос о роли оффшоров в современном мире остается дискуссионным, со все большей очевидностью встает вопрос о необходимости ужесточения правового регулирования деятельности оффшорных юрисдикций. Однако, пока российское законодательство находится еще в самом начале данного пути.


Библиографический список
  1. Шексон Н. Люди, обогатившие мир. М., Эксмо, 2011. С.200.
  2. Дмитриева К. Антиоффшорное регулирование – основные тенденции на мировом рынке//Слияния и поглощения. 2011.№3. С. 29-32
  3. Harmful Tax Competition. An Emerging Global [Электронный ресурс], режим доступа (свободный): Issue//www.oecd.org/dataoecd/33/0/1904176/pdf
  4. Панушко С. Оффшорный бизнес меняет правила игры//Корпоративный юрист. 2009. №9. С.30.
  5. Миклашевская А. Корпорации выходят их оффшорной тени// [Электронный ресурс], режим доступа (свободный): http://kommersant.ru/doc/2081725
  6. Об иностранных инвестициях во II полугодии 2012 года// [Электронный ресурс], режим доступа: (свободный): http://www.gsk.ru bgd/ free/ b04_03/ IssWWW.exe/ Stg/d04/ 184inv22.html
  7. Хвостик Е. Банки набили кайманы. Новые кампании уходят в оффшорные зоны// [Электронный ресурс], режим доступа (свободный): http://www.banki.ru/news/bankpress/?id=4293594
  8. Annual Tax Justice Network report 2013 [Электронный ресурс], режим доступа (свободный): http://www.taxjustice.net/reports-2/
  9. Secrecy for Sale: Inside the Global Offshore Money Maze// [Электронный ресурс], режим доступа (свободный): http://www.icij.org/offshore
  10. Глубже в оффшоры. Островные разоблачения могут лишить усложнить схемы скрытого владения активами//[Электронный ресурс], режим доступа (свободный): http://www.kommersant.ru/doc/2165075?isSearch=True
  11. Вестник Банка России. 2003. №51
  12. По данным Росстата [Электронный ресурс], режим доступа (свободный): http://www/gks/ru/bgd/free/b04_03/IssWWW. exe/Stg/d03/112inv24.htm  Концепция подготовлена на основе указа президента РФ от 18.07.2008 г. №1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса РФ» http://www.priviaw/ru.
  13. Проект ФЗ «О внесении изменений в части 1,2,3 и 4 ГК РФ, а так же отдельные законодательные акты РФ»//Российская газета, 7 февраля 2012 г.// [Электронный ресурс], режим доступа (свободный): http://www.rg.ru/2012/02/07/gk-site-dok.html
  14. Ведомости ВС  РФ. 1993. №32. Ст. 1240
  15. Вилкова Н. Применимое право при разрешении споров из внешнеэкономических сделок// Хозяйство и право.1995 №11 С. 108-109.
  16. П. 1 пар. 2 Регламента МКАС (утв. Приказом ТПП РФ от 18.10.2005 г. №76)//СПС «Гарант»
  17. Дело № 43/2004 (решение от 23.05.2005 г.)// Практика Международного арбитражного суда про ТПП РФ за 2005 г. / Сост. М.Г. Розенберг. – М.: Статут. 2006
  18. Акимова Е. Офшорные инструменты // Налоговый вестник. 2011. №5 СПС «Гарант»
  19. Чашин А.Н. оффшорные зоны: правовое регулирование. М., Дело и сервис, 2010. С.33.
  20. Хлопцев Н. Борьбы с переменным оффшором [Электронный ресурс], режим доступа (свободный)://http://www.kommersant.ru/doc/1962211.
  21. ФЗ «О ратификации соглашения между правительством Российской Федерации и Правительством Латвийской Республики об избежание двойного налогообложения…» от 02.10.2012 г. // СЗ РФ. 2012. №41. Ст. 5521
  22. Хейфец Б.А. Деофшоризация российской экономики: возможности и пределы. – М.: Институт экономики РАН, 2013. – 63 с.
  23. Проект основных направлений налоговой политики РФ на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов  [Электронный ресурс], режим доступа (свободный): http://www.minfin.ru/ru/


Все статьи автора «Королюк Тимур Денисович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: