УДК 34

ПРЕЮДИЦИАЛЬНОСТЬ ПРАВОВОЙ ОЦЕНКИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

Орлова Елена Петровна
Верховный Суд Российской Федерации
секретарь судебного заседания Судебной коллегии по гражданским делам судебного состава по гражданским делам

Аннотация
Данная статья посвящена одному из проблемных аспектов преюдициальной связи судебных актов – вопросу преюдициальности правовой оценки обстоятельств дела. Автором раскрывается содержание понятия «обстоятельства дела». На основании доктринальных источников, постановлений Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, а также правоприменительной практики проводится анализ указанной проблемы.

Ключевые слова: преюдициальность правовой оценки обстоятельств дела, реюдициальная связь судебных актов и пределы ее действия, содержание понятия «обстоятельства дела»


PREJUDICIALNESS OF LEGAL ESTIMATION OF CIRCUMSTANCES OF THE CASE: ISSUES OF THEORY AND PRACTICE

Orlova Elena Petrovna
The Highest Court of Russian Federation

Abstract
This article is devoted prejudicialness of legal estimation of circumstances of the case which is one of the topical aspect of the prejudicial relation of judicial The author of this article gives a definition of the term «circumstances of the case». Analysing the current problem is made according to doctrine, rulings of the Plenum of the Supreme Commercial Court of the Russian Federation and also the law enforcement practice.

Keywords: circumstances of the case, prejudicial relation of judicial acts, prejudicialness of legal estimation of circumstances of case


Рубрика: 12.00.00 ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Орлова Е.П. Преюдициальность правовой оценки обстоятельств дела: проблемы теории и практики // Современные научные исследования и инновации. 2014. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2014/01/31074 (дата обращения: 28.09.2017).

Преюдициальная связь судебных актов, как процессуальное явление, выражается в том, что обстоятельства, установленные судом по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении судом другого дела, в котором участвуют те же лица [1,ч. 2 ст. 69][1]. Преюдициальная связь – одно из свойств законной силы судебного акта. Преюдициальность является следствием таких качественных характеристик законной силы судебного акта как неопровержимость, исключительность и  обязательность [2]. Институт преюдиции направлен на предотвращение пересмотра судебных актов, поддержание единообразия, стабильности, правовой определенности судебной практики. Действие норм, регулирующих преюдицию, призвано упростить процесс доказывания, сократить сроки рассмотрения дел, направлено на экономию сил и средств суда, участников судопроизводства.

В судебной практике можно встретить следующий подход к определению преюдициальной связи судебных актов. Преюдиция – это установление судом конкретных фактов, которые закрепляются в мотивировочной части судебного акта и не подлежат повторному судебному установлению при последующем разбирательстве иного спора между теми же лицами [2.]. Отнесение тех или иных обстоятельств к преюдициально установленным означает запрет заново устанавливать, оспаривать или опровергать те же обстоятельства с целью замены ранее сделанных выводов на противоположные. Преюдициально установленные обстоятельства не подлежат доказыванию вновь, не могут быть повторно исследованы и пересмотрены судом [3].

Действие преюдициальной связи судебных актов по субъективному критерию распространяется на круг лиц, привлеченных к участию в конкретном деле. Объективные пределы преюдиции устанавливаются с учетом пределов доказывания по делу и ограничиваются кругом обстоятельств, установленных вступившим в законную силу судебным актом.

Институт преюдиции неоднократно являлся предметом исследования в трудах ученых-процессуалистов[4], освещается в публикациях практикующих юристов, применяется судами при рассмотрении дел. Однако до настоящего времени не сложилось единого подхода к пониманию данного процессуального явления, к определению пределов действия преюдициальной связи. Настоящая статья посвящена одному из проблемных аспектов преюдициальной связи судебных актов – вопросу преюдициальности правовой оценки обстоятельств дела.

Ранее мы указывали, что объективные пределы преюдициальной связи устанавливаются с учетом пределов доказывания по конкретному делу и ограничиваются кругом обстоятельств, установленных вступившим в законную силу судебным актом. Как в теории процессуального права, так и правоприменительной практике встречаются различные позиции относительно понимания содержания термина «обстоятельства»[5].

Некоторые специалисты придерживаются мнения, что к числу устанавливаемых судом обстоятельств относятся факты, правоотношения, а также их правовая оценка. Данная позиция основывается на трактовке преюдиции в качестве проявления обязательности судебного акта, вступившего в законную силу. Поскольку законная сила судебного акта – свойство, присущее акту в целом, а не отдельным его частям, то преюдиция охватывает не одну лишь фактологическую часть судебного акта, но и изложенную судом юридическую оценку тех обстоятельств, которые им установлены[6].

В трудах ученых в области права можно встретить точку зрения, согласно которой к объективным пределам преюдиции относится круг фактов, установленных соответствующим процессуальным актом. Данная  позиция обоснована тем, что предметом доказывания служат только факты [7, с. 79; 8. С. 121].

Указанный аргумент представляется недостаточно обоснованным.

В процессуальной науке сложилось узкое и широкое понимание предмета доказывания[9]. Согласно узкому толкованию предмета доказывания в его состав входят обстоятельства материально-правового характера – факты. В соответствии с широким пониманием в предмет доказывания подлежат включению все обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела: материально-правовые и процессуальные факты, доказательственные факты [10, с. 235-245]. Таким образом, на основании определения предмета доказывания нельзя дать однозначный ответ относительно действия объективных пределов преюдициальной силы судебных актов.

Постараемся найти ответ на интересующий нас вопрос в правоприменительной практике.

Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа была дана следующая рекомендация: преюдиция распространяется на констатацию судом тех или иных обстоятельств, содержащуюся в судебном акте, вступившем в законную силу, если последняя имеет правовое значение и сама по себе может рассматриваться как факт, входивший в предмет доказывания по ранее рассмотренному делу [11].

В указанном разъяснении суд делает акцент на том, что преюдициальная связь судебных актов действует не в отношении самих обстоятельств, а распространяется на «констатацию» судом этих обстоятельств.

Согласно толкованию, данному в Словаре русского языка под редакцией Ушакова Д.И.: «констатация» действие от «констатировать», т.е. установить (устанавливать), удостоверить удостоверять) несомненность, наличие чего-нибудь[12].

Применительно к разъяснению Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа, думается, что термин «констатация» означает определение судом юридически значимых для разрешения спора обстоятельств, установление их судом, а также оценку этих обстоятельств с целью получения правильных выводов о правоотношениях, существующих между сторонами спора. При этом, чтобы обладать свойством преюдициальности, правовая оценка обстоятельств-фактов должна удовлетворять ряду признаков: иметь правовое значение для разрешения дела; сама по себе рассматриваться как факт, входящий в предмет доказывания по делу.

Чтобы раскрыть указанные признаки обратимся к примеру из судебной практики.

Федеральным арбитражным судом Уральского округа было рассмотрено дело по иску о взыскании неосновательного обогащения, составляющего стоимость выполненных работ по водоснабжению[13].

Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказано. Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения. При кассационном рассмотрении дела акты судов нижестоящих инстанций были отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Суд кассационной инстанции указал на следующее.

Ранее принятыми судебными актами по делу с участием тех же лиц спорный договор подряда на выполнение работ по водоснабжению был признан незаключенным, по тем основаниям, что в нем не были определены ассортимент, объем и виды выполняемых работ, указанные условия сторонами не подписывались; сроки исполнения работ не согласовывались.

Истец по рассматриваемому делу ссылался на указанные акты, как на имеющие преюдициальное значение для разрешения рассматриваемого дела.

Между тем, как указал суд кассационной инстанции, из содержания ранее принятых по другому делу судебных актов не следует, что суды давали правовую квалификацию сложившимся между сторонами правоотношениям. Судами по существу не исследовался вопрос о выполнении истцом работ на сумму, превышающую стоимость фактически произведенных работ. Судами установлено лишь то, что договор подряда является незаключенным; у ответчика по рассматриваемому делу имеется обязанность по оплате фактически выполненных работ.

Таким образом, с учетом установленного по ранее рассмотренному делу факта незаключенности договора подряда, суды по рассматриваемому делу должны были дать самостоятельную правовую оценку спорным отношениям.

При новом рассмотрении суду необходимо определить обстоятельства, подлежащие доказыванию; рассмотреть вопрос о возможности проведения экспертизы с целью определения стоимости выполненных работ; дать надлежащую правовую оценку всем обстоятельствам дела и доводом сторон в совокупности; правильно применить нормы материального и процессуального права и принять решение в соответствии с установленными обстоятельствами и действующим законодательством.

В указанном постановлении нас интересует позиция суда относительно определения обстоятельств, составляющих фактологическую основу дела. Очевидно, что вопрос незаключенности договора признан судом в качестве ключевого факта. Кроме того, юридически значимыми обстоятельствами являются: ассортимент, объем и виды выполняемых по договору работ; подписание сторонами указанных условий; согласование вопроса о выполнении истцом работ на определенную сумму; определение стоимости выполненных работ.

Круг указанных обстоятельств по сути является содержанием правоотношений, существующих между сторонами.

В подтверждение этого утверждения приведем несколько выдержек из мотивировочных частей судебных постановлений: «правовая позиция по вопросу об оценке согласованности сроков выполнения работ как существенного условия договора подряда с учетом обстоятельств, касающихся исполнения данного договора…»[14]; «… правовая позиция об устранимости в процессе исполнения договора подряда неопредленности в правоотношениях сторон по вопросу о сроке выполнения работ»[15].

Таким образом, при рассмотрении дела суд устанавливает правоотношения, существующие между сторонами спора, дает им правовую оценку и приходит к выводу, в данном случае, о заключенности (незаключенности) договора. Указанный вывод получает силу факта в случае закрепления его в судебном акте, вступившем в законную силу.

Данное умозаключение представляется достаточно логичным.

Но возникает вопрос: не является ли заключенность (незаключенность) договора оценочным суждением?

Например, в судебных постановлениях такие встречаются формулировки как: «практика применения правовых норм по вопросу об оценке заключенности либо незаключенности договора подряда…»[16];«правовая квалификация договора как незаключенного является прерогативой суда…»[17].

Прежде чем попытаться ответить на возникший вопрос, рассмотрим позицию, согласно которой только фактические обстоятельства дела обладают преюдициальной силой.

Президиум ВАС РФ в постановлении от 15 июня 2004 г. высказал следующее суждение: «В соответствии с частью 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не доказываются вновь при рассмотрении судом другого дела, в котором участвуют те же лица, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда. Данная норма освобождает от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключает их различной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора»[18]. Президиум ВАС РФ проводит грань между фактическими обстоятельствами дела и их правовой оценкой. Указывает, что последняя свойством преюдициальности не обладает, поскольку может меняться от дела к делу.

Обратимся к мотивировочной части судебного постановления. «Свойством преюдиции обладают обстоятельства, составляющие фактическую основу ранее вынесенного по другому делу и вступившего в законную силу решения, когда эти обстоятельства имеют юридическое значение для разрешения спора, возникшего позднее» . «Норма пункта 2 статьи 69 АПК РФ освобождает от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключает их различной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора. Таким образом, арбитражный суд не связан выводами других судов о правовой квалификации рассматриваемых отношений, силой преюдиции обладают установленные по другому делу обстоятельства»[19].

Думается, что в указанном постановлении суд отождествляет фактические обстоятельства дела с обстоятельствам дела, и рассматривает в их наиболее узком смысле, не включая туда существующие между сторонами спора отношения, а также сами правовую оценку как самих фактов (обстоятельств), так и отношений.

Очевидно, что мнения судов по вопросу преюдициальности правовой оценки обстоятельств дела расходятся.

Пленумом ВАС РФ была предпринята попытка разрешить возникшее затруднение. Постановление от 23 июля 2009 г. № 57 «О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств» содержит следующее разъяснение: при подготовке к судебному разбирательству дела арбитражный суд определяет круг обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела. В ходе рассмотрения дела суд исследует эти обстоятельства, которые, будучи установленными вступившим в законную силу судебным актом, не подлежат доказыванию вновь при рассмотрении иска с участием тех же лиц. Судам также следует иметь в виду, что независимо от состава лиц, участвующих в деле, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в деле, рассмотренном ранее, учитывается судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, рассматривающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы[20, п. 2][2].

Таком образом, лишь факты обладают свойством преюдициальности и не подлежат повторному доказыванию при рассмотрении другого дела с участием тех же лиц. Круг обстоятельств, которые, по мнению суда, будут иметь правовое значение для рассмотрения, определяется на стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Статус фактов указанные обстоятельства получают лишь в случае установления их судом и закреплении их в судебном акте, вступившем в законную силу.

Оценка обстоятельств, согласно данной позиции, не обладает преюдициальной силой. Но должна учитываться судом при рассмотрении другого дела. При этом, если второй суд придет к иным, чем предшествующий суд, выводам, свою позицию он должен мотивировать.

Теперь вернемся в оставленному ранее вопросу. Что делать в ситуации, когда правовая оценка обстоятельств сама по себе является составной частью фактической стороны дела? Когда она представляет собой определенную совокупность юридических фактов либо элементов фактического состава, входящих в предмет доказывания по делу?

Предлагается следующая классификация фактов:

1. Факты-решения – это факты, являющийся спорным между истцом и ответчиком.

2. Факты сопутствующие (конкретные) – это тоже утверждаемые стороной, но в отношении этих фактов спора между сторонами не было[21].

Приведенная классификация представляется полезной с практической точки зрения. Можно сделать вывод о том, что если лицо факт не оспаривало, то он будет сопутствующим фактом, ведь суд не устанавливал его в связи со спором, а факты, которые не отрицались, т.е. не устанавливались, не будут преюдицировать. Именно поэтому преюдицировать могут только факты спорные, поскольку они являлись предметом рассмотрения суда и могут претендовать на то, что они были установлены судом.

Из изложенного можно заключить, что преюдициальная связь судебных актов по объективному критерию ограничивается обстоятельствами, которые являлись спорными по делу: были предметом рассмотрения в судебном процессе; стороны указывали на эти обстоятельства в своих требованиях, возражениях, ссылались в судебном заседании; обстоятельства были установлены судом; закреплены в судебном акте, вступившем в законную силу.

Правовая оценка указанных обстоятельств будет преюдицировать в случае, если имеет существенное значение для разрешения дела и сама по себе относится к фактической основе дела.

Иными словами, только установив всю совокупность отношений, существующих между сторонами спора, и тем самым дав им правовую оценку, суд может прийти к правильному выводу о наличии (отсутствии) факта спорного.

Таким образом, в каждом конкретном деле преюдициальность правовой оценки обстоятельств зависит от усмотрения суда, поскольку последний свободен в оценке доказательств[22, ст. 71][3], а также от позиции сторон, участвующих в ранее рассмотренном и рассматриваемом делах.


[1] См.: ч. 2 ст. 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ (ред. от 02.11.2013 г.)// Собрание законодательства Российской Федерации. 29.07.2002, N 30, ст. 3012.
[2] Постановление Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. № 57 «О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств»
[3] См.: ч. 2 ст. 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ (ред. от 02.11.2013 г.)// Собрание законодательства Российской Федерации. 29.07.2002, N 30, ст. 3012.


Библиографический список
  1. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ (ред. от 02.11.2013 г.)// Собрание законодательства Российской Федерации. 29.07.2002, N 30, ст. 3012.
  2. Гурвич М.А. Судебное решение. Теоретические проблемы. М., 1976.
  3. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 21 мая 2008 г. № Ф09-3637/08-С2; Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 29 ноября 2012 г. по делу № А-46-22304/2012// Справочная правовая система «КонсультантПлюс».
  4. Безруков А.М. Преюдициальная связь судебных актов. Волтерс Клувер, 2007.
  5. Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 18 февраля 2013 г. по делу № А46-25340/2012; Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 29 ноября 2012 г. по делу № А-46-22304/2012; Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 3 апреля 2013 г. по делу № А46-11096/2012// Справочная правовая система «КонсультантПлюс».
  6. Березий А.Е., Мусин В.А. «О преюдиции судебных актов»//Вестник ВАС РФ 2011.
  7. Курылев С.В. Основы теории доказывания в советском правосудии. Минск, 1969.
  8. Гурвич М. А. Решение советского суда в исковом производстве. М. 1955.
  9. Арбитражный процесс: Учебник / Отв. ред. проф. В.В. Ярков – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2003.
  10. Решетникова И.В. Доказательственное право в гражданском судопроизводстве. С.235-245.
  11.  Постановление Президиума Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 08.12.2000 № 39-1(пункт 3)// Справочная правовая система «КонсультантПлюс».
  12. Винокур Г. О., проф. Ларин Б. А.Ожегов С. И.Томашевский Б. В., проф. Ушаков Д. Н. Толковый словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. Ушакова Д. Н. — М.: Государственный институт «Советская энциклопедия»ОГИЗ (т. 1); Государственное издательство иностранных и национальных словарей (т. 2-4), 1935—1940.
  13. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 21 октября 2009 г. № Ф09-7937/09-С4// Справочная правовая система «КонсультантПлюс».
  14. Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 21 декабря 2011 г. по делу № А46-8800/2011// Справочная правовая система «КонсультантПлюс».
  15. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 21 октября 2009 г. № Ф09-7937/09-С4// Справочная правовая система «КонсультантПлюс».
  16. Постановление Федерального Арбитражного суда Поволжского округа от 4 марта 2013 г. по делу № А65-25242/2008// Справочная правовая система «КонсультантПлюс».
  17. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17 июля 2013 г. по делу N А53-31449/2012// Справочная правовая система «КонсультантПлюс».
  18. Президиум Высшего Арбитражного суда Российской Федерации постановление от 15 июня 2004 г. № 2045/04//Вестник ВАС РФ 2004 № 10.
  19. Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 29 ноября 2012 г. по делу № А46-22304/12// Справочная правовая система «КонсультантПлюс».
  20. Постановление Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. № 57 «О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств»//”Вестник ВАС РФ”, N 9, сентябрь, 2009.
  21. Адвокатский кабинет Ордина Ю.Л. «Преюдиция – способы преодоления». Информационно-правовой сайт. 2013 г.// http://ylor.ru/2013/07/31/preyudiciya-sposoby-preodoleniya/
  22. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ (ред. от 02.11.2013 г.)// Собрание законодательства Российской Федерации. 29.07.2002, N 30, ст. 3012.


Все статьи автора «Орлова Елена Петровна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: