УДК 330.342.001.36

НАЦИОНАЛЬНАЯ ИННОВАЦИОННАЯ СИСТЕМА И КОММЕРЧЕСКИЙ УСПЕХ ИННОВАЦИЙ. ИННОВАЦИОННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ: РОССИЯ И ЕВРОПА

Заркович Анна Васильевна
Белгородский государственный технологический университет им. В.Г. Шухова
аспирант

Аннотация
В статье рассматривается вопрос актуализации формулы коммерческого успеха предприятий по внедрению инноваций Г. Стивенса и Дж. Берли; описываются особенности национальных инновационных систем стран, преуспевших в инновационном развитии согласно методике Глобального инновационного индекса (на примере Швейцарии, Швеции и Сингапура), а также констатируются выявленные «рецепты инновационного благополучия» с последующим анализом их применения в России; сопоставляются методологические подходы Евростата и Росстата к исследованию инновационной активности.

Ключевые слова: глобальный инновационный индекс, Евростат, инновационная активность, национальная инновационная система, Росстат, формула Г. Стивенса и Дж. Берли


NATIONAL INNOVATION SYSTEM AND COMMERCIAL SUCCESS OF INNOVATIONS. INNOVATIVE TRENDS: RUSSIA AND EUROPE

Zarkovich Anna Vasiljevna
Belgorod State Technological University named after V.G.Shukhov
post graduate student

Abstract
The article considers the problem of actualization of the formula commercial success by J. Stevens and Burley; describes the characteristics of national innovation systems of the countries that succeeded in innovative development according to the methodology of the Global innovation index (in the case of Switzerland, Sweden and Singapore), and also identified «recipes innovative prosperity» with the subsequent analysis of their application in Russia; mapped methodological approaches Eurostat and Rosstat to the study of innovation activity.

Рубрика: 08.00.00 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Заркович А.В. Национальная инновационная система и коммерческий успех инноваций. Инновационные тенденции: Россия и Европа // Современные научные исследования и инновации. 2013. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2013/08/25892 (дата обращения: 02.06.2017).

(Работа выполнена при поддержке гранта № Б-14/13 для аспирантов и молодых научно-педагогических работников БГТУ им. В.Г. Шухова в рамках реализации мероприятий Программы стратегического развития БГТУ им. В.Г. Шухова на 2012-2016 годы)

Сегодня все и всюду говорят об инновациях, необходимости перехода к инновационной экономике, безальтернативности инновационного пути развития. Однако российский опыт иллюстрирует скорее инновационную неактивность, нежели активность. Отсюда вытекают закономерные вопросы, касающиеся не национального уровня, а уровня предприятий (микроуровня): зачем предприятию инновации? И, если они ему необходимы, тогда почему на практике инновационная активность показывает весьма скромные результаты. Что может демотивировать бизнес? Или может он просто преследует иные цели?

ИННОВАЦИИ: ПАН ИЛИ ПРОПАЛ?

Исследования влияния инноваций на результирующие показатели предприятий и фирм проводились неоднократно. Например, Чулок А.А. в результате систематизации и анализа данных в различных странах (Франции, Германии, Норвегии, Италии, Канаде, Финляндии и России), представленные сводками опросов множества предприятий, выявил неоднозначное влияние инноваций на экономические результаты предприятий. В частности, влияние инноваций на производительность, увеличение рыночной доли, получения монопольной власти и повышение конкурентоспособности детерминировалось как положительное, а на прибыльность и повышение рентабельность – как неоднозначное [1]. Как правило, подобное заключение характерно для множества исследователей, анализирующих вышеописанную зависимость в краткосрочном периоде. В долгосрочном периоде отмечается только положительное влияние инноваций.

Возникает закономерный вопрос: почему предприятия одних стран уступают в инновационной активности предпринимательскому сектору других? Неужели разъяснения необходимости инновационного развития, международное признание безальтернативности этого пути  и положительные экономические эффекты от их внедрения не являются весомыми аргументами к всеобщему их генерированию?

Еще Г. Стивенс и Дж. Берли в своей работе «3000 Raw Ideas=1 Commercial Success» в 1997 году подтвердили существование определенной закономерности успешности инноваций (см. рис. 1). Первоначально из 3000 творческих идей  (Raw Ideas) – их становление происходит в рамках 1-ого этапа инновационного процесса – формируются 300 концептуальных идей (Ideas Submitted) для проведения экспериментов или подачи патентной заявки (так завершается 2-ой этап). В свою очередь, из последних примерно 125 направляется на получения патента и технико-экономического обоснования ( это уже 3-й этап). Из 125 экспериментальных проектов около 9 трансформируются в опытно-конструкторские проекты, требующие детальной экономической оценки проекта на 4-ом этапе. Из последних только 4 становятся инновационными проектами компании вследствие пробных исследований и изготовления пробной партии (5-й этап). Только 1,7 проекта коммерчески реализуются через производство и реализацию инновационного продукта на 6-ом этапе. В итоге 1 проект приносит коммерческий успех (7-й этап) [2]. Исходя из вышесказанного, возможность коммерческого успеха результатов инновационного процесса минимальна и равна 0,33%. В статье указывалось, что подобная закономерность оставалась стабильной на протяжении 40 лет (т.е. с 1957-1997 гг.).

Источник: Greg Stevens and James Burley, 3,000 Raw Ideas = 1 Commercial Success, Research Technology Management, 40(3), May-June 1997, 16-27.

Рис. 1. Формула Г. Стивенса и Дж. Берли «3000 сырых идей – 1 коммерческий успех»

Как оказалось, подобная закономерность сохранилась вплоть до настоящего времени, но с незначительными изменениями – упрощениями (всего выделено 5 этапов). Сегодня формула Г. Стивенса и Дж. Берли выглядит так: «3000 сырых идей (1-ый этап) – 100 опробованных идей (2-ой этап) – 10 идей в разработке (3-ий этап) – 2 запущенных проекта (4-ый этап) = 1 коммерчески успешная идея (5-ый этап)» или проще «из 10 инновационных проектов реализуется 1 проект» [3]. Ознакомившись с подобной информацией среднестатистический предприниматель вряд ли предпочтет столь рискованную кампанию (инновационный проект) реализации инвестиционного проекта. Но, тем не менее, предприятия различных стран, осознавая, что без инноваций невозможно значительно повысить конкурентные преимущества перед иностранными конкурентами, активно генерируют и внедряют инновации. Но все ли зависит лишь от сознательности предприятий и желания преуспеть в инновативности? В какой-то степени, возможно. Но в настоящей статье мы будем рассматривать инновационную среду, в которой функционирует предприятия, насколько комфортные условия может она обеспечить им для реализации инновационных проектов. В роли подобной среды выступает инновационная система государства или национальная инновационная система. Классическая схема инновационного процесса представлена на рис.

ВПЕРЕДИ ПЛАНЕТЫ ВСЕЙ…

Естественно, что становление национальных инновационных систем, учитывающих особенности исторического, культурного, социального развития государств, вносит изменения в количественные характеристики типовой схемы инновационного процесса. Так, если обратиться к годовым отчетам, опубликованным за последние пять лет (включая текущий) ведущей международной бизнес-школой INSEAD и специализированным агентством ООН «Всемирная организация интеллектуальной собственности» (World Intellectual Property Organization, WIPO), то можно увидеть, что последние три года Швейцария и Швеция остаются неизменными лидерами [4].

Таблица 1

Значения Глобального инновационного индекса стран-лидеров

за 2008-2013 гг.

№ п/п The Global Innovation Index 2008-2009 The Global Innovation Index 2009-2010 The Global Innovation Index 2011 Accelerating Growth and Development The Global Innovation Index 2012

Stronger Innovation Linkages for Global Growth

The Global Innovation Index 2013

The Local Dynamics of Innovation

1 США Исландия Швейцария Швейцария Швейцария
2 Германия Швеция Швеция Швеция Швеция
3 Швеция Гонконг Сингапур Сингапур Великобритания
4 Великобритания Швейцария Гонконг Финляндия Нидерланды
5 Сингапур Дания Финляндия Великобритания США
6 Юж. Корея Финляндия Дания Нидерланды Финляндия
7 Швейцария Сингапур США Дания Гонконг
8 Германия Нидерланды Канада Гонконг Сингапур
9 Япония Новая Зеландия Нидерланды Ирландия Германия
10 Нидерланды Норвегия Великобритания США Ирландия

68. Россия

64. Россия

56. Россия

51. Россия

62. Россия

Источник: Материалы из Годовых отчетов INSEAD и WIPO за период 2008-2013 гг. Режим доступа: http://www.globalinnovationindex.org/content.aspx?page=past-reports

 Модели инновационных систем Швейцарии и Швеции отличаются друг от друга, но при этом позволяют этим странам оставаться в ряду наиболее инновативных уже в течение ряда лет. Сегодня швейцарская инновационная система представлена следующим образом: это множество развитых центров инновационного развития, функционирующих в кантонах, между которыми существует сильная конкуренция по привлечению старт-апов в области медицины и биотехнологий, в сфере разработки экологически чистых технологий добычи энергии. 2/3 суммарных расходов на НИОКР в Швейцарии поступает из предпринимательского сектора, а не от государства [5]. Это также характерно и для Швеции, в которой научные разработки производятся в также частном секторе, но в рамках крупных многонациональных корпораций (75 % всех расходов). Большая роль в инновационной системе принадлежит Королевской академии наук Швеции (она присваивает нобелевские премии через Нобелевский комитет, тем самым определяет вектор развития науки в мире). Этим обосновывается акцентирование блока генерации знаний на фундаментальных науках и финансирование его государством. Прикладные же исследования обеспечиваются за счет грантов и совместных проектов с крупными транснациональными компаниями. Реализацией инновационной политики на местах занимаются специально созданные агентства (их уже более 600) [6].

Обратимся к инновационной системе Сингапура, активно инвестирующего в человеческий капитал, в образование (особенно пост-высшее). Долгое время инновационное развитие экономики страны сводилось к заимствованию передовых технологий, в настоящее время же Сингапур ориентирован на генерирование инноваций, чем и обусловлен интерес к академическим исследованиям: реализует программы, ориентированные на «импорт умов» и поиск одаренной молодежи (гранты, субсидии, премии, конкурсы, ярмарки, стипендии). Под выполнение этих задач адаптирована и сингапурская инновационная инфраструктура, представленная многочисленными фондами посевного финансирования и государственными агентствами, объединениями исследовательских учреждений в два национальных научных кластера (ИКТ и биомедицинский). Государство играет большую роль в развитии инновационной системы (сохранение планирования по пятилеткам, координация действий участников инновационного процесса, значительная финансовая поддержка). Бизнес в свою очередь диктует инновации [7].

Несмотря на отличия становления НИС (в первых двух случаях-историческое зарождение НИС, в третьем-искусственное создание), общими чертами для национальных инновационных систем этих стран являются активное инвестирование в образование (в человеческий капитал) и активное участие  частного сектора в финансировании НИОКР. Эта закономерность свойственна и для других инновационно развитых стран. Так, в Великобритании около  2/3 финансирования НИОКР производится бизнесом, в Финляндии – более 70% [8]. В целом, это характерно для всех стран, фирмы которых успешно конкурируют на международных рынках (они заинтересованы в инновациях как инструменте повышения конкурентоспособности).

ИННОВАЦИОННАЯ АКТИВНОСТЬ: ЕВРОСТАТ И РОССТАТ

В онлайн-версии «Ежегодника Евростатата 2012» (от Января 2013 г.) опубликованы результаты исследования инновационной активности  предприятий стран-членов ЕС за период 2008-2010 гг. Приводятся следующие статистические данные: самые высокие доли инновационно активных предприятий на протяжении этого отрезка времени были обнаружены в Германии (79,3% от всех предприятий), Люксембурге (68,1%) и Бельгии (60,9%). Также отмечено, что более половины общего числа предприятий на территории ЕС характеризщауются как инновационные. Самые низкие значения были выявлены в Болгарии, Польше и Латвии (27,1%, 28,1% и 29,9% соответственно) [8]. Если сопоставить эти значения со значениями инновационной активности организаций России, опубликованными Госкомстатом за такой же период, то максимальная инновационная активность (согласно методике Госкомстата – удельный вес организаций, осуществляющих технологические, маркетинговые и организационные инновации в отчетном году) была отмечена в 2010 году и составила 9,5%. В рамках страны вариация от субъекта РФ к субъекту происходила от 0,8% (в Чеченской республике) до 34,3% (в Магаданской области). В 2011 году было отмечено повышение доли инновационно активных предприятий в целом по России до 10,4% [9].

Остановимся подробнее на инновационной статистике в разрезе типов инноваций. Согласно методологии Евростата выделяется три категории инноваторов:

1) инновационные предприятия, осваивающие только продуктовые и/или процессные инновации;

2) инновационные предприятия,  осуществляющие только организационные и/или маркетинговые инновации;

3) предприятия, развитые в обоих этих направлениях.

Из рис. 2 видно, что пропорциональные соотношения инновационных предприятий трех типов различаются от страны к стране. Но в целом по ЕС распределение предприятий-инноваторов по трем категориям следующее: 23% инновационных предприятий осваивают продуктовые и/или процессные инновации, 26,4% предприятий – маркетинговые и/или организационные инновации и чуть больше половины (50,6%) осуществляют инновации обоих типов [8].

Источник: Innovation Statistic // Eurostat Yearbook online (Data from January 2013). – Date Views 07.07.2013 http://epp.eurostat.ec.europa.eu/statistics_explained/index.php/

Рис. 2. Соотношения инновационных предприятий по типам инноваций в странах ЕС-27 (за исключением Греции) за период 2008-2010 гг.

 Комиссией обследования инноваций (Community Innovation Survey) было обнаружена следующая закономерность: в тех странах (членах ЕС), в которых наблюдается высокая инновационная активность предприятий, удельный вес предприятий 3)-его типа также высок. В Германии, Люксембурге и Бельгии доля таких предприятий заметно выше (58,7%, 61,5% и 55,4% от общего числа инновационных предприятий соответственно). А в странах с низкой инновационной активностью отмечается пропорционально меньшее число предприятий 3)-его типа: в Румынии только 32,3% предприятий-инноваторов осваивают инновации обоих категорий, в Латвии – 34,5%, в Польше – 33,3% и в Болгарии – 29,5% [8].

В свою очередь, согласно методологии Госкомстата России, инновационно активные предприятия подразделяются на четыре категории:

1) организации, осуществляющие технологические инновации;

2) организации, осуществляющие маркетинговые инновации;

3) организации, осуществляющие организационные инновации;

4) организации, осуществляющие экологические инновации.

В табл. 2 приводится удельный вес этих организаций от общего числа.

Таблица 2

Удельный вес организаций, осуществляющих технологиечкие, маркетинговые  и организационные инновации в отдельности за период 2009-2011 гг., в % от общего числа исследованных предприятий

2009 2010 2011
Технологические инновации 7,7 7,9 8,9
Маркетинговые инновации 2,1 2,2 2,3
Организационные инновации 3,2 3,2 3,3
Экологические инновации 1,5 4,7 5,7
* Составлено автором по данным Госкомстата РФ. Режим доступа: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/science_and_innovations/science/#

Из табл. 2 видно, что большая часть инновационно активных предприятий, осуществляют именно технологические. Следует отметить значительный рост предприятий-инноваторов, осваивающих экологические инновации. В рамках исследования инновационной активности предприятий России (в результате перекоса в сторону технологических инноваций) остановимся на опыте ЕС по осваиванию продуктовых и/или процессных инноваций (речь идет о предприятиях первого типа согласно Евростату).

Среди предприятий 1)-ого типа в ЕС более чем ¼ инноваторов (25,5%) активно сотрудничают в области инновационной деятельности: сотудничество между предприятиями, поставщиками, коммерческими лабораториями, университетами и общественными исследовательскими институтами. Остальные 74,5% полагаются только на свои собственные ресурсы. Наиболее высокий уровень инновационной кооперации был обнаружен на Кипре (62,3%), в Австрии (51,0%), Словении, Литве и Венгрии (44,7%, 43,3%, 43,2% соответственно). Самый же низкий уровень инновационного сотрудничества был обозначен в Италии (12,1%), Великобритании (13,7%), Мальте (18,5%) , Испании (22,3%) и Болгарии (22,4%) [8].

Кроме того, Комиссией обследования инноваций была исследована зависимость между размером предприятий, осуществляющих продуктовые и/или процессные инновации и их количеством. Было установлено, что малые, средние и крупные предприятия ведут себя по-разному: чем крупнее предприятие, тем быстрее и легче оно идет на инновационное сотрудничество. Эта закономерность исполняется в отношении всех стран-членов ЕС, за исключением Латвии, Люксембурга и Исландии, где средние предприятии (согласно методике Евростата к ним относят предприятия с численность работников от 50 до 249 чел.) сотрудничают меньше, чем малые (10-49 чел.) [8].

К российской практике. Вопрос включения крупного бизнеса России в инновационное сотрудничество остается открытым. По итогам исследовательского коммуникационного проекта рейтингового агенства «Эксперт РА» заключено: наименее заинтересованным участником инновационных процессов является крупный бизнес. За счет корпоративного сектора финансируется лишь 20% затрат на НИОКР, а удельный вес затрат на НИОКР в выручке отечественных корпораций в 4-6 раз ниже, чем у иностранных конкурентов. Общий же объем затрат всего крупного бизнеса больше чем в 2 раза уступает расходам корпорации Volkswagen на научно-исследовательские разработки. Также в сборнике аналитических материалов «Эксперт-инновации» отмечается, что большая часть проектов, реализуемых крупным бизнесом, направлена на усиление конкурентных преимуществ перед зарубежными конкурентами [10].

Источник: Руководство по созданию и развитию инновационных центров (технологии и закономерности) // Бюллетень Рейтингового агенства «Эксперт РА».- 19 апреля 2012 г., Москва.- с. 95-102.

Рис. 3. Активность участников инновационного процесса в России

 В результате исследования инновационной активности четырех акторов инновационной деятельности было подытожено: минимальное участие в инновационных процессах принимает крупный бизнес, немного активнее государственные корпорации, далее власти, инновационный бизнес и инновационное сообщество (см. рис. 3).

Итак, резюмируем все вышесказанное. Уровень инновационной активности предприятий обосновывается условиями, созданными для инновационного развития, диктуемыми национальной инновационной системой. Было выявлено, что не существует единой универсальной модели НИС, становление которой обеспечит государству экономический успех, но были выделены «рецепты инновационного благополучия», заключающиеся в активном инвестировании в образование (в человеческий капитал) и активное участие предпринимательского сектора в финансировании НИОКР, который в России является наименее активным актором инновационной деятельности.

Кроме того, были проанализированы методологические основы исследования инноваций Госстатом и Евростатом, который представляет наиболее развернутую инновационную отчетность стран-членов ЕС. Также были рассмотрены тенденции инновационного развития Европы, приложение которых к российской практике с одновременной корректировкой и учетом особенностей национальной инновационной системы позволит составить перспективную картину развития инновационной среды и создать условия для ее реализации.


Библиографический список
  1. Чулок А.А. Анализ показателей эффективности инноваций на микро и макроуровне // Инновации.–2004.–№5.
  2. Greg Stevens and James Burley, 3,00 Raw Ideas = 1 Commercial Success, Research Technology Management, 40(3), May-June 1997, 16-27.
  3. Материалы из интервью А. Н. Осипова “Из 10 инновационных проектов реализуется только один – это нормально” // Газета «Время» № 32 (268) от 11.10.2010 г. [Режим доступа: http://www.samarafond.ru/articles/view_articles/5 (Дата обращения: 17.05.2013).
  4. Soumitra Dutta, 2008-2013. The Global Innovation Index. Past reports. INSEAD and WIPO http://www.globalinnovationindex.org/content.aspx?page=past-reports.
  5. Яберг С. Где истоки швейцарского духа инноваций? //International Service of the Swiss Broadcasting Corporation.- Режим доступа: http://www.swissinfo.ch/rus/detail/content.html?cid=34934430 ( Дата обращения: 13.06.2013).
  6. Инновационные тренды //Периодический бюллетень Института общественного проектирования.- №7 (12.05.11).-Режим доступа: http://www.inop.ru/page975/.
  7. Инновационные идеи или усовершенствования? (07.09.2012) // Сайт Поиск инвестора.- Режим доступа: http://poisk-investora.com/poslednie-zapisi/innovacionnye-idei-ili-usovershenstvovaniya-3/ (Дата обращения: 06.07.2013).
  8. Innovation Statistic // Eurostat Yearbook online (Data from January 2013). – Date Views 07.07.2013 http://epp.eurostat.ec.europa.eu/statistics_explained/index.php/Innovation_statistics.
  9. Материалы из раздела «Наука и инновации» // Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики.- Режим доступа: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/science_and_innovations/science/# (Дата обращения: 10.06.2013).
  10. Руководство по созданию и развитию инновационных центров (технологии и закономерности) // Бюллетень Рейтингового агенства «Эксперт РА».- 19 апреля 2012 г., Москва.- с. 95-102.


Все статьи автора «annazarkovich»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: