УДК 33

ЕДИНАЯ ВАЛЮТА ТРЕБУЕТ НОВЫХ ВЗГЛЯДОВ НА ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНУЮ И ЭКОНОМИЧЕСКУЮ ПОЛИТИКУ ИНТЕГРАЦИОННЫХ СОЮЗОВ

Кохно Павел Антонович
Институт нечётких систем
Директор, доктор экономических наук, профессор

Аннотация
В данной статье утверждается, что единая валюта требует новых взглядов на денежно-кредитную и экономическую политику интеграционных союзов.

Ключевые слова: Евразийский экономический союз, ЕврАзЭС, Единая валюта


COMMON CURRENCY REQUIRES NEW VIEWS ON MONETARY AND ECONOMIC POLICY INTEGRATION UNIONS

Kohno Pavel Antonovich
Institute of Fuzzy Systems
Director, Doctor of Economics, Professor

Abstract
This paper argues that the single currency requires new views on monetary and economic policy integration unions.

Рубрика: 08.00.00 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Кохно П.А. Единая валюта требует новых взглядов на денежно-кредитную и экономическую политику интеграционных союзов // Современные научные исследования и инновации. 2012. № 7 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2012/07/15961 (дата обращения: 02.06.2017).

Преамбула. Создание единой евразийской валюты невыгодно ни России, ни другим странам ЕврАзЭС, заявил бывший министр финансов РФ Алексей Кудрин. “Я думаю, это решение невыгодно России, и я не вижу эту идею как перспективную”, — сказал Кудрин журналистам в кулуарах Петербургского международного экономического форума 21.06.12, комментируя предложение премьер-министра страны Дмитрия Медведева подумать о создании единой валюты на территории ЕврАзЭС. “Также думаю, это решение невыгодно и странам, которые могли бы войти в этот валютный союз”, — добавил Кудрин, слова которого приводит РИА Новости. Он пояснил, что многие члены ЕврАзЭС не имеют суверенных финансовых рейтингов. “Это означает, что качество финансовых систем [в этих странах] ниже разумного. Если их сейчас вовлекать в единое пространство — это существенное ухудшение качества российского рубля”, — заявил эксперт. Кроме того, он напомнил, что многие из этих стран обращаются за помощью к Международному валютному фонду, то есть не способны самостоятельно привлекать средства на внешних рынках. “Их финансовые системы находятся в перманентном кризисе. Я не считаю необходимым страны, находящиеся в перманентном финансовом кризисе, вовлекать в единое валютное пространство”, — заявил Кудрин.

Экс-глава Минфина России указал на опыт Евросоюза: построение валютного союза должно увязываться с жесткой финансовой политикой и жесткими бюджетными ограничениями с общими принципами фискальной политики. “Нам придется задавать принципы для этих стран и все время находиться с ними в конфликте, заставлять эти страны выполнять эти жесткие ограничения, — сказал он. — В случае валютного союза валютный курс стран, вошедших в этот союз, будет подчиняться фундаментальным показателям России, а не этих стран, которые вошли в союз, то есть он будет укрепляться против необходимости этих стран или будет ослабляться чрезмерно. Я считаю, это будет не выгодно этим странам”.

По мнению Кудрина, сама Россия не готова предложить соседям такой союз, поскольку ее бюджет сохраняет высокую зависимость от нефти: “Чтобы предлагать услуги валютного союза другим странам, надо сначала преодолеть эту зависимость и не подвергать этим рискам другие страны”. “Считаю, сейчас, в течение ближайших десяти лет, эта идея не для нашей страны”, — заявил экс-министр финансов РФ.

Приведенная ниже математическая валютная модель опровергает мнение А.Л. Кудрина о невыгодности странам ЕврАзЭС создавать евразийскую валюту.

Экономика нового технологического уклада. Сегодня формируется воспроизводственная система нового, шестого технологического уклада, становление и рост которого будет определять глобальное экономическое развитие в ближайшие два-три десятилетия. Точкой отсчета становления шестого технологического уклада следует считать освоение нанотехнологий преобразования веществ и конструирования новых материальных объектов, а также клеточных технологий изменения живых организмов, включая методы генной инженерии. Вместе с электронной промышленностью, информационными технологиями, программным обеспечением этот ключевой фактор составляет ядро шестого технологического уклада /1/. Уже видны ключевые направления его развития: биотехнологии, основанные на достижениях молекулярной биологии и генной инженерии, нанотехнологии, системы искусственного интеллекта, глобальные информационные сети и интегрированные высокоскоростные транспортные системы. Дальнейшее развитие получат гибкая автоматизация производства, космические технологии, производство конструкционных материалов с заранее заданными свойствами, атомная промышленность, авиаперевозки. Рост атомной энергетики и потребления природного газа будет дополнен расширением сферы использования водорода в качестве экологически чистого энергоносителя, существенно расширится применение возобновляемых источников энергии.

Произойдет еще большая интеллектуализация производства, переход к непрерывному инновационному процессу в большинстве отраслей и непрерывному образованию в большинстве профессий /2/. Завершится переход от «общества потребления» к «интеллектуальному обществу», в котором важнейшее значение приобретут требования к качеству жизни и комфортности среды обитания. Производственная сфера перейдет к экологически чистым и безотходным технологиям. В структуре потребления доминирующее значение займут информационные, образовательные, медицинские услуги. Прогресс в технологиях переработки информации, системах телекоммуникаций, финансовых технологиях повлечет за собой дальнейшую глобализацию экономики, формирование единого мирового рынка товаров, капитала, труда.

Наряду с отраслями ядра нового технологического уклада быстро растущими сферами применения нанотехнологий станут его несущие отрасли. В их числе останутся несущие отрасли предшествующего пятого технологического уклада: электротехническая, авиационная, ракетно-космическая, атомная отрасли промышленности, приборостроение, станкостроение, образование, связь /3/. Наряду с ними связанная с распространением нанотехнологий революция охватывает здравоохранение и сельское хозяйство, а также создание новых материалов с заранее заданными свойствами. Благодаря появлению наноматериалов, в число несущих отраслей нового технологического уклада также войдут: химико-металлургический комплекс, строительство, судо- и автомобилестроение /4/. В управлении внедрением самих нанотехнологий в развитых странах применяется стратегия: «Bringing product from laboratory to the market» (перенесение продукта из лаборатории на рынок), позволяющая до минимума сократить наиболее сложную и рискованную фазу жизненного цикла продукции – воплощение результатов НИОКР в производственном процессе.

Между доминирующим сегодня и зарождающимся новым технологическими укладами существует преемственность. Зрелый технологический уклад – источник первоначальных интеллектуальных, материальных и финансовых ресурсов (исходного капитала) для нового. В его рамках возникают и базовые технологии нового технологического уклада, и спрос на их продукцию. Первый контур накопления нового технологического уклада возникает как надстройка над технологическими цепочками предыдущего. По мере его становления происходит развитие новых, адекватных ему технологических совокупностей, генерирующих собственный спрос на новую продукцию, и формируется второй контур накопления – новый технологический уклад входит в режим расширенного воспроизводства на собственной технологической основе.

С исчерпанием экономических возможностей этого процесса наступает второй этап, начинающийся с замещения доминирующего технологического уклада новым и продолжающийся в виде новой длинной волны экономической конъюнктуры. Этим определяется характерная для длинных волн динамика инвестиций в основные фонды. Экономический рост в рамках одной длинной волны осуществляется на базе последовательности двух качественно разнородных «ритмов Кузнеца»: 30 лет – на основе инвестиций в производство средств производства, следующие 30 лет – на основе инвестиций в производство предметов потребления /5/. Политика опережающего развития заключается в сближении этих циклов, их максимально возможной синхронизации. При этом технологически отстающие страны получают преимущество – в формировании воспроизводственного контура нового технологического уклада. Они могут ориентироваться на уже накопленный инвестиционно-технологический опыт развитых стран, оптимизируя состав создаваемых технологических цепочек для обеспечения целостности и оптимального масштаба соответствующих технологических совокупностей.

Таким образом, технологическая деградация ведет к потере конкурентоспособности продукции не только на внешнем рынке, но и на внутреннем рынке, где любой покупатель может приобрести современные импортные товары и оборудование, и тормозит переход от кризиса к оживлению, которое может реализоваться только на основе потока инноваций, формирования постиндустриального технологического способа производства только на основе экономики знаний /6/. А это неизменно приводит к обострению противоречий в обществе и реальности многих угроз существованию цивилизации. Прежде всего возможность техногенной катастрофы, так и поиск новых сфер конкурентных преимуществ и источников развития привели к появлению новой формы глобального управления − управление человеческим сознанием. Благодаря информационным технологиям наиболее прибыльным бизнесом становится преобразование живого человеческого сознания − как индивидуального, так и коллективного /7/. Превращение формирования сознания в наиболее выгодный бизнес изменяет сам характер человеческого развития. Если раньше человечество изменяло окружающий мир, то теперь оно перешло к изменению самого себя /8/.

О монетаризме. В статьях /9/ исследуются причины, обусловливающие нынешнее социально-экономическое состояние страны с позиции экономических теорий. Переход к рыночной экономике представлялся нашим «реформаторам» ”спасательным средством”, позволяющим преодолеть всеобщий дефицит, решить проблемы экономического развития. Многие наши экономисты спешно стали изучать рыночную экономику, экономику ”западных” и ”восточных” стран, шагнувших далеко вперед в части своего технологического и потребительского развития. К сожалению, рыночная экономика в это время переживала один из своих очередных кризисов. Росла инфляция и для ее снижения широко применялись монетаристские методы.

Монетаризм как теория макрорегулирования экономики предполагает на практике жесткое денежное регулирование. Ее приверженцы считают главным инструментом такого регулирования – денежно-кредитные методы. Это касается и обеспечения занятости, и стабилизации экономики в целом. Государственное регулирование ограничивается контролем над денежной массой. Монетаристы используют для анализа в основном макроэкономические показатели, которые затем фиксируются на определенном уровне с целью достижения финансовой стабилизации (обменный курс валют, номинальная денежная масса, номинальная заработная плата и др.).

Для смягчения противоречий между трудом и капиталом за рубежом уже давно выработаны и применяются меры. Главным теоретиком в этой области является Джон Мейнард Кейнс. Его именем названа теория, помогающая сглаживать противоречия рыночной экономики. Кейнс показал, что регулировать экономику можно и без национализации, причем независимо от того, чья собственность – частная, коллективная или государственная.

Согласно кейсианской теории экономического равновесия в обществе, возможны следующие модели: 1) совокупное предложение превышает совокупный спрос – сбыт товаров затруднен, запасы нарастают, рост производства тормозится, возможен его спад; 2) совокупный спрос обгоняет совокупное предложение – запасы сокращаются, неудовлетворенный спрос стимулирует рост производства. У государства есть возможность гибко применять эти модели, стремясь к экономическому равновесию, когда используются все ресурсы страны, в том числе и трудовые, обеспечивается высокий уровень потребления. При растущем уровне потребления и спроса на внутреннем рынке расширяются возможности увеличения объемов производства и ВВП.

Концепцию Дж.Кейнса можно считать теоретическим обоснованием участия государства в регулировании социально-экономических процессов на макроуровне, прежде всего движения зарплаты, ссудного процента и денежного обращения. В частности, общепринятой практикой является установление государством минимального размера оплаты труда и прожиточного минимума.

Развивая теорию Дж.Кейнса, английский экономист Д.Хикс и американский Э.Хансен предложили модель, названную моделью Хикса-Хансена. Первая ее часть призвана отразить условия равновесия на рынке товаров, вторая на рынке денег: IS – LM, где: IS – ”инвестиции-сбережения”, LM – ”ликвидность, деньги”, I – инвестиции; S -сбережения; L – спрос на деньги, М – предложение денег. От степени равновесия на рынке товаров зависит равновесие инвестиций и сбережений, на денежном – равенство между спросом на деньги и их предложением (денежной массой). Изменения на рынке товаров вызывают определенные сдвиги на рынке денег и наоборот. Равновесие на обоих рынках определяется одновременно нормой процента и уровнем доходов. Уровень ”инвестиции – сбережения” показывает соотношение между процентной ставкой и уровнем дохода. Сбережения и инвестиции зависят от уровня дохода и процентной ставки. А если (как у нас) уровень дохода очень низкий, а процентная ставка очень высока? Сбережения в этом случае также очень малы и инвестиции стремятся к этой очень маленькой величине. Вот и причина низкой инвестиционной активности! Но равновесие формально есть, правда, на очень низком уровне.

Такое равновесие (на очень низком уровне) поддерживается и у нас. Государство регулирует экономику, используя рыночные инструменты – уровень доходов и процентную ставку. Первая бесконечно мала, вторая безобразна велика. Доказано, что равновесность этих инструментов взаимосвязана, устанавливается на одном уровне (в нашем случае очень низком). Если растет спрос на деньги, а предложения нет, растет процентная ставка, следом падает спрос на деньги. Тоже равновесие, но слишком похожее на смерть экономики. Это неизбежно, если сохранится отставание доходов. Только при изменении условий их образования возможно их формирование на другом, более высоком уровне. Равновесие на каждом из двух рынков устанавливается не автономно, а взаимосвязано. Изменения на одном рынке влекут за собой соответствующие сдвиги на другом.

Модель Хикса-Хансена получила признание Кейнса и стала весьма популярной. Эта модель, означающая конкретизацию кейнсианской трактовки функциональных взаимосвязей на товарном и денежном рынках, помогает представить зависимости на этих рынках, схему поддержания денежного равновесия не в ущерб интересам широких масс населения.

В отличие от монетаристской концепции, принятой на вооружение сегодня в нашей стране, согласно которой равновесие в экономике устанавливается автоматически, Кейнс и его последователи исходят из того, что для достижения соответствия между основными параметрами рынка необходимо участие государства. А в переходной экономике этот фактор становится главенствующим, не позволяющим развиваться эгоистической, олигархической экономике.

Тем не менее, автор настоящей статьи считает, что за монетаристскими методами управления экономикой будущее в рамках новой цивилизационной модели. И об этом ниже.

Валютная модель развития

В области международных отношений имеет смысл придерживаться практики оплаты экспорта в национальной валюте страны-экспортёра. Так в монографии /10/ говорится: «В настоящее время юань и рубль используются для осуществления расчетов и платежей между Россией и Китаем лишь в небольших объемах в рамках Соглашения между Банком России и Народным банком Китая о межбанковских расчетах в торговле в приграничных районах, подписанное в августе 2002г. По данному Соглашению, с 1 января 2005г. расчеты по торговле и туристическим услугам могут осуществляться наряду с СКВ в рублях и юанях. Выработка согласованных решений по вопросу дальнейшего расширения сферы использования национальных валют во взаимных расчетах проводится в рамках российско-китайской Подкомиссии по сотрудничеству в финансовой сфере. В настоящее время по обоюдному желанию Сторон проводится работа по внесению изменений в статью 4 Соглашения между Правительством РФ и Правительством КНР о торгово-экономических отношениях от 5 марта 1992г. с тем, чтобы предусмотреть возможность осуществления расчетов в национальных валютах двух стран не только в приграничных районах. Более того, в апреле 2010г. в ходе своего заседания Подкомиссия предложила рассмотреть вопрос о возможности развития рынка конверсионных операций рубль/юань на территории Китая и России с целью формирования прямых котировок между этими валютами. В ноябре 2010г. китайские финансовые власти запустили процесс в КНР, а в декабре начались торги на ММВБ России».

Данная мера сравнивает внутренний рынок с внешним, тем самым, давая максимально возможный стабилизирующий эффект. Пример мощности такого ресурса постоянно демонстрирует японская иена. И начинает демонстрировать китайский юань.

Неравномерность развития отдельных стран между собой ставит вопрос не только об их интеграции, но и о разумной адекватной защите их экономик от явно излишней иностранной конкуренции. Основой подхода здесь должна быть мажоранта, чьи свойства определяются в блоке формул, в которые входят матрица выпуска и матрица внутренних затрат экономики, а пропорции цен между товарами и объёмами их выпуска отражаются соответствующими символами-векторами. Данный блок формул описывает и свойства имеющей отношение к делу магистрали, к достижению которой обычно в каждый момент времени стремится рынок. Она оказывается математической записью того факта, что при отсутствии на него внешних воздействий, рынок рано или поздно устанавливает равную рентабельность всех осуществляемых на нём операций. Переход от цен и объёмов к их пропорциям явно свидетельствует, что тесно связанная с состоянием магистрали мажоранта не зависит от деловой активности, а определяется фундаментальными свойствами экономической системы. Её можно считать абсолютной мерой затратности экономики, измеряемой в относительных единицах.

В результате, разница мажорант любой пары вступивших между собой в международные экономические отношения экономик оказывается адекватным измерителем различий в мерах их эффективности. Как следствие, её вполне можно применять как отправную точку для расчёта любых таможенных пошлин. Появляется также и возможность разработать систему тестов для осуществления действенного контроля над эмиссией любой валюты и выработке опережающих индикаторов денежной массы. В основе лежит анализ межотраслевых балансов интеграционных экономик на основе моделей Неймана-Леонтьева, которые успешно разрабатывались в рамках автоматизированной системы плановых расчётов Госплана СССР и госпланов союзных республик.

Введённые модели позволяют находить взвешенные суммы валют торгующих между собой стран. Подобным образом будет найден курс синтетической единой валюты. Более того выполнение первой формулы свидетельствует о нормальном положении дел в процессе интеграции. Она соответствует фазе экономического роста, и предел проведения эмиссии здесь не оказывается исчерпанным. Вторая и третья формула свидетельствуют о состоянии стагфляции в экономике. Отличие состоит в том, что описываемые ситуации характеризуются, соответственно, гиперинфляцией и умеренной инфляцией. В данном состоянии необходимо осуществлять ремиссию или вывод денег из обращения. Успешная реализация такого начинания приводит к началу рецессии, описываемой четвёртой формулой. Продолжение политики ремиссии приведёт к разгару рецессии, отражаемому пятой формулой. В таком состоянии можно начинать думать о стимулировании экономики эмиссией, что при удачном выборе момента осуществления приведёт к её оживлению, описываемому шестой формулой. И так далее.

Естественно, являющиеся основой предложенной методологии вектора сумм валют торгующих между собой стран достаточно чутко реагируют на изменения в экономике. Как следствие, они обеспечивают очень гибкий курс для осуществления эмиссии валюты интеграционного объединения стран, намного более гибкий, чем иные известные подходы, чья практика применения, как известно, приводит к немалым социальным напряжениям.

Ввод единой универсальной валюты, призванной заменить собой по курсу отдельные валюты стран интеграции, в обращение следует осуществлять из её единого эмиссионного центра. Все эмиссионные центры отдельных зон должны открыть в нём корреспондентские счета в своих валютах. Естественно, до полного замещения отдельных валют универсальной валютой обязан быть осуществлён и обратный шаг. Все отдельные центры эмиссии в рамках интеграции должны вести у себя счета запускающего в обращение универсальную валюту единого центра /11/.

Универсальную валюту следует вводить в систему через финансирование выгодных всем и значимых для всех стран – участников интеграционного союза проектов. Наличие общих проектов для ввода универсальной валюты является непременным условием (такие проекты есть в Союзном государстве и они будут в Таможенном союзеÞЕвразийском экономическом союзеÞЕвразийском союзе с единой валютойÞЕвразийском союзе с единой бюджетной политикой) /12/.

По крайней мере, именно так должно быть, если рассматриваются все экономики всех интеграционных союзов как единое целое. Как следствие, торговый, да и платёжный баланс всех экономик всегда равен нулю. Вдобавок, конечное число положительных чисел обязано быть положительным числом. И общие проекты обязаны собирать профициты торговых балансов всех экономик, позволяя им работать в продуктивном режиме. Иначе же, у некоторых экономик, причём объективно, вне зависимости от искренности желания отдельных людей и стран, торговые балансы обязаны быть дефицитными. Чаще всего, устойчиво дефицитные балансы устанавливаются у тех стран, которые продвигают свою валюту как общемировую резервную валюту. Знакомая картина! Так вот в чём дело, Алексей Леонидович.

Однако, такие эксперименты, несмотря на получаемую вначале выгоду, заканчиваются весьма плачевно. Более того, чаще всего итог по подведённому за всё время осуществления такой практики балансу бывает глубоко отрицательным. И правда, дефицит торгового баланса, снижая деловую активность внутри страны за счёт введения иностранной конкуренции, приводит к падению объёмов бюджета, которые торговыми пошлинами обычно компенсировать не удаётся.

Коль скоро пропорционально расходы уменьшить не удаётся, то возникает дефицит бюджета. Вызывая стагнацию экономики, данные бюджеты-близнецы не только самоподдерживают и усиливают друг друга, но и одновременно порождают множество диспропорций в развитии. Рано или поздно итогом становится глобальный, затяжной и очень глубокий кризис, разрушающий признак благополучия, осуществлённый за счёт импорта, поставляемого на условиях неэквивалентного обмена со стороны подвергаемого грабежу финансовыми методами мира в данную паразитирующую страну.

По мере становления единой универсальной валюты и наполнения ею сферы обращения экспорт стран можно и даже нужно оплачивать в ней. Конечно же, возможен и обратный процесс, заключающийся в расчленении единого валютного пространства на несколько зон, в каждой из которой, обращается своя собственная валюта. В качестве универсальной валюты выбирается прежняя единая валюта. По мере ввода отдельных валют оплата экспорта той или иной зоны также производится и в связанной с ней валюте. С опорой на введённые формулы осуществляется вывод прежней единой валюты из общего контура обращения. Потребность в ней как средстве платежа должна уменьшаться за счёт сокращения общих проектов и помощи субъектам разделяемой экономики в данной валюте.

Впрочем, стоит понимать, что процесс объединения или интеграции объективен. Как следствие, нет смысла осуществлять развод по частным квартирам, а имеет смысл просто реализовывать сближение по адекватным технологиям, минимизирующим, а то и вовсе исключающим получение подобных неприятных эффектов /13/.

В заключение статьи отметим, что природно-климатические (географические), экологические, социокультурные факторы, в частности религиозные факторы, являются как бы внешней силой, оказывающей воздействие на генезис того или иного типа хозяйствования и характер его дальнейшего развития. Причем, природно-климатические и социокультурные факторы наибольшее воздействие оказывают на начальных этапах развития исторических форм хозяйствования, затем их влияние, хотя и не перестает постоянно действовать, может постепенно ослабляться. Экологические же факторы, напротив, наиболее рельефно обнаруживают себя на зрелых стадиях развития рыночной экономической системы, когда техническая и технологическая оснащенность производства достигает огромных масштабов /14/.

Вместе с тем кроме указанных факторов существуют и внутриэкономические причины, способные радикальным образом трансформировать рыночный тип хозяйствования. При ближайшем рассмотрении оказывается, что рыночная экономика становится реальностью только тогда, «когда производительные силы общества достигают определенного уровня развития, и перестает быть таковой, когда развитие производительных сил далеко превосходит этот уровень».

Сегодня немало авторов, как на Западе, так и на Востоке уже не рассматривают рыночную экономику в качестве вечной внеисторической формы хозяйствования. Напротив, они все настойчивее выдвигают и обосновывают тезис о том, что грядущее постиндустриальное общество будет принципиально нерыночным или безрыночным, что у рыночной экономики даже в тех странах, где она исторически возникла и получила благоприятные условия для своего развития, есть свой срок жизни, который по мере движения этих стран к постиндустриальному обществу подобно шагреневой коже непрерывно сокращается /15/. Это и гарантирует будущность успешного применения монетаристских методов управления экономикой.


Библиографический список
  1. Кохно П.А. Современный этап освоения нанотехнологий. // Общество и экономика, 2009, № 2. С. 140-155.
  2. Кохно П.А., Кохно А.П. Человек в интеллектуальном производстве // Человек и труд, №1, 2011. С. 56-62.
  3. Кохно П.А. Приоритетное развитие оборонно-промышленного комплекса России // Военная мысль, 2010, №3. С. 23-28.
  4. Кохно П.А., Кохно А.П. Интеллектуальная Россия // Изд-во «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.16898, 16.10.2011. – 247 с.
  5. Румянцева С.Ю. Движущие силы длинных волн. Проблемы развития методологии Н.Д.Кондратьева // Вестн. СПбГУ, сер. 5. Экономика. 1998, вып.3, №19.
  6. Павел Кохно. Приоритеты научно-технологического развития // Общество и экономика , 2012, №2. Кохно П.А., Кохно А.П. Теоретические основы экономики высокотехнологичных предприятий // Общество и экономика, 2010, №12. С. 85-111.
  7. Параграф 2.1. Знания в системе экономического развития государств в книге: Кохно П.А., Онищенко П.В. Теория экономического развития / Отв. ред. П.А. Кохно. – М.: Граница, 2011. – 544 с. С. 59-80..
  8. Павел Кохно. Современная цивилизация: возможные контуры будущего // Общество и экономика, 2011, №8-9. С. 95-107.
  9. Кохно П.А. Главное противоречие между трудом и капиталом в современной России // Вестник Академии Тринитаризма, М., Эл № 77-6567, публ.16743, 11.08.2011. Павел Кохно. Противоречие между трудом и капиталом в современной России // Человек и труд, 2011, №11. С. 51-56.
  10. Приложение 5. Международный финансовый центр России в книге: Кохно П.А., Онищенко П.В. Теория экономического развития / Отв. ред. П.А. Кохно. – М.: Граница, 2011. – 544 с. С. 535-536.
  11. Кохно П.А., Кохно А.П. Единая валюта, бюджет, собственность Союза Беларуси и России. – М.: Финансовая академия при Правительстве РФ, 1999. – 120 с. Кохно П.А. Россия и Беларусь: экономические проблемы введения единой валюты // Банковское дело, №6, 2000. Кохно А.П. Единая валюта – важный этап российско-белорусской  экономической интеграции // Банковское дело, №9, 2000. Кохно А.П. Параграф 5.2. Принципы введения единой валюты (на примере евро) в книге «СНГ: реалии и перспективы» / авторы Козик Л.П., Кохно П.А. – М.: «Юридический мир ВК», 2001. – 304с. С.137-159.
  12. Кохно П.А. Страны-участницы Таможенного союза перед выбором: инновационная экономика или рыночная // Общество и экономика, 2012, №5.
  13. Кохно П.А. Западная модель уничтожения конкурентов // Вестник Академии Тринитаризма, М., Эл № 77-6567, публ.17439, 02.05.2012. Кохно П.А. Необходимо переосмысление рыночно-конкурентной модели странами-участницами Таможенного союза // Вестник Академии Тринитаризма, М., Эл № 77-6567, публ.17454, 13.05.2012. Кохно П.А. Кибернетическая модель управления экономикой страны // Вестник Академии Тринитаризма, М., Эл № 77-6567, публ.17497, 04.06.2012.
  14. Кохно П.А. Цивилизационные модели // Вестник Академии Тринитаризма, М., Эл № 77-6567, публ.16846, 27.09.2011. Кохно П.А. Путь Восточнославянской цивилизации // Вестник Академии Тринитаризма, М., Эл № 77-6567, публ.16856, 30.09.2011.
  15. Павел Кохно. Современная цивилизация: возможные контуры будущего // Общество и экономика, 2011, №8-9. С. 95-107.


Все статьи автора «Кохно Павел Антонович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: